Новости Статьи Интересное Фотогалерея Гостевая Информация Сотрудничество Контакты Христианские храмы и святыни
Главная > Библия  > Беседа 48

Беседы на книгу Бытия (Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста Архиепископа Константинопольского, том. 4, книга 1, книга 2)



Беседа 48

"Сыны Хета отвечали Аврааму: ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою" (Быт.23:5-6)

1. Вы видели вчера, возлюбленные, мужество праотца. Видели душу крепче адаманта. (Видели), как он, сколько от него зависело, по любви своей к Богу, сделался жрецом собственного сына, намерением обагрил в крови свою руку и принес жертву; но, по неизреченному человеколюбию Божьему, обратно получил сына живым и здоровым, а за свою готовность был прославлен и украшен светлым венцом. Таков был высший его подвиг, который он совершил; здесь вполне обнаружилась его боголюбивая душа. Посмотрим теперь на силу (отеческой) любви этого праведника, – на то, какое попечение прилагает он о своем сыне. После того необычайного и чудного жертвоприношения, когда он возвратился (с горы), постигла его скорбь о Сарре. Выпросив у сынов Хеттеевых владение одной гробницей и купив место, он погреб там умершую жену свою, – и, таким образом, со смертью Сарры, праотец делает первое начало своих приобретений. Божественное Писание, во всем показывая добродетель этого праведника, и то, что он вообще все время проводил как странник и пришелец, заметило также и это (обстоятельство), чтобы мы знали, что, пользуясь такой помощью свыше, сделавшись столь славным и получив обещание столь многочисленного потомства, он не имел даже собственного места (погребения), – не так, как ныне многие делают, заботясь о приобретении полей и сел и всякого другого богатства без меры. Он имел довольно богатства душевного, а о вещественном не прилагал никакой заботы. Да слышат это те, которые вдруг, в одну минуту, хотели бы все захватить в свои руки, которые на все простирают, так сказать, страсть своего корыстолюбия. Пусть они лучше подражают праотцу, который даже не имел места для погребения смертных останков Сарры, и только при этом случае, побуждаемый крайней необходимостью, купил у сынов Хеттеевых поле и пещеру. А что он был в уважении у жителей хананейских, послушай, как говорят ему сыны Хеттеевы: "ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте". Но посмотри, как и их научает праведник самыми делами своими, не прежде соглашаясь взять у них гробницу, как заплативши за нее должную цену. Хотя вы, говорит он, и оказываете мне такую благосклонность, но я не согласен взять у вас гробницу прежде, чем отдам за нее надлежащую цену. И дав, сказано, деньги, взял гробницу, "похоронил Сарру, жену свою, в пещере поля в Махпеле, против Мамре" (Быт.23:16,19). Итак (муж), столь славный и уважаемый, имевший такую близость к Богу и пользовавшийся от всех, живших в том месте, таким вниманием, что сыны Хеттеевы называли его даже царем, – такой муж не владел даже пядью земли. Поэтому и блаженный Павел, прославляя добродетель этого праведника, писал: "верой обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования" (Евр.11:9). Потом, научая нас, как он с верой странствовал, апостол прибавляет: "ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог". В надежде будущего, он презирал настоящее и, ожидая больших (благ), мало заботился о благах жизни настоящей. И так (поступал он) еще прежде закона и прежде благодати. Скажи же мне, какое оправдание иметь будем мы, после столь великих благовестий и обетований неизреченных благ, имея столько пристрастия к благам временным, покупая поля, стараясь всегда и во всем блистать, все это приобретая с жадностью и хищничеством, и на самом деле исполняя то, о чем блаженный пророк, рыдая, говорил: "горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места" (Ис.5:8)? Не это ли действительно видим мы каждый день, – не отнимается ли имущество у вдов, не обираются ли сироты, и бессильные не притесняются ли сильными? Но не так (поступал) тот праведник. Желая купить гробницу, хотя и видел он, что те, у кого он просил ее, готовы были ему дать, не прежде, однако же, согласился взять, как заплативши должную цену. Размышляя об этом, возлюбленные, будем мы, живущие под благодатью, подражать бывшему до конца. Не станем воспламенять в себе страсть к большим и большим приобретениям, и через то приготовлять себе только больший и жесточайший огонь, огонь неугасимый, пламень нестерпимый. Если мы останемся в таком хищничестве и любостяжании, то услышим сказанное тому богачу: "безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?"  (Лк.12:20)? Да и для чего, возлюбленный, ты стараешься собрать столько и таких благ? Спустя немного времени, будучи взят отсюда, ты оставишь их здесь, не только не получив от них никакой пользы, но еще понесши на себе бремя грехов с раскаянием, уже тщетным. Сокровища, которые ты с жадностью собирал, может быть, перейдут в руки твоих врагов, а сам ты подвергнешься за них суду и наказанию. Какое же безумие – трудиться для других, а самому за свои труды терпеть казнь!

