Царевна Ксения Годунова

Ксения Годунова. Каратина художницы Марии Молодых

 

Ксения Годунова была дочерью русского Царя Бориса Годунова и Марии Григорьевны Скуратовой-Бельской, дочери знаменитого опричника Малюты Скуратова. Она родилась в 1582 году и получила имя в честь преподобной Ксении Миласской (память 24 января).

К 1589 году, по вступлении отца на престол, Ксения была объявлена царевною. В то время она была на выданье, и Борис всяческими путями и средствами стараться выдать замуж за немецкого князя или королевича.

Царевна Ксения, говорится о ней, была «зельною красотою лепа, бела, млечною белостию облияна», лицом свежа и румяна. Глаза у нее были большие, блестящие, несказанной красоты, особенно когда сверкали в них слезы умиления и жалости, брови были «союзные» (сросшиеся), телом была «изобильна» (полна) и стройна, роста среднего черные волосы, «аки трубы», лежали по плечам.

 

 

Но не только телесной, но и душевной красотой пленяла царевна Ксения, будучи кроткой, чудного разума, «в книжном деле искусною». В «Летописной книге» князя С. И. Шаховского о ней говорится следующее: «Царевна Ксения, дочь Царя Бориса, девушка, почти ребенок, удивительного ума, редкостной красоты... Была она благочестива, отличалась приятностью в речах, воистину во всех своих делах достойна! Петь по гласам любила и песни духовные с охотой слушала». Великолепная работа золотого шитья Ксении Годуновой и поныне хранится в ризнице Троице-Сергиевой Лавры.

 

Покров на гробницу преподобного Сергия Радонежского, вышитый Ксенией

 

Борис не хотел выдавать Ксению ни за кого из бояр, ибо он смотрел на всех вельмож своей земли, как на холопов, и ему казалось, что Царю неприлично выдавать свою дочь за одного из слуг. Борис очень сильно желал породниться с каким-нибудь королевским домом, чтобы этим возвысить свой род в глазах российской знати, которая совсем недавно еще видела Годуновых ниже себя по знатности.

 

Русский Царь Борис Годунов

 

Сверх того, он боялся за свои злодеяния получить возмездие от подданных и постоянно жил в страхе, как вор, который всегда страшится быть пойманным. Поэтому он полагал более безопасным иметь зятем немецкого князя, который был бы ему во всем верен.

 

Густав, первый несостоявшийся жених царевны Ксении.

 

В 1599 году Ксению предполагалось выдать за принца Густава, сына шведского короля Эрика XIV, но это дело не сладилось. Затем жениха нашли в Дании - брат датского короля, принц Иоанн, согласился ехать в Москву, породниться с Царем и сделаться удельным князем.

Герцог Иоанн прибыл в Россию 19 сентября 1602 года, с ним было около 400 чело¬век. Его встретили с очень большими поче¬стями. Для герцога и его людей приготови¬ли лучшие дома, лошадей для перевозки свиты, много съестных припасов (а ведь тогда на Руси свирепствовал лютый голод!). Царь велел всем боярам, дворянам и иноземцам, находящимся у него на службе, одеться в самые лучшие платья и идти встречать герцога за Москву в поле. Давка от пеших и конных при въезде в город была невообразимая, и множество бедного люда было задавлено до смерти.

Борис приставил к герцогу своего дядю Семена Никитича Годунова. На торжественном обеде в Грановитой палате Царь сидел на золотом троне за серебряным столом, под висящей над ним короной. С одной стороны от него находился царевич Федор, а с другой – принц Иоанн, как член царской семьи. За богатым угощением последовали дорогие подарки: Борис и царевич Федор сняли с себя алмазные цепи и возложили на шею принца, царедворцы поднесли ему два золотых ковша, украшенных яхонтами, несколько серебряных сосудов, драгоценные ткани и меха. Красивый и приветливый принц скоро стал общим любимцем. Он, несмотря на свою юность, вел себя очень благоразумно, выказывал желание учиться русскому языку и принять Православие. Герцог был высокого роста, красивый, благонравный и скромный. Лучшего жениха для Ксении желать было бы просто невозможно. Царь оказывал герцогу повышенные знаки внимания, продолжал делать дорогие подарки. Но не прошло и месяца, как герцог Иоанн заболел. Болезнь его день ото дня усиливалась, началась жестокая горячка. Царь очень испугался и послал к нему всех своих докторов, аптекарей и хирургов, наказав им быть при нем днем и ночью. Царские врачи употребляли все возможные средства и все свои знания, чтобы спасти герцога, Борис обещал им неслыханные награды и милости. Неоднократно он и сам навещал больного, горько плакал о нем и сердечно жалел его, страшась кары Небесной. Но герцог умер - через полтора месяца после своего приезда в Москву, 28 октября 1602 года. Борис проводил его в последний путь, обливаясь слезами, «отвергнул украшения царские, надел ризу печали и долго изъявлял глубокое уныние».

