Афанасий Великий. Слово о терпении



святитель Афанасий Великий. Слово о терпении

Учитель наш Апостол Павел заповедует нам «представить телеса свои в жертву живую, благо­угодную Богу» (Рим.12:1). Хотя заповедь сия общая; однако в особен­ности она относит­ся к тем, которые подвизают­ся в цело­мудрии. Дев­с­т­вен­ница, по природе своей, конечно, подобна всем другим женам, но по благому изволению своему, она превосходит природу. Возжелав соединиться с суще­с­т­вом Святейшим, если она благо­успешно окончит великий сей подвиг; то по­истине совершит великое чудо. Если же не усто­ит в своем намерении; то падение ея будет самое бед­с­т­вен­ное. Ибо гораздо тягче упасть стоящему на высоте, нежели долу, и чем выше обет, тем ниже падение; а обет дев­с­т­вен­ницы превышает природу, возносит ее на небо, и присоединяет к сонму Ангелов. Превосходство сего благаго намерения открывает­ся еще из того, что по воскресении мертвых, как говорит Спаситель, сподобив­шиеся вступить в иную жизнь, не будут «ни жениться, ни посягать» (Мф.22:30); т. е. известные люди, по причине своего обета девства, наперед уже получают и приобретают то, что обещано только в будущей жизни на небе. И это потому, что святые, устремив­шие все помышление свое к Богу, и вкусив­шие небесной пищи, мир сей почитали темницею, предавали тела свои на мучение, и дабы Бог благоволил обитать в них, соблюли душу свою чистою. Т. е. сии люди терпели, «а претерпевый до конца», как говорит Господь, «той спасен будет» (Мк.13:13); или как вещает Псалмопевец: «утрудися в век, и жив будет до конца» (Пс.48:9). Ибо по той мере, как святые возлагали надежду свою на Бога, они не заботились уже о телесном покое, который мог отлучить их от Бога; но постоян­но пребывали в трудах, ничего не страшась, и ни мало не сомневаясь в обетованиях Божиих, а напротив охотно претерпевали скорби, помня Того, Кто сказал устами Апостола: «и разграбление имений ваших с радостию приясте» (Евр.10:34). Притом сие говорит­ся еще о тех, кои не приняли «избавления» (Евр.11:35), и возвратив­шись вспять, не захотели наследо­вать царствия небеснаго. Мы же отнюдь не должны прилепляться к мирским вещам, но должны отрешаться от них, дабы соединиться с Богом.

Итак, братия возлюблен­ные, не предавайтесь ныне нерадению, и не уподобляйтесь народу, согрешив­шему во времена Мо­исея в краткое простран­ство сорока дней, когда сей восходил на гору для принятия закона Божия; почему, как виновные, они и пали в пустыне. Напротив, будем подражать Мо­исею, который постил­ся сорок дней и ночей, не употребляя ни пищи ни пития; и притом постил­ся не сии только сорок дней и ночей, но и еще столько же, имея и сердце и очи и самую плоть устремлен­ными к Богу. Не будем похотство­вать подобно Израильтянам, падшим в пустыне; «еще брашну сущу во устех их», говорит Псалмопевец, «и гнев Божий взыде на ня», «и уби множайшия их» (Пс.77:30–31): но сохраним себя подобно тому, кто дал им заповеди, или подобно сынам Ионадава, получив­шим от Бога такое обетование: «не оскудеет муж от сынов Ионадавлих, сына Рихавля, стояй пред лицем Мо­им вся дни земли» (Иер.35:19). Они не стро­или себе домов, не насаждали виноградников, и были в обличение для народа Иудина; и потому, когда все множе­с­т­во сего народа отведено было в плен, сии не многие спасены были Богом. И вы также, шеству­ю­щие путем отеческим, почитайте себя сынами сынов Ионадавовых. Подобно муже­с­т­вен­ному и благодушному Навуфею, сохраним наследие отцов наших. Навуфей, при всех угрозах Ахава, желав­шаго отнять у него виноград и обратить в огород, не захотел послушаться его, и муже­с­т­вен­но противоборствуя ему; был убит. Но сам Бог отмстил за него; потому что Навуфей не хотел обратить своего виноградника в огород, где родят­ся лук, чеснок и другия растения, ко­их он отвращал­ся, но предпочел виноградник всякой другой радости, хотел лучше иметь ум твердый, а не разсеян­ный или разслаблен­ный, подобно садовому проскурнику, или «свекле недоварен­ной» (Ис.51:20), ко­им уподобляют­ся нынешние вероломцы. Ибо, если бы Навуфей отказал­ся от виноградника; то душа его, может быть, лишилась бы отеческаго благо­честия, так как он называл­ся Израильтянином, потому что имел ум зрящий Бога. А те, кои не терпят ныне ничего прискорбнаго или труднаго, сад свой, насажден­ный истин­ным виноградом, предают Ахаву, и он наполняет­ся всякаго рода худыми растениями.

