Батюшка-байкер водит экскаватор, разводит страусов и восстанавливает храм

Игумен Ростислав (Якубовский), настоятель Успенского подворья монастыря Оптина Пустынь в Санкт-Петербурге. Мотопробег "Свеча Памяти". Российские и немецкие байкеры начали мотопробег "Свеча Памяти", посвящённый 70-летию начала Великой Отечественной войны. 

2,5 килограмма жидкого золота и фарфоровый алтарь. В храме Успения Богородицы на Васильевском острове завершаются работы по воссозданию иконостаса. Он был безвозвратно утрачен в советское время. Сейчас произведение искусства решили изготовить из фарфора. Реставраторы кропотливо монтируют изразцы и подгоняют детали иконостаса.

Владимир Багдасарян, специалист по техническому обслуживанию и художественному убранству:

«Специальная технология - фарфоровая. При обжиге небольшом вплавляется золото, как обычно в посуде используется, золотые каемочки. Мы его должны воссоздать в том виде, в котором он был раньше. Он был золоченым».

Храм Успения Богородицы был построен в конце 19 века. В середине 20-го там открыли каток. В ведение православной церкви храм вернулся только в начале 90-х. Тогда началась активная реставрация. Сегодня восстановлением собора руководит игумен Ростислав - личность в русской православной церкви неординарная. Взять хотя бы увлечения священника - он управляет спортивным мотоциклом, экскаватором, увлекается живописью, слушает альтернативную музыку, разводит страусов, енотов и коров. С необычным батюшкой познакомился Роман Закурдаев.

«Связь» с религией выше мобильной связи. Православный крест венчает антенну сотового оператора. Удачный коннект искусно защищен каменным забором. И лишь изредка весь этот пейзаж осеннего умиротворения разбавляется звуками японского качества.

Глянцевый спортбайк игумену Ростиславу достался в подарок. 155 лошадиных сил. Максимальная скорость 280 километров в час. Вес мотоцикла 300 килограммов. Ну что тут ещё добавить.

Храм св. прав. Иоанна Кронштадтского посетили участники мотопробега “Мир и Память”.
Протоиерей Вячеслав Харинов и игумен Ростислав (Якубовский) совершили в храме молитву святому об успешном путешествии.


Игумен Ростислав:

«Вы знаете, вот это руль, это зеркала, а дальше садишься и едешь».

Вот с такой же по-детски наивной простотой отец Ростислав рассуждает и о своём стиле вождения. Кредо игумена - мотоциклиста: безопасность превыше всего. Даже важнее быстрой дороги к храму.

На своём новеньком «японце» он почти ежедневно курсирует между Петербургом и поселком Сосновый Бор. Здесь на берегу Карельского перешейка у церковного подворья Оптиной пустыни свое загородное хозяйство. Настоящая ферма с коровами, лошадьми, столярной мастерской и просторной теплицей. Ответственный за местную агрокультуру - тоже игумен Ростислав.

 

Лариса Тюменева, послушница подворья Оптиной пустыни:

«Насчёт рясы я не знаю, как именно он сел за трактор. Но, я знаю, что не гнушается сесть за машину и сам проверяет. Он душой болеет за землю».

Игумен Ростислав:

«Я работаю на экскаваторе. Я несколько лет работаю на нём. Дороги делаем».

Сегодня он восстанавливает дороги и служит в православном храме Петербурга. А ещё 15 лет назад отец Ростислав - в миру Ярослав Якубовский писал картины и подрабатывал реставратором. А ещё был фанатом британской рок-группы Кинг Кримсон. Уважение к прогрессивному року все ещё осталась.

Игумен Ростислав:

«Особенно такая более ритмичная музыка воспринимается во время движения, если человек сонный, за рулём».

Главная забота на ближайшие годы - строительство храма преподобного Амвросия Оптинского. Неординарность игумена Ростислава проявилась и здесь. Стены церкви будут расписаны в необычном стиле. В этой палитре ярких красок и неповторимой манере письма священник видит прямой символ свободы.

