День рождения основателя ИППО,замечательного ученого-востоковеда, писателя и общественного деятеля В.Н. Хитрово

Василий Николаевич Хитрово - основатель и руководитель Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО)
Помощник Председателя ППО (1882-1884)

В. Н. Хитрово, основатель и многолетний руководитель Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО). Он смог больше чем кто-либо вместить и больше чем кто-либо дать. Говоря об истории Русской Палестины, всякий беспристрастный исследователь назовет его имя среди первых — рядом с именами Порфирия (Успенского) и Антонина (Капустина).

 

"Если есть  на свете страна, которую можно назвать общею родиною человечества, то это бесспорно — Палестина.  Кто из нас  не произносил священные имена Синая, Иордана, Иерусалима  и Вифлеема тогда, когда не понимал еще различия между добром  и злом.  Три религии, верующие  во Единого Бога, привыкли смотреть  на Иерусалимкак  на средоточие  их вероисповедания. Сорок веков прошли над этой страной, оставляя  в ней, как геологические наслоения, свою летопись. Изучать  ее —  то же, что изучать развитие рода человеческого. Каждому,  от простогобогомольца  до пытливого ученого, посещение  и изучение этой страны дает столько, сколько кто может  в себе вместить (1).

Так писал  в одной  из своих книг  В. Н. Хитрово, основатель  и многолетний руководитель Императорского Православного Палестинского Общества.  Он смог больше чем  кто-либо вместить  и больше чем  кто-либо дать. Говоря  об истории Русской Палестины, всякий беспристрастный исследователь назовет его имя среди  первых — рядом  с именами Порфирия (Успенского)  и Антонина (Капустина).

Русское дело  в Палестине  в эпоху реформ

Василий Николаевич Хитрово родился  5 июля  1834 г. Получив блестящее образование  в Александровском Царскосельском лицее,  он поступил на службу  в Государственный контроль, затем, с  1858 г.—  в Морское министерство,  во главе которого стоял тогда,  в чине  генерал-адмирала,младший брат  и ближайший соратник Александра  II великий князь Константин Николаевич.

Военные  и политические результаты Крымской войны заставили правительство приступить  к осуществлению обширной  и серьезнейшейпрограммы реформ  в социально-экономической  и духовной жизни России. Освобождение крестьян, военная  и судебная реформы, реорганизации в духовном  ведомстве — инициатива этих  и других преобразований исходила, как говорили тогда, от «партии Мраморного дворца», получившей наименование по петербургской резиденции великого князя Константина.  Ее называли также «партией реформ».  Не забывали в Мраморном дворце и  о внешней  политике — прежде всего  о восстановлении русских позиций  на Востоке.

Традиционно русская политика  в регионе базировалась  на привычном —  и для России,  и для  ее партнеров — представлении  о том, что роль Православной Империи  на мусульманском Востоке состоит не  в защите  каких-либо своих интересов,  но лишь  в покровительстве  и защите прав христианского населения  Турции —  в том числе принадлежавших  ей Сирии  и Палестины.  Но зато  в этом покровительстве Россия играла исключительную, решающую роль.  В 1840 — 1850-х гг., особенно  в связи  с результатами военной кампании, России пришлось существенно потесниться  в пользу европейских держав.  В новых условиях нужен был новый подход, способный скомпенсировать политический проигрыш и вынужденные уступки. Концепция, предложенная Константином Николаевичем  и его единомышленниками, состояла,  в духе времени, в формировании сферы собственных интересов  в Святой Земле и, значит, собственного плацдарма проникновения. Удобным  и перспективныморудием для этого являлась исторически интенсивная  и легко поддающаяся активизации стихия русского паломничества. Упорядочить и поставить эту стихию  на поток, сделать предприятием если  не экономически выгодным, то  в какой-то мере самоокупаемым,  а для этого создать соответствующую инфраструктуру  в Палестине  и обслуживающую  ее транспортно-коммуникационную систему  на Черном и Средиземном морях таковы были требования момента.

В дипломатическом плане задача состояла  в том, чтобы тяжкие для черноморского флота условия Парижского мира  не отразились на перспективах русского проникновения  на Ближний Восток.  И наши дипломаты  в целом  с задачей справились.  В 1856 г. создается Русское общество пароходства  и торговли (РОПИТ), организовавшее регулярные паломнические рейсы  из Одессы  в Яффу, что позволило быстро увеличить потоки русских паломников.  В 1857 г. возобновляется прерванная Крымской войной деятельность Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, а в  1858 г. там учреждается Русское консульство.  В апреле-мае  1859 г. состоялось первое августейшее паломничество: великий князь Константин Николаевич,  с супругой Александрой Иосифовной  и сыном Николаем,  в ходе длительного плавания по Средиземному морю прибыли  в Святую Землю (2).

