Новости Статьи Интересное Фотогалерея Гостевая Информация Сотрудничество Контакты Христианские храмы и святыни
Главная > Библия  > Беседа 57

Беседы на книгу Бытия (Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста Архиепископа Константинопольского, том. 4, книга 1, книга 2)



Беседа 57

"После того, как Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: отпусти меня, и пойду я в свое место, и в свою землю" (Быт.30:25)

1. Сегодня надобно передать любви вашей остатки вчерашней беседы, дабы, и из сообщаемого ныне познав и попечение Божье об Иакове, и собственное благочестие праведника, мы поревновали его добродетели. Не без цели благодать Святого Духа сохранила для нас в письменах все эти повествования, – но для того, чтобы побудить нас к соревнованию и подражанию добродетельным мужам. И действительно, когда мы слышим о терпении одного, о смиренномудрии другого, о страннолюбии третьего, и о великой добродетели каждого из них, слышим то, как все они прославились и возвеличились, – то возбуждаемся к соревнованию в этом. Итак, изложим сегодня остальное повествование об этом праведнике и тем заключим нашу беседу. "После того", сказано, "как Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: отпусти меня, и пойду я в свое место, и в свою землю; отдай жен моих и детей моих, за которых я служил тебе" (Быт.30:25-26).

Смотри, какое благомыслие в этом праведном муже: видя явное благоволение Божье к себе, он не возгордился перед Лаваном; но с великой кротостью говорит: "отпусти меня, и пойду". Поистине, ничего нет сильнее кротости, ничего нет ее могущественнее. Вот смотри: как Иаков сам сначала показал кротость, то и Лавана заставил отвечать себе с добрым расположением сердца. "И сказал ему" (Быт.30:27-28) "Лаван: о, если бы я нашел благоволение перед очами твоими! я примечаю, что за тебя Господь благословил меня. И сказал: назначь себе награду от меня, и я дам". Не могу не признать, говорит, что после твоего прибытия я пользовался великим благоволением Божьим; итак, как я чувствую благодеяния, полученные мной ради прибытия твоего, то предложи, какую хочешь, награду себе, и я дам с готовностью. Заметь же, что значит кротость, и не оставим без внимания этого сказания. Обрати внимание на то, что тогда как праведник не напоминал и не искал награды за труды, а сказал только: "отдай жен моих и детей моих, за которых я служил тебе, и я пойду", Лаван, уважая великую кротость праведника, сам говорит: скажи, какую хочешь получить от меня награду, и я дам ее охотно. Да разве жены и дети Иакова не были с ним? Для чего же он говорил: "отдай жен моих и детей моих"? (Иаков говорил так), воздавая ему надлежащую честь, во всем обнаруживая собственный свой нрав и желая мирно расстаться с Лаваном. И вот видишь, как этими словами он расположил к себе Лавана, так что он обещал дать ему награду и выбор ее предоставил ему самому. Что же праведник? Посмотри опять на великую его кротость, как он и при этом не хочет быть неприятным и неучтивым к Лавану. Что же он делает? Он снова призывает его самого в свидетели своего к нему расположения и оказанной ему преданности во все время служения. "Ты знаешь", говорит, "как я служил тебе, и каков стал скот твой при мне; ибо мало было у тебя до меня, а стало много; Господь благословил тебя с приходом моим; когда же я буду работать для своего дома?"  (Быт.30:29-30)? Тебя, говорит, призываю в свидетели моих трудов; ты сам знаешь, с каким усердием я делал все со своей стороны: приняв от тебя стадо немногочисленное, я своим старанием и неусыпной заботливостью увеличил его до множества. Потом, обнаруживая благочестие свое, продолжает: "Господь благословил тебя с приходом моим; когда же я буду работать для своего дома?" Знаешь и сам, что, с пришествием моим к тебе, благодать свыше умножила достояние твое; и так как и я со своей стороны делал для тебя все с полным усердием, исполняя службу, и Божья помощь явно оказана тебе, то теперь по справедливости надобно мне и для себя устроить дом. Что значит: "буду работать для своего дома" Значит – жить на свободе и заняться своими собственными делами. Выслушав это, Лаван сказал ему: "что дать тебе" (Быт.30:31); или: скажи, что хочешь ты получить от меня? Я и сам сознаю это, и не отрицаю; знаю, как много мне дано от Бога и что с пришествием твоим благословил меня Бог. "Сказал ему", сказано (Быт.30:31), "Иаков: не давай мне ничего. Если только сделаешь мне, что я скажу, то я опять буду пасти и стеречь овец твоих". Ничего, говорит, я не хочу получать от тебя в виде платы; но дай мне только то, что скажу, и я опять буду пасти овец твоих. Вот чего именно я хочу. Посмотри, какое предложение делает праведник Лавану, уверенный в Божьей помощи: "Я пройду сегодня", говорит, "по всему стаду овец твоих; отдели из него всякий скот с крапинами и с пятнами, всякую скотину черную из овец, также с пятнами и с крапинами из коз. Такой скот будет наградою мне. И будет говорить за меня перед тобой справедливость моя в следующее время, когда придешь посмотреть награду мою. Всякая из коз не с крапинами и не с пятнами, и из овец не черная, краденое это у меня" (Быт.30:32-33).