Игумен Ростислав:

«Свобода проявляется здесь, но в рамках традиций. Здесь нет догматических нарушений. Это как бы хождение на грани, как езда на экстремальных скоростях, вернее в экстремальных условиях. Письмо на грани фола».

Священник в вольере со страусом - это тоже что-то на грани фола. Птиц на территории хозяйства разводят уже несколько лет. Из-за низких умственных способностей они забывают кто здесь главный.

Эти «постояльцы» современного церковного хозяйства менее агрессивны, чем страусы и уж точно смышлёнее. С ними и поговорить можно.

Если еноты не испортят дорогой телефон, в мобильнике совсем скоро появятся фотографии новых питомцев. Отец Ростислав планирует завезти еще и нескольких павлинов.

Фотографии игумена Ростислава

 

СПРАВКА

В храме Успения Богородицы подворья монастыря Оптина пустынь, что на Васильевском острове, скоро предстоит знаменательное событие. Готовится торжественное освящение уникального иконостаса – великолепного произведения искусства из облитого золотом фарфора, который восстановлен взамен безвозвратно утраченного в советские времена. Подобных ему в Петербурге сегодня нет.

Храм Успения Богородицы на Васильевском острове, построенный в 1897 году архитектором В. Косяковым, где нынче размещается подворье, был одним из красивейших в Петербурге. Он сильно пострадал за советский период истории нашего города. Всего сразу после «Великого Октября» и позднее в Ленинграде было разрушено, взорвано и снесено более 120 храмов, святые иконы выброшены или сожжены, имущество разграблено, городу был нанесен непоправимый ущерб. Собирались снести даже Иса­акиевский собор, превратили в кинотеатр замечательный Морской собор, построенный в память о погибших русских моряках, и чуть было не взорвали Спас-на-Крови, возведенный на месте, где был злодейски убит революционерами русский царь.
В храме Успения Богородицы в 1950-х внутри устроили каток с искусственным льдом, где тренировались, в частности, олимпийские чемпионы Белоусова и Протопопов. Работы по его реставрации, начатые после краха СССР, длятся до сих пор. Росписи, которые замазали масляной краской или варварски сбили, скрупулезно восстанавливают десятки лучших художников, в том числе и из Академии художеств. Для воссоздания изумительных по красоте куполов применяются самые современные технологии, в том числе аргонная сварка. Сегодня каждый, кто входит в уже почти полностью отреставрированный храм, застывает в изумлении перед его красотой. Наверное, не случайно, что в воскресные дни и в праздники он до отказа заполнен прихожанами, многие крестят в нем детей, венчаются. Некоторые приходят специально, чтобы послушать чудесное пение мужского церковного хора, который благодаря гастролям известен от стран Европы до Колумбии и Китая.
Но подворье – это не только полная прихожанами церковь. Рядом, во дворе, разместились воскресная церковная школа, православный институт, иконописная мастерская, трапезная, золотошвейная мастерская «Урбус», где мастерицы, как и в древние времена, шьют, используя золотые нити, уникальные плащаницы, хоругви, облачения для православных церковных иерархов не только из России. Ежедневно устраивают благотворительные обеды для бомжей и малоимущих. Подворье – это свой, особый мирок духовной жизни, где людям тепло и уютно, где они всегда могут найти защиту от тревог и волнений нашего неспокойного времени.

Дорога к храму


Руководит всем этим большим церковным хозяйством игумен Ростислав (в миру – Ярослав Якубовский). Он родился в Целинограде в семье профессионального художника. Его отец закончил Академию художеств в Ленинграде, а на целину поехал, как и многие в то время, увлеченный романтикой освоения новых земель, строительства светлого будущего. Ярослав, который начал рисовать с детства, учился в школе, отслужил в армии, окончил строительное училище в Павлодаре, а потом отправился в Ленинград, чтобы, как и отец, поступить в Академию художеств.