2. Но если мы так беспечны были до сих пор, то, по крайней мере, отныне позаботимся о должном. Постараемся не увеличивать только свое имущество, но и заботиться о справедливости. Дела наши не ограничатся настоящей жизнью, и не всегда мы будем в этой чуждой нам стране; но немного спустя переселимся в отечество наше. Будем же все делать так, чтобы там не терпеть лишения. Конечно, что пользы – в чужой стороне оставить богатства, а в истинном своем отечестве не иметь и необходимо нужного? Итак, умоляю вас, поспешим, пока еще есть время, перенести туда то, что приобрели здесь, в чужой земле. Хотя расстояние мест и велико, но перенести туда отсюда очень удобно, потому что готовы для нас люди, могущие перенести туда, – люди, верным путем идущие туда, и в надежной сокровищнице полагающие все, что только мы захотели бы туда через них послать. Именно руками бедных полагается в небесных хранилищах то, что мы даем им. А если это так удобно и благонадежно, то для чего мы медлим, почему не делаем этого со всей заботливостью, чтобы найти свое имущество там, где оно наиболее будет нам нужно? Потому-то и праотец (Авраам) жил в Хананейской земле, как чужой ему, ожидая того "города, которого художник и строитель Бог" (Евр.11:10). Итак, если бы мы захотели подражать этому праведнику, то и мы достигли бы того города, и скоро водворились бы в недрах праотца, потому что общение дел доставляет нам общение и блаженства. Но возвратимся, если угодно, к продолжению слова, и посмотрим, как после смерти Сарры праведник заботится о сыне – разумею Исаака. Послушаем, как повествует нам об этом божественное Писание. "Авраам", говорит оно, "был уже стар и в летах преклонных. Господь благословил Авраама всем" (Быт.24:1). Для чего Писание замечает нам это? Так как в то время праотец направлял свои заботы об Исааке к тому, чтобы найти ему супругу, то поэтому (Писание) и означает теперь возраст праотца. Когда, говорит оно, достиг он глубокой старости, то, желая отклонить Исаака от родства с хананеями, чтобы он не взял себе жены из среды их, (праотец) призывает благоразумнейшего из своих домочадцев и, поручая ему это дело, говорит: "положи руку твою под стегно мое" (Быт.24:2). На греческом языке написано так: "под стегно мое"; а по-еврейски читается: "под чресло". Почему же так говорит праотец? Таков был обычай у древних; также и потому, что здесь было начало рождения Исаака. А чтобы увериться, что таков действительный был обычай, смотри, как он, повелев рабу положить туда руку, тотчас прибавляет: "и клянись мне Господом, Богом неба и Богом земли" (Быт.24:3). Заметь, как и раба научает он познавать Творца всяческих, потому что, сказав: "Богом неба и Богом земли", он обозначил (этими словами) все творение. Какая же была клятва? "ты не возьмешь сыну моему жены из дочерей Хананеев, среди которых я живу, но пойдешь в землю мою, на родину мою, и возьмешь жену сыну моему Исааку" (Быт.24:3-4). Видишь, какую заповедь праотец дал своему домочадцу? Не оставь же без внимания этих речей, но размысли о намерении праведника; рассуди, как в древние времена не заботились о том, чтобы приобретать много денег, богатства, рабов, или столько-то и столько-то пространства земли, не искали одного внешнего благообразия, а искали красоты душевной и чистоты нравов. Праотец, зная развращение жителей Хананеи, зная и то, какое великое благо – иметь единонравную (с мужем) супругу, с клятвой, заповедует рабу: привести жену Исааку из родственного ему племени. Не удерживало его при этом ни расстояние мест, ни другие неудобства; но, зная необходимость этого дела, он прилагает (о нем) все старание, и посылает раба. Праотец так поступает по своей заботливости о добродетели душевной и по отвращению к порокам местных жителей. А ныне едва ли кто захочет и помыслить о чем-нибудь подобном. Напротив, хотя бы жена имела тысячи пороков, ныне ищут только одного, – множества денег, а все прочее считается у них делом второстепенным. Но не знают того, что, как скоро развращено сердце, то, хотя бы притекло неизмеримое богатство, человек весьма легко может придти в крайнее убожество, и что не может быть никакой пользы от богатства, если нет души, способной надлежащим образом употреблять его.