2. Заметь благоразумие праведника! Зная, сколь велико к нему благоволение свыше, он просит у Лавана того, что, по естественному порядку вещей, казалось или трудным или и вовсе невозможным (потому что редко бывает, чтобы рождались животные с разнообразным цветом шерсти); а Лаван по этой самой причине не замедлил согласиться на требование Иакова и сказал: "будет по слову твоему" (Быт.30:34). "И отделил в тот день козлов пестрых и с пятнами, и всех коз с крапинами и с пятнами, всех, на которых было несколько белого, и всех черных овец и отдал на руки сыновьям своим. И назначил расстояние между собой и между Иаковом на три дня пути" (Быт. 30:35-36). Разделив, то есть, свои стада по предложению Иакова, он (одну часть) поручил своим сыновьям. "Иаков же пас остальной мелкий скот Лаванов" (Быт.30:36). Какие же это? Именно те, которые не имели никакой пестроты в цвете шерсти... А все это делалось для того, чтобы и праведник на самом опыте узнал величие Божьего попечения о себе, и Лаван увидел, какой помощью свыше пользуется Иаков. "Взял Иаков", сказано, "свежих прутьев тополевых, миндальных и яворовых, и вырезал на них белые полосы, сняв кору до белизны, которая на прутьях, и положил прутья с нарезкой перед скотом в водопойных корытах, куда скот приходил пить, и где, приходя пить, зачинал перед прутьями. И зачинал скот перед прутьями, и рождался скот пестрый, и с крапинами, и с пятнами" (Быт. 30:37-39). Так поступает праведник не по собственному своему побуждению, но так благодать свыше внушала разуму его, потому что совершавшееся происходило не по обыкновенному порядку природы, а было много дивного и превышающего естественный порядок вещей. "И отделял и ставил скот лицом к пестрому и всему черному скоту Лаванову; и держал свои стада особо и не ставил их вместе со скотом Лавана" (Быт.30:40). Поскольку рождавшиеся животные были все именно такие, какие он предназначил (для себя), то он и отделял их и, таким образом, составил для себя особое стадо. "Каждый раз, когда зачинал скот крепкий, Иаков клал прутья в корытах перед глазами скота чтобы он зачинал перед прутьями. А когда зачинал скот слабый, тогда он не клал. И доставался слабый скот Лавану, а крепкий Иакову. И сделался этот человек весьма, весьма богатым" (Быт.30:41-43). Что значит повторение этого последнего слова? Оно выражает великое изобилие, – то, что Иаков не только значительно, но и весьма разбогател. "И было", сказано, у него "множество мелкого скота, и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов" (Быт.30:43). Но посмотри, как это опять возродило зависть к праведнику. "И услышал Иаков слова сынов Лавановых, которые говорили: Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство сие" (Быт.31:1). Заметь, как зависть доводит их до неблагодарности, да и не их только, но и самого Лавана: "увидел", сказано, "Иаков лицо Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня" (Быт.31:2). Слова сыновей встревожили дух Лавана, и заставили забыть то, что он прежде сказал Иакову, в беседе с ним: "благословил меня Бог с приходом твоим" (Быт.30:30). Человек благодаривший Господа за то, что с приходом праведника Он благоволил умножить его богатство, теперь, переменив под влиянием детей свои мысли, воспламенился завистью и, видя праведника в великом изобилии, не хотел более обращаться с ним по прежнему. "И увидел", сказано, "Иаков лицо Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня". Видишь ли, как велика кротость праведника и сколько неблагодарности у тех; как они, не думая подавить в себе зависть, смутили и дух отца? Посмотри же далее, как неизреченно попечение Божье, какое снисхождение являет Он, когда видит, что мы со своей стороны делаем все возможное. Бог, видя ненависть их к праведнику, говорит Иакову: "возвратись в землю отцов твоих и на родину твою; и Я буду с тобой" (Быт.31:3). Довольно, говорит, пожил ты на чужой стороне; Я хочу теперь исполнить то, что обещал тебе прежде, когда говорил: "возвращу тебя в землю твою". Итак, возвращайся без всякого страха, потому что Я с тобой буду. Для того именно, чтобы праведник не медлил своим возвращением, но смело предпринимал обратный путь, для того Господь и говорит: Я с тобой буду. Я, доселе благоустроивший жизнь твою и умноживший семя твое, Я и впредь буду с тобой. Праведник, услышав это от Бога, уже не медлил, но стал приготовляться к путешествию. "И послал", сказано, "призвал Рахиль и Лию в поле, к стаду и сказал им". Он хочет сообщить женам свое намерение касательно путешествия, объявить Божье повеление и (сказать) о ненависти к нему отца. "И сказал им: я вижу лицо отца вашего, что оно ко мне не таково, как было вчера и третьего дня; но Бог отца моего был со мной". Сами же "знаете, что я всеми силами служил отцу вашему, а отец ваш обманывал меня и раз десять переменял награду мою; но Бог не попустил ему сделать мне зло. Когда сказал он, что скот с крапинами будет тебе в награду, то скот весь родил с крапинами. А когда он сказал: пестрые будут тебе в награду, то скот весь и родил пестрых. И отнял Бог скот у отца вашего и дал мне" (Быт.31:4-9).

