Афанасий Великий. К тому же епископу Серапиону, послание 2-е. Против утверждающих, что Сын есть тварь



21. К тому же епископу Серапиону, послание 2-е. Против утверждающих, что Сын есть тварь

1) Думал я, что написано мною мало, и винил себя, что по великой немощи не мог написать столько, сколько возможно человеку сказать вопреки учащим нечестиво о Духе Святом. Но некоторые из братии, как пишешь, потребовали усечь и это, чтобы им в готовности и в кратком виде иметь у себя, чем оправдаться перед вопрошающими о нашей вере и чем обличить 50 нечествующих. Потому, сделал я и это, твердо надеясь, что ты, имея благую совесть, если и не достает чего в написанном, восполнишь то сам.

Ариане, заключась в себя и не представляя себе ничего иного, так как все это вне их, подобно саддукеям, по человеческим рассуждениям стали толковать и богодухновенное Писание. Посему слыша, что Сын есть Премудрость, Сияние и Слово Отчее, они обыкновенно возражают на это: «как это возможно?». Как будто невозможно тому и быть, чего не могут они понять? Остается рассуждать им таким же образом и обо всем. Как могла не существовавшая некогда тварь прийти в бытие? Или как мог из земной персти образоваться разумный человек? Или как тленное могло стать нетленным? Или как земля основана на морях, и на реках уготовал ю есть Бог (Пс 23:2)? И наконец, остается им сказать себе самим: да ямы и пием, утгире бо умрем (1 Кор 15:32), чтобы с истлением их истлело и безумие их ереси.

2) Таковое мудрование ариан смертно и тленно, слово же истины, которое и им прилично было бы уразуметь, есть таково: ежели Бог есть источник, свет и Отец, то непозволительно сказать, что источник сух, свет без сияния, Отец без Слова, иначе Бог будет не премудр, не словесен, не светозарен. Итак, поелику Отец вечен, то необходимо быть и вечному Сыну. Ибо что ни уразумеем в Отце, то без сомнения есть и в Сыне, как говорит сам Господь: вся елика имать Отец, Моя суть (Ин 16:15), и все Мое принадлежит Отцу. Посему вечен Отец, вечен и Сын, потому что Им и веки сотворены (Евр 1:2). Отец есть Сый, по необходимости и Сын есть Сый над всеми Бог, благословен во веки, аминь, как сказал Павел (Рим 9:5). Непозволительно 51 говорить об Отце: было, когда Он не был. Непозволительно сказать и о Сыне: было, когда Он не был. Отец есть Вседержитель, Вседержитель есть и Сын, ибо говорит Иоанн: Сый, и Иже бе, и грядый, Вседержитель (Откр 1:8). Отец есть Свет, и Сын есть Сияние и Свет истинный. Отец — истинный Бог, и Сын — истинный Бог. Ибо так написал Иоанн: да будем во истиннем, в Сыне Его Иисусе Христе: Сей есть истинный Бог и живот вечный (1 Ин 5:20). И вообще, из всего, что имеет Отец, нет ничего непринадлежащего Сыну. Посему-то Сын в Отце и Отец в Сыне, ибо что принадлежит Отцу, то есть в Сыне, а также познается и в Отце. Так разумеется и сие: Аз и Отец едино есма (Ин 10:30), потому что не иное в Отце, а иное в Сыне, но что в Отце, то есть и в Сыне. И поелику, что в Сыне видишь, видишь в Отце, то совершенно уразумевается сказанное: видевый Мене, виде Отца (Ин 14:9).

3) А вследствие доказанного теперь, злочестив, кто говорит, что Сын есть тварь. Ибо принужден будет наименовать тварью и источник, источающий тварь, то есть ту Премудрость, то Слово, в котором все, что есть в Отце.

Сверх сего, гнилость арианской ереси можно видеть и из следующего. Кому подобны мы, с теми имеем тождество и бываем единосущны. Так мы, люди, подобны будучи друг другу и имея друг с другом тождество, единосущны между собою, ибо всем свойственно одно и тоже: смертность, тленность, превратность, происхождение из ничего. И ангелы в отношении к себе самим и все прочие существа также между собою единоестественны. Посему пусть исследуют сии пытливые, есть ли какое подобие у твари с Сыном или могут ли они найти 52 в тварях, что есть в Сыне, почему бы отважиться им и Божие Слово наименовать тварью. Но сии, продерзливые на все и заблуждающиеся в деле благочестия, не найдут ничего такого.

