Новости Статьи Интересное Фотогалерея Гостевая Информация Сотрудничество Контакты Христианские храмы и святыни
Главная > Библия  > Беседа 36

Беседы на книгу Бытия (Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста Архиепископа Константинопольского, том. 4, книга 1, книга 2)



Беседа 36

"После сих происшествий было слово Господа к Авраму в видении, и сказано: не бойся, Аврам; Я твой щит; награда твоя весьма велика" (Быт. 15:1).

1. Добродетель праведных подобна сокровищнице, заключающей в себе многое и несказанное богатство. Как из такой сокровищницы, хотя бы кто и малую часть взял, может устроить для себя не малое благосостояние, так и в добродетели этого патриарха (Авраама) тоже всякий найдет. В самом деле, вот, почти каждый день предлагая вам наставление из жизни его, и притом, сообщая вам это наслаждение в великом обилии, мы доселе еще не могли пересказать даже и малой части его добродетелей. Так обильны его доблести! И как из источника, изливающего обильные потоки, хотя и все черпают, не только не уменьшают вытекающих из него потоков, но чем больше бывает черпающих, тем с большей силой устремляется течение вод, – так, то же самое видим и в этом досточудном праотце. Сколько, начав от его времени и до настоящего, почерпают из источника его совершенств, – и не только не истощили потоков, но совершенства его еще обильнее открываются. Как некую златую цепь, находим мы в божественном Писании ряд сказаний о нем, в таком порядке, что сперва видим доказательства его собственной мудрости, а потом немедленно за ними следующие воздаяния (ему) от Бога. И чтобы вы убедились, что это именно так, необходимо повторить вам вкратце уже сказанное прежде о нем, и вы увидите как преимущественную силу веры праведника, которую он показал относительно обетований Божьих, так и щедрые ему воздаяния от человеколюбивого Бога. Подлинно, один этот праведник достаточно научает всех нас с ревностью быть готовыми на подвиги добродетели, в надежде на воздаяние свыше, и, видя, как щедр в воздаяниях наш Владыка, с благодушием переносить все, что в настоящей жизни кажется тяжко, питаясь надеждой воздаяний. Вникните же, прошу вас, как он (Авраам) в самом начале приготовил себя, помощью только врожденного нашему естеству разума, не имея никакого постороннего наставника, но еще, будучи воспитан неверными родителями, приготовил, говорю, себя к тому, что удостоился божественного откровения. Так как он еще в раннем возрасте ни в чем не последовал заблуждениям отца, но показал ревность к угождению Богу, то еще в земле халдейской удостоился небесного посещения. Об этом весьма ясно свидетельствует блаженный Стефан, говоря: "Бог славы явился отцу нашему Аврааму в Месопотамии, прежде переселения его в Харран" (Деян.7:2). Ты знаешь, как это явление воззвало его оттуда (из Месопотамии)? Конечно, он, благоугождая Богу, оказывал почтение и к родителям своим; но и (сам) был так много любим отцом своим, что ради него (и отец) удалился оттуда, и по любви к сыну решился оставить отечество свое и поселиться в чужой стране. Но посмотри со вниманием, как самое это посещение Божье, бывшее ему (Аврааму) за первые его добродетели, делает те же его добродетели после того еще более блистательными. Он решился оставить отечественную страну и поселиться в чужой, чтобы исполнить повеление Божье. И готов был, мне кажется, даже без родственников, один сам собой предпринять странствование, но, как я прежде сказал, добродетель этого мужа и его любовь к родителям побуждала и отца сопутствовать ему.

Когда они пришли в Харран, то поставили здесь кущу. А по смерти Фарры (так было имя его отца), Бог снова повелевает ему выйти оттуда. "Пойди", говорит, "из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе" (Быт.12:1). Так как он со всем домом переселился в Харран, то Повелевающий ему оттуда выйти присовокупил: "из земли твоей, от родства твоего", показывая тем, что Ему (Богу) угодно, чтобы он один только совершал странствие и не брал с собой ни брата, то есть Нахора, и никого другого. "Из земли твоей", сказал (Бог), – потому что, прожив там не малое время, они устроили себе в той земле жилище, как бы уже в своем отечестве. И хотя он еще оплакивал родителей, хотя странствование тогда было во многом затруднительно и неудобно, однако, он со всей ревностью поспешил исполнить повеление Господа, не зная даже, где будет конец его странствованию. В самом деле, Господь не сказал ему: иди в ту или эту землю, но – "которую Я укажу тебе". И не смотря на то, что так неопределенно было повеление, он, нисколько не исследуя, исполнил повеленное. Он повел с собой племянника (Лота), показав и в этом свою добродетель: взяв его еще юного, он мало-помалу образовал в нем подражателя своей добродетели, и для того не хотел его оставить, но принял его в участники своего странствия; если отец, рассуждал он (Авраам), будучи неверным, по любви ко мне решился оставить свое отечество, где мы родились и возросли, последовал за мной и кончил жизнь в чужой стране, то тем более я не могу оставить здесь (в прежнем отечестве) сына (моего) брата, юношу, уже с ранних лет обнаруживающего в себе постепенное возрастание в добродетели.