3. Итак, праотец дал рабу точное наставление и связал его клятвой. Посмотрим теперь на благомыслие этого домочадца, как поревновал он боголюбию своего господина. Увидев, что праведник заповедует ему с такой силой, он говорит праотцу: "может быть" не "захочет женщина идти со мной", хочешь ли "я возвращу сына твоего в землю, из которой ты вышел?" (Быт.24:5)? Если встретится, говорит он, какое-нибудь препятствие в этом деле, то, чтобы мне не преступить твоего повеления, я спрашиваю тебя, что мне должно наблюдать в таком случае, и угодно ли тебе, чтобы Исаак сам пошел туда, и, взяв там жену, опять возвратился оттуда, если жена не согласится идти со мной, как ты заповедал? Что же праведник? Он не соглашается на это, и говорит: "берегись, не возвращай сына моего туда" (Быт.24:6). Да тебе и не будет в том нужды, говорит он, потому что Тот, Кто дал мне обетование и обещал до такого множества распространить семя его (Исаака), – Тот и в этом деле благопоспешит тебе. Итак, "не возвращай сына моего туда, Господь Бог неба и Бог земли" (Быт.24:7). Смотри, как и прежде праотец, заклиная раба, поучал его о Творце всяческих, так и теперь, выражая дух молитвенный, повторяет те же слова, – научая, таким образом, домочадца отправляться в путь с твердым упованием на Бога, и быть уверенным в благополучном окончании дела. Он внушает ему, каким великим благоволением Божьим пользовался он, с самого начала, и что Тот, Кто воззвал его из отечества и до сих пор так благоустраивал его дела, и в самой старости даровал ему сына Исаака, – Тот благопоспешит ему и в предстоящем деле. "Господь Бог неба и земли", говорит он, "взял меня из дома отца моего и из земли рождения моего", Тот Самый "Который говорил мне: потомству твоему дам сию землю", – Тот, который показал столь великое попечение обо мне. "Он пошлет Ангела Своего перед тобой, и ты возьмешь жену сыну моему оттуда" (Быт.24:7-8). Иди, говорит он, с уверенностью: я твердо верую, что оказавший мне столько благодеяний к прежним милостям присовокупит и эту (новую), "Он пошлет Ангела Своего перед тобой". Он все предустроит для тебя; Он укажет тебе и жену, и ты, взяв ее, возвратишься. Если же случится (чего да не будет), что жена не согласится идти с тобой, то ты будешь свободен от клятвы. Только "не возвращай сына моего туда". Но я не сомневаюсь, что Господь благопоспешит тебе. Показывая, таким образом, сколько надеется он на силу Божью, (праотец) запрещает рабу отвести туда (Исаака). После же того, как с такой точностью он дал рабу свое повеление, и освободил его от сомнения (так как раб боялся нарушить клятву, не исполнив повеления), "положил", сказано, "раб руку свою под стегно Авраама, господина своего, и клялся ему в сем" (Быт.24:9), т.е. о том, что не отведет туда Исаака. Видишь ли, как с самого начала раб показал господину свое усердие? Смотри же далее, как от наставлений праотца он сделался еще лучше и стал подражать благочестию праведника. Взявши, сказано, "десять верблюдов, и всякие сокровища господина его, Он встал и пошел в Месопотамию, в город Нахора, и остановил верблюдов вне города, у колодезя воды, под вечер, в то время, когда выходят женщины черпать, и сказал: Господи, Боже господина моего Авраама" (Быт.10-12). Заметь благомыслие раба: Господа вселенной он называет Богом праотца, говоря: "Господи, Боже господина моего Авраама", – Ты, который оказал ему столько благодеяний. Что же ты удивляешься, если раб называет его Богом Авраама? И сам Бог, показывая, как много ценит он добродетель праведников, говорит: "Я Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова" (Исх.3:6). Итак, раб тот говорит: "Господи, Боже господина моего Авраама! пошли ее сегодня навстречу мне, и сотвори милость с господином моим Авраамом" (Быт.24:12). Как бы так говорил он: сотвори, да исполнятся его желания, благоустрой все по его намерению; "сотвори милость с господином моим Авраамом". Что значит: "сотвори милость"? Значит – исполни его желание. Потом говорит: "вот, я стою у источника воды, и дочери жителей города выходят черпать воду; и девица, которой я скажу: наклони кувшин твой, я напьюсь, и которая скажет: пей, я и верблюдам твоим дам пить, пока все напьются; вот та, которую Ты назначил рабу Твоему Исааку; и по сему узнаю я, что Ты творишь милость с господином моим" (Быт.24:13-14). Замечай благоразумие раба: он знал страннолюбие праотца, и то, что девице, которую он должен привести к нему, надобно иметь одинаковый с праведником нрав; потому раб не ищет никакого другого знака, а хочет узнать характер девицы по ее гостеприимству, и говорит: если она наклонит мне водонос, когда я попрошу у ней воды, не только исполнит мою просьбу, но и покажет собственное радушие и скажет: "я и верблюдам твоим дам пить", – то, таким образом, через предложение воды она даст достаточное свидетельство о доброте своего нрава.