3. Смотри, как он объявляет им и неблагодарность к нему отца, и свое усердие, какое сам оказывал в служении ему: вы знаете, говорит, что я всеми силами служил вашему отцу. Вместе с тем он изображает им попечение о нем Божье, показывая, что все делала вышняя помощь, и богатство Лаваново передала ему. "Отнял Бог", говорит он, "скот у отца вашего и дал мне. Однажды, в такое время, когда скот зачинает, я взглянул и увидел во сне, и вот козлы, поднявшиеся на скот пестрые с крапинами и пятнами. Ангел Божий сказал мне во сне: Иаков! Я сказал: вот я. Он сказал: возведи очи твои и посмотри: все козлы, поднявшиеся на скот, пестрые, с крапинами и с пятнами, ибо Я вижу все, что Лаван делает с тобой" (Быт.31:10-12).

Видишь ли, что сила вышняя творила все это, вознаграждая праведника за труды? Поскольку тот был неблагодарен к нему, то щедролюбивый Господь обильно награждает праведника: "ибо вижу", говорит, "все, что Лаван делает с тобой". Научимся отсюда, что, если мы кротко и терпеливо будем переносить обиды от кого бы то ни было, то тем более великой и щедрой помощи удостоимся свыше. Поэтому не будем противоборствовать старающимся вредить нам; а будем великодушно переносить, зная, что Господь всяческих не презрит нас, если только мы со своей стороны окажем благомыслие: "Мне", говорит Он, "отмщение: Я воздам, говорит Господь" (Рим.12:19). По этой причине и Иаков сказал: "не дал ему Бог зла сотворить мне". Тогда как Лаван хотел лишить меня, говорит, награды за труды, Господь в таком обилии явил нам Свою милость, что все достояние его передал нам. Видя, что я исполнял работу добросовестно, а тот поступал со мной ненадлежащим образом, Господь и показал такое промышление о нас. А что я говорю это не без причины, и не напрасно хочу обвинить Лавана, имею Бога свидетелем всех поступков отца вашего со мной. "Ибо вижу", говорит Он, "все, что Лаван делает с тобой", потому что не только лишил тебя воздаяния, но и не так расположен теперь к тебе, как прежде, и изменился в своих намерениях. "Я Бог явившийся тебе в Вефиле, где ты возлил елей на памятник" (Быт.31:13). Господь хочет таким образом привести на память Иакову то, что обещал Ему тогда, сказав: весьма размножу тебя и буду хранить тебя до земли твоей (Быт.28:14-15). Я, говорит, тот, который явился тебе и дал тебе свои обетования; Я и ныне, поелику настало время, привожу в исполнение обещанное тебе тогда и повелеваю тебе возвратиться без опасения, потому что Я буду с тобой. "Я Бог, явившийся тебе в Вефиле, где ты возлил елей на памятник и где ты дал Мне обет" (Быт.31:13). Господь напоминает Иакову его молитву и сделанное им обещание. В чем же состояла молитва? "Из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть" (Быт.28:22). Так как Иаков дал этот обет в то время, когда ничего не имел с собой и странствовал, как беглец, то Господь и говорит ему теперь: когда Я явился тебе, ты дал Мне обет, сказав: "Из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть", этой молитвой и обетом исповедуя Мое всемогущество и очами веры прозревая будущее свое благосостояние; ныне, когда должны совершиться изреченные Мной обетования, настало время и тебе исполнить обет свой. Итак, возвратись "теперь, "встань и выйди", сказано, "из земли сей и возвратись в землю родины твоей" (Быт.31:13). Я везде буду соприсутствовать тебе, благоустраивать для тебя путь твой, и ты ни от кого не потерпишь никакого вреда, так как десница Моя будет для тебя повсюду покровом. Услышав это, Рахиль и Лия сказали ему: "есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего? не за чужих ли он нас почитает? ибо он продал нас и съел даже серебро наше". И "все богатство и славу, которое отнял Бог от отца нашего, тебе дал. Итак, делай все, что Бог сказал тебе" (Быт.31:14-16). Вот и они повинуются воле Божьей и еще представляют неоспоримое рассуждение. Что у нас есть еще общего, говорят они, с отцом нашим? Однажды навсегда он отдал нас тебе. А "богатство и славу, которое отнял Бог от отца нашего" и дал тебе, мы будем иметь и дети наши. Не медли же. Не откладывай, а делай, что повелел тебе Бог. "Итак, делай все, что Бог сказал тебе". Выслушав это, "Иаков, встав, взял жен своих и детей", и посади их "на верблюдов: и взял с собой весь скот свой и все богатство свое которое приобрел, скот собственный его, который он приобрел в Месопотамии, чтобы идти к Исааку, отцу своему" (Быт.31:17-18).