Это сразу позволило решить ряд насущных проблем, связанных  с покупкой недвижимости  в Иерусалиме  и укреплением российского политического влияния. Великий князь осмотрел  и одобрил первые русские  приобретения — место близ храма Гроба Господня, где Палестинским обществом будет впоследствии построено Александровское подворье,  и большая территория вне городских стен,  на Мейдамскойплощади, где воздвигнуты были «Русские постройки»  с Троицким собором.  Для строительства последних был учрежден  в том же 1859 г. Палестинский комитет, который  и возглавил, по возвращении  в Россию, Константин Николаевич. Сотрудниками по Комитету стали естественно состоявшие  у него  в Морском министерстве давние друзья  и соратники:  А. В. Головнин,  Б. П. Мансуров, кн.  Д. А. Оболенский.

Вместе  с Головниным  и Мансуровым  в генерал-аудиториате Министерства служит  и молодой коллежский асессор Хитрово (3). Впрочем, к палестинским делам он  в этот период еще  не имел касательства.  Зато в Архиве  Военно-Морского флота сохранились сведения  о егокомандировке  за границу для изучения новейших методов бухгалтерского учета. Позже  он служил  в Министерстве финансов, занимался устройством  в России первых ссудо-сберегательных товариществ  и руководил ими  в течение  20 лет (4). Полученный профессиональный опыт очень пригодится ему впоследствии для организации безукоризненно четкого финансового механизма Палестинского общества.

С завершением в  1864 г. иерусалимских построек Палестинский Комитет исчерпал свои функции, дальнейшее руководство паломническим делом решено было оставить  за Министерством иностранных дел.  Для этого была сформирована Палестинская комиссия при Азиатском департаменте  МИДа —  в составе уже знакомого нам  Б. П. Мансурова, директора Азиатского департамента графа  Н. П. Игнатьева и представителя Святейшего Синода кн.  С. Н. Урусова (5). Смету обеспечивал все  тот же ежегодный «Вербный» сбор,  а вершителем дел оставался  Мансуров —  «Мансур-паша», как  его — одни почтительно, другие  иронически — называли  в Иерусалиме (6).

Казалось бы, цель была достигнута: Русские постройки за 35, лет (с  1865 г. до  1901 г.) приняли  86 тыс. паломников, большинство  из которыхпрожили  в Иерусалиме  от нескольких месяцев  до полугода (7). «Русская Палестина» стала реальным фактором  в жизни христианского Востока. И хотя  ее материальное обеспечение,  о котором призвана была заботиться Палестинская Комиссия, отнюдь  не было блестящим, программа Русских построек  не была выполнена полностью, мужское  и женское подворья остались одноэтажными (согласно высочайше утвержденному проекту они планировались двухэтажными),  -об этом быстро забыли, сочтя, что  и так «сделано больше, чем предполагалось». Мансуров впредь занимался  в основном своей личной «тихой войной»  с Русской Духовной Миссией  (и чуть было  не добился  ее упразднения в  1879 г.).Подворья  с прошествием лет ветшали, становились тесны для растущего числа приезжих; общественность била тревогу,  а бюрократическиеотчеты мансуровской комиссии оставались казенно-благополучными: рассчитывали  на непритязательность  и безропотность простонародной паломнической массы.

В начале 1880-х гг. Святую Землю посетил известный писатель-путешественник доктор  А. В. Елисеев  с краткой инструкцией Хитрово: «прожить  2–3 месяца среди поклонников  и представить верный отчет  о виденном  и слышанном». Опубликованная им по возвращении книга «открыла  во всей наготе безотрадное положение богомольцев» (8). Назревала новая реорганизация русского дела  на Востоке — с выдвижением  на первый план (при решающей  по-прежнему роли государственных структур  и церковной «кружки») более свободной и демократической общественной инициативы, воплощением которой стало Православное Палестинское общество.
 
Лисовой Николай Николаевич,
доктор исторических наук, кандидат философских наук,
старший научный сотрудник Института российской истории РАН,
заместитель  Председателя ИППО

(1)  Хитрово В. Н. Палестина  и Синай. Библиографический указатель русских книг  и статей  о святых местах Востока, преимущественно палестинских  и синайских. СПб., 1876. С. I.

(2) Переписка императора Александра  II с Великим Князем Константином Николаевичем. Дневник Великого Князя Константина Николаевича. М., 1994. С.  96–97,  100–101,110–112,164–167.
 

(3) Памятная книжка Морского Ведомства на  1861 год. СПб., 1861. С.  92–93.
 

(4) см.:  Хитрово В. Н. Сельские ссудо-сберегательные товарищества. Вып.1. СПБ., 1881; Изд.7. СПБ, 1886.

(5) Отношение председателя Палестинского комитета  А-В. Головина  на имя Министра иностранных дел князя  А. М. Горчакова от  10 апреля 1864 г. // АВП РИ, ф. Греческий стол, оп. 497, д.2525, л.  4–4 об.
 

(6)  Дмитриевский А. А. Памяти Б. П. Мансурова // Сообщения ИППО. 1910

(7) Несколько летописных данных  из первых дней существования Русских подворий  в Иерусалиме // Сообщения ИППО. 1901.  Т. ХП. Вып.1. С. 72.

(8) Отчет Православного Палестинского общества за  1885–1886 год. СПб., 1886. С.  4–5.

 

По материалам официального сайта Императорского Православного Палестиснкого Общества