Амфилохий Иконийский. Беседа о покаянии или о том, что не должно отчаиваться в спасении



святитель Амфилохий Иконийский. Беседа о покаянии или о том, что не должно отчаиваться в спасении

Почему вы, сыны истины, присутствуя здесь во Святой и Кафолической Церкви, не перестаете печалиться? Если сему есть какая причина, скажите, откройте мне, как возлюблен­ные чада отцу, исполнен­ному любви, дабы вам получить от сего утешение. Ибо неприлично облекшимся от самого рождения чрез святое Крещение во Христа, Истин­ного Бога нашего, мучиться и терзаться скорбью. Да не будет! Преблажен­ный Павел заповедует непрестан­но радо­ваться, когда говорит: «Радуйтесь о Господе: и паки реку, радуйтесь: кротость ваша известна да будет всем человеком» (Флп.4:4).

И так, какая причина сего уныния? Изъясните, хотя еще прежде изъяснения я уразумел ясно оную: Бог открыл ее моему неразумию. Знаю, знаю, что завистливый диавол обуревает ваше сердце нечистыми и скверными помыслами и помрачает разумное око души. Одним внушает нечестивые хулы и другие ужасные и нелепые мысли. В других влагает ереси, мрачные чувства, и, злобный, извращает для них таин­ства веры. Сих наклоняет к тщеславию, а тех вооружает против святых икон, называя их бесполезными и ненужными. Иных подстрекает к любо­действу и сладострастию и другим гнуснейшим порокам; особливо же в церкви, во время молитвы, уязвляет сердца людей слабодушных, не имеющих силы противоборство­вать. А некоторых приводит к тому, чтобы не веровали бессмертной и животворящей Евхаристии и терзались от недо­умений, изъясняя им, что это простой хлеб, простое вино, и более ничего.

Все сии преступные мысли для того так заботливо всеевает темный оный демон, чтобы каким-нибудь образом ввергнуть сердца человеческие в нестерпимую печаль и скорбь, от скорби привести в охлаждение и нерадение, от нерадения в отчаяние. Но умоляю вас, святая паства Великого Пастыря Иисуса Христа! не занимайтесь много наваждениями, про­исходящими от демона, и не обращайте их в предмет вашего размышления. Только не было бы осуществлено самым делом мыслимое. Только не было бы приведено в действие всеваемое в душу вашу, – и семя врага тотчас будет попрано.

Ибо как о человеке, который слушает Писание и научает­ся от него, но не исполняет учения, говорит­ся, что он попирает семя Божест­вен­ное, так и тот, кто допускает к себе соблазны диавола, но ничего соблазни­тель­ного не делает, попирает семя диаволь­ское. Поскольку, как тот не есть еще свят, кто, слушая Писание, не исполняет его повелений, но кто слушает и исполняет заповедуемое им: так равно и тот еще не есть грешник, кто приемлет внушения от диавола и не исполняет оных, но приемлющий и исполня­ю­щий. Какую ты получишь пользу, если будешь каждогодно сеять и не будешь собирать жатвы? Только потерпишь труд, и ничего более. Так и диавол влагает нечистые мысли, внушает страшные хуления, дабы низринуть тебя и предать в руки врага твоего. Ибо мы враги темным демонам. Более всех они ненавидят род христианский, поскольку он один из всех отвращает­ся от суеты их.

Посему, когда диавол будет все­вать в тебя греховные помыслы, смотри, чтобы тебе не соблазниться. Ибо для того сеет, чтобы собрать жатву. Но если ты и примешь семя его, то есть, злые помышления, умертви оные упражнением в Слове Божест­вен­ном, духовным бодрствованием, страхом смерти, притрепетным воспоминанием суда; – и он пожнет солому и прах. Когда сим образом будешь противиться нечистым помыслам, победишь, без сомнения. Ибо он, лютый зверь, если увидит, что человек, допуская в себя худые мысли, ничего, однако же, худого не делает, доволь­ствует­ся пока и тем, что видит его в скуке и досаде, и говорит: «Хоть он и не исполняет того, что я приказываю ему, но довольно того, что терзаю его сердце, чтобы мне восхищаться».

