Беседа с еп.Анастасием, посвящённая 100-летию со дня рождения Митрополита Виталия

Фото: Епископ Анастасий (Суржик) совершает панихиду у могилы Блаж. Митрополита Виталия.

Я много читал биографию Митрополита Виталия, изучал его обращения, проповеди, статьи. Мнение о Первоиерархе РПЦЗ у меня сложилось очень высокое. Его исповедничество, его стремление жить по правде Божией явилось последней каплей, которая подвигла меня принять окончательное решение соединиться с Зарубежной Церковью. При личном общении это первоначальное мнение ещё больше укрепилось.

 

- Владыка, когда вы впервые увидели митрополита Виталия? Какое впечатление он на вас произвёл?

- C митрополитом Виталием мне удалось впервые встретиться в 1994 году. В 1993 году наш приход вышел из Московской патриархии и был принят в Русскую Зарубежную Церковь. В начале 1994 года я посетил Сан-Францисско, где происходило прославление святителей Иннокентия Московского, просветителя Сибири и Аляски, и святителя Николая Японского. В этом церковном мероприятии участвовал и Владыка Митрополит. Сам Владыка произвёл очень благоприятное впечатление даже по своему внешнему виду: очень подтянутый и корректный. Хотя, можно сказать, заочное знакомство и первое впечатление о нём у меня сложилось задолго до нашей встречи.

Я много читал его биографию, изучал его обращения, проповеди, статьи. Мнение о Первоиерархе РПЦЗ у меня сложилось очень высокое. Его исповедничество, его стремление жить по правде Божией явилось последней каплей, которая подвигла меня принять окончательное решение соединиться с Зарубежной Церковью. При личном общении это первоначальное мнение ещё больше укрепилось.

Итак, в 1994 году я впервые сослужил с Митрополитом Виталием, а чуть позже состоялась личная аудиенция у него в покоях. На встрече с ним я рассказал о нашем приходе во Владивостоке, который чуть больше полугода назад вышел из Московской патриархии. Мы обсуждали вопросы организации приходской жизни, обустройство храмов на Дальнем Востоке России. С его помощью мы обрели правильное понимание той ситуации, в которой находилась Зарубежная Церковь. Его духовное состояние побудило и нас относиться к происходящим мiровым процессам с большой осторожностью.

Вторая встреча состоялась в 1999 году. В этом году я был приглашён на заседание Архиерейского Синода в Нью-Йорк, чтобы познакомиться с архиереями, поскольку моя кандидатура была выдвинута на архиерейскую хиротонию. Митрополит Виталий приглашал меня в свои покои. За трапезой мы имели довольно пространную беседу. Много говорили о России. Владыка часто затрагивал тему Владивостока. Ему нравились портовые города. Владыка родился в дореволюционном Севастополе и всю жизнь любил флот и море.

- В октябре 2001 года Митрополит Виталий выпустил своё «Чрезвычайное обращение», в котором заявил, что снимает свою подпись с прошения о добровольном уходе на покой и возвращает себе права Первоиерарха РПЦЗ. Насколько сложно Вам далось решение поддержать Митрополита Виталия, зная, что Архиерейский Собор уже выбрал нового митрополита?