4. Заметь, какое мужество духа имел праведник и как, отбросив всякий страх и опасение, повиновался повелению Господа. Видя уже нечистоту совести в Лаване, он не стал теперь, как прежде, рассуждать с ним, а только исполнял повеление Господне, и, взяв жен и детей, отправился в путь. "И как Лаван", сказано, "пошел стричь скот свой, то Рахиль похитила идолов, которые были у отца ее" (Быт.31:19). Не без цели и это замечено, а с целью – показать, что (дочери) еще держались отеческого обычая и имели большое уважение к идолам. Рассуди, в самом деле, с какой заботливостью она это сделала, – не унесла у отца другое что-либо, а одних только идолов, при том сделала это тайно и от мужа, потому что он, конечно, не позволил бы этого сделать. "Не известил", сказано, "Иаков Лавана Арамеянина что удаляется. И ушел со всем, что у него было; и, встав, перешел реку и направился к горе Галаад" (Быт.31:20-21). Прошу заметить и здесь великий промысел Божий – именно в том, что Бог не попустил Лавану узнать об удалении Иакова до тех пор, когда праведник был уже далеко. По прошествии трех дней, сказано, сделалось это известным Лавану. "Тогда взял" всю братию свою "с собой, и гнался за ним семь дней, и догнал его на горе Галаад" (Быт.31:22-23). Вот и опять видно неизреченное попечение Божье. Тот, кто сказал: "возвратись в землю твою, и буду с тобой", – Сам и теперь являет Свое промышление. Видя, что Лаван с сильным негодованием преследует праведника и хочет взыскать с него, так сказать, пеню за побег, Бог является Лавану ночью во сне. "И пришел", сказано, "Бог к Лавану Арамеянину ночью во сне, и сказал ему" (Быт.31:24). Посмотри, как Бог в попечении Своем о праведнике, снисходит до того, что беседует даже с Лаваном, дабы потрясши его душу удержать его от нападения (на Иакова). "Берегись, не говори ни доброго Иакову ни худого" (Быт.31:24). Велика благость Господа! Он видел, что Лаван спешит на битву, хочет напасть на праведника: поэтому Бог словом Своим останавливает его намерение и говорит: "Берегись, не говори ни доброго Иакову ни худого". Не покушайся, говорит, опечалить Иакова даже словами; берегись; удержись от своего злого намерения, укроти гнев, обуздай свой раздраженный дух, и не позволяй себе даже словом опечалить Иакова. И заметь человеколюбие Господа: Он не повелел Лавану возвратиться в свой дом, а только повелел ему не говорит праведнику ничего тяжелого, ничего оскорбительного. Почему же это и для чего? Для того чтобы праведник на самом деле, из опыта видел, сколь великого попечения удостаивает его Бог. Если бы Лаван возвратился, то откуда узнал бы это Иаков, или его жены? И для того Бог дозволяет Лавану идти и своими устами пересказать Иакову то, что было сказано ему от Бога, дабы и сам праведник с большей поспешностью и смелостью продолжал путешествие, и его жены, узнав, какого попечения удостаивается Иаков от Бога всяческих, отвергли отеческое заблуждение, подражали праведнику и получили отсюда достаточное назидание к богопознанию. Для них не столь, конечно, достоверны были слова Иакова, сколько слова Лавана, еще преданного идолопоклонству, потому что свидетельства (о вере) неверующих и врагов благочестия всегда имеют особенную важность; – и это есть дело благоискусной премудрости Божьей, когда она и врагов истины делает свидетелями истины и заставляет их собственными устами подтверждать ее. "И догнал Лаван Иакова; Иаков же поставил шатер свой на горе, и Лаван со сродниками своими поставил на горе Галаад". И "сказал Лаван Иакову: что ты сделал" (Быт.31:25-26)? Смотри, как повеление Божье укротило его пыл, обуздало ярость! Поэтому он с кротостью обращает речь свою, как бы оправдываясь и выказывая отеческую любовь к нему. Так, когда мы пользуемся попечением свыше, то не только можем избегать наветов злых людей, но если и лютые звери нападут на нас, мы не подвергнемся никакой беде. Владыка всяческих, по преизбыточеству силы Своей, изменяет и естество зверей и влагает в них кротость овечью, не отнимая у них природной лютости, но, оставляя при той же природе, заставляет проявлять свойства овец. И это можно видеть не на одних только зверях, но даже и на стихиях. Когда Он хочет, то и самые стихии забывают свойственную им силу и огонь не обнаруживает свойств огня. Всякий может убедиться в этом из примера трех отроков и Даниила. Даниил, окруженный львами, не потерпел никакого вреда, находясь как бы среди овец, потому что вышняя сила удерживала свирепость первых. А что они действительно остались зверями, не проявляя только своих зверских свойств, это на самом деле узнали те, которые были свирепее бессловесных зверей.