 

Царевна Ксения Годунова у портрета умершего жениха–королевича. Художник Суриков 1881 год

 

В трагедии А.С. Пушкина безутешная Ксения Годунова, целуя портрет умершего жениха, произносит:

Милый мой жених,
Прекрасный королевич,
Не мне ты достался,
Не своей невесте,
А темной могилке
На чужой сторонке...

Ожидала красавица Ксения Борисовна и третьего жениха, Хоздроя, царевича Карталинского (Картли, Иверия – одно из грузинских царств), но его уже на пути в Москву задержали дагестанские смуты 1604 года. Надеялась, наконец, на четвертого жениха – Филиппа, принца Шлезвигского, но неожиданно потеряла отца, 13 апреля, именно за обедом со шлезвигскими послами, приехавшими сватать царевну.

 

Картина художника Маковского "Агенты Лжедмитрия убивают Фёдора Годунова". 1862 год

 

По вступлении Лжедмитрия в Москву царевне пришлось пережить смерть брата, Царя Фёдора Годунова, и матери, убитых сторонниками самозванца, а сама Ксения была взята к нему наложницей. Самозванец надругался над ней, а через несколько месяцев, когда несчастная царевна ему опостылела, велел постричь её в монашество с именем Ольга.

 

По приказанию Лжедмитрия I князь Мосальский привел к нему во дворец бедную царевну. Это мгновение изобразил талантливый русский художник Н. Неврев на своей картине «Ксения Борисовна Годунова, приведенная к самозванцу». Прекрасная царевна рыдает, закрыв лицо рукою. В самом деле, трудно себе вообразить что-либо ужаснее положения женщины, отдаваемой на поругание похотливому самозванцу, которого она считала убийцей своих дорогих родных. И какой женщины? Той, которая три года назад могла стать женой благородного Иоанна Датского

 

 

Иван Михайлович Катырев-Ростовский так писал о ее горькой судьбе: «Царевну же Ксению, дщерь Царя Борисову, девицу сушу, срамотне счиниша над нею и девство ея блудом оскверниша, а потом пострищи ея повеле и отослаша ея в дальнюю пустыню, в горы, на Белоозеро, близ пречестныя обители Кириллова монастыря. Укоры и поносы сему проклятому Росстриге о царевнине срамоте и о пострижении».

После убийства Лжедмитрия и воцарения на престоле Василия Шуйского инокиня Ольга была приглашена проводить от Москвы до Троице-Сергиевой Лавры гробы отца, матери и брата. В 1606 году ее перевели в город Владимир в Княгинин монастырь. Через два года, в 1608 году, инокиня Ольга приехала на престольный праздник преподобного Сергия Радонежского в Троице-Сергиеву Лавру и здесь попала в шестнадцатимесячную осаду от поляков. Затем в московском Новодевичьем монастыре, занятым поляками и немецкими наёмниками, она пережила приступ полков первого народного ополчения под предводительством Прокопия Ляпунова и ограбление «донага» буйными шайками Ивана Заруцкого.

 

 

Владимир. Успенский Княгинин монастырь

 

Такие превратности судьбы бедной невинной девушки вызвали к ней в сердцах русского народа острое сочувствие и сострадание. Она сделалась героиней народных песен, которые записал в Москве в 1619 году англичанин Ричард Джеймс. Многострадальная Ксения Годунова – инокиня Ольга – упокоилась в городе Владимире в Княгинином монастыре 30 августа 1622 года, не имея отроду и сорок лет.

Согласно «Актам историческим», Михаил Феодорович, первый Царь из рода Романовых, не помня зла, причиненного его роду Годуновыми, с состраданием и жалостью относился к ее судьбе. По ее завещанию он повелел тамошнему архиепископу Арсению перевезти ее тело в Троице – Сергиев монастырь и похоронить вместе с телами отца, матери и брата в отдельной каменной палатке близ Успенского собора.

 

 

Усыпальница Годуновых в Троице-Сергиевой Лавре. Современный вид

 

Иван Тимофеев в своем «Временнике» писал так:

«Кто гордой высоты достиг в царстве, тот много всякого бесчестия получит от нижайших! Явно, что за грехи родивших ее и всех родных ее она одна приняла бесчестие, и пусть никто, услышав все сказанное, не подумает ничего позорного о её чистоте – будь ее воля, не случилось бы этого; если бы не насилья многие, совершаемые ее грешными родителями, то она бы невинной осталась. Не знала и не ведала она что такое плотский грех, ибо была рождена и выкормлена и воспитана в среде избран¬ных, а не ничтожных, где никогда не произносится ни одного непристойного слова, но говорится только о пристойном и заслужи¬вающем чести в делах и словах. Господи, удостой её за это бесчестие будущей чести, как получают вечную жизнь праведники!

 

 

Составлено по книге:
Михаил Никитич Романов. Жизненный подвиг узника Царской династии и исторический очерк эпохи Страницы 223-232.

 

via retro_ladies