- Мне сложнее было понять то, почему он вообще поехал на этот Собор. И тот шаг, который он в конце Собора предпринял, меня существенно укрепил. А само снятие подписи… Под чем подписи? Такого добровольного прошения фактически никогда не существовало. Да, на летнем заседании Архиерейского Синода, когда произошёл конфликт между членами Синода и Первоиерархом по поводу запрещённых в служении французских клириков, то Владыка Митрополит устно заявлял, что больше не может в такой ситуации находиться и что он уйдёт на покой. Но это было устное заявление в сердцах, не подкреплённое письменным заявлением. А прошение об уходе на покой он никогда не писал и никогда не просил, чтобы его на покой отправляли. Архиерейский Собор 2001 г. и начался с того, что Владыка распространил среди его участников архипастырское обращение, в котором высказал мнение, что те цели, ради которых собрался Собор, есть ложные, так как они ведут к предательству всего курса Зарубежной Церкви. И после этого заявления он просто ушёл в свои покои, где почти три дня и находился. К нему прислали делегацию. И только для того, чтобы не раздирать хитон церковный, Владыка согласился подписать примирительное обращение к Собору о том, что он соглашается уйти на покой. Обращение, сделанное только ради церковного мира, нельзя назвать полноценным заявлением. А потом Владыка Митрополит узнал, в каких условиях был добыт этот «мир». Владыка всё это время был изолирован от всего внешнего мира, в его покоях отключили телефон, а здание Синода находилось под усиленной охраной. Его личного секретаря не пускали в здание Синода, ибо без специального разрешения архиепископа Лавра никто из сторонников митрополита Виталия не мог войти к нему покои, чтобы с ним пообщаться. Эти незаконные действия, которые фактически дезавуировали примиренческое обращение, и стали причиной того, что Владыка Митрополит признал своё заявление несостоявшемся и не имевшим силы, так как оно было нарушено противоположной стороной. «Возвращаться» же он и не мог, потому что по "положению о РПЦЗ" Первоиерарх избирается пожизненно. И звание Первоиерарха с него не снимается. Если мы обратимся к истории Зарубежной Церкви, то подобная ситуация складывалась в 1964 году, когда митрополит Анастасий (Грибановский) действительно обратился к Архиерейскому Собору с просьбой отпустить его на покой. К тому времени он был очень немощным человеком, в крайне преклонном возрасте, и уже не мог исполнять свои Первоиераршии обязанности. Но архиереи не отпустили его на покой. Они, исполняя его прошение, избрали рабочего Первоиерарха – Митрополита Филарета (Вознесенского), а его оставили почётным Первоиерархом. Он получил титул почётного Первоиерарха, почётного председателя Архиерейского Собора и Синода. Его не лишали статуса Первоиерарха. Собор же 2001 года всё перевернул наизнанку, он лишил его всего. Он полностью надругался над своим Первоиерахом. Признавать действия этого Собора в отношении своего Первоиерарха законными – недопустимо, это не только не канонично, но даже безнравственно. Только светский американский суд, действующий совершенно по другим принципам, только на основании формально предоставленных документов, подтвердил избрание нового первоиерарха – архиепископа Лавра. Суд же нравственный, церковный не может этого признать. Поэтому Владыка Виталий восстановил то, что ему принадлежало по праву, утвержденному ещё Собором 1986 года. И он никуда не возвращался, а всегда был законным Первоиерархом по положению о РПЦЗ.

- Почему вы считали, что Владыке Митрополиту лучше было не ездить на этот Собор?

- Было всё так напряжёно, что лучше ему было там не появляться. Такая ситуация сложилась после летнего Архиерейского Синода 2001 года, после которого Митрополит Виталий фактически был отстранён от церковного управления, так как было принято неканоничное решение возносить на богослужениях имя другого архиерея наряду с именем самого Первоиерарха. Это полностью сергианская практика, положенное начало отступления. О чём наш приход и писал еп.Ишимскому и Сибирскому Евтихию, управляющему тогда нашей епархией. (http://www.listok.com/sobor119.htm - прим.редакции)

- Осенью 2001 года митрополит Виталий вместе с епископом Варнавой (Каннским), который к тому времени был запрещён в священнослужении Архиерейским Синодом РПЦЗ, рукоположил несколько викарных епископов, дав начало иерархии под своим руководством. Этот поступок вызвал неоднозначную реакцию в связи с тем, что кандидатуры епископов должны утверждаться Архиерейским Собором, а его не созывалось. Чем Митрополит Виталий руководствовался и почему он так поступил?

- Во-первых, восстановим историческую справедливость. Владыка Варнава не был запрещён. Точнее, он запрещался зимней сессией Архиерейского Синода 2001 года вместе с французским духовенством, но Митрополит Виталий, видя, к чему ведёт это неразумное запрещение, снял эти запреты. Снятие запретов и стало причиной конфликта на Синоде в 2001 году. Хотя Первоиерарх имеет полное право отменять те решения Синода, которые нарушают порядок Церкви. Это решение Митрополита не было отменено. Запрещение на Владыку Варнаву больше не накладывалось.

Указ митрополита Виталия, 7/20 июня 2001 года

Почему были нужны эти хиротонии? Существовала очень большая опасность. Неизвестно было, как долго сможет ещё Владыка Митрополит прожить. Потому что здоровье у Митрополита было слабенькое, возраст – довольно приличный, поэтому опасность предполагалась. А право рукополагать епископов принадлежит Первоиерарху. Без согласия Первоиерарха хиротонии не могут совершаться. На тот момент, когда совершалась первая хиротония в ноябре 2001 года, весь наш епископат, действующий в соответствии с «Чрезвычайным обращением» Митрополита Виталия, фактически состоял из двух архиереев – самого митрополита, который был председателем Архиерейского Синода и председателем Собора, и Владыки Варнавы. Это и был весь собор. И то, что они вместе согласились на хиротонию, это и есть соборное решение. Правила и не требуют этого соборного согласия на совершение хиротонии. Правила запрещают без согласия Первоиерарха совершать хиротонию. Оно было. И Первоиерарх участвовал в этой хиротонии лично.

