Антоний Великий. Слово о суете мира и воскресении мертвых



преподобный Антоний Великий. Слово о суете мира и воскресении мертвых

Настоящая жизнь, возлюблен­ные, дана нам для того, чтобы мы приуготовлялись к жизни вечной, к славе неизменя­емой. Настоящая жизнь оканчивает­ся смертию, и мирская слава непостоян­на и преходит. Ибо многие из сильных земли неожидан­но сведены во ад; многие судии земные преданы суду тех, которых прежде сами судили; богатые обнищали; почитав­шиеся мудрыми признаны за глупых; крепкие ослабели; здоровые впали в болезнь; имев­шие власть лишились оной. В мире нет ничего твердаго и постоян­наго, потому что нет ничего добраго. Дети презирают и оскорбляют родителей сво­их; родители боят­ся детей сво­их. Жены оставляют мужей сво­их; мужья не сохраняют супружеской верности к женам сво­им. Юноши вместе с стариками теряют разсудок; старики вместе с юношами предают­ся порочным забавам. Между друзьями нет верности, и между братьями – любви. Люди в разговорах показывают друг к другу любо­вь; но в сердце питают друг к другу ненависть. Везде видно коварство и злоба, везде господствует обман. Никто не думает о Боге, никто не представляет себе, что по смерти должен отдать Богу отчет в своей жизни. От забвения Бога умножает­ся между нами зло. Бог дал нам разум, чтобы мы, узнав­ши волю Его, делали добро; но мы знаем волю Его и делаем зло. Бог повелел нам быть добродетель­ными, чтобы мы исполняли то, что праведно и что благо­угодно Ему; но мы любим нечестие. Дал нам богатство, чтобы мы оказывали вспоможение бедным; но мы, имея богатство, угнетаем бедных. Дал нам власть и силу, чтобы мы защищали гонимых невин­но; но мы не защищаем, а сами более гоним их. Никто не ходит путем заповедей Божиих. Изсякла любо­вь и ненависть умножила плод свой. Искрен­ность почитает­ся за ничто, и везде видно притворство. Смирение сделалось постыднымь, гордость – почтен­ною. Истина изгнана, и ложь царствует на земле. О глубина богатства, благости и долготерпения Божия! Бог долго терпит наши беззакония и не мстит нам. Он умеряет гнев свой не потому, чтобы не мог тотчас наказать нас; но потому что, как мило­сердый Отец, ожидает нашего покаяния и обращения к Его мило­сердию. Ибо не смерти, но раскаяния грешника хочет Бог. И велика ли наша сила, что мы противимся силе Божией? Подул на нас ветр, и мы посохли: поднялась буря, и разсеяла нас, как мелкия прутья. Чем может гордиться земля и пепел? Писано: Видех нечестиваго превозносящася, и высящася яко кедры Ливанские: и мимо идох, и се не бе, и взысках его, и не обретеся место его (Пс.36:35).

He будем думать, что по смерти обратимся в ничто, и что после земной жизни не будет никакого суда. Нет, по смерти будет воскресение мертвых, и мы будем судимы Богом, который воздаст каждому по делам его. Итак не будем обманы­вать самих себя, не будем жить на подобие безсловесных животных. Если нет воскресения, нет и смерти. Если же будет воскресение, будет и суд. Ибо кто определил человеку смерть, тот обещал сделать и суд. Если Бог справедлив в первом случае: то не может обмануть и в последнем. Чтó для человека удобнее сделать? Старый ли дом разрушить и из вещества его вновь постро­ить тот же дом, или приготовить новое веще­с­т­во и постро­ить новый дом? Итак если Бог про­извел из ничего землю, из которой создан человек: то не с большею ли удобностию может возсоздать в первый образ того же человека, умершаго и обратив­шагося в землю? Бог в делах сво­их не чувствует никаких затруднений. Его дело есть Его слово; слово же Его есть мысль Его. Рече и быша, говорит Писание о Боге (Пс.32:9). Он нарицает не сущая, яко сущая (Рим.4:17). Как сила и могуще­с­т­во Божие непостижимы, так и дела Его. И как премудрость Его неизмерима, так и пути Его неизследовани (Рим. 11, 33). И так оставим неверие. Будем опасаться, чтобы не подвергнуться осуждению более за неверие, нежели за худыя дела. Худыя дела про­истекают иногда от нашей слабости: напротив источник неверия всегда есть безразсудность и дерзость. Но безразсудный и дерзкий едва ли способен к какому нибудь доброму делу. И так пока имеем время, позаботимся о себе самих, и постараемся умилостивить Бога о грехах наших, чтобы Он не повелел связать нам руки и ноги и ввергнуть во тьму кромешнюю, где плачь и скрежет зубов (Мф.13:42). Плачь что иное означает, если не жестокость страшных мучений? Скрежет зубов что иное показывает, если не позднее раскаяние о соделан­ных грехах? Ибо тогда только мы начнем негодо­вать на самих себя и с скрежетом зубов укорять себя, когда уже не будет времени для раскаяния, и надежды на освобождение. Итак, если Мы в краткое время сей жизни можем служить Богу и предохранить себя от геен­ны и вечных мучений, то для чего нерадим и презираем заповеди Божии, для чего следуем злым сво­им похотям, и делаемся достойными вечнаго наказания? Бог наш великий, человеко­любивый, богатый в милости (Еф.2:4), и сильный в делах сво­их, Сам укрепит нашу слабость, Сам сокрушит сатану под ноги наша вскоре (Рим.16:19), и даст нам силу и духовный разум, чтобы мы в оста­ю­щееся для нас время служили Ему истин­но и верно, и обрели милость Его в страшный день суда Его. Аминь.

Примечание:

1 Сие слово переведено с латинскаго языка, из Библиотеки древних отцев, издан. Галландом, в Венеции 1788 года. Оно найдено в древней латинской рукописи Альда Минуция, и в первый раз напечатано Жерардом Воссием в Маинце 1604 года в собрании сочинений разных святых отцев, издан­ном в одной книге с сочинениями св. Григория Чудотворца.

Источник: Журнал «Христианское чтение, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академии». – СПб.: В Типографии Министерства Внутрен­них Дел. – 1825 г. – Часть XX. – С.180–185.