Новости Статьи Интересное Фотогалерея Гостевая Информация Сотрудничество Контакты Христианские храмы и святыни
Главная > Библия  > Беседа 64

Беседы на книгу Бытия (Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста Архиепископа Константинопольского, том. 4, книга 1, книга 2)



Беседа 64

"И вышел Иосиф от лица фараонова и прошел по всей земле Египетской. Земля же в семь лет изобилия приносила из зерна по горсти, и скопил хлеба весьма много, как песку морского" (Быт. 41:46-47,49).

1. Хотите ли, чтобы и сегодня мы продолжили повествование об Иосифе и рассмотрели то, как этот дивный муж, получив начальство над всем Египтом, свойственным ему благоразумием успокоил всех жителей его? "Вышел", сказано, от лица фараонова и прошел по всей земле Египетской. Земля же в семь лет изобилия приносила из зерна по горсти, и скопил хлеба весьма много, как песку морского". Получив от царя полную власть, он собирал полевые плоды и слагал их в городах, приготавливая, таким образом, достаточное обеспечение на время наступавшего голода. Видишь ли, какое воздаяние за свое благодушие, терпение и другие добродетели еще здесь получил этот праведник, из темницы перешедши в царские чертоги. Было же у него, сказано, два сына прежде наступления годов голода; и "нарек имя" первому "Манассия, потому что, говорил он, Бог дал мне забыть все несчастья мои и весь дом отца моего" (Быт.41:51). Заметь благочестие этого мужа и в том, что в имени сына он полагает воспоминание обо всем, чтобы благодарность свою (Богу) сделать постоянной, чтобы и сын из собственного своего имени мог знать об искушениях и терпении, через которое праведник достиг столь великой славы. "Потому что Бог дал мне забыть все несчастья мои и весь дом отца моего". Что значит: "все несчастья мои"? Здесь, мне думается, разумеет он двукратное свое рабство и страдание в темнице, "и весь дом отца моего", т.е. испытанное им разлучение с отцом, когда он был удален от объятий отеческих и еще в незрелом возрасте, воспитанный с таким попечением, перешел из свободного состояния в неволю. "И другому нарек имя: Ефрем, потому что, говорил он, Бог сделал меня плодовитым в земле страдания моего" (Быт.41:52). Смотри, имя и этого сына выражает полную благодарность. Не только, говорит, я забыл прежнее горе, но и размножился на этой земле, в которой потерпел такое унижение, что находился в крайности и подвергался опасности за самую жизнь. Но следует выслушать и дальнейшее повествование. После семи лет изобильных наступили годы голода, как предсказывал Иосиф. События показали всем мудрость этого мужа, и всех заставили подчиниться ему. Он наперед устроил так, что, когда должен был наступить сильный голод, египтяне не чувствовали нужды. "Во всей земле Египетской", сказано, "был хлеб" (Быт.41:54). Но когда скудость увеличилась, то народ возопил к фараону, не вынося тяжкой нужды; вынуждаемые голодом прибегли к царю. Но обрати внимание на его признательность. "И сказал фараон всем Египтянам: пойдите к Иосифу и делайте, что он вам скажет" (Быт.41:55). Он как бы так говорит: чего вы пришли ко мне? Разве не видите, что я только ношу одежду (царскую), а он виновник нашего общего спасения? Не бегите же ко мне, оставляя его, а идите к нему, "и делайте, что он вам скажет. И отворил Иосиф все житницы, и стал продавать хлеб Египтянам" (Быт.41:56). И как голод охватил всех, то "из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа, ибо голод усилился по всей земле" (Быт. 41:57). Смотри, как мало-помалу начинают сбываться Иосифовы сновидения. Когда голод усилился и распространился на Ханаан, где жил отец его Иаков, то, узнавши, что есть продажа пшеницы в Египте, "сказал сыновьям своим: что вы смотрите? Вот, я слышал, что есть хлеб в Египте; пойдите туда и купите нам оттуда хлеба, чтобы нам жить и не умереть" (Быт.42:1-2). Что, говорит, вы здесь сидите? Отправляйтесь в Египет и принесите нам, что нужно для пропитания. А все происходило так для того, чтобы братья Иосифа увидели все своими глазами и сами привели в исполнение то толкование сна, которое они высказали, когда слушали рассказ Иосифа о том, что он видел во сне. "И пошли", сказано, "десять братьев", а Вениамина, который был от одной матери с Иосифом, не взяли с собой, потому что отец сказал: "не случилось бы с ним беды" (Быт.42:4). Он жалел отрока, по незрелости его лет. "Пришли и поклонились" Иосифу, как начальнику Египта, "лицом до земли" (Быт.42:6). Теперь все это они делают в неведении, потому что прошло не мало времени с тех пор; не признали брата даже по чертам лица; может, быть, зрелость возраста произвела некоторую перемену в лице его. Все это, думаю, произошло и по устроению Бога всяческих, так что они не могли узнать брата ни из разговора, ни по лицу. Да и как могло им придти это на мысль? Ведь они думали, что он, сделавшись рабом измаильтян, и дотоле еще оставался в рабстве у варваров. Так они, не будучи в силах представить себе ничего такого, не узнали Иосифа; а он узнал их, едва только увидел, но постарался скрыть и решился обращаться с ними, как с чужими. "Показал, будто не знает их", сказано, "и говорил с ними сурово и сказал им: откуда вы пришли" (Быт42:7). Он прикрывает себя совершенным незнанием, чтобы тем лучше узнать от них все в подробности: он желал узнать касательно своего отца и брата [Вениамина].