И так, любезнейшие чада, отцы и матери, и братья! с сего времени остерегите себя впредь от оных сетей врага. Не будем уны­вать, часто помышляя злое от помрачения и соблазна демонов. Более будем радо­ваться и веселиться, совершая дела духовные, и надеясь, что ныне или завтра переселимся в Небесное Царство.

Когда диавол не перестает часто обольщать тебя греховным помыслом, ты не печалься от сего и не ослабевай сердцем тво­им. Не разбирай подробно умом сво­им его хитрости. Но лучше с негодованием напади на него и скажи: «Все то зло, к которому ты подстрекаешь меня, о диавол, сокрушит Господь Бог о главу твою, поскольку от тебя про­исходит и тебе вменит­ся во грех в день суда; ибо видит Бог, откуда рождает­ся коварство». Так скажи, не исследуя более мыслью твоею худых помышлений. Но когда приводишь в исполнение внушения диавола, тогда печалься, сокрушайся, плачь, поскольку стремишься в вечный огонь.

Если ж диавол соблазняет помыслами, а ты отвергаешь их и не осуществляешь на деле, то для чего унываешь? Что печалит тебя? Не бойся. Сего никто не избежал из благо­угодив­ших Богу. Сему подверглись и мученики, которым столько подобного тому влагаемо было в уши, но они не были побеждены. Мучители говорили им: «Отвергнитесь Христа». А они отвечали? «Нет, Господи Боже наш! не будет того, чтобы мы отверглись Твоей благости». – Не­ужели потому, что ушами сво­ими слышали повеление отвергнуться Распятого, они потерпели какой-нибудь вред, или уклонились от пути истин­ного? Не­ужели сие вменено им будет в грех? Нет, не должно так думать. Если бы они, слышав такие нечестивые слова, привели оные в исполнение, то по справедливости заслужили бы осуждение. Но поскольку не послушали и не отверглись, посему не только не были осуждены, но еще получили и чудные венцы от Христа Бога нашего.

И так, возлюблен­ный! когда сатана будет смущать тебя и говорить: «Иди, предайся сладострастию», отвергнись от него и скажи: «Не попусти, о Господи Боже!». Если будет подучать тебя и говорить: «Погуби того или другого, или третьего», скажи: «Не попусти, Господи Боже!», когда будет распалять душу твою огнем зависти, не медля отвратись от него. Опять, если будет подвигать тебя на гнев, не слушай. Когда будет возмущать тебя, не отвечай, и ты победил противника! «Смятохся, – сказано, – и не глаголах» (Пс.76:5). Если будет ловить тебя унынием, по причине падения твоего, мужайся. Если будет призы­вать к тщеславию, ты, как грешный и несчастный, посмейся ему и смири душу свою. Ибо диавол часто вдыхает тщеславие и в тех, которые ничего доброго не сделали.

Если будет примани­вать к гордости, вспомни, кто был он и откуда ниспал; а также и то, что есть человек? Лежа во гробе, издает запах хуже всякого животного. Гордость же состо­ит в том, если ты гнушаешься бедными, и рабами тво­ими, и служащими тебе, потому что одеты в рубища. Если неистовый будет поощрять к любо­страстию, удержи руку твою. Ибо многих сей лукавый, не могши ввергнуть в явный блуд, любо­деянием тайным тем сильнее сокрушил.

Диавол бесстыден и всяким образом искушает человека. И когда увидит, что кто-нибудь занят страстью, наступает, и оружием сей страсти умерщвляет его. Посему, когда он подсматривает в тебе сребро­любие, отдай излишнее бедным, если только имеешь золото или серебро. О жизни же своей не заботься ни мало. О тебе будет заботиться и печься до последнего твоего издыхания Бог, Который в лице бедных принимает дар твой. Если же ты ничего не имеешь, а диавол воюет против тебя, желая сделать душу твою сребро­любивою, не стремись собирать неправдою и похищать чужое. Может быть, это послужит некоторою благовидною причиною к твоему оправданию.