5. И это было для большего обличения последних, потому что они, будучи почтены разумом, превзошли, однако, жестокостью и неразумных зверей. И они узнали на деле, что по действию промысла Божьего и лютые звери убоялись праведника и не дерзнули коснуться тела его; а сами они хотели поступить с ним хуже, чем звери. А чтобы они не сочли такого явления только каким-либо призраком, пример в след затем брошенных в ров уверил их, что только в отношении к праведнику они обнаружили кротость овец и забыли свою природу; а над брошенными после того показали свойства лютости. Подобное же произошло и в печи огненной. Стихия эта устрашилась тех, которые были в печи, среди огня, и не оказала над ними обыкновенных действий огня: сила ее, будучи как бы связана, невредимыми сохранила тела этих отроков, не коснулась даже волос их, как будто чье-либо повеление воспрепятствовало стихии обнаружить свойственное действие, а между тем находившихся вне печи она истребила, в том и другом проявляя величие силы Божьей: как в том, что бывшие внутри печи остались невредимыми, так и в том, что находившиеся вне ее погибли. Так, когда мы пользуемся благоволением свыше, то не только избавляемся от наветов людей, враждующих против нас, но если подвергнемся нападению и самых зверей, и тогда не потерпим никакого вреда, потому что рука Божья могущественнее всего, она отовсюду ограждает нашу безопасность и делает нас необоримыми. Так случилось и с Иаковом. Тот, кто с таким раздражением хотел настигнуть праведника и наказать его за побег, не только не говорит ему ничего грубого и неприятного, но, как отец в беседе с сыном, кротко обращает речь к нему и говорит: "что ты сделал: зачем ты убежал тайно?" (Быт.31:26)? Смотри, какая перемена! Смотри, как тот, который неистовствовал подобно зверю, подражает теперь кротости овец! зачем ты убежал тайно? Для чего ты обманул меня, и увел дочерей моих, как плененных оружием?"  Зачем, говорит, ты это сделал? Что тебе это вздумалось? Для чего так скрытно устроил свой уход? "Сказал бы мне, и я отпустил бы тебя" со многой честью и "с весельем" (Быт.31:27). Если бы я знал об этом, говорит, я проводил бы тебя "с песнями, с тимпаном и с гуслями; ты не позволил мне даже поцеловать дочерей моих; безрассудно ты сделал" (Быт.31:27-28). Посмотри, как он сам себя обличает и собственными устами сознается, что он приготовлялся худо поступить с праведником; но промысел Божий воспрепятствовал его намерению: "Есть в руке моей", говорит, "сила сделать вам зло; но Бог отца вашего вчера говорил ко мне и сказал: берегись, не говори Иакову ни хорошего ни худого" (Быт.31:29). Представь себе, каким утешением слова эти были для праведника, и посмотри, как Лаван открыл ему и свои намерения, и цель, с какой хотел его настигнуть, и то, что страх Божий удержал его от исполнения своих злых намерений: "Бог отца твоего", говорит. Видишь, что и сам Лаван приобрел отсюда не малую пользу, получив из того, что сказано было ему (Богом), величайшее свидетельство о Божьем всемогуществе. Но так как и ты, продолжает он, этого захотел, и Бог являет столь великое о тебе попечение: "Но пусть бы ты ушел, потому что ты нетерпеливо захотел быть в доме отца твоего": то "зачем ты украл богов моих?"  (Быт.31:30)? Пусть так, говорит; тебе это вздумалось, ты решился возвратиться в дом отца твоего: но зачем же украл богов моих? О, крайнее бессмыслие! Таковы-то твои боги, что их и украсть можно? Не стыдно тебе говорит: "зачем ты украл богов моих"! Посмотри, какое крайнее было заблуждение, что люди, украшенные разумом, покланялись деревам и камням. Так боги твои, Лаван, не в силах были защитить себя и тогда, как их захотели украсть! Да и как могли это, когда были сделаны из камня? А Бог праведника удержал твою ярость, даже без его ведома. И ты не думаешь о том, как велико твое ослепление? а еще обвиняешь праведника в похищении! Да для чего праведник решился бы похитить твоих богов, которых он гнушался, даже более, у которых он знал, что они – камни бесчувственные? Но Иаков, выслушав слова Лавана с великой кротостью, сперва оправдывается в высказанных против него обвинениях, а потом предлагает сделать розыск о богах. "Сказал: ибо", говорит он, "я думал, не отнял бы ты у меня дочерей своих" (Быт.31:31). Поскольку я видел, что ты ко мне не хорошо расположен, то я стал беспокоиться, чтобы ты не вздумал отнять у меня своих дочерей и все, что у меня есть, – лишить меня моей собственности, как ты уже делал. Эта причина и страх побудили меня тайно уйти от тебя. Но "у кого найдешь богов твоих, тот не будет жив при родственниках наших" (Быт.31:32). Видишь, что Иаков не знал о похищении, сделанном Рахилью, смотри, какое строгое наказание определяет он сделавшему кражу: "у кого найдешь", говорит он, богов твоих, тот не будет жив при родственниках наших". Не за то только, говорит, что украл, но и зато, что таким похищением он дает явное доказательство собственного заблуждения. "Узнавай, что у меня, и возьми себе" (Быт.31:32). Обыщи, то есть, действительно ли похитил я что-нибудь не принадлежащее мне. Ты не можешь обвинить меня ни в чем, кроме того, что я скрытно ушел от тебя, и на это я решился не по своей воле, а, предвидя обиду, и боясь, чтобы ты, узнав об этом, не вздумал отнять у меня своих дочерей и все другое, что я имею. "И не нашел", сказано, "у него ничего: Иаков не знал, что Рахиль украла их. И ходил Лаван в шатер Лии, но не нашел, вошел в шатер Рахили. Рахиль же взяла идолов, и положила их под верблюжье седло и села на них. Она же сказала отцу своему: да не прогневается господин мой, не могу встать перед тобой, ибо у меня обыкновенное женское. И обыскал Лаван весь шатер, и не нашел богов"  (Быт.31:32-35).