2. Когда, таким образом, во всем показывая свою любовь к Богу, он (Авраам) совершил такое странствие, и, наконец, пришел в Палестину и вступил в пределы хананейские, Бог, желая укрепить его ревность и простереть к нему руку помощи, явился ему и сказал: "потомству твоему отдам Я землю сию" (Быт.12:7). Чего он желал и сильно хотел, то есть продолжения своего рода, то ему Бог немедленно и обещает, вознаграждая его за столь великие труды. Так как по естеству [разумеется бесплодие Сарры] он не имел детей и лета уже не позволяли ему надеяться иметь их, то Бог Своим обетованием ободряет подвижника, делает его еще более мужественным и как бы возвращает ему юность для дальнейших подвигов. И смотри, как этот праведник, после такого обетования, предпринимает еще новый подвиг. Когда наступил голод и была великая скудость в земле ханаанской, он поспешил в Египет; но, желая там найти средства к утолению голода, подвергся еще большим опасностям. Благообразие и красота жены его Сарры угрожали ему смертью. Поэтому, "когда он приближался к Египту", он говорит ей: "я знаю, что ты женщина, прекрасная видом" (Быт.12:11), знаю красоту лица твоего и опасаюсь невоздержания египтян. Итак, если они увидят тебя и узнают, что я обращаюсь с тобой, как женой, тебя они оставят в живых, чтобы удовлетворить свою безумную страсть, меня же умертвят, чтобы без боязни совершить свое беззаконие, потому что тогда некому будет открыть его. Итак, скажи, что я брат твой. Замечай адамантовую душу, замечай сердце, крепче железа. Не поколебало его духа предстоящее несчастье; он и не подумал, и не сказал сам себе: для того ли я оставил свое отечество и, показав столь великое послушание, пришел в чуждую страну, чтобы подвергаться таким бедствиям? Не обещано ли было мне незадолго перед тем: "потомству твоему отдам Я землю сию"? Вот страх прелюбодеяния и смерти возмущает наши души. Но ничего такого он и помыслить себе не позволил. Одно только имел он в виду при таком опасном приключении, как бы из двух предстоящих ему опасностей избежать, по крайней мере, одной.

Таким образом, и сам он употребил все свое благоразумие и мужество, и жена, показывая любовь к мужу и повиновение, содействовала (ему), поступая так, как было придумано. Но когда они сделали уже все, от них зависящее, и, тем не менее, по-человечески, могли потерять всякую надежду, так что беззаконное намерение (египтян) уже почти приведено было в исполнение, тогда показано великое о нем (Аврааме) промышление Божье. Бог не только жену его исхитил от поношения, явил гнев Свой на царя и на весь дом его, но и патриарху помог возвратиться из Египта в Палестину с великой славой. Смотри, как человеколюбивый Господь, подавая подвижнику среди искушений Свою помощь, делает его еще более крепким для дальнейших подвигов; никогда не оставляя его без Своей помощи, Он во всем ясно показывает такое промышление, что тот, перенося немногое, вознаграждается многим и весьма многим превосходящим человеческие силы. Видишь терпение праведника? Смотри теперь, по возвращении его из Египта, как велико было его смирение и как много было в нем кротости. Когда он возвратился из Египта с великим богатством, и был не один, а и племянник сопровождал его, то "непоместительна была", сказано, "земля для них, чтобы жить вместе" (Быт.13:6), так как у них много было имения, от чего и произошла ссора между пастухами Лота и Авраама. Тогда праведник, показывая кротость души и высоту любомудрия, призвав Лота, говорит ему: "да не будет раздора между мной и тобой, и между пастухами моими и пастухами твоими, ибо мы родственники" (Быт.13:9). Как бы так он сказал Лоту: нет ничего лучше мира и нет ничего хуже ссоры; итак, чтобы устранить всякий повод к ссоре, избери, какую сам хочешь, часть земли, а мне оставь другую, и мы далеки будем от всякой ссоры и распри. Видишь добродетель мужа? Юноше он уступил выбор лучшей земли, а сам удовольствовался худшей. Посмотри же теперь, сколь великую он получил награду за такой поступок свой. Лишь только совершилось разделение и Лот удалился, Бог говорит Аврааму: "возведи очи твои и с места, на котором ты теперь", осмотри всю эту землю, со всех сторон, "ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему" на веки (Быт.13:14-15). Смотри, какой великой он удостаивается почести за смирение, которое показал в отношении к своему племяннику. Уступив малое, он удостоился гораздо большего; а тот (Лот), избрав лучшую часть, спустя немного, подвергся опасностям, и не только не приобрел ничего от своего выбора, но неожиданно попал в плен, лишился (всего) и остался без крова и жилища, и тогда на самом деле познал высокую добродетель праведника и сам научился впредь никогда так не делать (как сделал). В самом деле, едва Лот устроил себе жилище в Содоме, возгорелась жестокая война: цари соседних народов, напав с великой силой, совершенно опустошили всю ту страну. Избив исполинов и изгнав амаликитян, они и царя Содома и Гоморры заставили обратиться в бегство, овладели всеми высотами и, захватив конницу царя содомского, взяв в плен Лота и жен со всем их имением, удалились.