Опять, если разжигает и воспламеняет ко вражде против брата, возбуждая в тебе неукротимую ярость, нетерпение, мщение и быстроту на беззаконие, берегись, чтобы не впасть в сию слепую страсть, непрестан­но снеда­ю­щую человека. Но принуждай сердце твое к молитве за оскорбля­ю­щих тебя, и немедлен­но скроют­ся от тебя злоба и ненависть, побежден­ные тобою, и все что, что сродно и подобно им. Сим образом победили сию страсть все благо­угодив­шие Господу. И вообще, если диавол будет к чему-либо подстрекать, противостань немедлен­но и скажи ему: «Нет, никогда не сделаюсь столь беззакон­ным исполнителем злых тво­их советов». Ибо все то зло, которое ты помышляешь в каждый день и час – знай и помни – посевает в тебе сатана по древнему своему обычаю, хитростью стараясь тайно обмануть твое чувство и после ввергнуть тебя в пропасть.

Но, может быть, ты спросишь: «Если все таковые страсти успел уже посеять во мне диавол, то что я буду делать, обременен­ный и отягчен­ный таким множе­с­т­вом беззаконий?» Кайся, брате, трудись в духовных подвигах, и опять поставлен будешь в прежнее твое состояние. Но скажешь: «Сомневаюсь, буду ли принят в покаяние, ибо осквернил святое Крещение и боготкан­ную одежду очернил». Что ты осквернен – знаю, любезный! Впрочем, раскайся, и, я твердо уверяю тебя, ты будешь принят. Мы примирим тебя с Богом, не бойся. Имеешь спасение, имеешь покаяние. Только откажись от греховной своей работы. Чрез нас Сын Божий отверзает рай. Только покайся. Только обратись. Хотя мы, предстоятели, и сами грешники, но Христос Бог наш с величайшим благоволением вручил ключ от рая в руки нас, смирен­ных. «Что свяжете на земли, – говорит, – будет связано на небесех. И что разрешите на земли, будет разрешено на небесех» (Мф.18:18). Посему с упованием раскайся, и получишь прощение от Того, Кто имеет власть на земле отпускать грехи.

«А что есть покаяние? – спросишь. – Я не имею о нем ясного понятия, поскольку никогда не упражнял­ся в нем». Хочешь, я изъясню тебе, в чем оно состо­ит? Не вкушай неумерен­но, подобно бессловесным; не упивайся каждодневно; возлюби пост, слезы, прилепись сильнее к молитве, чаще будь в церкви, и найдешь успокоение для души твоей. Не слушай тех, которые говорят: «Какая польза целый день молиться?» Так говорить научает некоторых диавол, дабы вовсе обессилить дух молящегося. Ибо род страстей и демонов ничем другим не изгоняет­ся, кроме молитвы и истин­ного пощения. Посему, спеши в церковь, торопись к исповеданию; повергнись в объятия Божии, ибо врата Божие прообразуют объятия Бога и Отца. Такова Церковь. Никого не отвергает, но всех принимает, всех вмещает в лоно свое, всех утешает, всех лобызает, всех объемлет, поскольку драгоцен­на для нее польза каждого. Приди, послушай. Я докажу тебе и другим образом, что не должно совершен­но отчаи­ваться в спасении своем. Возьмем пример из книги святых, про­славив­ших себя подвижниче­с­т­вом.

Один достойный удивления старец рассказывал, что некоторый брат был побежден демоном блуда до такой степени, что весьма часто впадал в грех сей, но также весьма часто умилостивлял и Господа своего слезами и молитвами. После такого раскаяния, побуждаемый навыком, опять падал в грех. Но и опять, по падении, стремил­ся в церковь, и там, взирая на честное и славное изо­бражение Господа нашего Иисуса Христа, повергал­ся пред оным с горькими слезами, и говорил: «Господи! помилуй меня. Отыми от мене страшное искушение сие, поелику, побежден от него, и жестоко уязвляюсь, пленя­емый горечью удоволь­ствия. Не могу лицем мо­им и взирать с дерзновением на святое Твое изо­бражение, о Владыко! и видеть медоточную лепоту лица Твоего». После таковых слов выходил из церкви и снова низвергал­ся в ту же пропасть. Однако и тогда не отчаивал­ся, но спешил в церковь и взывал, подобно как и прежде, к Человеко­любивому Господу. Много лет так он делал: не переставал грешить, не переставал и раскаи­ваться.

