Димитриевская родительская суббота

Святой благоверный князь Димитрий Донской


В Родительские субботы православный человек, входа в Божий храм и принося свои духовные жертвы Господу, вступает в существенное единство веры и любви с почившими от века сродниками, восстанавливает оборванную нить единения «века нынешнего и века минувшего», становится законным преемником боевой славы предков, наследником их завоеваний на благо Отчизны.


Читатель! Представь себе, как Великий князь Димитрий, едва пришедший в себя после тяжких ранений, полученных им на поле Куликовом в сражении, возвращался в родные пределы Москвы. Первым его побуждением было, превозмогая боль и усталость, посетить монастырь верного своего наставника — игумена Сергия, в далёких радонежских урочищах молившегося о победе русского воинства. Печальную весть должен был сообщить князь духовному отцу о славной кончине воинов Осляби и Пересвета, скрывавших под кольчугами схимническую одежду… Но святой Авва, казалось, уже всё знал, по духу премудрости и разумения, почивавшему на нём. Тогда-то в деревянном храме Живоначальной Троицы впервые вознесена была молитва святого князя и преподобного Игумена о воинах, живот свой положивших «за друга своя» на поле Куликовом…

Слова заупокойных прошений, обращённых ко Всемилостивому Спасу, Который взирал со святой иконы на молящихся, восходили к Престолу Судии живых и мертвых и насыщали сердца воинов и иноков тихой отрадой и благодатным миром. Время отступило, раскрыв над главами братии полог вечности… «Со святыми упокой души усопших раб Твоих, боляр, воинов, за Русь Святую убиенных, идеже несть болезнь, печаль и воздыхание, но жизнь безконеч-ная…» Преклонив главу, благоверный Димитрий тихо произносил имя за именем новопреставленных своих соратников, словно перебирая лестовку и слагая их имена в сокровищницу памяти, как драгоценные каменья…

Кадило в руках преподобного Сергия мерно покачивалось, а благоуханный запах ладана, струясь, подымался горе, унося с собой безчисленные имена героев, не пощадивших живота своего… Так впервые была совершена Родительская Димитриевская суббота, которая, по благословению преподобного Радонежского игумена и решению святого князя Димитрия Донского, и поныне ежегодно празднуется перед днём памяти святого великомученика Димитрия Солунского.

Дай Бог, чтобы наше подрастающее поколение не было лишено этого чудного дара, не лишило себя возможности и счастья молиться в Родительские дни об усопших воинах и всех от века почивших православных христианах! Подобное поминовение, совершаемое не устами и перстами, но по внутренней потребности, свершает чудное изменение в сердцах молящихся. Мы начинаем отчётливо осознавать величие подвига тех, кто обагрил своей христианской кровью Русскую землю…

Мужество, боевой дух, умение смотреть в глаза смерти и преодолевать внушаемый ею инстинктивный страх, господствовать над низшими силами натуры, самопожертвование — вот визитная карточка воина Христова!

Внимательная и благоговейная молитва о павших на поле брани позволяет нам осознавать кратость земного бытия, ценить каждое мгновение жизни, дарованной нам на покаяние и примирение с Богом.

В Родительские субботы православный человек, входа в Божий храм и принося свои духовные жертвы Господу, вступает в существенное единство веры и любви с почившими от века сродниками, восстанавливает оборванную нить единения «века нынешнего и века минувшего», становится законным преемником боевой славы предков, наследником их завоеваний на благо Отчизны. Наконец, поминая наших усопших воинов, мы обретаем в сердцах дух Воскресшего из мертвых Христа Спасителя… Наши души живо предчувствуют тот ведомый Богу час, когда «гробы отверзутся» — и мы узрим, лицом к лицу, наших почивших сродников. Через Церковь-Мать мы вступим в таинственное общение с ними, единым сердцем и устами славя победителя смерти Христа!

По завещанию святого благоверного князя Димитрия Донского Родительская суббота празднуется в Русской Церкви в преддверии 26 октября по старому стилю (8 ноября по новому). Всякий раз, совершая панихиду по героям Отечества, Церковь влагает в наши уста пронизанные верой и любовию слова: «… души их во благих водворятся, и память их в род и род…»

…Панихида отошла… Святой князь, припав в последний раз к благословляющей деснице преподобного Сергия, поклонился ему земно и направил стопы к своему боевому коню, ожидавшему хозяина вне стен обители… Мало-помалу всадники скрылись из виду, а Радонежский игумен ещё долго смотрел им вслед с едва слышной на устах молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Богородицею помилуй нас!..» Догорели последние лучи заходящего солнца. На монастырь спускались сумерки… Но молитвенный подвиг иноков не прекращался. В храме зажигали свечи к ночной службе…