3. Но смотри опять, как велико промышление Божие. Желая освободить и Лота, прославить и патриарха (Авраама), Бог возбуждает праведника на помощь племяннику. Узнав о случившемся, праотец со своими домочадцами устремился на тех царей, без труда поразил их и освободил Лота, и жен, и всю конницу царя. Одержав столь славную победу, он всем ясно показал Божье о нем промышление, и то, что столь великое дело он совершил не собственной силой, но укрепляемый вышней помощью. Впрочем, он успел сделаться учителем благочестия для всех живших в Содоме, через свои беседы с царем их. Когда царь, встретившись с ним и воздавая благодарность за сделанное им, обещал уступить ему всю конницу, а себе взять только людей, – примечай здесь опять великую душу праведника, как он в одно и то же время и являет свою мудрость, показывая, что он выше таких даров, и ведет его (царя) к познанию благочестия, – то праотец не просто сказал ему: я не позволю себе взять что-нибудь от тебя, потому что я не имею нужды ни в какой подобной награде, но что? "Поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему" (Быт.14:22). Он как бы внушал царю: боги, почитаемые тобой, не суть боги, но камни и дерево; один есть над всеми Бог, который сотворил небо и землю. "Даже нитки и ремня от обуви" не возьму от тебя (Быт.14:23), чтобы ты не подумал, что я только для этого совершил отмщение за тебя, и чтобы ты не мог сказать, что ты обогатил меня. Тот, Кто мне даровал победу и предоставил торжество, дарует мне и средства к обогащению. Смотри, какую бы пользу царь мог получить от слов патриарха, если бы захотел: он поучал его не надеяться впредь на свою силу, но познавать Виновника всяческих, презирать рукотворенные божества и служить Богу всяческих, Творцу всего и источнику благ. И вообще во всем царь мог видеть добродетель Авраама. Так, чтобы тот не подумал, что он (Авраам)презирает его дары по гордости и высокомерию, он говорит ему: я ничего не возьму, потому что не имею нужды, и не желаю, чтобы богатство мое от других умножалось, но тем, которые участвовали со мной в опасностях, я позволю взять несколько, чтобы они имели хотя малое вознаграждение за свои труды. Так отвечал праведник царю содомскому.