Не будем сребро­любивы, подобно отроку Елиссееву, который за сие поражен был проказою Неемана; но лучше претерпим скорби и лишения, дабы получить за то покой от трудов; ибо никто без скорби не войдет в царствие небесное. Будем подражать святым предкам нашим. Первый праведник был Авель, который от первородных овец сво­их и от тука их принес жертву Богу, и на котораго вознегодовал за сие брат его. Какое зло Каину причинил Авель? Причина зависти Каина заключалась в том, что жертва его, поелику была не право принесена, не принята была Богом. Посему-то он и убил Авеля, думая таким образом погасить к нему любо­вь Божию, и не зная того, что душа его будет вопиять к Богу (Евр.12:24). Сам Спаситель наш в Евангелии своем воспоминает об Авеле (Мф.23:35), между тем память Каинова давно уже истребилась. И ныне также убивают невин­наго Авеля; но кровь его вопиет к Господу, и мы твердо надеемся, что кровь стольких мучеников не умолчит. Настоящее время, действи­тель­но, подобно тогдашнему.

Вспомним еще терпение Еноха, который триста шестьдесять лет имел мысль свою устремлен­ною к Богу, пока не преложил его Бог. Не будем и мы ослабе­вать в бодрости, тем более, что время жизни нашей не продолжи­тель­но. Ной прожил пятьсот лет в совершен­ной праведности посреди всеобщаго развращения, доколе повелел ему Бог стро­ить ковчег, и даже в продолжении многих лет строения его он тревожим был людьми строптивыми. Однако сии нечестивые насмешники погибли во время потопа; а Ной, надеявшийся на Бога, спасся со всеми сво­ими домочадцами, и был спасителем миру.

Авраам, повинуясь Богу, оставил дом свой», и сподобил­ся за сие великих обетований. Искушение его столь было велико, что ему повелено было принесть в жертву Богу даже возлюблен­наго сына своего; за что он и удосто­ил­ся получить имя друга Божия. Исаака преогорчевали Филистимляне, так что зарыли все его колодези и спорили с ним о воде; когда же он удалил­ся от них, то Бог распространил его, и уста его исполнил благословения. Есть и ныне такие люди, кои силят­ся заградить источники; но вы не позволяйте им сего делать, а возьмите отроков Исааковых, и выкопайте кладези, т. е. воспользуйтесь силою Апостоль­скаго учения, поколику Апостолы суть поборники истины. Иакова преследовал брат его Исав, так что он принужден был удалиться в Месопотамию, где пас стада Лавана, бодрствуя день и ночь, и подобно бедному наемнику, великодушно перенося долго­времен­ные труды. Здесь он с особен­ным искусством и благоразумием вложил в корыто испещрен­ныя лозы, дабы таким образом размножить для себя разношерстных овец. В последствии Бог обогатил его; ибо он пришел в Месопотамию один, а возвратил­ся из ней с большим имуще­с­т­вом. Здесь он приобрел детей и богатство, и не только стяжал сие, но и целые легионы Ангелов готовы были защищать его. Придет некогда и истин­ный Иаков с Ангель­ским небесным во­ин­ством, т. е. придет Пастырь словесных овец, и воздаст каждому по делам его. На Иосифа подвиглись завистию соб­с­т­вен­ные его братья, дети одного с ним отца, продали его за деньги, которыя и разделили между собою. Смотрите, какое преступление они совершили! Но праведник терпеливо и великодушно перенес сие несчастие, и не только перенес зависть братьев, но и страсть известной жены. И сего-то долготерпеливаго мужа Бог наконец поставил правителем Египта. Таким образом он сделал­ся наследником не только земнаго царства, но и небеснаго. Есть и ныне такие люди, которые предают сво­их братьев, и делят между собою цену их. Вспомним еще терпение Иова, который ни в счастии, ни в многоразличных искушениях не уклонил­ся от правоты, но все претерпел великодушно, пока сугубо награжден был Богом. О нем сохранилось свидетель­ство даже доныне, т. е. что он все сие претерпел, дабы всякому очевидно было, что он муж праведный (Иак.5:11). Мо­исей не восхотел также приобретать богатства в Египте, но убежал из него, и был пришельцем в земле чуждой, т. е. оставил времен­ное, дабы получить вечное. Почему оба сии мужа и сподобились царствия небеснаго.