2. И, прежде всего, он спрашивает их, из какой они страны; они отвечают, что из земли Ханаанской, – пришли купить хлеба. Голодная нужда, говорят, заставила нас предпринять это путешествие; и по этой причине, оставив свои (семейства), мы пришли сюда. "И вспомнил Иосиф сны, которые снились ему о них" (Быт.42:9). Припомнив сны и увидев, что они сбываются на самом деле, он хотел разведать обо всем обстоятельно. Поэтому он с большой строгостью тотчас отвечает и говорит: "вы соглядатаи, вы пришли высмотреть наготу земли сей" (Быт.42:9). Не с добрым намерением, говорит, пришли вы. Как видно, вы пришли сюда с какой-то хитростью и злым умыслом. Они, пришедши в замешательство, отвечают: "нет, господин" (Быт.42:10). И о чем старался узнать Иосиф, то они сами собой объясняют ему. "Рабы твои", говорят они, "пришли купить пищи; мы все дети одного человека; мы люди честные; рабы твои не бывали соглядатаями" (Быт.42:11). Защищая только самих себя и будучи в душе волнуемы страхом, они не высказывают еще того, что хотел узнать Иосиф. Поэтому он снова повторяет им: "нет, вы пришли высмотреть наготу земли сей" (Быт.42:12). Напрасно вы это говорите мне; самый вид ваш показывает, что вы прибыли сюда с каким-нибудь злым умыслом. Вынуждаемые необходимостью и желая преклонить его на милость, они говорят: "нас, рабов твоих, двенадцать братьев". Какой обман в словах! И того, кого сами продали купцам, включают в число. Да и не говорят: "нас было двенадцать, а двенадцать есть. И вот, меньший с отцом нашим". Именно о том и хотел Иосиф узнать, не сделали ли они и с меньшим его братом того же (что с ним). "Меньший теперь с отцом нашим, а одного не стало" (Быт.42:13). Не указывают ясно причины (отсутствия), а только: "не стало". Из такого ответа возымев подозрение, не сделали ли они и Вениамину чего-нибудь подобного, говорит: "то самое я и говорил вам, сказав: вы соглядатаи. Не выйдете отсюда, если не придет сюда меньший брат ваш" (Быт.42:14-15). Я его хочу видеть; желаю посмотреть на брата единоутробного, потому что из ваших поступков со мной подозреваю в вас братоненавистный дух. Итак, если хотите, "пошлите одного из вас, и пусть он приведет брата вашего", а пока он не придет, вы останетесь в темнице. С прибытием его объяснится, правду ли вы говорите, и тогда вы будете свободны от всякого подозрения. А если этого не будет, то ясно, что вы соглядатаи и затем пришли сюда. Сказав это, он "отдал их под стражу" (Быт.42:17). Вот как он испытывает их чувства и тем, что он с ними делает, показывает свою любовь к брату. Спустя три дня, он, призвал их к себе и сказал: "вот что сделайте, и останетесь живы, ибо я боюсь Бога: если вы люди честные, то один брат из вас пусть содержится в доме, где вы заключены; а вы пойдите, отвезите хлеб, ради голода семейств ваших; брата же вашего меньшего приведите ко мне, чтобы оправдались слова ваши и чтобы не умереть вам" (Быт.42:18-20).