Однажды сей человек такой дал обет Мило­сердому Богу: «Господи! Тебя с сего времени делаю поручителем в том, что отселе никогда уже более не сотворю греха сего. Только, Благий, прости те согрешения, которые соделаны от начала доныне». Когда он учинил столь страшный договор, опять сделал­ся повин­ным греху. Здесь видно неизречен­ное человеко­любие Божие и бесконечная благость, терпеливо переносящая безмерные преступления брата, и по множеству милости ищущая покаяния его, и ожида­ю­щая, когда он возненавидит до конца греховную свою привычку. Кроме того, не год, не два, не три протекли в такой жизни, но десять лет, или и более.

Видите, возлюблен­ные, безмерное терпение, бесконечное человеко­любие Господа, как Он всегда долготерпит, мило­сердствует, переносит ужасные беззакония наши. И это тогда, когда мы, жалкие, посмеиваемся Ему. Здесь должно изумляться богатству мило­сердия Божия. – Дал брат пред Богом обещание не делать греха, и скоро оказал­ся лжецом! ибо выходя из церкви, нарушил клятву преступлением. В сем случае нельзя не видеть бесконечной благости Человеко­любивого Бога, которая даже прене­брегла слова пророческие: «погубиши вся глаголющия лжу» (Пс.5:7). Далее; но прошу слушать вниматель­но. Ибо слова не непонятны, как часто вы говорите, слушая другое учение, и жалуетесь: «Поскольку он говорит непонятно, то и мы не можем разуметь». Вот, теперь и речь простая, и история весьма полезная. Посему удвойте внимание.

В один день, когда сие случилось, и по худому навыку сделан был грех, сей брат идет в церковь. Справедливо говорит­ся: навык – как долг. Если кто привык грешить, то невольно и без желания грешит, навыком, как заимодавцем принуждаемый. И так, сделав грех, поспешно идет он в церковь, повергает­ся лицом сво­им на землю, плачет, рыдает, стенает, умоляя Мило­сердного Владыку сжалиться над ним и подать руку помощи, дабы он мог изъять себя из нечистоты сладострастия. Когда он так поступал, диавол, видя, что ни сколько не успевает, ибо что он соплетал грехами, то сей разрывал упованием на Господа – бесстыдный являет­ся очам брата.

Войдя за ним в церковь и став пред дверьми, когда увидел его повергшегося ниц в слезах, обратил­ся к святому оному изо­бражению Господа нашего Иисуса Христа и громко возревел: «Что Тебе до меня, Иисусе Христе? Твое сострание бесконечно. Побеждаешь меня и низвергаешь множе­с­т­вом милости Твоей и безмерною Твоею благостью. Для чего приемлешь сего блудника, сласто­любца нечистого, омрачен­ного, осквернен­ного с ног до главы, который обманывает Тебя ежедневно, шутит властью Твоею и презирает Владыче­с­т­во Твое, изменяя слову истины? Для чего же не сожигаешь его страшною Твоею молниею, но долготерпишь и ожидаешь и снисходишь? Мы слышали, что Ты будешь судить блудников и прелюбо­деев, и однако не хочешь погубить ни одного грешника! Подлин­но, Ты несправедливый Судья, и по Своему желанию превращаешь суд и склоняешь взоры на неправду. Меня за гордость – неважное преступление – Ты стремглав низверг с небес в преисподнюю, не пощадив ни мало; а сей и лжец, и блудник, и сласто­любец, и пьяница и обжора, поскольку, повергшись пред лицом Тво­им, проливает слезы, Ты милостиво приклоняешь к нему уши Твои, кротким являешь пред ним величе­с­т­во Твое, и спешишь помило­вать его! За что же называют Тебя праведнейшим Судьею? Ибо вижу, что и Ты по великому мило­сердию про­извольно смотришь на лица и нет правды в суде Твоем».