Но когда Мелхиседек, царь салимский, вынесши хлеб и вино, предложил ему (так как он был, сказано, "священник Бога Вышнего"), он (Авраам) принимает от него предложенное, и, желая возблагодарить его за полученное от него благословение и за прославление Бога (так как Мелхиседек сказал, как написано: "благословен Авраам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний, Который предал врагов твоих в руки твои" Быт.14:20), дает ему десятину от всего, что получил из добычи. Видишь, как во всем открывается благочестие праведника; от царя содомского он не хотел взять ничего – "от нити до ремня", а предложенное от Мелхиседека взял, взаимно воздав ему и от себя. Этим он научает нас наблюдать большую разборчивость, а не просто без разбору принимать ото всех. Царь содомский, хотя дарами выражал свои добрые чувства, но был неверный и имел нужду в назидании. Поэтому (Авраам) дары его отверг, но употребил все старание привести его к истинному богопознанию, и тем самым, что отказал принять дары, и тем, что ему говорил. От Мелхиседека же он принимает (дары) справедливо, потому что божественное Писание свидетельствует о добродетели этого мужа, говоря: "он был священник Бога Всевышнего". С другой стороны, это событие было прообразом Христа, и даже то самое, что было принесено (Мелхиседеком), предзнаменовало нечто таинственное. Потому так и надлежало быть, чтобы и Авраам, приняв (дары) и взаимно вознаградив (Мелхиседека), показал величие своей добродетели. Дал Мелхиседеку десятину, выражая и в этом мысль благочестивую. Может быть, наше слово распространилось слишком много, но не напрасно и не без причины. Мы вкратце пересказали с самого начала вплоть до настоящего чтения о мужестве праведника, о его великодушии, о необыкновенной его вере, о мудрости его разума, о величии его смиренномудрия, удивительном презрении к богатству, о непрерывном промышлении и благоволении к нему Божьем, и о том, как все бывшие ему посещения (свыше) каждый раз обнаруживали в праведнике более и более величия, более и более прославляли его. Но если вы желаете и не утомляетесь, займемся тем, что было только что читано, и, предложив немногое, окончим слово, чтобы вы узнали, какое воздаяние получает он (Авраам) за непринятие даров царя содомского. Что же сказано? "После сих происшествий было слово Господа к Аврааму". Почему так начато: "после сих происшествий"? После каких происшествий, скажи мне? Не ясно ли, что после тех, которые он говорил царю содомскому, т.е. после презрения и отвержения даров его, после назидания, которое он сделал через отвержение даров, направляя его к благочестию и познанию Творца всяческих, – "после сих происшествий", т.е. после того, как дал десятину Мелхиседеку? Когда, говорит Писание, исполнил он все это со своей стороны, тогда-то, "после сих происшествий было слово Господа к Аврааму в видении, и сказано: не бойся, Авраам; Я твой щит; награда твоя весьма велика".

4. Примечай человеколюбие Господа, как скоро и не медля Он вознаграждает Своими благодеяниями подвижника Своего, укрепляя, таким образом, и обновляя силы его. "Было слово Господа к Аврааму в видении ночью". Для чего ночью? Для того чтобы слова его (Господа) были приняты в безмолвии. И говорит ему: "не бойся, Авраам", – примечай особенное попечение (Божье). Для чего сказал: "не бойся"? Так как он, мало заботясь о дарах царя (содомского), презрел столь великое богатство, то Бог и говорит ему: "не бойся", что ты презрел такие дары и не думай, чтобы от того уменьшилось твое стяжание. "Не бойся". И чтобы еще более возбудить его дух, говоря с ним, присовокупляет к слову и его имя: "не бойся, Авраам". И то ведь не мало служит к ободрению, если произносится имя того, кто призывается. Потом говорит: "Я твой щит". И это изречение многозначительно. Я, который воззвал тебя из земли халдейской, Я, который привел тебя сюда, Я, который освободил тебя от опасностей в Египте, Я, который несколько раз обещал дать тебе и семени твоему эту землю, Я защищаю тебя. Я, который каждый день более и более прославляю тебя перед всеми, Я защищаю тебя, то есть, Я подвизаюсь за тебя, Я борюсь за тебя, Я промышляю о тебе и все тяжкое делаю для тебя легким, "Я твой щит; награда твоя весьма велика". Ты не захотел взять награды за труды, которые понес, подвергая себя столь великим опасностям, но презрел дары царя (содомского), – так Я дам тебе награду не такую, какую ты мог (от царя) получить, но великую, очень великую. "Награда твоя", сказано, "весьма велика". Видишь щедрость Господа? Видишь многозначительность слов? Видишь, как Он воодушевлял подвижника благочестия? Видишь, как Он укреплял его дух? Ведущий сокровенные сердца видел, что праведник имел нужду в таких утешительных словах. В самом деле, смотри, что говорит патриарх, ободренный такими словами: "Авраам сказал: Владыка Господи! что Ты дашь мне? я остаюсь бездетным" (Быт.15:2). Когда Господь обещал ему награду, и награду великую, очень великую, тогда он, обнаружив скорбь своей души и постоянно томившее его уныние по причине бесплодия, сказал: Господи, что такое Ты мне дашь? Вот я уже достиг глубокой старости, и "остаюсь" бездетным?