Примечай благоразумие. Желая и им оказать расположение, и нуждам отца помочь, и о брате узнать точную правду, он повелел одного из братьев задержать, а прочим позволил возвратиться. Но посмотри, как теперь восстает неподкупный судья – совесть, хотя и никто их не обличает и не приводит на суд, и как они обвиняют сами себя. "И говорили", сказано, "они друг другу: точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали за то и постигло нас горе сие" (Быт.42:21). Таков грех. Когда он уже совершен на самом деле, тогда и обнаруживает величайшее свое безрассудство. Как пьющий, когда упивается крепким вином, нисколько не чувствует вреда от вина, а уже после самым опытом познает, как оно губительно, так и грех: пока еще не сделан, он помрачает рассудок, и подобно густому облаку затемняет смысл, а потом восстает совесть и сильнее всякого обличителя терзает мысль, обнаруживая гнусность поступка. Вот и эти теперь приходят в чувство, и когда увидели решительно угрожающую им опасность, тогда сознают, что ими сделано, и говорят: "точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его". Не случайно и не напрасно мы терпим это, говорят они, а справедливо и очень справедливо. Это нам наказание за бесчеловечие и жестокость, какую мы оказали брату: "когда он умолял нас, но не послушали". Так как были немилосердны и оказали великую жестокость, то зато теперь и испытываем то же самое: "за то и постигло нас горе сие".

3. Так они говорили между собой, думая, что Иосиф ничего этого не слышит. Он, как будто не зная и не понимая их языка, употреблял в сношениях с ними переводчика, который его слова передавал им, а их слова объяснял ему. Слыша это, Рувим сказал им: "не говорил ли я вам: не грешите против отрока? но вы не послушались; вот, кровь его взыскивается" (Быт.42:22). Не советовал ли я, говорит он, тогда вам, не упрашивал ли вас не делать ему никакой несправедливости? Поэтому теперь "кровь его взыскивается", так как в намерении вы уже умертвили его. Хотя вы не пронзили мечем шеи его, но, продав его варварам, придумали для него рабство, тягчайшее самой смерти. За это теперь взыскивается кровь его. Подумай, каково чувствовать укоризны совести, постоянно иметь при себе этого обличителя, который вопиет и напоминает преступление. Иосиф слышал это. А они не знали (этого), потому что стоял и между ними переводчик (Быт.42:23). Но далее он уже не мог переносить, потому что естество братнее и сочувствие выдавали его. "И отошел от них", чтобы не обнаружиться перед ними, "и заплакал" (Быт.42:24). "И возвратился к ним, и говорил с ними, и, взяв из них Симеона, связал его перед глазами их". Смотри, как он все делает для того, чтобы привести их в страх, чтобы они, увидев узы Симеона, ясно проявили себя в том отношении, имеют ли какое-нибудь сожаление о брате. Все это он делает, испытывая их мысли, желая узнать, не были ли они так ими же и с Вениамином (как с ним). Поэтому он приказывает связать в глазах их и Симеона, чтобы вполне испытать их и увидеть, окажут ли они сколько-нибудь любви к нему. Сожалея о Симеоне, они должны были ускорить прибытие Вениамина, чего и хотел Иосиф, чтобы свиданием с братом совершенно успокоиться. "И повелел", сказано, "наполнить мешки их хлебом, а серебро их возвратить каждому в мешок его, и дать им запасов на дорогу: положили хлеб свой на ослов своих, и пошли оттуда" (Быт.42:25-26). Смотри, какую щедрость показывает он. Он благодетельствует им, вопреки их намерению, дав не только пшеницы, но и деньги. "И открыл один" из них "мешок свой", чтобы "дать пищу ослу", видит серебро "и сказал своим братьям: серебро мое возвращено; вот оно в мешке у меня. И смутилось сердце их, и они с трепетом друг другу говорили: что это Бог сделал с нами" (Быт.42:27-28). Они опять встревожились, подозревая, не послужит ли и это к большему обвинению их; обличаемые совестью, они все приписывали греху, сделанному ими против Иосифа. Возвратившись к отцу, и передав ему все в подробности, они рассказали и о негодовании, выказанном против них со стороны начальника египетского, и о том, что он заключал их в темницу, как соглядатаев. "И сказали мы ему", говорили они, "мы люди честные и нас двенадцать братьев одного не стало, а меньший теперь с отцом нашим. И сказал нам: вот как узнаю я, честные ли вы люди: оставьте у меня одного брата из вас и приведите ко мне меньшего брата вашего; и узнаю я, что вы не соглядатаи" (Быт.42:31-34). Это опять возбудило скорби праведника. А после этого печального рассказа, когда они опорожняли свои влагалища, нашли каждый свое серебро и устрашились они и отец их. И вот при этом старец опять проливает слезы. Что он говорит им? "Вы лишили меня детей: Иосифа нет, и Симеона нет, и Вениамина взять хотите, – все это на меня" (Быт.42:36). Мало, говорит, у меня было слез об Иосифе, вы присоединили к нему и Симеона. Да и на этом еще не остановились скорби мои. Вы хотите отнять у меня и Вениамина. "Все это на меня". Слова эти достаточно показывают, как терзалось сердце отца. Как терял он всякую надежду относительно Иосифа (думая, что он съеден зверями), так он предавался унынию и относительно Симеона, и, наконец, трепетал и за Вениамина. Но он пока еще противился и не отдавал отрока. "И сказал Рувим", первенец его: "убей двух моих сыновей, если я не приведу его к тебе; отдай его на мои руки; я возвращу его тебе" (Быт.42:37). Вверь, говорит, его мне, мне дай, я возвращу его тебе.

