Афанасий Великий. Письмо к Драконтию



святитель Афанасий Великий. Письмо к Драконтию

1. Недо­умеваю, что написать? За отказ ли порицать тебя? Или – за то, что высматриваешь время и укрываешься «страха ради иудейска»1)? Впрочем, в том и другом случае поступок твой, возлюблен­ный Драконтий, досто­ин порицания. Не прилично тебе было, приняв благодать, скры­ваться, и при своем благоразумии пода­вать другим повод к бегству, потому что многие, услышав об этом, соблазняют­ся тем, что не просто сделал ты это, но имея в виду время и предстоящия Церкви скорби. И боюсь, чтобы ты, предав­шись бегству ради себя, пред Господом не подвергся опасности за других. Если соблазня­ю­щему единаго малых желатель­нее было бы, «Да обесит­ся жернов осель­ский на выи его и потонет» (Мф.18:6): что можешь потерпеть ты, послужив соблазном для многих? Согласие, неожидан­но водворив­шееся в Алек­сан­дрийской области с тво­им поставлением, необходимо разстро­ит­ся по причине твоего удаления, и епископство этой области будет восхищаемо многими, даже не людьми правомыслящими, но сам знаешь, какими. Язычники, при твоем поставлении дав­шие обет стать христианами, останут­ся язычниками; потому что твое благоговение уничижает дан­ную благодать.

2. Какое же дано будет тобою оправдание в этом? Какими извинениями в состоянии будешь смыть и сгладить с себя такия вины? Как уврачуешь ради тебя падших и соблазнив­шихся? Или, как, по расторжении мира, возстановишь его снова? Вместо радости, возлюблен­ный Драконтий, причинил ты нам печаль, и вместо утешения – сетование. Надеялись мы утешиться тем, что будешь ты с нами; а теперь видим, что предаешься бегству, и предусматриваем, что и на суде будешь обличен, и устыдишься, и подвергшись опасности, станешь раская­ваться. И кто, как сказал Пророк, «умило­сердит­ся о тебе, или кто пойдет молити о мире тебе» (Иер.15:5), видя, что братия, за которых умер Христос, потерпели вред от твоего бегства? Ибо несомнен­но должен ты знать, что до поставления своего жил ты для себя, а после поставления обязан жить для тех, над кем поставлен; и до приятия тобою благодати епископства никто не знал тебя, а когда ты стал уже епископом, – народ ожидает, что предложишь ему пищу – учение Писаний. Посему, когда ожида­ю­щие томят­ся гладом, а ты будешь питать себя одного, и приидет Господь наш Иисус Христос, мы же предстанем пред Ним, – какое будешь иметь оправдание в том, что гладными увидит Он соб­с­т­вен­ных овец Сво­их? Если бы не приял ты динариев, то не сделал бы Он тебе упрека. А если приял ты, закопал и скрыл; то справедливо укорит тебя, изрекши те слова, которых лучше не слышать твоему благоговению: «Подобаше тебе вдати динарий Мой торжником, да пришед Аз истяжу от них» (Мф.25:27).

3. Умоляю тебя пощадить себя и нас, – себя, чтобы не подвергнуться тебе опасности, – а нас, чтобы не печалились мы о тебе. Позаботься о Церкви, чтоб чрез тебя не потерпели вреда многие из малых, и чтобы другие этого не обратили для себя в предлог к удалению.

Итак, если убоял­ся ты времени, и по страху сделал это, то это – не мужеский образ мыслей; в таком случае и надлежало – показать ревность по Христе, с особен­ным дерзновением действо­вать в бед­с­т­вен­ных обстоятель­ствах, и сказать словами блажен­наго Павла: «Во всех сих препобеждаем» (Рим.8:37), – тем более, что подобает служить не времени, но Господу.

Если же не нравит­ся тебе распоряжение Церкви, не представляешь себе, что епископское служение имеет мзду свою, и, напротив того, презираешь устро­ившаго так Спасителя; то умоляю тебя, не держись подобных мыслей, не потерпи и тех, которые советуют это. Не достойно это Драконтия. Ибо, что учредил Господь чрез Апостолов, то прекрасно и непоколебимо пребывает; боязнь же братий прекратит­ся.

4. Если бы все имели ту же мысль, какую имеют ныне твои советники; то как соделал­ся бы ты христианином без епископов? Если возъимеют такую мысль те, которые будут после нас; то возможно ли стоять Церкви? Или советники твои думают, что ничего не приял ты, потому что прене­брегают сим? Но это – ложно. В таком случае остает­ся им думать, что и благодать крещения – ничто, если некоторые прене­брегают ею. Приял ты благодать, возлюблен­ный Драконтий; не терпи при себе советников тво­их и не обманывай самого себя. Ибо Бог, даровав­ший тебе это, потребует у тебя отчета. Или не слышал ты, что говорит Апостол: «Не неради о своем даровании, живущем в тебе» (1 Тим.4:14)? Или не читал, как Богъ премлет усугубив­шаго дар, и осуждает скрыв­шаго? О, если бы поспешил ты возвращением, чтобы и тебе стать в числе похваля­емых!