Так говорил диавол, с яростью столь великою, что из рта его выходило пламя. После того, как умолк безумный, исходит глас от жертвен­ника, подобный отголоску сильнейших ударов, и еще более страшный. Так вещал Господь к нему: «О змий лукавый и губи­тель­ный! не насытил ты злобы твоей тем, что поглотил весь мир, коварный! но и прилепив­шегося к неизречен­ной милости благо­утробия Моего спешишь похитить и пожрать, жадный! Или столько у него грехов, что ты уравновесил их с пречистою кровью, Мною за него излиян­ною на Кресте? Вот страдания, смерть и кровь Моя исходатайствовали снисхождение к малым проступкам его. И ты сам, когда он идет к греху, не отгоняешь его, но с радостью принимаешь, надеясь завладеть им, и не отказываешься от приобретения его себе, а Я, столь Благий и Милостивый, непостижимый в мило­сердии, повелев­ший ученику и апостолу Моему Петру прощать седмижды семьдесят раз в день оскорбив­шему его, неужели не пощажу? не сжалюсь? не помилую? Нет! поскольку прибегает ко Мне, не отвращусь от него, пока не приобрету его. Ибо за блудных, за беззакон­ных, за грешных Я распял­ся, и пречистые Мои руки за них же распростер, дабы хотящий спастись притекал и спасал­ся. Ни от кого не отвращаюсь и никого не отгоняю от Моей благости, хотя бы кто тысячу раз в день приходил ко Мне и исходил, и опять приближал­ся ко Мне. Поскольку Я приходил не праведных, но грешных приз­вать на покаяние».

Когда исходил глас сей, диавол не в силах был бежать и удалиться. Потом опять был глас: «Выслушай, обольститель, и то, за что обвиняешь. Праведен Я, и в чем кого обрету, за то сужу. Вот, Я нашел его в покаянии и исповедании, и в праведности, поскольку лежит у ног Мо­их и являет­ся победителем тво­им. Посему прииму дух его, и обращу душу его, как одного из святых, поскольку в течение столь многих лет не отчаял­ся в спасении своем, стяжав твердую надежду на Мою благость. А ты зри славу души сей и мучайся завистью и ревностью, погибель­ный!» Тогда брат, лежащий ниц на лице своем в слезах и рыдании, предал дух свой. Немедлен­но мщение в виде горящего огня ниспало на сатану и пожрало его, потому что не устыдил­ся Господа Бога.

Вот доказатель­ство! Довольно было бы и сего примера, но хочу предложить вам, любезные, и другой, столь же полезный, ясно показыва­ю­щий, что Бог не отвращает­ся ни от кого из приближа­ю­щихся к Нему. Предложу и сей пример из книги отцов.

Один великий старец1) столько превзошел искушения демонские, что более уже не борол­ся с ними мыслью, но зрел очами и Ангелов, и демонов, как первые старают­ся о спасении человеческом, а другие о погибели. Он столько был велик и высок в духе, что пребывал спокоен, когда видел нечистых духов. Часто укорял их и приводил в досаду, напоминая им приготовлен­ную для них огнен­ную геен­ну. Напоследок и темные оные демоны разгласили между собою один другому о старце, и положили в совете своем, чтобы с сего времени никто из них не сообщал­ся с ним, из опасения, дабы кому-нибудь не нанес он вреда, поскольку достиг удиви­тель­ного бесстрастия. Действи­тель­но, старец как бы обоготворен был Всесвятым Духом.

Итак, когда старец был так строг, а демоны так робки, один из демонов сказал другому: «Брат Зерефер! (так называл­ся сей демон) если кто из нас, демонов, раскает­ся, приимет ли того Бог, или нет? Кто это знает? скажи мне». Зерефер отвечал: «Хочешь, я пойду к тому великому старцу, который не бо­ит­ся нас, и выпытаю у него?» «Иди, – говорил другой. – Но смотри, он прозорлив, узнает обман твой, ибо не преминет вопросить Бога своего. Однако, иди. Может быть, ты и успеешь в намерении, а если и нет, то, сделав свое дело, возвратишься назад».