Вл.Виталий совершает хиротонию еп.Сергия (Киндякова), ноябрь 2001 г.

Другое дело, что это совместное решение этих двух архиереев не было оформлено документально. Но это не препятствует совершению хиротонии. Дальнейшие хиротонии были закреплены и документально. Свидетельство о хиротонии еп.Сергий получил, подписанное митр.Виталием и еп.Варнавой. По 1-му Апостольскому правилу законна та хиротония, которая совершена двумя или тремя архиереями.

Ставленническая грамота еп.Сергия (Киндякова)

А других архиереев не было. Они уклонились, они не ответили на «Чрезвычайное заявление», они остались в нераскаянном состоянии, совершив ряд канонических преступлений, пытаясь препятствовать Владыке Митрополиту выполнять свои Первоиераршии функции. Известно, какими методами они действовали.

- Сторонники различных неканонических групп утверждают, что, якобы, митрополит Виталий лично в этой хиротонии не участвовал. Присутствовал, но не участвовал.

- Он не облачался в полное архиерейское облачение, а был в мантии, но его личное участие было. Он возлагал руки. Здесь каноны не нарушены. Этой хиротонии предшествовало согласие двоих архиереев. В исключительных случаях, чрезвычайных, церковная практика допускала даже единоличную хиротонию. А в данном случае, во-первых, Митрополит Виталий был законным Первоиерархом, а во-вторых, он не один участвовал в хиротонии, а вместе с епископом Варнавой.

- Вы участвовали в Архиерейском Соборе 2005 года в Мансонвилле под председательством Владыки Митрополита. Каким вы его запомнили и что Вы можете ответить тем, которые говорят, что митр.Виталий был пленён своим окружением либо был совершенно недееспособен?

На Соборе 2004 года я не присутствовал, точнее моё участие в нём носило письменный характер. Я только предоставил документы, которые обсуждались участниками Собора.

Архиерейский Собор 2006 года, как мы знаем, не состоялся.

Я участвовал в Архиерейском Соборе в 2005 году, где я в последний раз встречался и лично общался с Митрополитом Виталием.

Архиерейский Собор РПЦЗ, г.Мансонвилль, Канада, 2005 г. Во втором ряду второй слева - Преосвященный Анастасий, еп.Владивостокский и Дальневосточный.

Конечно, Владыка Митрополит в таком приличном возрасте был уже немощен, почему ему приходилось брать дополнительное время для отдыха. Иногда он был вынужден не некоторых заседаниях отсутствовать. Когда же он присутствовал, то активно участвовал в заседаниях Собора, обсуждал вопросы, давал очень компетентные советы. Он плоховато слышал, что объяснимо в его возрасте, и нам, архиереям, приходилось специально подходить к нему и немножко наклоняться, чтобы и он мог услышать. И он слышал, проводил записи. Поэтому утверждение об его якобы «недееспособности» не соответствует действительности. Это просто клеветнические заявления. Другое дело, что такой возраст не позволял осуществлять масштабное управление Церковью. Состояние здоровья не позволяло Владыке исполнять свои обязанности так, как их мог бы исполнить человек средних или молодых лет. Но дееспособность у него была. Даже канадские врачи подтвердили в нём наличие дееспособности. Дееспособность у него сохранялась до последних дней жизни.

- Что вы можете сказать о духовных подвигах митрополита Виталия. Был ли он делателем умной молитвы, проводил ли в последние годы жизни самостоятельно церковные службы?

- Поскольку моё знакомство с митрополитом Виталием ограничивалось тремя непродолжительными встречами, то говорить о той стороне жизни, которая сокрыта от людей, я не могу. Но, слыша его рекомендации, которые он давал своим подопечным по поводу духовной жизни, в частности, по умной молитве, складывается мнение, что он был духовным молитвенником. В 1999 году, когда я был в Нью-Йорке на заседание Архиерейского Синода, то при мне митрополит Виталий самостоятельно служил и литургию, и всенощную. И в хиротонии епископа Сергия (Киндякова), которая совершалась в 2001 году, он тоже участвовал.