4. Рассуди, возлюбленный, как это было важно, что нежная девица, черпавшая воду, не только не отказала (рабу) в просьбе, но и сложила водонос с плеч, и позволила напиться из него просящему, притом чужестранцу и вовсе ей неизвестному, да и не только его, но и всех верблюдов напоила, и таким поступком представила доказательство своего душевного благородства. Или вы не знаете, что и мужи многие часто отказывают в таких просьбах? Да что я говорю о подаянии воды? Иногда люди, держащие в руках зажженные свечи, на просьбы других, подходящих к ним людей – подождать немного и дать им зажечь свою свечу, не хотят и этого сделать, тогда как нисколько не убавится огня, хотя бы и тысячи были желающих зажечь. А здесь – женщина, девица, несущая водонос на плечах, не только не вознегодовала на просьбу, но сделала даже сверх просьбы: и странника напоила, и верблюдов добровольно поспешила напоить. А все это устроил человеколюбец Бог, внявший молитвам праотца и пославший перед ним ангела Своего, чтобы все сделалось так, как просил раб. Таким образом, раб на самом деле узнал силу молитв праотца, нашел девицу, какой желал, и видел ее чрезвычайное страннолюбие: "и тотчас", сказано, "вылила воду из кувшина своего в поило и побежала опять к колодцу почерпнуть, и начерпала для всех верблюдов его" (Быт.24:20). Смотри, какая усердная услужливость! В том, что она "тотчас вылила воду из кувшина своего в поило и побежала опять к колодцу" – в том именно и является необычайная услужливость девицы. Она не побежала прочь от раба, как незнакомого, и не отказала в просьбе под видом целомудрия, но с великой кротостью сказала: "пей, господин". Подумай только: в таком возрасте, какая строгость целомудрия, какая великая кротость, какое усердное страннолюбие! Не ценнее ли это всякого богатства? Каким сокровищам не предпочтет этого всякий из нас? Вот самое лучшее приданое; вот неисчислимое богатство, вот сокровище, никогда не оскудевающее. Итак, благоразумный раб, видя в этом явный промысел Божий, "с изумлением", как сказано, "в молчании, желая уразуметь, благословил ли Господь путь его, или нет" (Быт.24:21). Что значит: "желая уразуметь"? Значит, что он наблюдал и самые слова девицы, и взор, поступь, одежду и все прочее, и выжидал случая дознать, "благословил ли Господь путь его, или нет". Все до сих пор бывшее уже показывало великую и чрезвычайную добродетель девицы. А потому, в вознаграждение за ее послушание и за подаяние воды, раб предложил, как сказано в Писании, "золотую серьгу, и два запястья"; и затем, тщательно испытывая то, что до нее касалось, спросил ее: "чья ты дочь? скажи мне, есть ли в доме отца твоего место нам ночевать?" (Быт.24:23)? Заметь и теперь ответ девицы. Как прежде, когда он просил у нее воды, она не только исполнила просьбу, но, дав пить ему, напоила потом и верблюдов, – так и теперь на вопрос раба: есть ли место и чья она дочь, – отвечает девица: "я дочь Вафуила, сына Милки, которого она родила Нахору" (Быт.24:24). Она упоминает об отце и деде, чтобы раб, узнавши их, стал (к ним) благорасположеннее. Заметь же добродушие девицы: на вопрос об отце, она сказывает не только о нем, но и о деде. И когда раб спросил только о том: "есть ли в доме отца твоего место нам ночевать?" – она отвечает: не только место, но и "у нас много соломы и корму" (Быт.24:25). Раб, услышав это и удивившись столь усердному страннолюбию