Православные новости

Стратегическим партнером России становится не христианская Европа, а мусульманская Турция

 

Заявление российского руководства об изменении маршрута строительства газопровода в Южную Европу обескуражило тех, кто всерьез воспринимает такой фактор международного сотрудничества как общность религиозных традиций. Камнем преткновения для амбициозного экономического проекта России стала Болгария, а в качестве предпочтительного партнера выступила Турция. Когда Евросоюз потребовал от Турции присоединиться к санкциям против России, министр энергетики и природных ресурсов этой страны Танер Йылдыз заявил: «Турция не будет делать выбор между ЕС и Россией… Россия для нас значит больше, чем просто одна из соседних стран».

 

Казалось бы, Болгария близка России не только благодаря общей православной вере, но и славянскому родству, а также давним культурным связям. Достаточно вспомнить о происхождении кириллицы и значении церковнославянского языка для Русской Церкви. В то же время Турция блюстителями панславизма испокон веков рассматривалась как военный соперник и цивилизационный антипод нашей страны. В последнее время малоазийское государство стремительно наращивает авторитет в исламском мире, в том числе путем исламизации внутренней политики и общественной жизни. Примеры последних дней: в планах Совета по образованию этой страны ввести обязательные уроки ислама для детей с шести лет, а также разрешить школьникам каникулы до двух лет для заучивания Корана; лидер одной из политических партий предложил создать военный блок исламских стран вроде НАТО для защиты от Запада и, возможно, вообще всех немусульманских государств. Однако тенденции внутренней жизни Турции никак не сказываются на том, что Россия видит в этой стране стратегического партнера.

Подробнее ...

Афины хотят расплатиться с кредиторами деньгами духовенства

Архиепископ Иероним II — епископ Элладской православной церкви; с 7 февраля 2008 года — её предстоятель с титулом: «Блаженнейший Архиепископ Афинский и всея Эллады»Архиепископ Иероним II — епископ Элладской православной церкви; с 7 февраля 2008 года — её предстоятель с титулом: «Блаженнейший Архиепископ Афинский и всея Эллады»

 

Деньги Элладской православной церкви могут помочь Греции выйти из кризиса. Премьер страны Алексис Ципрас и глава ее государственной Церкви архиепископ Афин Иероним II заявили, что доходы от собственности православных монастырей и храмов направят на выплату национального долга. Греческая церковь надеется таким образом защититься от упреков в финансовом эгоизме. Между тем обвинения не смолкают: ведь сколько и когда будут платить клирики, остается неясным.

 

Финансовый кризис 2008 года в Греции совпал по времени с громким скандалом. Игумен монастыря Ватопед на Афоне архимандрит Ефрем Куцу был осужден за махинации с земельной собственностью. Священнослужителя, который обменял принадлежащие его общине земли на многократно более прибыльные, суд признал виновным в мошенничестве. Правда, Афон находится под омофором не Афинского архиепископа, а Константинопольского патриарха, но территориально относится к греческому государству. Скандал напомнил, что количество угодий, находящихся в собственности храмов и монастырей, точно не известно. Церковь является крупнейшим землевладельцем, но каковы ее доходы, остается тайной.

 

Отсутствие общенационального земельного кадастра всегда создавало проблемы сторонникам изъятия денег у Церкви. В 2010 году, несмотря на сопротивление консерваторов, парламент обязал духовенство платить налоги. С тех пор священнослужители вносят свою лепту в бюджет, но деньги продолжают получать из него же. По закону, действующему с первой половины XIX века, государство берет на себя финансовое обеспечение клира.

 

Даже в трудной экономической ситуации деньги на Церковь у Греции находятся. 21 апреля Афины утвердили помощь афонским монастырям в размере 1, 3 млн евро. Бюджет финансирует и культовые действия, обеспечивать которые могли бы сами верующие, например, перевозку благодатного огня из Иерусалима.

