Барградское подворье ИППО в Италии

В связи с официальным визитом Президента Российской Федерации В. В. Путина в Италию, в частности в г. Бари, в средствах массовой информации появились следующие сообщения:

«Хотелось бы надеяться, что вопрос о передаче храма в собственность Русской Православной Церкви будет решен положительно, так как это станет восстановлением исторической справедливости, - сказал владыка Иларион1 в интервью „Интерфаксу“… Русская Православная Церковь благодарит итальянские власти за решение вернуть Московскому Патриархату храм святителя Николая и Дом паломников в городе Бари“.

  «Возвращение подворья в Бари принесет пользу не только России и Русской Православной Церкви, но и самому городу, послужит развитию межгосударственных контактов», - заявил заместитель председателя Отдела внешних церковных связей епископ Егорьевский Марк.

Из приведенных сообщений усматривается, что высокообразованные и знающие действительность иерархи РПЦ МП заявляют о «исторической справедливости» и «о возвращении Русской Православной Церкви» храма в Бари, ни словом не упоминая о том, что он является собственностью Православного Палестинского Общества. Как бы невзначай упоминается о „инициативе Великой Княгини Елисаветы Федоровны“. Тишайшее молчание со стороны РПЦЗ, кому Палестинское Общество доверило заведывание данным имуществом. Будет ли оно таким же „тишайшим“ и после 17 мая текущего года – после исторического закрепления „сил“?

Молчит обычно не столь молчаливое, порожденное в 1992 году Президиумом Верховного Совета РСФСР, „ИППО“ в Москве, кому если уж и „должны“ были „передать“ Барградское подворье.

В последних сообщениях средств массовой информации сказано, что „премьер Италии и Президент России договорились «о передаче российской стороне православного храма и дома для паломников».

 

БАРГРАДСКОЕ ПОДВОРЬЕ

 