Однако вместо этого оказался поначалу в среде «поколения дворников и сторожей», как о них пел В. Цой, и сам работавший тогда кочегаром. В то время многие молодые люди, искавшие смысл жизни и отрицавшие фальшь и лицемерие советской системы, оказывались в таком положении. Им надо было трудоустроиться и получить прописку, чтобы в милиции их не сочли тунеядцами, но так, чтобы иметь время для того, чтобы готовиться к поступлению на учебу, читать книги, писать картины, общаться. Один из этих «сторожей», вспоминает отец Ростислав, окончил потом Литературный институт в Москве и стал известным поэтом, другие стали художниками, скульпторами, профессорами художественных институтов, третьи – монахами и священниками. А один – Александр Ищенко – стал профессором Итальянской академии художеств. В Италии расписывал капеллу по заказу самого Папы Римского. Никто из его друзей того времени, потаенной духовной богемы времен «развитого социализма», не пил и не куролесил – все занимались самообразованием.
Это, говорит отец Ростислав, было интересное время, время напряженных духовных поисков, поисков смысла жизни. Я все больше задумывался о Боге, о том, как жить дальше. Помню, купил за 50 рублей мою первую Библию (ее тогда было нигде не достать), а зарплата у меня была всего 80 рублей. Много читал изданий так называемого самиздата – эти ксерокопированные томики запрещенных книг передавали из рук в руки. Уже тогда пришел к убеждению, что смысл жизни состоит в том, чтобы сделать ее лучше, нести добро людям и делать это с Богом.
Однажды один мой друг пригласил меня в гости на подворье Оптиной пустыни, где его знакомый служил иеродиаконом. Церковь Успения Богородицы, где при советской власти устроили каток, была в ужасающем состоянии: кругом мусор, полы взломаны, окна выбиты, под ободранным куполом летали голуби. Этот диакон позвал меня помочь восстанавливать храм. Я тогда уже занимался реставрацией икон и согласился.
Так в 1992 г. я пришел в храм реставратором. Это была бесплатная работа, своего рода послушание. Жили там же, в подвале, где под полом бегали крысы и было полно блох. Через два года меня постригли в иноки. В 1996 году патриарх Алексий рукоположил в священный сан и назначил настоятелем подворья.

Загородное хозяйство


Среди повседневных забот отца Ростислава не только подворье, но и загородное хозяйство в поселке Сосновый Бор, большой учас­ток на Карельском перешейке рядом с озером Краснофлотское. Там заканчивается строительство нового храма преподобного Амвросия Оптинского. Создана большая ферма с коровами, лошадьми и козами. Есть столярная мастерская, гараж, библиотека. Разбит большой фруктовый сад, есть пасека с пчелами, делают свой очень вкусный сыр. Многие приезжают вместе с детьми, чтобы увидеть завезенных отцом Ростиславом африканских страусов. Образовался уже целый зоопарк: страусы, еноты, кролики, алтайские белки, поросята и т. д., который охотно посещают дети.
Сосновый Бор славится своим уникальным климатом. До 1917 года здесь был первый в России туберкулезный санаторий, где по указу императора Александра II воздвигнут храм Александра Невского. Недавно закончилось строительство небольшой уютной гостиницы для паломников. Ее стены, так же как и строящийся храм, расписал работавший в Италии Александр Ищенко.

С помощью Божьей!


Как же за всем успевает игумен подворья Оптиной пустыни? А ведь помимо служб в церкви, огромных забот по реставрации храма в Петербурге и сложного строительства на территории загородного хозяйства отец Ростислав пишет картины, профессионально увлекается фотографией, на подворье создана даже маленькая киностудия, которая снимает документальные фильмы. Невероятно, но отец игумен еще и… лихой байкер! Лично водит мощный мотоцикл и недавно вместе с группой других байкеров ездил в Германию, где их принимал президент этой страны. Как?
«Как? – улыбается отец Ростислав, – с помощью Божьей! Главное, выбрать в жизни правильную дорогу. Ту, которая ведет к храму…»
И тогда, добавим, возрождаются поруганные храмы, снова сияют золотом обновленные купола и восстановленные иконостасы, тогда возвращается красота. Но это не только возвращение красоты, а возвращение к истокам. К тем, на которых возникла наша страна Россия, которые питали и продолжают питать нашу веру.

3 октября 2011

Источник: "100 ТВ"