Или скажи, чьим подражателем должен ты быть, по желанию советников тво­их? Ибо должно нам сообразо­вать житие свое с житием святых и Отцев, и им подражать, а также знать, что, уклоняясь от образа их жития, делаемся чуждыми и общения с ними. Кому же подражателем желают они видеть тебя? – Тому ли, кто колеблет­ся, и хотя желает последо­вать, однако же отлагает это, и ради сво­их принимает то и другое намерение? Или – блажен­ному Павлу, который, как скоро вручено ему было домостро­итель­ство, «не приложися плоти и крови» (Гал.1:16)? Хотя и говорил он: «несмь досто­ин нарещися Апостол» (1 Кор.15:9); однако же, зная, что приял, и не неведая Даровав­шаго, писал: «горе мне есть, аще не благовествую» (1 Кор.9:16). Но как горе мне, не благовествуя, взывал он, так уча и проповедуя Евангелие, научаемых им почитал для себя радостию и венцем (Флп.4:1). От сего-то и рачение у святаго Апостола – проповедо­вать даже до Иллирика, не медлить отше­с­т­вием в Рим, идти в Испанию (Рим.15:19–28), чтобы, в какой мере потрудит­ся, в такой же приять большую награду за труд. Почему и хвалил­ся, «подвигом добрым подвизаясь», и надеял­ся получить славный венец (2 Тим.4:7, 8). Итак, возлюблен­ный Драконтий, кому подражая, поступаешь так? Апостолу ли блажен­ному, или тем, которые не подобны ему? А я желаю, чтобы тебе и мне быть подражателем всех святых.

5. Или, может быть, иные советуют тебе скры­ваться потому, что дал ты слово и клятву не оста­ваться, если будешь поставлен. Ибо слышу, что они такими речами оглушают слух, и думают показать тем свое благоговение. Но если бы подлин­но были они благоговейны, то наипаче благоговели бы пред Богом, возложив­шим на тебя это священ­но служение. А если бы читали Священ­ныя Писания, то не давали бы советов противных им. Иначе, надлежало бы им охуждать и Иеремию, обвинять и великаго Мо­исея, потому что не послушали они совета их, но, убоявшись Бога, совершили служение и скончались Пророками. Ибо и они, когда были посылаемы и прияли уже благодать пророчества, сперва отрицались, а потом пришли в страх и не уничижили Послав­шаго. Поэтому, если ты «худогласен и косноязычен» (Исх.4:10), убойся Создателя своего Бога. Если говоришь о себе, что юн ты для про поведи; возблагоговей пред Тем, Кто познал тебя, «прежде неже создати тя во чреве» (Иер.1:5). Если и слово ты дал (а слово для святых тоже, что клятва); то прочти у Иеремии, как и он, – сказав: «не воспомяну имене Господня» (Иер.20:9), а впоследствии убоявшись, когда стало оно в нем огнем, – не сделал, как сказал, и не скрыл­ся, как связан­ный предвари­тель­но клятвою, но, благоговея к Поруча­ю­щему дело, исполнил пророческое служение. Или не знаешь, возлюблен­ный, что Иона, предав­шись бегству, потерпел то, что совершилось с ним, и потом опять стал пророче­с­т­во­вать?

6. Итак, не принимай иных советов, кроме сего. Господь лучше нас знает наше состояние; Он знает, кому поручает Церкви Свои. Хотя бы кто и недосто­ин был, – да не смотрит на прежнюю жизнь, но да исполняет служение, чтобы, при осуждении за жизнь, не понести на себе клятвы и за нерадение.

Ужели же ты, возлюблен­ный Драконтий, зная это, при благоразумии своем, не сокрушаешься в душе?

Ужели не заботишься, чтобы не погиб кто из поручен­ных тебе? Ужели совесть не сожигает тебя, как огнем? Ужели не страшишься суднаго дня, в который никто из совету­ю­щих ныне не будет там помощником? Ибо каждый даст отчет за поручен­ных ему. Скрыв­шему динарий какую пользу принесло извинение его? Что было пользы Адаму, когда сказал: жена прельстила меня? Если и подлин­но немощен – ты, возлюблен­ный Драконтий; то следует тебе принять на себя попечение, – чтобы, когда Церковь будет без надзора, не причинили ей вреда враги, воспользовав­шись тво­им бегством. И тебе следует препоясаться, чтобы не оставить в подвиге нас одних; и тебе следует потрудиться, чтобы со всеми приять мзду.

7. Итак поспеши, возлюблен­ный, не медля более, и не потерпи тех, которые препятствуют тебе, но помни Даровав­шаго тебе благодать, и прииди к нам, которые любим тебя и советуем тебе, что – согласно с Писаниями, чтобы и мы сопроводили тебя, и ты, священ­нодействуя в церквах, воспоминал и о нас.