В 1853 г. в Мирах Ликийских на средства российского посла в Константинополе графа Н. П. Игнатьева был куплен участок с руинами монастыря “Новый Сион” и пустой гробницей святителя. С 1853 до 1868 гг. проводились восстановительные работы, что вызвало противодействие местного греческого епископа, считавшего Миры своей канонической территорией. В 1875 г. в Петербург с Афона прибыли два инока для сбора средств на восстановление монастыря “Новый Сион”. В столице монахов поддержали торговцы Старо-Александровского рынка на Калашниковском проспекте, соорудившие вблизи небольшую часовню. Собранный по всей стране капитал, названный “мирликийским”, в 1888 г. был передан Императорскому Православному Палестинскому Обществу. После трагической гибели Председателя ИППО Великого Князя Сергия Александровича, ктитора Мирликийской часовни, ее было решено перестроить в церковь, что и было осуществлено в 1905 г. В самих Мирах дело зашло в тупик: в 1891 г. турки постановили русские земли в Малой Азии “считать потерявшими своих владельцев” по причине того, что они “не обрабатывались русскими” и объявили их якобы имеющими стратегическое значение. Посол при Оттоманской Порте Н. В. Чарыков сообщил в ИППО в 1910 г. о “безнадежности в мирликийском вопросе” и дипломатично предложил преобразовать его в “барградский”. Н. В.Чарыков высказывал мысль, что русская церковь в Италии “громко свидетельствовала бы о высоком благочестии Русской Православной Церкви перед лицом католического мира”. Идея посла получила душевную поддержку Великой Княгини Елисаветы Федоровны, принявшей на себя после убиения супруга, Великого Князя Сергия Александровича, Председательство в ИППО. Были приняты соответствующие резолюции, и собранный к тому времени “мирликийский” капитал (246562 руб.) переименовали в “барградский”. Под Высочайшим Покровительством Императора Николая II двенадцатого мая (ст. ст.) 1911 г. в рамках ИППО был учрежден Барградский комитет. Государь пожертвовал десять тысяч рублей из личных средств. Комитет возглавил Вице-Председатель ИППО князь А. А. Ширинский-Шихматов. По Высочайшему Повелению дважды в год, на Николу-вешнего и Николу-зимнего, во всех российских церквах устраивался тарелочный сбор на строительство в Барграде. Протоиерей Иоанн Восторгов, направленный Палестинским Обществом в Апулию, 20 января 1911 г. послал Комитету телеграмму об успешной покупке земли (12 тысяч кв. м, на виа Карбонара, ныне на корсо Бенедетто Кроче, № 130). Весной того же года в Бари прибыл Член Комитета князь Н.Д. Жевахов и архитектор В. А. Покровский, произведший экспертизу участка и одобривший место предполагаемой постройки. Заказ на строительство получил А. В. Щусев, зодчий Великой Княгини Елисаветы Федоровны, для которой он строил в 1908–12 гг. Марфо-Мариинскую обитель в Москве. Одновременно Комитет возводил и новую “Барградскую” церковь в Петербурге взамен прежней, на что было выделено 28 тысяч рублей. Таким образом, “Барградские” храмы в Италии и России строились одновременно. Они похожи друг на друга, как братья-близнецы: квадратные в плане, с двухскатными кровлями, одноглавые. “Созидателем” построек, предложившим “стиль” в духе псковско-новгородской архитектуры, был князь А. А. Ширинский-Шихматов. Им были собраны древние иконы для иконостасов обеих церквей (в Бари их не смогли отправить из-за начавшейся войны). В помещениях подворья в Бари Председатель Комитета желал создать музей русской старины с древними иконами, редкими изданиями, фотографиями всех Никольских церквей в России. Для росписи интерьеров князь А. А. Ширинский-Шихматов избрал К. С. Петрова-Водкина, но война помешала этому желанию. Законченный А. В. Щусевым общий проект подворья был одобрен 30 мая 1912 г. Императором Николаем II. Помимо двухэтажного храма в составе подворья был спроектирован странноприимный дом. Не взирая на войну, строительные работы продолжались и к январю 1915 г. были вчерне завершены. Председатель Комитета кн. А. А. Ширинский-Шихматов приготовил для храма старинные иконы и стилизованное убранство, но война и последовавшая революция помешали доставить их из России. „Барградский“ храм ИППО в Петербурге освятили 15 декабря 1915 г. Спустя семьнадцать лет большевики его разрушили.

Проживавший в начале 20-х годов в Берлине Председатель Палестинского Общества кн. А. А. Ширинский-Шихматов назначил кн. Н. Д. Жевахова представителем Общества в Бари. Органы власти советской России после официального уничтожения ППО создают как „правопреемника“ свое Российское Палестинское Общество, через которое они преследуют главную цель - добычу Барградского имущества. Антирелигиозная Комиссия (АРК) с ее гореизвестным возглавителем Е. Ярославским принимает решение2:

«Поручить ОГПУ продолжить работу по формированию общества, вплоть до проведения устава через ВЦИК СССР.... вопрос о возстановлении и деятельности общества согласовать с НКИД и НКЮ (т. Красиковым) и подвергнуть его юридической обработке».

Кн. А. А. Ширинский-Шихматов в письме к Управляющему подворьями в Иерусалиме Н. Р. Селезневу писал:

 В Бари (Italia Bari (Puglia) Consolato Russo Princ. Gewahow) уже сидит мой уполномоченный Кн. Николай Давидович Жевахов и самоотверженно борется с противодействием российского большевизма, в лице псаломщика Каменского и семьи покойного свящ(ени)ка Кулакова… Ему необходимо погасить хоть часть строительного долга (до 50.000 лир), чтобы освободиться от посягательств на владение…“3

Начались судебные тяжбы и советским представителям удалось заполучить себе некоторых сподручных даже из насельников подворья.