4. Рувим так поступал в той мысли, что без Вениамина им нельзя снова придти в Египет и купить там, что было нужно для пропитания; но отец не отдает его и говорит: "не пойдет сын мой с вами". Высказывает и причину на это, как бы оправдываясь перед детьми: "потому что брат его умер, и он один остался; если случится с ним, совершенно юным, зло на пути, то сведете вы седину мою с печалью в гроб" (Быт.42:38). Боюсь, говорит, за его детский возраст; опасаюсь, чтобы мне не лишиться и этого утешения, и не окончить жизни в горести. А пока он остается при мне, я имею хотя малое некоторое утешение; присутствие его облегчает мою скорбь об его брате. Итак, любовь к Вениамину не позволяет отцу отпустить его. Между тем голод еще более усилился и у них оказался недостаток в пище. И говорит отец: пойдите опять и принесите немного пищи. "И сказал ему Иуда, говоря: тот человек решительно объявил нам сказав: не являйтесь ко мне на лицо, если брата вашего не будет с вами. Если пошлешь с нами брата нашего, то пойдем и купим тебе пищи, а если не пошлешь, то не пойдем, ибо тот человек сказал нам: не являйтесь ко мне на лицо, если брата вашего не будет с вами" (Быт.43:3-5). Не думай, говорит, что нам можно отправиться туда без брата. А если хочешь, чтобы мы сходили туда без всякой пользы и чтобы все подверглись опасности, то пойдем. Но знай, что тот человек заклял нас, что мы не увидим его лица, если не придет с нами младший брат. Со всех сторон стеснен был Иаков. Поэтому, проливая слезы, он говорит им: "для чего вы сделали мне такое зло, сказав тому человеку, что у вас есть еще брат" (Быт.43:6). Для чего же вы, говорит, сделали мне это зло? Для чего вы причинили мне столько бед? Если бы вы не сказали того, и Симеона я не лишился бы, и этого он не стал бы требовать. Они сказали: "расспрашивал тот человек о нас и о родстве нашем, говоря: жив ли еще отец ваш? есть ли у вас брат? Мы и рассказали ему по этим расспросам. Могли ли мы знать, что он скажет: приведите брата вашего" (Быт.43:7); не думай, говорят, что мы сами добровольно рассказали тому человеку о нашем семействе. Он, приняв нас за соглядатаев, задержал нас, и подробно расспрашивал о наших обстоятельствах; поэтому мы и сказали ему это, желая объяснить ему все по справедливости. "И сказал Иуда отцу своему: отпусти отрока со мной, и мы встанем и пойдем, и живы будем и не умрем" (Быт.43:8). Мне, говорит, поручи его, чтобы нам отправиться в путь; (иначе) нам уже не останется никакой надежды спасения, так как пища издержана, а в другом месте мы нигде не найдем продовольствия. "Я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его; если я не приведу его к тебе и не поставлю его перед лицом твоим, то останусь я виновным перед тобой во все дни жизни; если бы мы не медлили то уже сходили бы два раза" (Быт.43:9-10). Сострадание твое, говорит, к сыну готовит всем нам гибель. Скоро все мы погибнем от голода, если не захочешь отпустить его с нами. И смотри здесь, возлюбленный, как, наконец, крайность голода победила отеческую любовь. Видя, что они не находят никакого другого средства к пропитанию, а голод усиливается, он говорит им: если так, и если уже непременно надобно тому быть и вам нельзя без него отправиться, то надобно и дары принести тому мужу. Отнесите назад и серебро, которое вы нашли в своих влагалищах, а для купли хлеба возьмите другое серебро. "И брата вашего возьмите и, встав, пойдите опять к человеку тому; Бог же Всемогущий да даст вам найти милость