девицы, узнавши также, что он не к незнакомым пришел, а в дом Нахора, который был брат праотцу, – "и преклонился человек", сказано, "поклонился Господу" (Быт.24:26). Обрадованный тем, что узнал, и словами девицы, он "поклонился Господу", т. е. принес благодарение Владыке, оказавшему такое благоволение праотцу и такое попечение о нем самом, и все так счастливо для него устроившему, и сказал: "благословен Господь Бог господина моего Авраама, Который не оставил господина моего милостью Своей и истиной Своей" (Быт.24:27). После того, как раб увидел добродушие девицы и все обстоятельно от нее узнал, он, наконец, и сам открывает девице, кто он, и своим благодарением Богу объясняет ей, что пришел не из чужого дома, но что пославший его есть брат Нахора. Узнавши это, девица с великой радостью "побежала", как говорит Писание. Посмотри, как свое усердие в гостеприимстве она показывает всеми своими поступками – и бегом, и словами, и своим скромным поведением. "Побежала", сказано, "и рассказала об этом в доме матери своей" (Быт.24:28). Все, что услышала от раба, она пересказала родителям. "Лаван выбежал к тому человеку, к источнику" (Быт.24:29). Вот и этот своим бегом показывает свое усердие. Увидев же человека, стоявшего у колодца с верблюдами, сказал ему: "войди, благословенный Господом: зачем ты стоишь вне? я приготовил дом и место для верблюдов" (Быт. 24:30). Заметь, как и этот благословляет Господа в присутствии чужестранца, и оказывает ему уже (на словах) большую предупредительность, еще прежде гостеприимства на деле. "Приди", говорит он, "войди", я уже наперед приготовил храмину и место верблюдам. Потом, когда тот вошел, "расседлал", сказано, "верблюдов и дал соломы и корму верблюдам, и воды умыть ноги ему и людям" (Быт.24:32).

5. Вот как много и заблуждавшиеся еще люди заботились о странноприимстве. "И воды дал умыть ноги ему и людям, которые были с ним; и предложена была ему пища" (Быт.24:33). Но примечай здесь благоразумие раба. Что говорит он? "Не стану есть, доколе не скажу дела своего". Вы, говорит он, сделали свое дело; но я не буду думать о своем покое, пока не объясню вам причины, по которой я послан в такой (далекий) путь, и зачем я пришел сюда из Хананеи, и как был введен в ваш дом, – чтобы, узнав все, и вы оказали свое расположение к моему господину. И начал рассказывать так: "я раб Авраама; Господь весьма благословил господина моего Он дал ему овец и волов, серебро и золото, рабов и рабынь, верблюдов и ослов; Сарра, жена господина моего, уже состарившись, родила господину моему сына, которому он отдал все, что у него". (Быт.24:34-36). Смотри, с какой тщательностью обо всем он рассказывает им. Я раб, говорит, Авраама, которого вы знаете. Знайте же и то, что он получил благословение от Господа всяческих, и живет в великом богатстве. Потом, показывая обилие этого богатства, говорит, что он имеет "овец и волов, серебро и золото, рабов и рабынь, верблюдов и ослов". Слушайте это вы, богатые, покупающие каждый день по нескольку участков земли, строящие бани и увеселительные места и великолепные здания, – смотрите, в чем состояло имущество праведника. Нет у него нигде поля, нет нигде зданий, и какой-либо излишней роскоши, а только "овцы и тельцы, верблюды и ослы, рабы и рабыни". И чтобы знать, откуда у него было такое множество рабов, (Писание) говорит в другом месте, что все они были "домочадцы" (в русском переводе: рабов своих, рожденных в доме его) (Быт.14:14) [т.