Смотри, как еще в древности любомудрствовал праведник, называя исход из здешней жизни "отпущением". Подлинно те, кто со тщанием подвизается в добродетели, когда переселяются из здешней жизни, то, поистине, как бы отпускаются на свободу от злостраданий и от уз: для живущих добродетельно смерть именно есть переход от худшего к лучшему, от жизни временной к не перестающей, бессмертной и нескончаемой. "Я", говорит, "остаюсь бездетным". И чтобы преклонить Господа к милосердию, он не остановился на этом, но и что еще сказал? Вот, Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой наследник мой (Быт.15:3). Великую скорбь души показывают такие слова; он как бы так говорит Богу: я не удостоился и того, чего удостоен мой раб; я умру бездетным, и безродным, и вот этот раб мой будет наследником и того, что уже мне дано от Тебя, и того, что Ты мне несколько раз обещал, говоря: "потомству твоему дам землю сию". Примечай и здесь добродетель праведного. Имея такие помыслы в душе, он никогда не досадовал, никогда не роптал; нет, и теперь, ободренный словами Божьими, он с упованием приступает к Господу, объявляет ему смущение своих помыслов и показывает рану своей души, – почему и получил скорое врачевание: "и было", сказано, "слово Господа к нему" (Быт. 15:4). Заметь точность Писания: сказано: было, т.е. Господь не попустил праведнику и малое время скорбеть, но подает скорое утешение и облегчает беседой с ним тяжесть печали: "и было", сказано, "было слово Господа к нему, и сказано: не будет он твоим наследником, но тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником" (Быт.15:4). Этого ли, говорит, ты убоялся? Это ли умножает твою скорбь? Итак, знай же, что не этот будет наследник твой, "но тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником". Не смотри на природу человеческую, не думай ни о своей старости, ни о бесплодности Сары, но веруя в силу Того, Кто обещает тебе, перестань унывать, утешься и будь уверен, что будешь иметь наследника, который родится от тебя. Потом, так как обетование было выше естества и превышало человеческий разум (потому что много возмущало дух его препятствие от самого естества, и собственная старость его, и заматеревшее уже бесплодие Сары), то Господь еще далее простирает силу Своих обетований, чтобы праведник, видя щедрость обещающего, имел тем более надежды. "И вывел его вон и сказал: посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков. Авраам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность" (Быт.15:5-6). Для чего замечено: "вывел его вон"? Так как выше было сказано, что Бог явился ему ночью в видении и беседовал с ним, а теперь он хочет указать ему на бесчисленное множество звезд на небе, то и сказано: "и вывел его вон и сказал: посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков". Откровение возвышенное, обетование великое! Но если помыслим о силе Обещающего, то оно нам ни мало не покажется чрезвычайным. Тот, Кто образовал тело из земли, Кто из несущего произвел все видимое, Тот мог даровать (Аврааму) обетование, превышающее природу.

5. Видишь милосердие Господа? Когда праведник сказал: "остаюсь бездетным", и уже находясь как бы при самых дверях смерти и не видя никакой возможности иметь детей, произнес в таком расположении духа слова: и вот, домочадец мой наследник мой, – тогда Господь, желая воскресить его дух и укрепить сердце, освобождает его от подавляющего его страха, возвышает его мысль и обетованием и самым величием дара; указывая на множество звезд и возвещая, что столько же произойдет от него потомства, возвращает ему утешительные надежды. Услышав такое обетование Господа, праведник оставил всякое человеческое рассуждение, и, уже не обращая внимания ни на себя самого, ни на Сару, представлявшую много препятствий к исполнению обетования, но став выше всего человеческого и зная, что силен Бог даровать и сверхъестественное, поверил сказанным (от Господа) словам, не допустил в себе никакого сомнения и нисколько не поколебался в вере относительно того, что было ему сказано. Вот признак истинной веры: когда обетования бывают выше человеческого понятия, и мы твердо уповаем на силу обещающего. "Вера же есть", как говорит блаженный Павел, "осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр.11:1). И в другом месте: "если кто видит, то чего ему и надеяться" (Рим.8:24). Итак, вера состоит в том, когда мы верим невидимому, утверждая мысль на непреложной верности обещающего. Так и сделал этот праведник (Авраам), – показав великую и искреннюю веру касательно обещанного ему, за что и восхваляет его божественное Писание, так как оно тут же присовокупляет: "Авраам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность". Видишь, как, еще прежде исполнения обетований, он получил соразмерное воздаяние, за то только, что поверил? Ему вменилось в правду то, что он поверил обетованию Божьему и не испытывал человеческими рассуждениями сказанного Богом. Итак, научимся и мы от праотца веровать словам Божьим и уповать на Его обетования, не исследовать их по собственным соображениям, а показывать благодушие. Это может нас и праведными сделать, и скорее предуготовить к получению обещанного (от Бога). Аврааму Бог обещал, что от семени его произойдет великое множество (потомства), и обещание это было выше естества и порядка человеческих дел, почему вера и доставила ему (Аврааму) оправдание перед Богом. Но нам, если будем внимательны, обещано гораздо большее, – такое, что может далеко превзойти всякое человеческое понятие; только будем веровать в силу Обещающего, чтобы и оправдание приобрести от веры, и получить обещанные блага. То, что нам в особенности обещано, превышает всякий человеческий разум и превосходит всякое рассуждение. Так велики обетования! В самом деле, не в настоящем только веке нам обещает Господь продолжение жизни и наслаждение видимыми благами, но и после отшествия отсюда и разрушения тел, когда наши тела обратятся в прах и пепел, обещает (Господь) воскресить их и водворить в большей славе. "Ибо надлежит", говорит блаженный Павел, "тленному сему облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие" (1Кор.15:53). А после воскресения тел, Господь обещает даровать нам наслаждение царствия, общение со святыми, бесконечный покой и те неизреченные блага, не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. Итак, видишь ли, сколь велико превосходство обещаний? Видишь ли величие даров?