у человека того, чтобы он отпустил вам и другого брата вашего и Вениамина, а мне если уже быть бездетным, то пусть буду бездетным" (Быт.43:13-14). Смотри, какую выказывает невыразимую любовь свою к Иосифу. Чтобы кто-нибудь не подумал, что в словах: "мне если уже быть бездетным, то пусть буду бездетным", он говорит о Вениамине или Симеоне, для этого он наперед сказал: "Бог же Всемогущий да даст вам найти милость у человека того, чтобы он отпустил вам и другого брата вашего и Вениамина". Хотя, говорит, они и останутся живы, но я, как бездетный, бездетный. Подумай, как всецело сердцем он предан был Иосифу. Видя себя окруженным таким множеством детей, он считал себя бездетным потому, что лишился Иосифа. "И взяли", сказано, "те люди дары эти, и серебра вдвое взяли в руки свои, и Вениамина, и встали, пошли в Египет и предстали перед лицом Иосифа. Иосиф увидел между ними Вениамина" (Быт.43:15-16). Он увидел, чего так желал, увидел столь вожделенного ему. Он видел теперь исполнение желания своего. "Сказал начальнику дома своего: введи сих людей в дом и заколи что-нибудь из скота, и приготовь, потому что со мной будут есть эти люди в полдень. И испугались люди эти, что ввели их в дом Иосифов, и сказали: это за серебро, возвращенное прежде в мешки наши, ввели нас, чтобы придраться к нам и напасть на нас, и взять нас в рабство и ослов наших" (Быт.43:16,18). Иосиф так все устроил, показывая свое расположение к ним; а они и при этом беспокоятся, подозревая, не хотят ли истязать их за серебро, как поступивших и в этом отношении бесчестно. Поэтому, пришедши (в дом Иосифа), они объясняют причину своего смущения управителю дома, – рассказывают, как они нашли серебро в своих влагалищах, и присовокупляют: вот мы теперь принесли с собой серебра вдвое больше, чтобы и прежнее возвратить, и купить себе продовольствие.

5. Смотри, как несчастья укротили их дух и сделали их смиренными. "Сказал им" (правитель дома): "будьте спокойны, не бойтесь; Бог ваш и Бог отца вашего дал вам клад в мешках ваших; серебро ваше дошло до меня" (Быт.43:23). Не бойтесь, говорит, и не беспокойтесь об этом. Никто не станет обвинять вас по этому делу. Серебра у нас слишком много. А вы и то признавайте делом Божьим, что в ваших влагалищах оказались сокровища. Сказав это, "привел к ним Симеона. И ввел их в дом Иосифов и дал воды, и они омыли ноги свои; и дал корму ослам их" (Быт.43:23-24). Вот как молитва отца благопоспешала им во всем, и как он молился о них, когда говорил: "Бог отца моего да даст вам благодать", так все и сделалось. Правитель дома, и до прихода Иосифа, оказывал им полную благосклонность. "И приготовили дары" Иосифу и, когда он пришел, "принесли дары и поклонились ему до земли" (Быт.43:25:26). Опять он спрашивает их: "здоров ли отец ваш старец, о котором вы говорили? жив ли еще он? Они сказали: здоров раб твой, отец наш; еще жив. И преклонились они и поклонились. И поднял глаза свои, и увидел Вениамина, брата своего, сына матери своей, и сказал: это брат ваш меньший, о котором вы сказывали мне? И сказал: да будет милость Божья с тобой, сын мой" (Быт.43:27-29). Смотри, какую еще твердость показывает он, и еще прикрывает себя незнанием, чтобы через последующее испытать их намерения относительно того, как они расположены к Вениамину. Но природа брала верх: "воскипела", сказано, "любовь его к брату, и он готов был заплакать. И вошел он во внутреннюю комнату и плакал там. И умыв лицо свое, вышел" (Быт.43:30). Потом, выражая