Из письма князя А. А. Ширинского-Шихматова Управляющему подворьями Общества Н. Р. Селезневу:

„…В Бари суд снова отложил на конец ноября рассмотрение нашего дела с Алексеевым4 и Каменским. Председатель суда обещал и должен оставить наше дело в том же положении фактического владения. Как только правительство окончательно разочаруется в большевиках, можно будет, по мнению советника Кн. Жевахова и по существу вынести постановление в нашу пользу. Несмотря на добросовестно вносимую хирургической лечебницей квартирную плату, меня очень тревожит судьба этого владения пока оно не самоокупается. Если снять оттуда представительство Общества – все владение уже получит штемпель без различия центра к судьбе Подворья и тогда противники, и сейчас чрез своих поверенных засыпающие суд и администрацию разными кляузами, гораздо легче поведут свою работу и чего доброго добьются и успеха…“5

ОГПУ совместно с НКИД и НКЮ «создают» свое РПО и их детище получает в 1925 году официальную регистрацию. О целях «создания» этой организации ясно сказано в протоколе АРК от 24 апреля 1926 года: «необходимо в целях успешного ведения судебного процесса об имуществе, находящемся за границей“6.

Суд длился несколько лет и прошел разные инстанции. 28.11.1929 префект Барградской провинции подписывает постановление Апелляционной Палаты города Бари:

„… Принимая во внимание, что в силу решения, постановленного Апелляционной Палатой города Бари 2-го августа 1929 г. и объявленного 30 сентября 1929 г. по гражданскому делу между Русским Палестинским Обществом и Императорским Российским Православным Палестинским Обществом, представляемым князем Николаем Жеваховым, и г.г. Александром Алексеевым и Владимиром Каменским, примкнувшим к апелляционной жалобе, Русское Палестинское общество должно бы быть введено во владение имуществами, составляющими достояние Общества, коими заведует князь Жевахов, являющийся в настоящее время судебным секвестратором; Принимая во внимание, что названный князь подал жалобу для пересмотра решения в Высшей Кассационной Палате;

Принимая во внимание, что Русское Палестинское общество ходатайствует об изготовлении исполнительных актов для вступления его во владение;

Принимая во внимание, что имущества, подлежащие исполнительному приговору состоят из Русской Церкви и Подворья для русских паломников, приезжающих для поклонения Св. Николаю, из принадлежащих к ним вспомогательных зданий и служб, а также из всякого движимого имущества к ним принадлежащего, и что означенная Церковь, со всем упомянутым имуществом, с давних пор и по традиции служит целью паломничества для верующих разных народностей и является предметом ревностного почитания барградского населения и многочисленных албанцев, греков, сербов, черногорцев и всех славян, проживающих в Бари;

Принимая во внимание, что когда между ними распространилось известие о том, что Церковь имеет перейти в руки лиц другой религии, и что таким образом оказались бы оскорбленными те христианские чувства, которыми вдохновлялись строители Церкви, то означенные верующие поклялись пожертвовать даже своей жизнью, дабы воспрепятствовать такому поруганию святыни;

Принимая во внимание, что хотя гражданское правосудие и должно получить осуществление своего верховного права, но в настоящем положении дела, во избежание серьезного нарушения общественного порядка, в виду настоящего возбуждения умов, могущего принять характер чрезвычайной важности, является необходимым избежать временно осуществление означенного ввода во владение, отсрочив его на необходимое время для восстановления спокойствия окружающих элементов, которое позволило бы привести в исполнение приговор, без необходимости серьезных принудительных мер;

что главной задачей и обязанностью властей будет приготовление таких необходимых условий среды;

По важным и неизбежным причинам общественного порядка, в виду статей 3-ей закона волостного и провинциального и закона об общественной безопасности,

П о с т а н о в л я е т

1/ Ввод во владение имуществами, составляющими достояние Императорского Российского Православного Палестинского Общества, судебным секвестратором коих является князь Николай Жевахов, для передачи их Русскому Палестинскому обществу, представляемому профессором Симеоном Членовым, каковой ввод должен быть произведен в силу решения от 2-го августа и 30 сентября, постановленного Барградской Апелляционной Палатой, отсрочивается исполнением впредь до дальнейших распоряжений;

2/ нарушители настоящего распоряжения подлежат законной ответственности.