- А что Владыка Митрополит говорил при Вас о России? Верил ли он в воцерковление широких слоёв русского народа в Истинной Церкви или просто советовал держать то, что имеем?

- Этот вопрос поднимался во время нашей первой встречи в 1994 году. Его позицию можно выразить кратким высказыванием. Он мне сказал: «Где гарантия, что завтра снова не придёт человек в кожаной куртке и с маузером? Такой гарантии нет». Из этого ясно, как он относился к той ситуации, которая возникла в России после перестроечных процессов. Он не исключал, что времена тоталитаризма возвратятся. А демократические реформы в России воспринимал как что-то временное и неустойчивое.

- Почему Митрополит Виталий не приезжал с архипастырским визитом в Россию? Это было связано с его здоровьем или это было его принципиальное нежелание ехать в бывшую «Совдепию»? Ведь РПЦЗ начала легально действовать в России ещё с 1990 года.

- Мне точка зрения митрополита Виталия неизвестна. Знаю, что российские преосвященные архиепископ Лазарь и епископ Вениамин в 1990-х г. предпринимали попытки пригласить митрополита Виталия в Российскую Федерацию. Российские архиереи стремились, чтобы митрополит Виталий не только посетил Россию, но и остался здесь на постоянное жительство. Но он не приезжал. Лично я считал, что Владыке Митрополиту ехать сюда не имеет смысла. Потому что Высшее Церковное Управление вышло из России вместе с белым правительством генерала П.Н.Врангеля. И возвращаться домой Синод, по идее, тоже должен с белым правительством. Этих условий ни тогда, ни сейчас не существует.

- В 2005 году Архиерейский Собор под председательством митр.Виталия отмежевался от нижневартовской организации «Чёрная сотня», которая на своём сайте заявляла о себе как о «боевом отряде РПЦЗ под омофором митр.Виталия». Cобор ещё заявил, что Церковь не может благословить такое воинственное начинание. Означает ли это, что воинственный дух вообще не характерен для РПЦЗ и что русские монархисты, призывающие к восстановлению монархии, и впредь не могут получить благословение от священноначалия?

- Этот вопрос на Соборе поднял епископ Виктор (Пивоваров). Он жаловался Собору, что эта «черносотенная» организация, получив от него благословение на свою деятельность, дальше начала действовать самостоятельно и свои действия не согласовывает с ним. Епископ Виктор не был согласен с некоторыми высказываниями, которые публиковались на сайте «Чёрной сотни». Кроме того, он обвинял нижневартовцев в профашисткой деятельности. Секретарь Синода РПЦЗ протоиерей Вениамин (Жуков) на основании заявления епископа Виктора составил от лица Архиерейского Собора обращение в духе антифашизма. Поскольку я возражал против некоторых мест этого обращения, указывая на то, что мы не можем осуждать наших русских фашистов, которые имели очень твёрдые позиции в борьбе с коммунизмом, то текст обращения был несколько изменён. В результате изменений и было опубликовано процитированное вами выражение. Дело в том, что Церковь вообще не может иметь какие-то воинские подразделения. Это не свойство Церкви. Орудия Церкви – это крест и Св.Евангелие, а воины Христовы – это христиане, которые этим орудием сражаются против князя мира сего. Забота о создании воинских подразделений, защищающих свободу России, должна лежать на другой организации, а именно на Императорском Доме, который является законным преемником высшей государственной власти в России.

- Церковь же может благословлять русских людей на ратные подвиги, вдохновлять их?

- Это её долг – благословлять умирать за Веру, Царя и Отечество.

- Если русские монархисты впредь организуются в некую политическую силу, то смогут ли они получить благословение от священноначалия Зарубежной Церкви?

- Они и получают. Если сами эти русские монархисты находятся в молитвенном и евхаристическом общении с РПЦЗ.

- Возвращаясь к митрополиту Виталию. В чём, по-вашему, его главная заслуга и главный жизненный подвиг?

- Главная заслуга - стояние за правду Божию. Стояние до конца. Ибо весь период его служения – это время наступления на Зарубежную Церковь врагов православной веры: экуменистов, безбожной власти и сергиан. Весь жизненный путь митрополита Виталия в этом подвиге и состоял.

 

VIA  http://d-m-vestnik.livejournal.com/426055.html