им свою благосклонность, говорит: "подавайте кушанье. И подали ему особо", как бы царю и начальнику всего Египта, "и им особо, и Египтянам, обедавшим с ним, особо, ибо Египтяне не могут есть с Евреями, потому что это мерзость для Египтян. И сели они перед ним первородный по первородству его, и младший по молодости его" (Быт.43:31-33). Это приводило их в изумление, и они недоумевали, откуда он знал разность их возраста. Затем, каждому дав часть (снеди), Вениамину дал в пять раз больше. Они не понимали, что это значит, и думали, что просто по некоторой случайности сделано им, как бывает в отношении к малолетним. Когда окончилось угощение, Иосиф призвал своего домоправителя "и приказал ему говоря: наполни мешки этих людей пищей, сколько они могут нести, и серебро каждого положи в отверстие мешка его, и чашу серебряную положи в отверстие мешка к младшему" (Быт.44:1-2). Вот, опять, какой способ он изобретает, чтобы точнее узнать расположение братьев к Вениамину. Когда это было сделано, он отпустил их. А когда они отправились в путь, "сказал", сказано, "начальнику дома своего: ступай, догоняй этих людей и, когда догонишь, скажи им: для чего вы заплатили злом за добро? Не та ли это чаша, из которой пьет господин мой и он гадает на ней? Худо это вы, сделали (Быт.44:4-5). Домоправитель, настигнув их, говорил им: для чего вы благодетелю отплатили злом? Для чего лукавство свое простерли даже на того, который оказал вам столь великую благосклонность? Почему вы не постыдились великодушия этого мужа к вам? Какое злодейство? Какое безумие вы сделали! Или не знаете, что это тот самый сосуд, над которым волхвует господин мой? Худо ваше дело, гибельно намерение; непростителен умысел, велика дерзость, превосходящая всякую злобу. "Они сказали ему: для чего господин наш говорит такие слова" (Быт.44:7). Для чего, говорят, взводишь на нас вину, в которой мы вовсе невиновны? "Рабы твои не сделают такого дела", никогда мы этого не дозволим себе. Принесши с собой двойное количество серебра, как мы могли похитить серебро или золото (Быт.44:8)? А если ты так думаешь, "у кого из рабов твоих найдется" сосуд, который ты ищешь, тот "да умрет", как решившийся на такую дерзость, "и мы будем рабами" (Быт.44:9). Убеждение совести побуждало их говорить с такой смелостью. "Он сказал: хорошо; как вы сказали, так пусть и будет: у кого найдется чаша", тот один "будет мне рабом", а вы отпущены будете (Быт.44:10). Сказав это, они позволили ему сделать обыск, и "он обыскал, начал со старшего и окончил младшим" Вениамином. И открыв влагалище его, находит у него чашу (Быт.44:12). Это помрачило их ум. "И разодрали они одежды свои, и, возложив опять вретища свои возвратились в город". Вошедши "пришли Иуда и братья его в дом Иосифа, который был еще дома, и пали перед ним на землю" (Быт.44:13-14). Замечай, сколько они делают поклонов. Сказал им Иосиф: что это вы сделали? Разве не знаете, что я волхвованием волхвую на ней (на чаше). "Иуда сказал: что нам сказать господину нашему? что говорить? чем оправдываться? Бог нашел неправду рабов твоих". Опять они приводят себе на память поступки свои с Иосифом. "Вот, мы рабы господину нашему, и мы, и тот, в чьих руках нашлась чаша" (Быт.44:16). Вот теперь они показывают в себе доброе расположение духа и сами себя вместе с братом (Вениамином) отдают в рабство. "Но Иосиф сказал: нет, я этого не сделаю; тот, в чьих руках нашлась чаша, будет мне рабом, а вы пойдите с миром к отцу вашему" (Быт.44:17).