Правительственные служащие и агенты вооруженной общественной охраны, а равно кому на сие будет дано поручение, имеют озаботиться исполнением настоящего приказа.  

Дано из Правительственного Дворца 28-го ноября 1929 г. Копия настоящего документа объявлена князю Николаю Жевахову со вручением в собственные руки…“.

В апреле 1938 года в своей „Памятной записке“ на имя проживавшей в Греции Почетной Председательницы Великой Княгини Елены Владимировны7, одновременно оставляя ее для истории, Председатель ППО С. С. Боткин писал:

Италия. В Бари, местонахождении мощей Св. Николая Чудотворца, Императорским Палестинским Обществом было приступлено перед самой войной к постройке храма и большого подворья – странноприимного дома для паломников. Война помешала закончить эту постройку и внутреннее оборудование осталось недоделанным, а заготовленные в Москве церковная утварь, образа, мебилировка дома и т.д. остались в Советской России. Нам удалось после войны докончить кое-что из работ по постройке и упорядочить чисто церковное имущество. Осталось недоделанным оборудование верхней церкви.

Советское Правительство, действуя под прикрытием, переделанного на большевистский лад Императорского Палестинского Общества /изменен устав, цели и т.д./ потребовало через итальянский суд передачи ему нашего Барийского имущества. Судебный процесс, длившийся 8 лет в трех инстанциях, закончился для нас неудачно, т.к. Советское Правительство, de jure признанное в Италии, могло, основываясь на своем законодательстве, обосновать свое захватное право. Однако, благодаря сделке между большевиками и муниципалитетом города Бари, последний приобрел все имущество Палестинского Общества, а одновременно заключил с нами соглашение, по которому, при условии прекращения безнадежного для нас процесса, мы сохраняем в нашем полном пользовании храм с садом и находящимися в нем маленькими постройками.

Кроме того, муниципалитет обязался оборудовать не вполне достроенный верхний храм, предоставить помещение священнослужителям, производить нужный ремонт и т.д. и даже оплачивать 500-ми лир на месяц настоятеля. Таким образом нам удалось сохранить в своем распоряжении прекрасный храм и даже обеспечить существование причта.

Такое, сравнительно благоприятное положение в Бари требует от нас и заботу об этом церковном имуществе, в особенности в первое время, когда формально заключенное с муниципалитетом, вышеизложенное соглашение, будет проводиться в жизнь и пока не будет окончательно оборудована церковь, что по соглашению должно быть закончено не позднее как через десять лет, а на словах обещано в возможно скорый срок. Пока служба может совершаться в вполне готовом нижнем храме, который будет превращен впоследствии в склеп. В этот склеп предполагалось перенести останки Черногорской Королевской четы, однако это намерение, повидимому, пока отложено на неопределенное время и возможно не будет вообще приведено в исполнение. Архиепископ Серафим назначил настоятелем Барийского храма диакона нашей церкви в Риме, о. Андрея Копецкого, который будет выписан в Париж для посвящения в священники.

Кн. Жевахов, котрый был продолжительное время нашим уполномоченным в Италии, освобожден нами на днях от этой должности. Настоятель нашей Римской церкви, Архимандрит Симеон, принял на себя наблюдение за нашим Барийским имуществом и будет нашим посредником у итальянских властей в Бари, куда ему придется изредка ездить.

Как видно из всего вышеизложенного наше имущество в Баре и впредь будет представлять постоянную заботу для Совета Православного Палестинского Общества, также вызывать переписку и требовать от нас расходов; не говоря уже о мелких почтовых и канцелярских расходах, нужно будет оплачивать поездки Архимандрита Симеона, а теперь оплатить приезд сюда о. Копецкого…“.