6. Много было ума у Рахили, что успела она перехитрить Лавана. Пусть слышат люди, доселе еще преданные заблуждению и дорожащие идолослужением: "положила их", сказано, "под верблюжье седло и села на них". Что смешнее этого? Люди, разумом украшенные, удостоенные столь великих преимуществ от человеколюбия Божьего, хотят чтить бесчувственные камни, и не скрываются, не подумают, как это нелепо, но, как животные, руководятся только привычкой. Поэтому и Павел пишет так: "знаете, что когда вы были язычниками, то ходили к безгласным идолам, так, как бы вели вас" (1Кор.12:2). И хорошо сказал он: "безгласным". А вы, говорит он, имеющие голос, наделенные слухом и словом, вы, как бессловесные, стремитесь к тому, что не имеет никакого чувства. И какое снисхождение может быть оказано таким людям! Но посмотрим, что говорит праведник, ободренный признанием Лавана, равно и тем, что Лаван не нашел никакой благовидной причины к порицанию его. "Иаков рассердился", сказано, "и вступил в спор с Лаваном, и сказал". Заметь, как и в самом споре обнаруживает добродетель своей души: "какая", говорит он, "вина моя, какой грех мой, что ты преследуешь меня" (Быт.31:36)? Из-за чего, то есть, ты с такой стремительностью погнался за мною? В какой несправедливости можешь меня обвинить? В каком проступке? Мало того, ты нанес нам еще и ту обиду, что обыскал все имение мое! "Ты осмотрел у меня все вещи, что нашел ты из всех вещей твоего дома? покажи здесь перед родственниками моими и перед родственниками твоими; пусть они рассудят между нами обоими" (Быт.31:37). То есть, сделав такой обыск, мог ли ты найти что-нибудь, не принадлежащее мне, или что-либо твое? Если нашел, вынеси на середину; и пусть все, находящиеся при мне и прибывшие с тобой, рассудят между нами. Так как он видел, что ни в чем не виновен, то с большим дерзновением он напоминает преданность, с какой служил ему во все время, и говорит: "вот, двадцать лет" (Быт.31:38). После трудов стольких лет, заслуживаю ли я такую обиду? "Вот, двадцать лет". До настоящего времени я полных двадцать лет жил в твоем доме. "Овцы твои и козы твои не выкидывали; овнов стада твоего я не ел. Растерзанного зверем я не приносил к тебе, это был мой убыток ты с меня взыскивал, днем ли что пропадало, ночью ли пропадало; я томился днем от жара, а ночью от стужи, и сон мой убегал от глаз моих" (Быт.31:38-40). Или ты забыл труды мои, какие понес я во время выпаса овец и коз твоих? Можешь ли обвинить меня даже в том, что когда-нибудь овцы или козы твои были бесплодны? Смотри, как он указывает на благоволение Божье, бывшее к дому Лавана вследствие его пребывания в нем; это тоже, что он и прежде говорил: "благословил тебя Господь с приходом моим" (Быт.30:30), так как никто не может требовать этого от пастуха и не от присмотра пастушеского это зависит, а есть дело природы. Поэтому Иаков, прежде всего на это указывает Лавану, давая ему понять, что о его стадах было особенное промышление свыше. "Овнов стада твоего я не ел". Можешь ли ты сказать, чтобы я когда-нибудь съел барана из твоих овец, как это обыкновенно делают многие пастухи? "Растерзанного зверем я не приносил к тебе". Ни сам я, то есть, никогда не съел, ни зверь не мог у меня когда-либо похитить. Приносил ли я тебе когда-нибудь растерзанное зверем? А не каждый ли день ты видишь, как другие, пасущие стада, приносят хозяевам растерзанное? Но меня ты ни в чем таком не можешь обвинить, или указать на подобный случай со мной в продолжение двадцати лет. Да и что говорить о растерзанном зверями? Если когда и была пропажа, какая всегда может случиться, я не доводил ее до сведения твоего, а от себя вознаграждал украденное, было ли то днем или ночью. И постоянно с терпением переносил я и знойный жар, и ночной холод, только бы сберечь в целости стада твои. Мало того: и сон даже бежал от меня вследствие большой заботы.