Ни одна тварь не есть Вседержитель, и ни одна не обладается другою, каждая же принадлежит самому Богу. Небеса поведают славу Божию (Пс 18:2). Господня земля и исполнение ея (Пс 23:1). Море виде и побеже (Пс 113:3). Все твари рабственны Сотворшему их, творят волю Его, повинуются повелениям Его. А Сын есть Вседержитель, как и Отец. Это написано и доказано.

А также в тварях ничто не непреложно по естеству. Ибо и из ангелов некоторые не соблюли чина своего (Иуд 6), и звезды не чисты суть пред Ним (Иов 25:5), и диавол спал с неба, и Адам преступил заповедь, и все изменяемо. Но Сын непреложен и неизменен, как и Отец. Это и Павел напомянул словами сто первого псалма, говоря: в началех Ты, Господи, землю основал еси, и дела руку Твоею суть небеса: та погибнут, Ты же пребываеши: и вся, якоже риза, обетшают, и яко одежду свиеши их, и изменятся: Ты же тойжде еси, и лета Твоя не оскудеют (Евр 1:10–12), и еще говорит: Ицсус Христос вчера и днесь, Тойже и во веки (Евр 13:8).

4) И еще, всего созданного не было, и оно пришло в бытие. Ибо землю, яко ничтоже, сотвори (Ис 40:23), и нарицающий не сущая яко сущая (Рим 4:17). И все созданное есть произведение и тварь, потому и имеет начало бытия. Ибо в начале сотвори Бог небо и землю, и вся, яже в них (Быт 1:1; Пс 145:6), и еще: рука Моя сотвори вся сия (Ис 66:2). А Сын есть Сый и над всеми Бог, как и Отец, и это также доказано. Он есть не творимый, но творящий, не созидаемый, но 53 созидающий и творящий дела Отчие. Им веки сотворены (Евр 1:2), вся Тем быша и без Него ничтоже бысть (Ин 1:3). И как апостол научил словами псалма: Он в началех землю основал, и дела рук Его суть небеса (Пс 101:26).

И еще, ни одна из тварей не есть Бог по естеству, но каждое созданное существо, каким пришло в бытие, таким и наименовано. Одно есть небо, другое земля, иное светила, иное звезды, иное море, и бездны, и четвероногие, и, наконец, человек, прежде же сих — ангелы, архангелы, херувимы, серафимы, силы, начальства, власти, господства, рай. Каждая тварь такою и пребывает. Если же некоторые наименованы и богами, то не по естеству, а по причастию Сына. Ибо так сказал сам Сын: аще оных рече богов, к нимже слово Божие бысть (Ин 10:35). А посему, так как они не боги по естеству, то некоторые из них изменяются и слышат: Аз рех: бози есте и сынове Вышняго вси: вы же яко человецы умираете (Пс 81:6). Таков был услышавший: ты же человек еси, а не Бог (Иез 28:2). Но Сын есть истинный Бог, как и Отец, потому что Он в Отце, и Отец в Сыне. Это, как показано, написал Иоанн, а Давид воспевает: престол Твой, Боже, в век века: жезл правости жезл царствия Твоего (Пс 44:7), пророк же Исаия взывает: утрудися Египет, и купли Ефиопския, и Саваимстии мужи высоцыи к Тебе прейдут, и в след Тебе пойдут связани узами ручными, и поклонятся Тебе, яко в Тебе Бог. Ты бо еси Бог Израилев, и не ведехом (Ис 45:14–15). Кто же сей Бог, в котором Бог пребывает, кто кроме Сына, который говорит: Аз во Отце, и Отец во Мне есть (Ин 14:10)?

5) Поскольку же это действительно так и подтверждается Писанием, и Сын не имеет никакого 54 подобия с тварями, но все, принадлежащее Отцу, принадлежит и Сыну, то не усмотрит ли из сего всякий, что Сын единосущен Отцу? Как если бы имел подобие и сродство с какими-либо из тварей, то с ними и был бы единосущен, так, поелику по сущности чужд существам созданным, и есть собственное Отчее Слово, и не иной с Отцом, потому что и Ему собственно принадлежит все принадлежащее Отцу, то по всей справедливости Он единосущен Отцу. Так разумев, и Отцы на Никейском Соборе исповедали Сына единосущного и от Отчей сущности. Ибо хорошо сознавали, что тварная сущность никак не могла бы сказать о себе: вся елика имать Отец, моя суть (Ин 16:15), имея начало бытия, не имеет она сего: «,я есмь сый и был вечно». А потому поелику Сын имеет сие, и все сказанное выше принадлежащее Отцу принадлежит и Сыну, то необходимо, чтобы сущность Сына была не тварная, но единосущная Отцу. Сверх того, тварная сущность не может быть удобоприемлемою для принадлежащего собственно Богу (а собственно принадлежит Ему то, по чему познается Бог, например, Вседержитель, сый, неизменяемость и прочее выше исчисленное), иначе Бог, по учению сих безрассудных имея то, что могут иметь и твари, окажется единосущным с тварями.