Проживающий в Италии один из лучших исследователей истории „Барградского храма и подворья“ М. Г. Талалай, бессомненно тщательно изучивший послереволюционный период8 по данной теме, пишет:

„… права на подворье предъявило Русское Палестинское общество, образовавшееся в Ленинграде. Оно бесстыдно представилось правопреемником Императорского Православного Палестинского Общества, являясь якобы ему тождественным, лишь сократившим цели, «т. к. цели религиозные и благотворительные отменены, но остались цели культурные». Суд, шедший, как и полагается в Италии долгие годы, в 1936 году, неожиданно для всех белоэмигрантов, удовлетворил претензии советской стороны. Князю Жевахову суд приказал дать отчет за 14 лет управления подворьем, сдать его советской стороне и заплатить издержки, расходы, гонорары. Возможно, что на такое решение повлиял итало-советский торговый договор, заключенный в 1934 году, и временное потепление в отношениях Муссолини и Сталина. Жевахову пришлось бежать из Бари.

Зачем же советской власти понадобилась церковь Св. Николая? Может, хотела взорвать его, как делала тогда в СССР? Впрочем, за границей она вела себя практичней, отдав подворье одному своему кредитору-итальянцу, который продал все, включая храм9, муниципалитету Барграда. Городские власти пообещали, однако, сохранить православные богослужения и даже выделять средства на содержание русского священника, что и делают до нынешнего дня, выплачивая жалование одному священнику Русской Зарубежной Церкви. Странноприимицу же стали использовать для городских нужд — как приют, а затем как богадельню…“.

Таковой была история создания, строительства и владения подворьем в Бари. Так состоялась его «продажа русскими эмигрантами муниципалитету», как пишут в эти дни российские газеты. Во избежание в будущем подобных, мягко говоря, «очерненных изречений» и введения сознательно или не сознательно в заблуждение в отношении «продажи подворья эмигрантами», приведу как пример, высказывание высокопоставленного представителя10 московского одноименного Общества:

 … Для представителей зарубежного Палестинского Общества важны были в первую очередь имущественные достояния Русской Церкви и Палестинского Общества в Святой Земле, которые становились попросту источником существования. Иногда это имело достаточно нормальный мирный характер, когда, например, арендная плата, которую вносили какие-то учреждения Британского Мандата или потом государства Израиль, использовалась для поддержания русских учреждений в Святой Земле. Иногда это принимало неприятные, я бы сказал уродливые формы, к примеру, когда князь Жевахов в 1934 году продал или уступил, взяв отступные, Барградское подворье Палестинского Общества в городе Бари в Италии…“

 а также священика11 РПЦ в г. Бари:

„… Единственной миссией русской эмиграции в Бари должно было бы стать всемерное сохранение Подворья для будущей возрожденной России. Однако, к сожалению, управление Подворьем в 20-е гг. самонадеянно взяли на себя люди, потерявшие веру в Россию, отчаявшиеся и потому утратившие надежду на ее избавление в будущем от ига безбожной власти. Один из них - князь Николай Давидович Жевахов, представлявший тогда эмиграционное Палестинское Общество - , в 1937 г. своевольно и самочинно продал городским властям всю русскую церковную недвижимость в Бари, построенную на народные пожертвования. С тех пор Барградское подворье перестало быть собственностью России и Русской Православной Церкви….

Кто продавал и почему продавал сказано выше. Представители Общества находясь в изгнании, в первую очередь его Председатель кн. А. А. Ширинский-Шихматов, не „ради выгод и источника существования“ стояли одинокими стражами на посту сохранения целосности имуществ Палестинского Общества. О благородстве души князя Алексея Александровича, пусть даже навеянной наивной грустью, говорят сами за себя его слова в отношении псаломщика в Бари Каменского, переметнувшегося на сторону большевиков:

