Православные новости

Освящение новых колоколов на Александровском подворье

5 сентября 2011 года на Русских Раскопках в Иерусалиме состоялось освящение новых колоколов. Колокольня Александровского подворья, находящаяся под крышей основного здания подворья, с дореволюционного времени насчитывала в себе три больших колокола: два подзвонных и один Благовест. Все три колокола, отлитые в России в конце ХIХ века, были доставлены в Иерусалим русскими паломниками.

Подробнее ...

Беседы с отцом Сергием. Сказ о церковной свече и «попах на мерседесах»



ИГОРЬ ШАТРОВ: В интернете сейчас появляется много всяких так называемых «фотожаб», издевательски показывающих обыденную жизнь современной Церкви. Некоторые наши сограждане поддаются на эти провокации, делают перепосты всяческих «разоблачительных» фотографий, не задумываясь, что тем самым плодят зло. На мой взгляд, это происходит все же не по злому умыслу, а по недомыслию, во многом по причине того, что о церковном быте многие знают лишь понаслышке. Приходя в Церковь на службу, мы в большинстве своем ведь не задумываемся о том, как живет,  на какие средства существует этот институт за пределами богослужений. Казалось бы, и не должны об этом задумываться. Многие верующие, например, осознанно как черт от ладана бегут от разговоров о земных проблемах и заботах священнослужителей, считая их недостойными. Как бы то ни было, отсутствие информации привело к тому, что сплошь и рядом мы слышим оскорбительные для Церкви заявления. В лучшем случае это те самые глупости, о которых я сказал в начале. Например, «фотографии» объявлений на дверях храмов с текстами, в которых говорится чуть ли не об анафеме в адрес тех, кто вошел в храм со свечами, купленными за пределами церкви. Что касается точности формулировок, то оставим их (если такие объявления, действительно, существуют, а не являются плодом труда очередного компьютерного гения) на совести авторов. Члены церковных общин, которые, как правило, и пишут подобные объявления, - это ведь мы с вами, совершенно разные люди, с разным уровнем образования, и религиозного, в частности. Но вернемся к свечам…

 

Отец Сергий, считается, что в храм не принято (или категорически запрещено?) приходить со свечами, купленными где-нибудь в другом месте, а не в церковном свечном ящике. Почему? Насколько это соответствует канонам? Только лишь потому нельзя, что свечи могут быть не освящены? Разве само нахождение их в церкви не освящает их? Когда путешествую, я часто привожу с собой свечи из других храмов и иду с ними в свою приходскую церковь. Для меня это личный ритуал – привезти в свой храм свечу из другого города, страны. Такое допустимо?

Жил-был поп,

Толоконный лоб.

Пошел поп по базару

Посмотреть кой-какого товару.



А.С. Пушкин

ОТЕЦ СЕРГИЙ: Конечно же, строго канонически дозволяется ставить в храме любую свечу. Если вы захотите привезти свечу из какого-нибудь святого места и поставить ее в вашем храме, то вы как бы приносите с собой частичку благодати этого святого места в ваш храм.

Но давайте посмотрим на проблему свечи немножко в другом аспекте. Какой смысл поставления свечи в храме Божием? Свеча — ваша жертва. И дело, конечно, не в самой свече, ее размере, качестве воска и т.д., а в том, какой труд вы затратили, сколько своих сил и здоровья принесли вы для того, чтобы приобрести эту свечу и поставить в храме пред Богом. Одна и та же свеча при этом может иметь разную цену. Помните последнюю лепту евангельской вдовицы, которую Господь принял с большей радостью, чем все пожертвования богатых толстосумов? Свеча, конечно же, всего лишь на всего символ, как символ – букет цветов, который жених дарит своей невесте. По тому, как богат и великолепен букет, девушка делает вывод, на какие лишения ради нее способен юноша.

Если человек покупает свечу на рынке или в хозяйственном магазине, где, конечно же, подешевле, человек этим самым только удешевляет свою жертву, то есть, по сути, делает ее бессмысленной. И не свечу Господь принимает, а труд и произволение, которые готов принести христианин. Поэтому свечи принято покупать именно в храме, пред святынями которого их и ставят. И свеча не должна быть совсем дешевой.

Помнить еще надо и о том, что храмы существуют и осуществляют свою деятельность в большинстве своем исключительно на пожертвования прихожан. Стоимость свечи пойдет на зарплату певчим – а у них ведь тоже есть дети, другим сотрудникам храма, некоторые из которых вообще отказываются от получения денег, особенно если уже получают пенсию. Необходимо закупить вино, просфоры, пошить облачения, заплатить за коммунальные услуги. Да и у священников тоже есть семьи, нередко многодетные, и им тоже нужно детей кормить, одевать, лечить, дать им образование. Разве в этом есть что-то зазорное? Плохо только тогда, когда священник использует церковные средства неумеренно, ради своих прихотей.