Видишь ли неусыпность пастыря? Видишь ли напряженное старание? Какое оправдание могут иметь те, которым вверены паствы словесные и которые оказывают нерадение и каждодневно, по слову пророка (Иезек.34:3-4), одних овец закалают, а других оставляют без всякого попечения, хотя и видят, что их то пожирают звери, то похищают чужие люди, хотя здесь труда меньше и забота легче, так как (здесь) руководствуется душа, а там много труда и для тела и для души.

7. Послушай, что говорит: "я томился днем от жара, а ночью от стужи, и сон мой убегал от глаз моих". А может ли кто ныне сказать, что для спасения своих пасомых он подверг себя опасностям и бедствиям? Из нынешних (пастырей) никто не может отважиться на то, чтобы сказать это. Один только Павел, учитель вселенной, мог с дерзновением говорить это, и даже больше этого. Но где же, скажет кто-нибудь, потерпел Павел такие труды? Послушай, что он говорит: "кто изнемогает", и "я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?"  (2Кор.11:29). Вот пастырская любовь! Падения других, говорит он, усиливают мои собственные страдания; соблазны других усиливают мою скорбь. Ему должны поревновать все, которым вверено водительство словесных овец; и пусть они не будут хуже того, который показал такую неусыпную заботливость о бессловесных и притом в течение стольких лет! Там, если бы и была небрежность какая-либо, – не было бы беды; а здесь, если и одна словесная овца погибает, или будет похищена зверем, – большая потеря, величайший вред, не изобразимое наказание! Если Господь наш не отрекся пролить за нее собственную кровь, то будет ли заслуживать какого-нибудь снисхождения нерадеющий о том, который так почтен от самого Господа, и не исполняющий своего долга в попечении об овце? Но возвратимся к продолжению (библейского) повествования. "Таковы мои двадцать лет", говорит Иаков, "в доме твоем. Я служил тебе четырнадцать лет за двух дочерей твоих и шесть лет за скот твой, а ты десять раз переменял награду мою. Если бы не был со мной Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака ты бы теперь отпустил меня ни с чем. Бог увидел бедствие мое и труд рук моих и вступился за меня вчера" (Быт.31:41-42). Смотри, как ободрило праведника признание Лавана, и с какой смелостью он продолжает свое обличение! Ты знаешь, говорит он, что я служил тебе в продолжение двадцати лет, – четырнадцать лет за дочерей твоих, а в остальные пас твоих овец; однако, ты хотел лишить меня награды; и все-таки я не жаловался на это. А из того, что ты сам сказал, я вижу, что если бы Бога Авраама и Исаака не был мне помощником, теперь ты отпустил бы меня совершенно ни с чем; ты отнял бы у меня все и привел бы в исполнение обиду, какую предположил сделать. Но Бог, видевший "бедствие мое и труд рук моих"... Что это значит: "бедствие мое и труд рук моих"? Значит: так, как Богу известно, с каким великим усердием исполнял у тебя службу и какие труды переносил я, пася овец твоих, в заботах проводя день и ночь, то, призирая на это, Он, как Господь человеколюбивый, вчера обличил тебя, отвратил от меня несправедливые и неразумные покушения с твоей стороны. Своим оправданием Иаков достаточно подействовал на Лавана, обличая несправедливость к нему и исчисляя свои благодеяния, ему оказанные; поэтому тот, пристыженный его словами, уже впадает в страх и желает заключить союз с праведником. Вот что значит попечение Божье! Тот, кто сам так устроил и с такой горячностью преследовал праведника, впадает в такую боязнь, что ищет у него союза. "И отвечал Лаван и сказал Иакову: дочери – мои дочери; дети – мои дети; скот – мой скот, и все, что ты видишь, это мое: могу ли я что сделать теперь с дочерями моими и с детьми их, которые рождены ими?" (Быт.31:43)? Я знаю, говорит, что и дочери это мои, и все, что у тебя есть, "перешло" к тебе от моего достояния: что же я могу сделать им или их детям? "Теперь заключим союз я и ты, и это будет свидетельством между мной и тобой" (Быт.31:44). Заключим, говорит, договор, и он "будет свидетельством между мной и тобой", – то есть, будет служить уликой, доказательством. "И сказал ему": если кто решится нарушить постановленное нами теперь, то "хотя нет человека между нами, но Бог свидетель между мной и тобой".

