Афанасий Великий. Послание к брату Серапиону



13. Послание к брату Серапиону

Афанасий брату и сослужителю Серапиону желает о Господе радоваться.

1) Прочел я писанное твоим благоговением, где убеждаешь меня известить тебя и о касающемся до меня, и о настоящих событиях, и о нечестивейшей ереси ариан, за которую потерпел я все это, также о том, какой конец жизни имел Арий. Из трех этих требований два исполнил я охотно и послал к твоему благочестию писанное мною к монахам, потому что из этого можешь узнать касающееся и до меня, и до ереси. Писать же о последнем, то есть о смерти, долго не решался я, опасаясь, чтобы не подумал кто, будто бы насмехаюсь над смертью человека сего. Но поелику при бывшем у вас рассуждении о ереси вопрос остановился на том, вступив ли в общение с Церковью, кончил жизнь Арий, повествованием о смерти как бы решается этот вопрос, то по необходимости принял я на себя труд рассказать об этом, рассуждая, что сделать это известным значит то же, что заставить, наконец, молчать охотников до спора. Ибо, как думаю, узнав о чуде, бывшем при смерти, и сами предлагавшие прежде вопросы не осмелятся сомневаться в том, что богоненавистна арианская ересь.

2) Меня не было в Константинополе, когда Арий кончил жизнь, но был там пресвитер Макарий, и я слышал, что им было рассказано. Арий по настоянию Евсевиевых приверженцев, призван был царем Константином, и когда явился, Царь спросил его: содержит ли он веру Вселенской Церкви? Арий поклялся, что верует право, и подал письменное исповедание веры, не сказав в нем, за что извергнут был из Церкви епископом Александром, и вместе прикрываясь изречениями Писания. Посему, когда клятвенно подтвердил, что не держался тех мыслей, за которые изверг его Александр, тогда Царь отпустил его, сказав: «Если вера твоя правая, то хорошо сделал, что поклялся. Если же вера твоя нечестива, и ты поклялся, то Бог по клятве твоей будет судить дело твое». Когда же, таким образом, вышел он от Царя, Евсевиевы приверженцы хотели ввести его в церковь с обыкновенным для них насилием. Но Константинопольский епископ, блаженной памяти Александр, воспротивился этому, говоря, что изобретателя ереси не должно принимать в общение. Наконец, Евсевиевы приверженцы стали говорить с угрозою: «Как без вашего соизволения сделали мы, что Царь призвал его к себе, так и на утро, хотя и не будет на это согласия твоего, Арий будет с нами присутствовать при богослужении в этой церкви». День же, когда говорили это, был субботний.

3) Епископ Александр, выслушав это и весьма опечалившись, входит в церковь, воздевает руки к Богу, заливается слезами и, повергшись на лице свое в святилище, простертый на полу молится. С ним был и Макарий, вместе молился и выслушал произносимые им слова. Молитва епископа заключалась в этих двух прошениях: «Если Арий наутро будет с нами при богослужении, то разреши меня, раба Твоего, и вместе с нечестивым не погуби благочестивого. А если щадишь Церковь Свою (знаю же, что пощадишь ее), то призри на слова Евсевиевых приверженцев и наследия Твоего не предай на истребление и поругание, изыми от нас Ария, чтобы, когда войдет он в церковь, не казалось, что входит с ним и ересь, и нечестие не было уже 100 признаваемо благочестием». Так молился епископ и с великою заботою вышел из храма. И случилось нечто чудное и необычайное. Когда Евсевиевы приверженцы делали угрозы, тогда епископ молился, Арий же твердо полагался на Евсевиевых сообщников. И много суесловив, идет он в нечистое место для удовлетворения нужде, и внезапно, по писанию, ниц быв, проседеся посреде (Деян 1:18), немедленно упав, испускает дух, лишается вдруг и того и другого: и общения с Церковью, и жизни.

4) Таков был конец Ариев, и Евсевиевы сообщники с великим стыдом предали погребению своего соумышленника. А блаженной памяти Александр при радовании Церкви совершил богослужение благочестно и православно, со всеми братиями молясь и торжественно славя Бога; не потому что радовался смерти (да не будет сего! ибо всем человекам лежит единою умрети (Евр 9:27), но потому что оказалось это превышающим суды человеческие. Сам Господь, воздавая должное угрозам Евсевиевых приверженцев и молитве Александровой, осудил арианскую ересь, показав, что она недостойна церковного общения, и для всех сделав явным, что как бы ни предстательствовали за нее и Царь, и все люди, она осуждена самою Церковью. Посему доказано теперь, что это христоборное сборище неистовствующих арианством не боголюбиво, но злочестиво. И многие из обольщенных прежде переменились в мыслях, потому что не другой кто, но сам хулимый ими Господь осудил восставшую против Него ересь и показал также, что хотя бы и ныне царь Констанций стал делать за нее притеснение епископам, однако же она не может иметь общения с Церковью и отчуждена небом.

Посему и у вас вопрос пусть считается решенным (потому что так сделано было и условие), и никто да не прилагается к ереси, а напротив того, да раскаются и обольщенные. Ибо кто примет такую веру, которую осудил Господь? И если Сам Он сделал ее недостойною общения, то не страшно ли нечествует и не явный ли христоборец приемлющий ее?

5) И этого достаточно, чтобы пристыдить любителей спора. Поэтому предложившим тогда вопрос прочитай как это, так и написанное к монахам вкратце против ереси, чтобы вследствие этого еще более осудили нечестие и лукавство зараженных арианством. Впрочем, никому не давай списка с сего и не списывай для себя, это же заметил я и монахам. Но если недостает чего в написанном, как человек искренний, дополни и немедленно отошли ко мне назад. Ибо и из того послания, какое написано мною к братиям, можешь увидеть, что было со мною, когда писал это, а также узнать, что писания человека малоумного, особенно же о самых высоких и главных догматах, небезопасно распространять и по той причине, что по немощи или по неясности языка выраженное недостаточно может сделать вред читающим. Многие не смотрят на веру и на цель писавшего, но или по зависти, или из желания поспорить, какое наперед составили в уме мнение, в таком, как хотят, и принимают слова, по своей прихоти перетолковывают написанное. Но да даст Господь, чтобы во всех, особливо же в тех, кому будешь читать это, превозмогли истина и здравая вера в Господа нашего Иисуса Христа! Аминь.