6) И еще так обличил бы иной нечестие утверждающих, что Божие Слово есть тварь. Вера наша в Отца, и Сына, и Святаго Духа, потому что сам Сын говорит апостолам: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Мф 28:19). Сказал же это так, чтобы мы из известного нам составили себе понятие и о том, что Им сказано апостолам. Как отцов называем мы не творцами, но родителями, и нас самих всякий назовет не тварями отцов, 55 но сынами их по естеству и единосущными отцам, так и Бог, если Он — Отец, то, без сомнения, Отец Сына по естеству и Сына единосущного. Авраам не сотворил, но родил Исаака. А Веселеил и Елиав не родили, но сотворили все дела в Скинии (Исх 36:1). И кораблестроитель, и плотник не рождают того, что производят, но каждый сооружает или ладью, или дом. А Исаак не творит, но рождает по естеству единосущного Иакова, также и Иаков — Иуду и братию его. Как безумен был бы тот, кто стал бы утверждать, что дом единосущен с плотником, и ладья единосущна с кораблестроителем, так прилично будет сказать, что всякий сын единосущен со своим отцом. Поэтому, ежели есть Отец и Сын, то Сыну необходимо быть сыном по естеству и в действительности, а это, как многими доводами доказано, значит быть единосущным Отцу. И действительно, о тварях сказано: Той рече, и быша: Той повеле, и создашася (Пс 148:5), а о Сыне: отпрыгну сердце Мое Слово благо (Пс 44:2). Даниил знал Сына Божьего, знал и дела Божии и видел Сына орошающего пещь, а о делах сказав: благословише вся дела Господня Господа (Дан 3:57), перечислил каждую из тварей, но Сына не присоединил к ним, зная, что Сын — не дело, но что Им произведены дела, сам же Он есть песнославимый и превозносимый в Отце. Посему как через Него открывает себя Бог ведущим, так через Него же благословение, через Него и в Нем исповедуется Отцу и песнь, и слава, и держава, и таковое только исповедание, как свидетельствуют Писания, бывает благоугодно. А потому как многим другим, так и этим объясняется и доказывается, сколько нечестив утверждающий, что Слово Божие есть тварь. 56

7) Но еретики выставляют в предлог написанное в Притчах: Господь созда Мя начало путей Своих в дела Своя (Прит 8:22), и сами в себе присовокупляют: «вот сказано: созда, следовательно, Сын есть тварь». Посему необходимо из этого самого изречения доказать, сколько они заблуждаются, не зная цели божественного Писания. Итак, если Он — Сын, то да не называется тварью. А если тварь, то да называется Сыном. И в предыдущем было показано, сколько разности между тварью и Сыном. И поелику тайноводство совершается не в Творца и в тварь, но в Отца и Сына, то Господу необходимо именоваться не тварью, но Сыном. «Но не написано ли, что создан?» — говорят еретики. Да, написано, и необходимо было сказать так. Но что сказано хорошо, то еретики понимают худо. А если бы уразумели и узнали отличительную черту христианства, то не стали бы утверждать, что Господь славы есть тварь, и не преткнулись бы о написанное в добром смысле. Они не познаша, ниже уразумеша, и от того, по написанному, во тме ходят (Пс 81:5). Впрочем, нам необходимо продолжить речь, чтобы и их безрассудство сделалось видным даже и в этом, и нам, не преставая обличать их нечестие, не потерять надежду, что, может быть, и раскаются они со временем.

Отличительная черта веры во Христа состоит в том, что Сын Божий, сущее Божие Слово (ибо в начале бе Слово, и Бог бе Слово (Ин 1:1), сущая Премудрость и Сила Отчая (ибо Христос Божия сила и Божия премудрость (1 Кор 1:24), при скончании веков соделался человеком ради нашего спасения. Ибо тот же Иоанн, сказав: в начале бе Слово, вскоре присовокупил: и Слово плоть бысть (Ин 1:14), а это значит то же, чтó 57 соделаться человеком. И Господь сказал о Себе: что Мене ищете убити (Ин 7:19), человека, Иже истину вам глаголах (Ин 8:40)? И Павел, научившись у Господа, сказал: Един Бог, и един Ходатай Бога и человеков, человек Христос Иисус (1 Тим 2:5). Соделавшись же человеком и совершив домостроительство дел человеческих, обратив в бегство и приведя в бездействие нашу смерть, сидит Он ныне одесную Отца, сый во Отце, потому что и Отец в Нем, как всегда был, и есть выну.