8. Замечай, как мало-помалу Лаван приводится и к богопознанию. Тот, кто недавно обвинял праведника в похищении своих богов и делал из-за них такой обыск, теперь говорит ему: так как нет с нами никого, кто мог бы, в случае нужды, засвидетельствовать настоящий наш договор, то "Бог свидетель между мной и тобой": Он присутствует здесь, Он – всевидящий, от Которого ничто не может скрыться, Он, ведущий намерение каждого. "Взял", говорит, "Иаков камень и поставил его памятником, и сделали холм, и ели там на холме". Затем "сказал Лаван Иакову: вот холм сей и вот памятник, который я поставил между мной и тобой" (Быт.31:45-46). Что значит: "холм сей"? Значит: слова, сказанные здесь, на этом холме, да будут для нас всегда памятны. "И назвал" Иаков место: Галаад (холм свидетельства)" (Быт.31:47); потом говорит: "да надзирает Бог надо мной и над тобой" (Быт.31:49). Смотри, как Лаван опять призывает суд Божий. Он говорит: "да надзирает Бог надо мной и над тобой, когда мы скроемся друг от друга", – теперь, говорит, мы разойдемся; ты отправляйся в свою землю, а я возвращусь в дом свой. "Если ты будешь худо поступать с дочерями моими, или если возьмешь жен сверх дочерей моих, то, хотя нет человека между нами, но смотри Бог свидетель" (Быт.31:50). Заметь, как и раз, и два, и много раз Лаван призывает Бога в свидетели. Промышление Божье об Иакове вразумило Лавана относительно того, как велика сила Господа и как не возможно укрыться от недремлющего Ока. Поэтому он и говорит: хотя мы и разойдемся, хотя и нет никакого другого свидетеля, но свидетелем будет Сам вездесущий; таким образом, он каждым словом выражает то, что есть Господь вселенной. "И сказал Лаван "памятник" сей свидетельствует (Быт.31:51). Потом опять говорит Лаван: "ни я не перейду к тебе за этот холм, ни ты не перейдешь ко мне за этот холм и за этот памятник, для зла; Бог Авраамов и Бог Нахоров да судит между нами" (Быт.31:52-53). Заметь, как после отца он присоединил и имя деда, который был брат патриарха, а его дед. Бог Авраамов и Бог Нахоров да судит между нами. Иаков поклялся страхом отца своего Исаака. И заколол Иаков жертву на горе и позвал родственников своих есть хлеб; и они ели хлеб и ночевали на горе" (Быт.31:53-54). "Заколол жертву на горе", – то есть, возблагодарил Бога за то, что совершилось. "И они ели хлеб и ночевали на горе. И встал Лаван рано утром и поцеловал внуков своих и дочерей своих, и благословил их. И пошел и возвратился Лаван в свое место" (Быт.31:55). Видишь, возлюбленный, как велика премудрость Божья, как в одном и том же деле Господь показал и об Иакове промышление Свое, и Лавана удержал от несправедливости к праведнику, и тем самым, через что внушил ему не говорить Иакову худого, привел мало-помалу на путь богопознания, и тот, кто набежал, как зверь, намереваясь схватить и растерзать, возвратился домой, принесши оправдание и облобызав дочерей своих и детей их. Может быть, мы продлили свое слово уже слишком долго; но нас поставил в эту необходимость порядок самого повествования.

Итак, оканчивая здесь слово, просим любовь вашу так делать и располагать все дела свои, чтобы удостоиться благоволения свыше. Если будет благоволить к нам Бог, – тогда все будет для нас удобно и легко, и ничто не сможет опечалить нас в настоящей жизни, хотя бы и казалось что-нибудь прискорбным. Таков преизбыток Его могущества, что Он, когда благоволит, обращает и самые печали в радости. Так и Павел, среди скорбей, радовался и веселился, окрыляемый ожиданием уготованных ему наград. Потому и пророк сказал: "в тесноте Ты давал мне простор" (Пс.4:2), вразумляя нас, что Бог, и в самых бедствиях даровал ему наслаждаться безопасностью и спокойствием. Такого имея Владыку, столь могущественного, столь благопромыслительного и премудрого, столь человеколюбивого, приложим свое усердие и будем иметь великое попечение о добродетели, чтобы получить и настоящие и будущие блага, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, и Святому Духу, слава и держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 




За предоставленную информацию и ее использование автор сайта никакой ответственности не несет!


· Православные Новости