Но нам недостало бы времени, если бы мы захотели воспоминать о каждом святом. Посему, чтобы скорее окончить речь нашу, скажем кратко об Илие, котораго преследовала Иезавель, и который за претерпение оскорблений взят был на небо. Елиссей с сво­ими учениками питал­ся огородными только растениями; но поелику имел внутрь себя слово живое, то и мертвыя кости его воскресили умершаго; а отсюда видно, что надежда праведнаго никогда не погибает. Иеремия, по зависти лжепророков, ввержен был живой в пропасть. Иезекииль лежал на одном боку целые сто девяносто дней, употребляя в пищу один только хлеб и пия вино в меру, и даже не обратил­ся на другую сторону, доколе не повелел ему Господь. Те же, ко­и уклоняют­ся от Бога, обращают­ся на другой бок для соб­с­т­вен­наго успокоения, за что и получают мзду свою. Итак возлежите и вы на одном боку, пока велит Господь; так как и для Иезекииля крепчайшими узами были крепчайшия словеса Божии. Сатрапы обвинили Даниила, желая сим отклонить его от молитвы; но поелику он никак не хотел прекратить оной, то и был ввержен за сие вь ров на съедение львам, которых впрочем уста заградил Бог. Есть и ныне такие же люди, которые обвиняют нас, дабы тем отклонить от молитвы к Богу; это видно из того, что они преследуют нас и отцев наших Епископов. Блажен праведный муж тот, для обвинения коего не нашли инаго предлога, кроме того, что он молил­ся Богу. Сие-то и значит претерпеть до конца! Итак да не ослабевает никто из вас. Помышляйте сверх сего и о трех святых отроках, не поклонив­шихся образу Навуходоносорову, и своею святостию и терпением угасив­ших пламен­ную пещь, так что и в одежде их нельзя было обонять ни малейшаго запаха огня. Пусть и в ваших одеждах также не будет никакого запаха огня Навуходоносорова, или нечистых и растлен­ных помыслов диавола. Пусть не обольщают вас яства; пусть никто не говорить: я состарел­ся, и потому не могу поститься. Такой человек пусть вспомнит старца Елеазара, который никакими хитростями не был склонен к тому, чтобы вкусить хотя несколько нечистой пищи. Юные же между вами пусть приводят себе на память семь муже­с­т­вен­ных и благодушных Маккавеев, и пусть взаимно поощряют один другаго, т. е. брат брата, пока претерпят мучениче­с­т­во, и таким образом соделают­ся в храме Божием как бы светлыми столбами. Подобно сему и матери пусть увещавают детей сво­их, подражая матери Маккавеев, которая увещавала чад сво­их не в припадке безумия или ослепления, но дабы ввесть их в царство небесное, и вселить вместе с собою. Если бы преследовали вас враги, и желали вашей погибели; то довольно для вас знать то, что тело ваше соделалось храмом Божиим. Вспомните об Апостолах, которые некогда гонимы и ввергаемы были в темницу, и которые однакож радостно благодарили Бога за то, что сподобились «за имя» Его «принять безчестие» (Деян.5:41). Вспомните и о великом множе­с­т­ве святых мучеников, с которыми так жестоко поступали, что или совершен­но выкалывали им очи, или оставляли с одним глазом: но и в сем состоянии сердце их ведало Бога, и им точно приличе­с­т­вовали слова Спасителя: «блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят» (Мф.5:8). Напротив, ныне есть такие люди, кои явно обнаруживают, что они не могут переносить скорбей и огорчений, и в особен­ности по трем причинам, т. е. по причине сребро­любия, удовлетворения плот­ских пожеланий пищею и питием, и наконец, по причине тщеславия или власто­любия, и страха человеческаго.