Не ты один поставлен из монахов, не ты один настоятель­ствовал в монастыре, или любим был монахами. Напротив того, знаешь, что и Серапион – монах, и настоятель­ствовал над таким числом монахов. Не безъизвестно тебе, – скольких монахов Отцем был Аполлон; знаешь Агафона; не неизвестен тебе Аристон; помнишь Аммония, стран­ствовав­шаго с Серапионом; слышал, может быть, о Мовите в верхней Фиваиде; можешь осведомиться о Павле в Литополе, и о многих других. Они, когда были поставлены, не прекословили, но, взяв в образец Елиссея и зная, как поступил Илия, научен­ные примером учеников и Апостолов, приняли на себя попечение, и не прене­брегли священно­служением, и не соделались худшими самих себя, но паче и паче ожидают награды за труд – и сами преспевая, и других увещавая к преспеянию. Сколь многих отвратили они от идолов! Сколь многих убедили отстать от сего демонскаго обычая! Скольких рабов представили Господу! Посему и те, которые видят эти знамения, взирая на это, дивят­ся. Не великое ли это знамение – сделать, чтобы юная дева хранила девство, и юноша хранил воздержание, и идолослужитель познал Христа?

8. Итак, да не возбраняют тебе монахи, как будто один ты поставлен из монахов. Не представляй в предлог, будто бы соделаешься хуже себя самого. Можешь соделаться и лучшим, подражая Павлу, соревнуя деяниям Святых. Ибо знаешь, что такие домостро­ители Таин, когда были поставлены, тем паче «к намерен­ному текли, к почести вышняго звания» (Флп.3:14). Когда Павел стал свидетелем, и возъимел надежду получить венец? Не тогда ли, как послан был учить? Когда Петр стал исповедником? Не тогда ли, как сделал­ся благовест­ником и ловцем человеков? Когда восхищен на небо Илия? Не тогда ли, как совершил все пророческое служение? Когда Елиссей приял сугубый дух? Не тогда ли, как, оставив все, последовал за Илиею? Для чего и избрал Спаситель учеников? Не для того ли, чтобы посылать их?

9. Поэтому, возлюблен­ный Драконтий, имея образцем их, не говори, и не верь тем, которые говорят, будто бы епископство – повод ко греху и доставляет случай грешить. И быв епископом, можно пребы­вать в алчбе и жажде, подобно Павлу (2 Кор.11:27). И ты можешь не пить вина, как Тимофей; и ты можешь часто поститься, как делал Павел, чтобы, подобно ему, постясь таким образом, насыщать других словом, и терпя жажду и воздерживаясь от пития, напое­вать других учением. Посему, да не представляют тебе этого в предлог советники твои. Знаем и епископов постящихся, и монахов ядущих; знаем и епископов не пиющих вина, и монахов пиющих; знаем и епископов творящих знамения, и монахов не творящих. Многие из епископов не вступали в брак, а монахи были отцами чад; а знаем также и епископов, быв­ших отцами чад, а монахов – последними в роде. И еще знаем и клириков живущих в алчбе, и монахов постящихся. И одно возможно, и другому нет препятствия. Где бы кто ни был, да подвизает­ся везде: венец дает­ся не по месту, а по деяниям.

10. Итак, не слушай тех, которые советуют иное, а не это; но лучше поспеши, и не медли тем паче, что приближает­ся святый праздник, чтоб народ без тебя не совершил этот праздник, и тебе не навлечь на себя великой опасности. Ибо, кто будет благове­с­т­во­вать им Пасху, когда нет тебя с ними? Кто будет благове­с­т­во­вать им день Воскресения, когда ты скрываешься? Кто посоветует им праздно­вать, как должно, когда ты в бегстве? О, как многие получат пользу от твоего прибытия к ним, и как многие потерпят вред от твоего бегства! И кто одобрит тебя за это?

Для чего советуют тебе не принимать на себя епископства, сами желая иметь у себя пресвитеров? Если ты не способен, – пусть не имеют с тобою общения. А если признают тебя способным, – пусть не завидуют другим. Если учить и предстоятель­ство­вать, по словам их, служит поводом ко греху; то пусть сами не учат­ся и не имеют у себя пресвитеров, чтобы и самим, и учащим их, не сделаться худшими себя самих. Но не внимай этим человеческим вещаниям, не слушай пода­ю­щих такие советы, как много раз говорил уже я; а лучше поспеши и обратись ко Господу, чтобы, имея попечение об овцах Его, воспомянуть тебе и о нас.

По сей-то причине убедил я идти к тебе возлюблен­ных нами Иеракса пресвитера и Максима чтеца, чтобы и словесно убедили тебя, и мог ты узнать из этого и расположение, с каким писал я, и опасность – прекословить церковному распоряжению.

1) Ин.19:38, :7:13, 20:19; Эсф.8:17.

Источник: Творения. 2 изд., Свято-Тро­ицкая Сергиева лавра, 1902 г.