Тогда Зерефер отправил­ся к старцу, и приняв на себя притворный вид, начал плакать и рыдать пред ним, как человек. Бог же, желая показать, что Он никого не отвращает­ся, но всех прибега­ю­щих к Нему принимает, на сей раз не открыл старцу, что это диавол, пришедший искусить его. Старец смотрел на него, как на простого человека. Увидев это, говорит ему: «Кто ты, о человек? и что с тобою случилось, что ты так горько плачешь и сильно рыдаешь?» «Святой отец! – отвечал диавол. – Я не человек, но демон злой, каковым признаю себя за множе­с­т­во грехов мо­их». Старец спросил: «Чего же ты хочешь от меня?» – думая, что он по смирению назвал себя демоном, а Бог еще доселе не открыл старцу обмана. Демон сказал: «Ничего более, кроме того, чтобы ты упросил Господа Бога твоего открыть тебе, допустит ли Он диавола к покаянию. Ибо я не принимал Крещения, и почитаю себя как бы демоном». Старец ответил: «Сегодня пока иди в дом свой, а ко мне приди завтра, я скажу тебе ответ.

И в тот самый вечер, простерши святые руки свои, молил­ся Человеко­любивому Богу и говорил: «Владыко, Господи, Благий и Милостивый, хотящий всем человеком спастися и в разум истины приити! послушай меня в час сей и открой недостойному рабу Твоему: приимешь ли человека, превзошедшего грехами и демонов». После сих слов старца вдруг, как блеск молнии, предстал пред ним Ангел Господень и сказал: «Вот что говорит Господь: Для чего ты за демона просил Мое могуще­с­т­во? Ибо он приходил с лестью искусить тебя».

Старец спросил: «Почему же Господь Бог не объявил мне истины?» Ангел отвечал: «Не смущайся. Домостро­итель­ство спасения требовало того для пользы грешников, дабы открыто было неизречен­ное человеко­любие Божие и то, что Бог никого из приближа­ю­щихся к Нему не отвергает от Себя, хотя бы пришел диавол или сам сатана, или кто другой из числа сих погибель­ных. А вместе – дабы некоторым образом открылось и непреклон­ное отчаяние демонов. Итак, когда опять придет к тебе искуситель, ты не тотчас обличи его, но сначала скажи ему: знай, что Человеко­любивый Бог никого из приходящих к Нему никогда и ни за что не отвращает­ся, и возвестил, что ты можешь быть принят, если исполнишь то, что я прикажу тебе. Когда же он, услышав сие, спросит, в чем состо­ит приказание, отвечай ему: так заповедал тебе Бог: знаю тебя, кто ты, и откуда пришел искусить Меня. Ты – древнее зло, ты – гордыня неприступная; как же можешь принести достойное покаяние? Впрочем, чтобы ты не имел никакого предлога к извинению в день суда, слушай, как должен ты начать покаяние. Господь говорит: пробудь три года на одном месте, не сходя с него; днем и ночью, обратив­шись к востоку, говори: Господи! помилуй меня – древнее зло. И еще по сто раз говори громко так: помилуй меня, омрачен­ную прелесть. Скажи ему: когда выполнишь сие с должным смирением, тогда сопричислен будешь Ангелам Божиим. Если согласишься это сделать, прими его в покаяние. Но знай, что древнее зло не делает­ся новым добром. И что напоследок случит­ся, запиши, дабы жела­ю­щие раскаяться не отчаивались. Пусть из сего опыта твердо уверят­ся люди, что никогда не должно скоро отчаи­ваться в спасении своем».

Сказав сие, Ангел Божий вознесся на небо. На другой день рано по­утру приходит диавол и начинает издалека показы­вать вид плачущего человека и просить милости старца. Но старец сразу не обличил его замысла, а только в сердце своем говорил: в худой час ты пришел, хищник диавол, ядовитый скорпион, древнее зло, тиран, чудовище! Потом говорит ему: «Знай, что я просил Бога, как обещал­ся. Бог приемлет тебя в покаяние, если только выполнишь то, что Он приказал тебе, как Сильный и Вседержавный». Демон спрашивает: «Что же Он приказал мне?» Старец отвечал: «Приказал, чтобы ты простоял на одном месте три года, днем и ночью громогласно про­износя по сто раз таковые слова: Боже! умилостивись над мо­им окаян­ством. И опять подобным же образом по сто раз: Боже! помилуй меня – древнее зло. И еще в третий раз: Боже! спаси меня, омрачен­ного и проклятого. Если сие сделаешь, Бог примет твое покаяние и причислит тебя, как и прежде, к Ангелам Сво­им».