Сие написал я для увещания вашего; впрочем для всякаго назначена своя мера, смотря по образу жизни его. Посему каждый из вас должен стараться приобресть себе друга, высшаго себя. Ибо Писание говорит: «на всякое время друг да будет тебе: братия же в нуждах полезни да будут: сего бо ради раждают­ся» (Притч.17:17). Таким образом всякий, кто только будет подражать мужам, выше нами указан­ным, соделает­ся и сонаследником их, и будет иметь их друзьями в случае нужды. Если ты Пресвитер; то подражай Тимофею, который добре пресвитерствовал, который приобрел себе и высокий сан и многое дерзновение о Христе. Если ты диакон; подражай оным седми мужам, на которых вместе с Стефаном возложена была сия служебная должность, и кои были верны и исполнены Духа Святаго. Если ты чтец; подражай тому, который сказал: «язык мой яко трость книжника скорописца» (Пс.44:2); или исполняй заповедь Петрову: «аще кто глаголет, яко словеса Божия» (1 Пет.4:11). Слова праведнаго, как словеса Господни, «чисты», и подобны «сребру разжен­ному и очищен­ному седмерицею» (Пс.11:7). Монахи, уже совершив­шиеся, пусть имеют себе друзьями сих святых: Илию, Елиссея и Иоан­на; юнейшие же между ними пусть подражают трем святым отрокам и Маккавеям. Девы пусть ожидают себе венцев небесных вместе с Мариамою, сестрою Аарона, с Преблагословен­ною Девою Мариею, с Феклою, поправ­шею и отвергшею плот­скую похоть, а также и с четырьмя дщерями Филиппа прорица­ю­щими. Вдовицы пусть провождают жизнь свою подобно Девворе, судив­шей некогда народ Израиль­ский, и назван­ной матерью в Иерусалиме; или подобна Иудифе, которая, отличаясь благоразумием и чистотою жизни, поразила гордаго Олоферна; или наконец подобно Ан­не, дочери Фануиловой, которая в продолжении целых осьмидесяти четырех лет служила в храме постом и молитвою, и после исповедала Господа. Старцы по возрасту, в оказании другим гостеприимства, пуст подражают доброму старцу Аврааму, а равно Исааку, Иакову, Иову и Лоту. Старицы же вдовицы пусть поревнуют вдовице Сарепт­ской, и той, которая в церковную сокровищницу положила две лепты.