6. Размышляя об этом и зная неложность обещанного, с тщанием приготовим себя к подвигам добродетели, чтобы можно нам было насладиться обещанными благами; спасению нашему и наслаждению столь великими благами не предпочтем благ временных, не станем рассуждать о трудах добродетели, а будем помышлять о воздаяниях; не станем смотреть на трату денег, когда их нужно бывает давать бедным, а представим себе происходящие отсюда последствия. Для того-то божественное Писание и уподобило милостыню семени, чтобы мы с радостью и великой охотой ее творили. Если те, которые бросают в землю и рассеивают собранные и хранимые семена, делают это с великой радостью, питаясь благими надеждами и представляя себе колосья, полные зерен, то гораздо больше прилично радоваться и восхищаться тем, кто удостаивается сеять духовное, – потому что они, сея на земле, пожнут на небе, бросая деньги, получают прощение грехов и приобретают залог упования, и подавая здесь (милостыню), приготовляют себе вечный покой и сожитие со святыми. А если мы изберем целомудрие, то не станем обращать внимания на то, что эта добродетель соединена с трудом, или что девство требует великого подвига, но помыслим об ожидающем нас наследии; рассуждая всегда об этом, будем обуздывать порывы злых пожеланий, побеждать влечения плоти и облегчать тяжесть трудов надеждой воздаяний. Подлинно, надежда получить какие-либо блага дает смелость отваживаться и на явные опасности; а тем более она поможет нам мужественно победить трудности в добродетели. В самом деле, если размыслишь, что, потрудившись немного и сохранив горящий светильник девства, можешь удостоиться в будущем блаженной жизни, и войти с женихом (в царство небесное), если только будешь иметь светильники воззженные и в них достаточно елея, то есть, добрых дел, то как тебе не перенести со всей легкостью все тяжкое (в жизни), припоминая и сказанное блаженным Павлом: "старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа" (Евр.12:14)? Видишь ли, как апостол соединяет мир со святостью? Чтобы мы разумели, что он требует не только чистоты тела, но и мира, он благовременно упомянул о том и другом, желая утвердить (в нас) то и другое, чтобы мы и помыслы свои удерживали, не допуская в себе никакого возмущения или смятения (душевного), а провождали жизнь спокойную и безмятежную, и чтобы со всеми другими обращались мирно, были тихи, кротки и снисходительны, так чтобы все черты добродетели отражались на нашем лице. Таким образом, мы можем презирать и славу настоящей жизни, предпочитая ей славу истинную, а более заботиться о смиренномудрии, и считать за ничто всякое счастье здешней жизни, чтобы насладиться счастьем истинным и прочным и удостоиться узреть Христа. "Блаженны", сказано, "чистые сердцем, ибо они Бога узрят" (Мф.5:8). Итак, очистим нашу совесть и со тщанием позаботимся благоустроить свою жизнь, чтобы, проведя настоящий век во всякой добродетели, удостоиться за здешние подвиги наград в будущем веке, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 




За предоставленную информацию и ее использование автор сайта никакой ответственности не несет!


· Православные Новости