Демон Зерефер много смеял­ся на сии слова старца и сказал ему: «Если бы я хотел наз­вать себя окаян­ством и древним злом, и омрачен­ным прелестью, и темным, и проклятым, то я позаботил­ся бы это сделать еще с самого начала и спасся бы немедлен­но. Но теперь я назову себя древним злом? Нет – невозможно. Ибо теперь я покрыт славою. Все служат мне, боят­ся и трепещут меня. И теперь-то я назову себя окаян­ством и прелестью, и древним злом? Нет, старик, нет. Чтобы я, господству­ю­щий над всеми грешниками, сделал­ся непотребным рабом, смирен­но раскаива­ю­щимся? Нет, старик, нет». Сказав сие, нечистый демон с воплем исчез. Старец, видев то, встал на молитву, говоря: «По­истине, справедливо сказал Ангел, что древнее зло не делает­ся новым добром».

Все сие, возлюблен­ные мои, я не просто и не без намерения предложил вам, но дабы вы знали великую и неизречен­ную милость и бесконечную благость Господа. Если и диавола ка­ю­щегося принимает, то тем более принимает людей, притека­ю­щих к Нему, за которых Он пролил и кровь Свою. Ибо, когда бы и диавол сказал и сделал то, что повелено ему чрез святого старца, Господь не переменил бы обещания Своего, и принял бы его, по несказан­ной Своей благости. Но поскольку диавол посмеял­ся сему повелению, то осужден будет на жесточайшее мучение в день суда, в день страшный для злых демонов, и еще страшнейший для тех из них, которые превосходят злобою других. Бог строже накажет и людей, которые поступают подобным образом, искушая Господа.

Ты грешник? Кайся. Не хочешь? будешь мучиться в геен­не горше самых демонов, если не позаботишься, и прежде смерти не сбросишь с себя бремя грехов сво­их. Но боюсь, говоришь, потому что думаю, что нет для меня спасения. Что ты говоришь, человек? Когда блудодействуешь, неужели Бог не может умертвить тебя молнией? Но Он пока медлит, о возлюблен­ный, дабы ты умудрил­ся, и, раскаявшись, очистил­ся от страсти твоей. Ибо, с чем кого застанет смерть, с тем и провожает умершего. Если умрешь рабом диавола, ты несчастен в будущем. А если освободишься от греха прежде смерти, твой жребий будет блажен и в будущем веке, и ты отойдешь ко Господу.

Один опытнейший монах2), служа Богу сорок лет, получил дар воскрешать мертвых и исцелять благодатью Св. Духа всякие болезни и недуги. Будучи на такой степени совершен­ства, он соблазнил­ся, сделал­ся блудником и убийцей. Но смотри, как чрез покаяние опять приобрел себе прежние дары! Отвратив­шись от греха и воспрянув душой, подвизаясь в слезах, молитвах и пощениях, он снова получил дар совершать чудеса. Видишь силу покаяния? Видишь долготерпение Владыки? Когда блажен­ный сей проходил подвиг покаяния, в то время случилось совершен­ное бездождие, и была засуха чрезвычайная. Весь народ постил­ся, молил­ся и бодрствовал, и однако ничего не мог сделать для себя. Просили подвижники, ходатайствовали пастыри, священ­ники, монашеству­ю­щие и мирские. Но Бог никого не послушал.

Что же последовало? Сила покаяния наконец засвидетель­ствована была свыше. Прогремел с неба глас: «Не послушаю вас, не послушаю. Но идите к рабу Моему Иакову, пусть он помолит­ся, и пошлю дождь». Какой же был успех с той и другой стороны? О, новое чудо покаяния! Сам Бог просит ка­ю­щегося. Помолись, говорит, и дам дождь. Ка­ю­щегося просит Господь всех, просят и люди. Скажи слово, говорят, раб Господа! скажи, и дай нам, оставлен­ным, дождь. Инок, слышав сие, ужаснул­ся, потому что не надеял­ся, чтобы покаяние его было принято.