е. рабы не наемные и не купленные, а в доме его родившиеся]. Итак, этот господин мой, живущий в таком богатстве и заслуживший великую помощь свыше, уже пришедши в старость, получил от Сарры сына. Имея одного только этого сына, он и поставил его наследником всего: "отдал все, что у него". Сказавши, таким образом, о славе своего господина и о рождении Исаака, раб далее говорит и о том повелении, которое получил от своего господина, и по которому пришел в Харран. "И взял клятву с меня", говорит он, "господин мой, сказав: не бери жены сыну моему Исааку из дочерей Хананеев, в земле которых я живу, а пойди в дом отца моего и к родственникам моим, и возьмешь жену сыну моему" (Быт.24:37-38). Так заповедал он мне. Тогда я, представляя себе неудобства в этом деле, и рассуждая о трудности его, спросил своего господина: что – "может быть, не пойдет женщина со мной" (Быт.24:39)? Он сказал мне на это: "Господь, перед лицом Которого я хожу, пошлет с тобой Ангела Своего и благоустроит путь твой, и возьмешь жену сыну моему из родных моих и из дома отца моего". Если же не согласится жена идти с тобой сюда, "тогда будешь ты свободен от клятвы моей" (Быт.24:40-41). Итак, господин мой, говорит (раб), дав мне такое повеление и напутствовав этими молитвами, послал меня, и я, ободренный его молитвами, когда пришел к колодцу, то произнес следующие слова: "Господи, Боже господина моего Авраама! Если Ты благоустроишь путь, который я совершаю: то вот, я стою у источника воды, и девица, которая выйдет почерпать и которой я скажу: дай мне испить немного из кувшина твоего, и которая скажет мне: и ты пей, и верблюдам твоим я начерпаю – вот жена, которую Господь назначил сыну господина моего" (Быт.24:42-44). Так-то, говорит он, молился я внутренне и просил Бога; и еще не кончилась моя молитва, как тотчас же она исполнилась, и слово стало делом. "Еще не перестал я говорить в уме моем, вот вышла Ревекка, и кувшин ее на плече ее, и я сказал ей: напои меня. Она тотчас спустила с себя кувшин свой и сказала: пей, и верблюдов твоих я напою" (Быт.24:45-46). Усмотрев в этом явное промышление Божье, я спросил ее: чья она дочь? И узнав из ее слов, что пришел не к чужим, а в дом Нахора, брата господина моего, я осмелился предложить ей "серьги и запястья на руки ее. И преклонился я и поклонился Господу, и благословил Господа, Бога господина Авраама, Который прямым путем привел меня, чтобы взять дочь брата господина моего" (Быт.24:47). Очевидно, что так устроено Богом, что молитвы господина моего взошли к Нему. Теперь, если вы, со своей стороны, согласны, "намерены ли вы оказать милость и правду господину моему или нет? скажите мне" (Быт.24:49). Дайте мне знать об этом, говорит он, чтобы я знал, что должно мне делать.

Если вы не согласны будете, я пойду в другое место и обращусь "направо, или налево" (Быт.24:49). Но как сам Бог благоустроил все по молитвам праотца, то отец девицы и брат отвечали (рабу): "от Господа пришло это дело мы не можем сказать тебе вопреки ни худого, ни доброго" (Быт.24:50). Рассказ твой, говорят они, показывает, что все это произошло смотрением Божьим; итак, не думай, чтобы мы стали противиться воле Божьей: этого с нашей стороны и быть не может. Вот, девица перед тобой; "возьми и пойди; пусть будет она женой сыну господина твоего, как сказал Господь" (Быт.24:51).