8) Такова отличительная черта веры, переданной отцами от апостолов. Читающему же Писание должно уже самому испытывать и различать, когда говорит Оно о Божестве Слова, и когда о человечестве Его, чтобы разумея одно вместо другого, не впасть в погрешность, чему подверглись ариане. Посему зная, что Господь есть Слово, знаем, что вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть (Ин 1:3), и: Словом Господним небеса утвердишася (Пс 32:6), и: посылает Слово Свое, и исцеляет (Пс 106:20), и зная, что Он есть Премудрость, знаем, что Бог Премудростию основа землю (Прит 3:19), и вся Премудростию сотворил есть Отец (Пс 103:24), и зная, что Он Бог, веруем, что Он есть Христос, ибо Давид воспевает: престол Твой, Боже, в век века: жезл правости жезл царствия Твоего. Возлюбил еси правду, и возненавидел еси беззаконие: сего ради помаза Тя, Боже, Бог Твой елеем радости паче причастник Твоих (Пс 44:7–8), и у Исаии говорит сам о Себе: Дух Господень на Мне, Егоже ради помаза Мя (Ис 61:1), и Петр исповедал: Ты еси Христос, Сын Бога живаго (Мф 16:16). Но зная также, что Господь соделался человеком, не отрицаем сказуемого о Нем по человечеству, 58 например, что Он алкал, жаждал, был заушаем, плакал, спал и, наконец, приял за нас смерть на кресте. Ибо все это написано о Нем. А также не утаило, но изрекло Писание и это, свойственное человеку: созда, потому что мы, люди, созданы и сотворены. Но как слыша, что Господь алкал, спал, был заушаем, не отрицаем Его Божества, так и когда слышим о Нем созда, надлежит нам памятовать, что Он сый Бог, создан как человек потому что быть созданным так же свойственно человеку, как и все перечисленное выше, алкать и тому подобное.

9) В добром также смысле сказано, но худо понимается еретиками, и другое изречение Писания. Именно, слова: о дни же или о часе никтоже весть, ни Ангели, ни Сын (Марк 13:32), содержат в себе добрый смысл, еретики же из сказанного ни Сын заключают: «поелику объявляет Себя незнающим, то Он — тварь». Но нет места такому заключению, да не будет сего! Как говоря созда Мя, сказал это по человечеству, так говоря ни Сын, и это изрек также по человечеству. И была основательная причина выразиться так. Поелику, по написанному, соделался Он человеком, а людям так же свойственно не знать, как и алкать и прочее, потому что люди не знают, пока не услышат и не научатся, то как соделавшийся человеком и показывает человеческое неведение, во-первых в доказательство того, что имеет действительно человеческое тело, а потом и с той целью, чтобы имея в теле человеческое неведение, но от всего искупив и очистив, представить Отцу человечество совершенным и святым.

Какой же еще предлог найдут ариане? Что, наконец, придумают в оправдание своего ропота? Дознано, что не знают они смысла слов: Господь 59 созда Мя в дела Своя, оказалось, что не понимают сказанного: о дни же том никтоже весть, ни Ангели, ни Сын. Ибо, как говоря созда, означает человечество, потому что соделался человеком и создан как человек, говоря же: Аз и Отец едино есма (Ин 10:30), и: видевый Мене виде Отца, Аз во Отце, и Отец во Мне (Ин 14:9–10), означает вечность и единосущее с Отцом, так говоря: никтоже весть, ни Сын, говорит опять как человек, потому что людям свойственно не знать, говоря же: никтоже знает Отца, токмо Сын, ни Сына. токмо Отец (Мф 11:27), показывает, что знает гораздо более, нежели одно созданное. Посему ученики в Евангелии от Иоанна сказали Господу: ныне вемы, яко веси вся (Ин 16:30). А из сего явствует, что нет ничего такого, чего бы не знал Сын, сущее Слово Им же вся быша, без сомнения, Им же будет и той день, включающийся в числе всего сотворенного, хотя ариане и тысячекратно будут терзаться в своем невежестве.