 

В сложившихся условиях голос тех, кто хочет заставить духовенство платить, звучит для многих убедительно. В 2013 году архиепископ Иероним II согласился на создание церковно-государственной компании, которая управляла бы доходами монастырей и храмов, а половину средств передавала бы бюджету. В предприятии, получившем название «Греческая компания по использованию церковной недвижимости» – Greece's Church Property Utilization Company (EAEAP), – три голоса из пяти должны были оставаться за Церковью. Компания начала работу и смогла привлечь американского инвестора, но дальше первых попыток дело не пошло.

 

В апреле с.г. Иероним II заявил, что Церковь готова передать государству не часть, а все доходы от своей земельной собственности, однако не уточнил деталей. Вскоре выяснилось, что в них скрывается дьявол: премьер страны Алексис Ципрас дал понять, что его не устраивает формат ЕАЕАР. Политик предложил задействовать парламентскую комиссию для аудита церковной собственности. Со своей стороны, в Афинской архиепископии эти предложения встретили неприязненно.

 

Можно считать, что у Ципраса, представляющего леворадикальную коалицию СИРИЗА, есть общественный мандат на изменения церковно-государственных отношений. Политик стал первым в истории государства премьер-министром-атеистом, к тому же отказался приносить присягу на Библии. Избирателями Ципраса помимо противников мер бюджетной экономии были и те, кто считает, что церковно-государственные отношения в Греции должны быть пересмотрены. Между тем признаков того, что лидер СИРИЗА держит курс в этом направлении, нет.

 

Вскоре после отказа от клятвы на Библии Ципрас сделал все от него зависящее, чтобы добиться примирения с духовенством. В феврале с.г. лидер-атеист предложил пост президента Греции главе Албанской православной церкви архиепископу Тираны Анастасию Яннулатосу, греку по национальности, но не получил от того согласия. Коалицию СИРИЗА сформировала с правыми консерваторами, известными близостью к церковным кругам. Ожидавшегося некоторыми наблюдателями «изгнания» духовенства из школы и общественных учреждений не произошло.

 

Между тем именно присутствие Церкви в публичной сфере Греции создает зазор между нормами этой страны и стандартами Евросоюза. Иконы и предметы культа представлены в балканском государстве в залах судов и школах, начало нового учебного года благословляют священники. Конституция Греции, на которой вместо Библии поклялся Ципрас, принята, как сказано в ней самой, «во имя Отца и Сына и Святого Духа».

 

Успех леворадикалов, который мог показаться многим покушением на устои, сопровождался «чудом СИРИЗА» в одном из сел Центральной Греции. В один день с победой Ципраса местный священник объявил, что икона в его храме «заплакала». Консервативные верующие назвали это предупреждением свыше, но к настоящему времени можно сделать вывод, что беспокоиться Церкви не о чем.

 

Предлагая государству доходы с епархиальной собственности, архиепископ Иероним II в действительности просит об эффективном управлении находящимися в руках Церкви активами, многие из которых по состоянию на нынешний день почти не приносят дохода. В собственности храмов и монастырей находятся большие участки леса, извлечь материальную выгоду из которых трудно. Впрочем, квалифицированный менеджмент мог бы справиться с этой задачей.

 

Между тем споры о том, что именно должно принадлежать Церкви и по какому праву осуществляется владение, проникли в академический мир. Профессор университета Крита Елизавета Захариаду напоминает, что активы духовенства возникли в результате конфискации собственности мусульман при получении страной независимости в 1821 году. Ученый считает, что бывшие владения турок могли бы быть распределены более справедливо, причем между всеми гражданами нового государства. Впрочем, от большей части внезапно приобретенной земли Церкви вскоре пришлось отказаться.

 

В 1833 году епархиальные власти и правительство Греции договорились о сделке, в соответствии с которой государство забирало себе землю, но взамен обязывалось содержать священников. Законодательная норма, принятая в позапрошлом веке, неукоснительно соблюдается до сих пор. В начале XX века и в 1945 году Церковь вновь отказалась от части своей земли, поэтому финансирование из бюджета клирики считают своим законным правом

.

Как можно судить по заявлениям Ципраса, покушаться на эту прерогативу он не намерен. Притом что политик считает себя атеистом, 96% его соотечественников относят себя к верующим Православной церкви.

 

 

Игорь Гашков