«... разбираясь в положении, занятом В. Каменским в отношении Вас, а в Вашем лице и Палестинского Общества, я спрашиваю себя, не является ли весь этот клубок каким то кошмаром, наваждением или, как принято выражаться, недоразумением... Мне глубоко его жаль и я совершенно уверен, что этот человек испытывает подчас глубокое нравственное страдание, что, под наплывом всего современного смерча, он, в своем молодом одиночестве, без авторитетной умственной среды соотечественников, под наплывом событий, в которых он разобраться не сумел и не смог (не он один этому подвергся), - переоценил себя... И вот в проясняющемся сознании перед ним выплывают сомнения в том, так ли он в действительности прав, как это ему казалось, когда он, по свойству неуравновешенной молодости, и под опьянением налетевших политических событий, унесен был этим ураганом и сбился с пути: теперь же вступило в него нечто в роде простого упрямства, с которым он пока просто справиться еще не может... Мне до боли жаль в Каменском русскую душу, запутавшуюся, злой волей многих людей одурманенную...»12

И вновь приходится повторять. После изгнания полвека стояли они, Председатели и Совет Палестинского Общества, на страже одинокими рыцарями и умирали прозябающие в неотопленных квартирах, до крайности ограниченные в средствах. Они не кривили душой и компромиссы с совестью им были чужды. Если бы имело место быть „своеволию и самочинию“, то Управлению подворьями в Иерусалиме не довелось бы годами добиваться согласия от британского Администратора над имуществом Палестинского Общества на выплату незначительной пенсии полностью ослепшей и обнищавшей вдове третьего Председателя - княгине Леокадии Петровне Ширинской-Шихматовой.

 

1 Иларион (Алфеев) , епископ Венский и Австрийский

2 РГАСПИ. Ф 17. Оп. 112. Д 775

3 Кн. А. А. Ширинский Шихматов. Письмо Н. Р. Селезневу, Управляющему подворьями а Палестине, 14.12. 1920

4 А. Алексеев, бывший царский вице-консул в Бари, позже сотрудник советского полпредства в Риме.

 5 Письмо № 187 от 18/31 окт. 1924 г.

 6 РГАСПИ. Ф 17. Оп. 113. Д. 353

7 В. К. Елена Владимировна (1882-1957), внучкаАлександра II. Бракосочеталась в 1902 г. с третьим сыном короля Греции Георга I и королевы Ольги Константиновны королевичем Николаем.

 8 Не имея в своем распоряжении вышеопубликованных документов о назначении кн. Н. Д. Жевахова в Бари, М. Г. Талалай, как мы считаем, ошибочно пишет:“В то время в Бари поселился бежавший из России князь Жевахов, на правах члена Барградского комитета объявивший себя «заведующим подворьем»“.

 9 см. Памятную записку С. С. Боткина.

 10 Ответ проф. Н. Н. Лисового на записку о деятельности РПЦЗ и ИППО на Святой Земле в послереволюционный период. Иерусалим 1 ноября 2005 года, зал им. Маейрздорфа в Еврейском университете на горе Скопус.

11 Протоиерей Владимир Кучумов, настоятель Подворья Московского Патриархата в г. Бари. Сайт Храма-Подворья Святителя и Чудотворца Николая в г.Бари, 29.11.06

12 Пписьмо кн Ширинского-Шихматова к кн. Жевахову от 20 октября 1920 года.

Использованная литература:

Талалай М. Г. Петроград и Барград // Труды Государственного музея истории Санкт-Петербурга Вып. 3, СПб., 1998. С. 120-129; Talalay М. I pellegrini russi a Bari // Nicolaus. Studi storici (Bari). 1998, №2. PР. 601-634

Дмитриевский А. А. Православное русское паломничество на Запад (в Барград и Рим) и его насущные нужды. Киев,1897

Жевахов Н.Д. Князь Алексей Александрович. Новый Сад, 1934. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода кн. Н. Д. Жевахова. М., 1993.

Святая Русь и Италия у мироточивой гробницы Святителя Николая Мирликийского в Бар-граде. Сост. А. Дмитриевский и В. Юшманов. Пг., 1915.

 Сообщения Императорского Православного Палестинского Общества. 1911–1915. Т. 22–26.

Источник: Сайт истинного Императорского Православного Палестинского Общества Иерусалим и Ближний Восток

medal2a.jpgmedal2a.jpg

http://www.ippo-jerusalem.info/IPPO_2009.pdf