6. Видите, как в древние времена заботились о выборе жен для своих сыновей? Как предпочтительно перед богатством искали душевного достоинства? Не было у них ни записей, ни договоров, ни прочего, что бывает ныне; не было разнородных условий, какие вносятся ныне в (брачный) записи, как, например, на тот случай, если муж умрет без детей, если случится то или другое. У древних не было ничего такого, а была запись гораздо важнее и надежнее – нрав невесты. Не было у них – также ни музыки, ни плясок. Ты увидишь это когда узнаешь, как эта девица приведена была к жениху. Раб, услышав слова отца и брата ее, "то поклонился Господу до земли" (Быт.24:52). Вот, как он при всяком случае возносит благодарение Господу всяческих, потому что сам Господь споспешествовал ему во всем, и, по слову праотца, послал перед ним ангела, все для него устроившего. Наконец раб, убедившись, что цель его стараний достигнута, "вынул раб серебряные вещи и золотые вещи и одежды и дал Ревеке" (Быт.24:53). Теперь смело он услуживает ей, как уже обрученной на словах Исааку, чтит также дарами и брата и мать, и когда увидел повеление своего господина исполненным, тогда, наконец, позволяет и себе отдохновение. "И ели", сказано, "и пили он и люди, бывшие с ним, и переночевали. Когда же встали поутру, то он сказал: отпустите меня к господину моему" (Быт.24:54). Как уже все устроилось для меня так успешно, говорит он, и более ничего не остается (мне делать), да и вам это желательно, – "отпустите меня к господину моему. Но брат ее и мать ее сказали: пусть побудет с нами девица дней хотя десять, потом пойдешь. Он сказал им: не удерживайте меня, ибо Господь благоустроил путь мой; отпустите меня, и я пойду к господину моему" (Быт.24:55-56). Для чего, говорит он, отлагать и отсрочивать, когда Бог дал мне во всем такой успех? "Отпустите меня, и я пойду к господину моему. Они сказали: призовем девицу и спросим, что она скажет. И призвали Ревекку и сказали ей: пойдешь ли с этим человеком? Она сказала: пойду. И отпустили Ревекку, сестру свою, и кормилицу ее, и раба Авраама, и людей его. И благословили Ревекку и сказали ей: сестра наша! да родятся от тебя тысячи тысяч, и да владеет потомство твое жилищами врагов твоих" (Быт.24:57-60). Посмотри, как эти люди, без собственного ведома предсказывают девице будущее, – потому что сам Бог направлял к этому мысли их. Они предвозвещают ей два события: то, что она будет в тысячах тысяч", и то, что семя ее "владеть будет жилищами врагов". Видишь ли, как во всех случаях обнаруживается явное промышление Божье, и как Господь Бог всяческих даже через неверных предзнаменует будущие события? "И встала", сказано, "Ревекка и служанки ее, и сели на верблюдов" (Быт.24:61). Вот какую невесту берет праотец! Она ходит за водой, носит водонос на плечах, а теперь всходит на верблюда. Не было там мулов с гривами, разукрашенными серебром, не было толпы слуг, не было той изнеженности, какая видна ныне; у древних женщин была такая крепость, что они и на верблюдов сами восходили и так совершали свои путешествия. "И поехали", сказано, "за тем человеком. При наступлении вечера Исаак вышел в поле поразмыслить, и возвел очи свои, и увидел: вот, идут верблюды" (Быт.24:63). Прогуливаясь, говорит Писание, на поле, Исаак увидел верблюдов. "Ревекка взглянула, и увидела Исаака, и спустилась с верблюда. И сказала рабу: кто этот человек, который идет по полю навстречу нам" (Быт.24:64-65)? Заметь благородство девицы: увидев Исаака, она спрашивает, кто это. И узнав, что это тот самый, который хочет взять ее за себя, она одевается, как замечено в Писании, в летнюю одежду, а раб, подошедши, все тщательно рассказал Исааку. Посмотри, возлюбленный, как нет здесь ничего излишнего и пустого, нет суетной пышности, нет кимвалов, труб и плясок, нет ни непристойных пиршеств, ни злословий, исполненных всякого бесстыдства, но все честно, все мудро, все скромно. "И ввел ее", сказано, "Исаак в шатер Сарры, матери своей, и взял Ревекку, и она сделалась ему женой, и он возлюбил ее; и утешился Исаак в печали по матери своей" (Быт. 24:67). Вот кому пусть подражают жены. Вот кому пусть поревнуют мужи, – пусть позаботятся таким же образом находить себе невест. Ну, скажи мне, для чего ты с самого начала (бракосочетания) дозволяешь наполнять слух девицы срамом бесстыдных песен и неуместного шума? Или не знаешь, как юность легко доступна соблазну. Для чего опозориваешь досточтимое таинство брака? Все это должно изгонять, а с самого начала приучать девицу к стыдливости. Надо призвать священников, и молитвами и благословениями утвердить в сожительстве единомыслие, чтобы тем и любовь жениха усиливалась, и целомудрие невесты укреплялось, чтобы все способствовало к водворению в их доме добродетели, а дьявольские козни уничтожались, и супруги в веселье провели жизнь, соединяемые помощью Божьей, которую получить да сподобимся и все мы, благодатью и человеколюбием Господа вашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 




За предоставленную информацию и ее использование автор сайта никакой ответственности не несет!


· Православные Новости