6. Вот, чего опасался отец, то и случилось с ними; они пришли в страх и смущение, и не знают, что и делать. "И подошел Иуда к нему и сказал". Так как он взял его от отца и говорил: "если я не приведу его к тебе, то останусь я виновным перед тобой во все дни жизни", то поэтому теперь, приблизившись (к Иосифу), он рассказывает ему обо всем подробно, чтобы возбудить в нем сострадание и расположить к освобождению отрока. "И подошел к нему Иуда и сказал: господин мой, позволь рабу твоему сказать слово" (Быт.44:18). Замечай, что он говорит совершенно так, как раб с господином; припомни же теперь те сновидения о снопах, которые усилили (в братьях) ненависть к нему, и подивись благопромыслительной Божьей премудрости, которая все привела в исполнение, не смотря на столько препятствий. "Позволь рабу твоему сказать слово, говорит, в уши господина моего, и не прогневайся на раба твоего, господин. Господин мой спрашивал рабов своих, говоря: есть ли у вас отец или брат? Мы сказали господину нашему, что у нас есть отец престарелый, и сын старости младший сын, которого брат умер" (Быт.44:18-20). Представь себе, что было с Иосифом, когда он слушал это. "Он остался один от матери своей, и отец любит его". Для чего он и здесь лжет, говоря: "брат его умер", тогда, как они продали его купцам? Это потому, что они уверили отца в том, что он (Иосиф) умерщвлен и сожран зверями; а, кроме того, они думали, что он не вынес рабства у варваров и уже умер; поэтому и говорит: "брат его умер. Ты же сказал рабам твоим: приведите его ко мне, чтобы мне взглянуть на него. ты сказал рабам твоим: если не придет с вами меньший брат ваш, то вы более не являйтесь ко мне на лицо. Когда мы пришли к рабу твоему, отцу нашему, то пересказали ему слова господина моего. И сказал отец наш: пойдите опять, купите нам немного пищи. Мы сказали: нельзя нам идти", если брат наш не пойдет с нами. "И сказал нам раб твой, отец наш: вы знаете, что жена моя родила мне двух сынов; один пошел от меня, и я сказал: верно он растерзан" (Быт.44:21, 23-28). Смотри, как из защитительной речи Иуды Иосиф обстоятельно узнает обо всем, что произошло в доме (отца), после того, как он был продан, и как настроили отца и что они сказали о нем. Ныне "если и сего возьмете от глаз моих, и случится с ним несчастье, сведете вы седину мою с горестью в гроб" (Быт.44:29). А если отец наш так любит этого отрока, то, как нам явиться к нему без отрока? "Если я приду к рабу твоему, отцу нашему, и не будет с нами отрока, с душой которого связана душа его, то он, увидев, что нет отрока, умрет; и сведут рабы твои седину раба твоего, отца нашего, с печалью в гроб. Притом я, раб твой взялся отвечать за отрока отцу моему, сказав: если не приведу его к тебе грешен буду перед тобой, во все дни (Быт.44:30-32). Такое обещание отцу дал я, чтобы привести отрока и выполнить твою волю, и тем доказать, что мы говорили тебе правду и что в наших словах не было нисколько лжи. "Итак, пусть я, раб твой, вместо отрока останусь рабом у господина моего, а отрок пусть идет с братьями своими: ибо, как пойду я к отцу моему, когда отрока не будет со мной? Я увидел бы бедствие, которое постигло бы отца моего" (Быт.44:33-34). Эти слова тронули Иосифа и достаточно уже показали ему и почтение братьев его к отцу и любовь к брату. "Не мог более" переносить, "удерживаться при всех стоявших около него", но, удалив всех и оставшись один с ними, "громко зарыдал он, и открылся братьям своим". И это сделалось известным во всем царстве "и в доме Фараона". И сказал он братьям: "я – Иосиф, жив ли еще отец мой" (Быт.45:1-3)? Нужно, по-моему, удивляться здесь и твердости этого блаженного мужа, тому, что он до сих пор мог притворяться и не обнаружить себя, а еще более удивляться тем, как они могли устоять и открыть, наконец, уста, как не вылетела из них душа, как не поколебался их рассудок, как они не провалились в землю. "Но братья его не могли отвечать ему, потому что они смутились перед ним". Справедливо. Представляя себе, как они с ним поступили, и как он вел себя по отношению к ним, размышляя о величии, в котором он тогда находился, они тревожились, можно сказать, за самую жизнь. Поэтому, желая их ободрить, говорит: "подойдите ко мне" (Быт.45:4). Не отдаляйтесь, говорит, не думайте, что вы сами по себе так поступили со мной. Это было делом не столько вашей злобы, сколько Божьей премудрости и неизреченного человеколюбия, именно для того, чтобы, прибыв сюда, теперь, вовремя, я мог и вам и всей этой стране доставить все нужное для пропитания. "Он сказал: я – Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет; но теперь не печальтесь" (Быт.45:4-5). Пусть это не смущает и не представляется вам жестоким случившееся, потому что это произошло по устроению Божьему. "Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни; ибо теперь два года голода на земле: еще пять лет, в которые ни орать, ни жать не будут; Бог послал меня перед вами, чтобы оставить вас на земле и сохранить вашу жизнь великим избавлением. Итак, не вы послали меня сюда, но Бог" (Быт.45:5-8).