Но ныне, возлюблен­ные о Господе, вместо того, чтобы много говорить, надобно плакать. «И бысть повнегда в плен отведен бе Израиль, и Иерусалим опустошен бяше, сяде Иеремия Пророк плачущ, и рыдаше рыданием сим над Иерусалимом, и глаголаше: како седе един град, умножен­ный людьми? бысть яко вдовица» (Плч.1:1). Так плачут святые о падении человеческом. Но вот, ныне и Церковь Божия сделалась как бы вдовицею; вот пути Сиона плачут ныне, потому что нет уже более ходящих по ним на праздник; вот священ­ники его воздыхают, девы ведут­ся в плен, прекращено празднование субботы и новомесячий. В другом месте Пророк плачет так: «плачем Иазировым восплачуся о тебе, винограде Асеримль! Леторасли твоя про­идоша море, градов Иазировых коснушася, на жатву твою, и на вин­ное собрание твое хищник нападе. Отъята есть радость и веселие от Кармила, и от земли Моавли, и вино от точил отъях; никакоже изгнетаяй вин­ну ягоду, по обычаю песни воспоет» (Иер.48:32–33). И еще в одном месте Пророк так плачет: «кто даст главе моей воду, и очесем мо­им источник слез, и плачуся день и нощь о побиен­ных дщере людей мо­их? Понеже вожди людей мо­их Мене не познаша: сынове буии суть и безумни, мудри суть, еже творити злая, благо же творити не познаша» (Иер.9:1, 4:22). Так-то, говорю, плачут святые о грехах человеческих! Подобным образом Пророк Иезекииль плакал о всех падших, как было ему повелено: «сыне человечь, возми плачь на князя Тирска» (Иез.28:12). Он плакал не об одном только Царе Тирском; но оплакивая его, разумел здесь и многих других; потому что святые люди бдят над всеми, и всех оплакивают. Подобно сему и Давид так плакал о падении сильных: «како падоша сильнии? Не возвещайте в Гефе, ниже поведайте на исходищах Аскалоних, да не возвеселят­ся дщери иноплемен­ничи, ни да возрадуют­ся дщери необрезан­ных» (2 Цар.1:19–20). Вот и ныне пали сильные и сокрушились сосуды бран­ные, о которых должно плакать! Давид плакал также и о самом Авессаломе, не потому впрочем, что сей умер, но потому, что согрешил. Будем и мы плакать не об умерших, но о тех, кои отреклись от своей веры. Вникнем также в слово Пророка Ио­иля, и исполним его повеления, ко­ими он внушает нам плакать о тех, кои идут в погибель. «Да изъидет жених от ложа своего», говорит он, «и невеста от чертога своего. Между степеньми жертвен­ника восплачут­ся жерцы, служащии Господу, и рекут: пощади, Господи, люди твоя, и не даждь достояния твоего на укоризну, да не обладают ими языцы, да не рекут во языцех: где есть Бог их?» Может быть, после сего будет сказано нам и сие: «возревнова Господь о земли своей, и пощаде люди своя» (Иоил.2:16–18). В книге: Плачь Иеремиев, мы читаем: «стены дщере Сиони да излиют якоже водотеча слезы день и нощь» (Плч.2:18). Ужели говорит­ся это стенам и камням? Нет, сие в особен­ности говорит­ся святым, кои составляют стены Церкви. И это точно исполнилось над всеми ими: ибо слезы их повсюду пролились, как источники.

Итак, обратим ныне внимание на слова Псалмопевца: «ходящи хождаху и плакахуся, мета­ю­ще семена своя», подобно нынешним Предстоятелям и Пастырям Церкви, не имеющим куда бы бросить семена сво­и; но, продолжает Пророк, «грядуще они приидут с радостию, вземлюще рукояти1) своя» (Пс.125:6). По истине, «блажени плачущие»; потому что «они утешат­ся» (Мф.5:5). Вспомним также и сие изречение Царя Пророка: «вечер водворит­ся плачь, и заутра радость» (Пс.29:6). Так и Апостолы вечером плакали а утром возрадовались. И Мария Магдалина, приникши ко гробу, плакала; но явив­шийся ей Господь отъял от очей ея слезы, и таким образом исполнилось сказан­ное прежде: «и отъимет Господь всяку слезу от очию их» (Ис.25:8). Вспомним о Господе нашем, который столь много претерпел ради нас. С Него сняли соб­с­т­вен­ныя Его одежды и облекли Его хламидою червленою; возложили на Него терновый венец, плевали на Него, насмехались над Ним; слуга бил по ланите Владыку всяческих. Далее Он повешен был на древе, напоен желчию и оцтом; в Его же глазах разделили одежды Его, пронзили Его копием в ребро, и после сего Он предал дух свой в руки Отца, а тело Его положено было во гробе. Наконец Он воскрес в третий день, и вознесся со славою на небо, как предвозвестили о Нем святые Ангелы, говоря: «возмите врата князи ваша» (Пс.23:9). Итак, взирайте мыслен­но на Того, Кто показал такое терпение, дабы каждый из вас мог подражать Ему, возсесть вместе с Ним, и быть, по Его же обещанию, сонаследником Ему в царстве небесном во веки веков. Аминь.

1) рукояти – церковносл.: снопы.

Источник: Журнал «Христианское чтение, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академии». – СПб.: В Типографии Министерства Внутрен­них Дел. – 1837 г. – Часть II. – С. 120–139.