Видишь смирение, родив­шееся от покаяния? Тот, который прежде пал от гордости и надмен­ности, прельстив­шись красотою праведности своей, теперь возвеличивает­ся покаянием. И так просил его народ помолиться, дабы исходатайствовал им дождь; но он отказал­ся, почитая себя недостойным. Что же сделали? Опять возопили к Богу, и услышали в ответ: «Если не попросит раб Мой, не послушаю вас». Посему опять стали просить праведника с горькими слезами, чтобы помолил­ся. Едва, едва он послушал­ся, воздел руки на высоту и принес молитву Господу, и тотчас земля исполнилась обильнейшим дождем, так что и реки, прежде безводные, потекли, и долго-долго не могло утишиться стремление воды.

Видишь славу покаяния? Удиви­тель­но действие его. Почему и мы, как можно скорее примемся за оное: поскольку нет ничего равного, ничего подобного, ничего скорейшего к уврачеванию душевных ран. Начнем же покаяние, пока живем. Ибо оно даровано нам только в сей жизни, доколе носим смертное сие тело. А бездей­с­т­вен­ность в мире сем про­изведет в день суда ужасную скорбь в тех, которые дремлют в оной. Итак, умоляю: потрудимся, в подвигах духовных, поработим и тело трудам и подвигам духа, дабы с многим усердием и усилием собрав для себя в путь благое и полезное, перешли к нескончаемой жизни во Христе Иисусе Господе нашем. Слава Ему и держава ныне и всегда, и во веки веков! Аминь.

Примечания:

Святитель Христов Амфилохий, беседу котораго о покаянии предлагаем читателям, жил во времена императоров римских Валентиниана, Валента, Феодосия Великаго и сыновей его Аркадия и Гонория. Он прошел все церковныя степени, быв возводим на оныя постепенно с самаго юношескаго возраста. Прославившись монашеским подвижничеством и просвещением духовным, по общему всех избранию сделан был епископом города Иконии (По сказанию Метафраста сами Ангелы в нощное время посвятили его во епископа в церкви: почему прибывшие для посвящения его семь епископов, когда узнали от него о сем, только благословили его). Поставленный на степень учителя Православной веры, он мужественно вооружался против еретиков тогдашняго времени, и много претерпел от них. Был в числе ста пятидесяти отцев, осудивших духоборца Македония на втором Вселенском Соборе. Также присутствовал на Соборе против Евтихов. Нижеследующий смелый его поступок показывает, сколь много заботился он о чистоте веры. Неоднократно он убеждал императора Феодосия удалить ариан из греческих областей. Император не соглашался, почитал жестоким справедливое требование. Когда объявлен был наследником престола Аркадий, сын Феодосия. Амфилохий в сопровождении многих других епископов, для поздравления явился к императору. Воздал ему приличную честь, с намерением не обратился к наследнику. Император сначала пришел в недоумение, но видя, что Амфилохий не исправляет своей погрешности, требовал, чтобы он сделал сыну его должное приветствие. Амфилохий ответствовалъ: неужели, государь, не довольствуешься тем, что я тебе отдал надлежащую честь? Сильно разгневанный Феодосий, почитая сию обиду собственною своею, приказал вывести его из чертогов. «Если и ты, сказал тогда Амфилохий не можешь перенести унижения сына своего, как же прискорбно для Бога видеть оскорбляемым Своего Сына»? Благоразумный государь понял смысл речи — и арианы немедленно были изгнаны (История Феодорита, Кн. 5, Гл. 16). Прекрасныя дають свидетельства о нем и его учении Василий Великий и Григорий Назианзин (друзья и сверстники его в пустынной жизни и на пастырском престоле); также Кирилл Александрийский, Феодорит и Фотий. В деяниях седьмаго Собора, патриарх Тарасий называет его великим. Славный сей муж, много лет пасши стадо Христово, оставил и нам назидательныя и близкия ко всякому христианскому сердцу беседы, одну из которых и предлагаем для душевнаго назидания боголюбивых читателей.

1) Св. Антоний Великий. См. житие его в Чет. Минеи 17 дня Января.

2) Св. Иаков Постник. См. житие его 4-го марта.

Источник: Не должно отчаяваться въ спасеніи. Бесѣда о покаяніи иже во святыхъ отца нашего Амфилохія епископа Иконійскаго. – Изданіе Кіево-Печерской Лавры. – Кіевъ: Типографія Кiево-Печерской Успенской Лавры, [1911.] – 24 с.