7. Смотри, как раз и другой и третий он утешает их, говоря, что не им приписывает причину своего прибытия в Египет, но Богу, Который устроил это так, что он достиг, такого величия. "Бог поставил меня отцом фараону и господином во всем доме его и владыкой во всей земле Египетской" (Быт.45:8). Мое рабство, говорит, доставило мне эту власть; продажа привела меня к такому величию; мое несчастье послужило поводом к такому благополучию; зависть приготовила мне эту славу. Это не слушать только будем, но и подражать и подобным образом извинять обидевших нас, не вменяя им того, что они сделали нам, но, все перенося благодушно, подобно дивному Иосифу. Итак, говорит, будьте уверены, что я не вам приписываю случившееся со мной, и не обвиняю вас в преступлениях, но все отношу к Богу, все так устроившему, чтобы привести меня к настоящей славе. "Идите скорее к отцу моему и скажите ему: так говорит сын твой Иосиф: Бог поставил меня господином над всем Египтом; приди ко мне, не медли ты будешь жить в земле Гесем, и будешь близ меня, ты, и сыны твои, и сыны сынов твоих, и мелкий, и крупный скот и все твое; и прокормлю тебя там, ибо голод будет еще пять лет, чтобы не обнищал ты и дом твой и все твое. И вот, очи ваши и очи брата моего Вениамина видят, что это мои уста говорят с вами; скажите же отцу моему обо всей славе моей в Египте и обо всем, что вы видели, и приведите скорее отца моего сюда" (Быт.45:9-13). Сказав все это, достаточно успокоив их и приказав им сказать о себе отцу и немедля привести его, он, "пал на шею Вениамину и плакал" (Быт.45:14) (так как он был от одной матери), и Вениамин "плакал на шее его. И целовал всех братьев своих и плакал" (Быт.45:15). И после такой речи, слез и данного им совета, (братья) едва могли говорить с ним. "Потом", сказано, "говорили с ним. Дошел в дом фараона слух и приятно было фараону" и все в доме. Свидание Иосифа с братьями обрадовало всех. "И сказал" царь "Иосифу: скажи братьям твоим: вот что сделайте: навьючьте скот ваш, и ступайте в землю Ханаанскую; и возьмите отца вашего и семейства ваши и придите ко мне; я дам вам лучшее в земле Египетской, и вы будете есть тук земли. Тебе же повелеваю сказать им: сделайте сие: возьмите себе из земли Египетской колесниц для детей ваших и для жен ваших" (Быт.45:17-19). Смотри, как и царь заботится о прибытии Иакова. "И привезите", говорит, "отца вашего и придите; и не жалейте вещей ваших, ибо лучшее из всей земли Египетской дам вам. Так и сделали сыны Израилевы. И дал им Иосиф колесницы по приказанию фараона. Каждому из них он дал перемену одежд, а Вениамину дал триста сребреников и пять перемен одежд; также и отцу своему послал подобно десять ослов, навьюченных лучшими произведениями Египетскими, и десять ослиц, навьюченных зерном, хлебом и припасами отцу своему на путь". Давши все это, "отпустил братьев своих, и они пошли. И сказал им: не ссорьтесь на дороге" (Быт.45:19-24). Посмотри, какая любомудрая душа. Не только сам оставил всякий гнев на них и освободил их от вины, но и им внушает не предаваться гневу в пути и не обвинять друг друга в том, что случилось. В самом деле, если недавно еще, представляясь Иосифу, они говорили между собой: "точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали", – и тогда Рувим говорил: "не говорил ли я вам: не грешите против отрока? но вы не послушались" (Быт.42:21-22), то, тем более, могло случиться, что теперь он будет обвинять их. Поэтому, предотвращая их гнев и взаимную ссору, говорит: "не ссорьтесь на дороге"; но, размышляя о том, что я ваших поступков со мной не поставил вам в вину, будьте и вы благорасположены друг к другу.

Можно ли довольно надивиться добродетели этого праведника, который с большим тщанием выполнял учение мудрости, открытой в Новом Завете. Что Христос заповедал апостолам: "любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас" (Мф.5:44), то самое, и еще больше того, сделал Иосиф. Он не только показал столь великую любовь к тем, которые со своей стороны готовы были убить его, но еще всячески старается уверить их, что они нисколько не согрешили против него. Какая высокая мудрость! Какое крепкое благодушие! Какая великая любовь к Богу! Не вы, говорит он, мне это сделали, но попустил Промысел Божий, пекущийся обо мне, чтобы и сновидения мои сбылись и для вас я мог послужить орудием спасения. Итак, скорби или искушения служат свидетельством великого промышления и попечения о нас человеколюбца Бога. И потому мы не должны домогаться всеми мерами только жизни спокойной и беспечальной; но и в благополучии и в скорбях равно должны воссылать благодарение Господу, чтобы Он, видя наше благомыслие, явил еще большее попечение о нас, которого и да сподобимся все мы, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 




За предоставленную информацию и ее использование автор сайта никакой ответственности не несет!


· Православные Новости