Мне кажется, вопрос о свечах имеет гораздо более широкое значение. Здесь затрагивается тонкий и деликатный вопрос церковных доходов. Раньше храмы строились и содержались исключительно на деньги прихожан, среди которых немало было людей состоятельных. Купцы, ремесленники, дворяне, помещики, даже сам Император считали за честь внести значительное пожертвование на храм, ради его благоустройства, а также поддерживали многочисленные и разнообразные благотворительные программы Церкви. Это считалось почетным и престижным. Такой человек был уважаем как в приходе, так и в целом в обществе того времени. Священник должен совершать богослужение и исполнять свои многочисленные пастырские обязанности, а не думать, где взять денег, чтобы оплатить гигантские счета за свет и тепло.

Сегодняшние прихожане храмов в основной своей массе люди небогатые, их пожертвования покрывают примерно 10-15% хозяйственных нужд храма. Поэтому сегодняшние настоятели вынуждены искать источники доходов, чтобы храм полноценно мог совершать свою деятельность, которая сводится не только к богослужению, но обязательно включает в себя просветительскую, благотворительную, миссионерскую, катехизаторскую, издательскую, молодежную, социальную деятельность и т.д.

Притча во языцех – богатство священников: мерседесы, дорогие часы, престижные квартиры священнослужителей. Да, это было и будет. Но повинны в этом отдельные священнослужители, количество которых по отношению к добрым пастырям Христовых овец составляет менее одного процента. Большинство же священнослужителей проводят, по сути, нищенскую жизнь. Какие там мерседесы?..

Деревенские священники, выезжая на требы, месят деревенскую грязь на велосипедах. Их супруги, не вынося такой нищеты, уходят, случаются трагедии, семьи распадаются. Дети священников, не желая быть нищими, не хотят идти по стопам своих подвижников-отцов, а получить какое-нибудь серьезное образование им не представляется возможным, опять-таки по причине отсутствия средств. Таких батюшек тысячи по всей России. Почему-то их подвижнический труд не замечается «прогрессивной общественностью». Беды их знают некоторые немногочисленные прихожане.

Чтобы поднять храм, священник вынужден идти на поклон к новому русскому, который, как правило, отказывает, сопровождая свой отказ многочисленными пожеланиями «помощи Божией». Волей-неволей батюшка вынужден заниматься каким-нибудь предпринимательством, что-то либо производить, либо продавать. Его показывают по телевизору, над ним смеются, пишут в газетах и интернете издевательские статьи типа «жадный поп — толоконный лоб». А батюшка старается исключительно ради своего храма: чтобы в нем могло совершаться богослужение, чтобы хватило на зарплату певчим, чтобы зимой люди могли крестить ребенка. Мало что остается ему и его семье.

Поверьте мне, я-то уж знаю, как живет современное духовенство, особенно в русской глубинке! Порой семья существует на зарплату матушки, которая работает за копейки каким-нибудь бухгалтером или шьет одежду на дому. Знаю в Москве священников, и не одного, которые, по причине мизерной зарплаты, получаемой в храме, зарабатывают на жизнь тем, что по ночам таксуют на стареньких разваливающихся жигулях.

Вообще жизнь священника неотделима от его храма. В богатом приходе не бедствует и священник. Прихожане, в благодарность за подвижнический труд ради них, заботятся о батюшке и его семье. Но такой приход нужно еще собрать многими годами ежедневного труда, как правило, без выходных и отпусков. В приходе, который недавно открыт, где храм только строится или восстанавливается, откуда быть деньгам? И как, скажите мне, священник может быть богатым?

Со смехом иногда читаю в интернете обвинения духовенства в коррупции или «распиливании бюджета». Как такое может быть? Что, священник за деньги продает место в Царстве Небесном поближе к Богу? А какой бюджет он может распиливать, если государство, по сути дела, ничего не выделяет на храм? Самая лучшая помощь государства – это когда чиновники не мешают: говорю это как настоятель с восемнадцатилетним стажем. Находятся же еще и такие чиновники, особенно пожарные, которые еще и требуют взятки за то, чтобы богослужение могло совершаться.

Вот как живут сегодняшние «попы-мироеды» в «жирующей церкви».

ИГОРЬ ШАТРОВ: Добавлю к словам батюшки лишь несколько слов, которые по своей инициативе, думаю, он не сказал бы, потому что речь о нем самом. Отец Сергий лично знает, что такое труд современного священника. Окормляя два прихода, в одном из которых он строит величественнейший храм (а скоро будет строить и еще один в третьем приходе), батюшка также является духовником Сестричества во имя святителя Игнатия Ставропольского, при котором существуют, помимо прочего, издательство и иконописная мастерская. На доходы от этой коммерческой деятельности и строятся новые храмы. При этом сам отец Сергий не нажил богатства и, будучи монахом, не имеет не то что автомобиля, а даже собственного жилья. Впрочем, это уже совсем другая история. Думаю, она будет не интересна хулителям Православной Церкви и духовенства.