Доклад Архиерейскому Собору РПЦЗ 2010 г. митрофорного протоиерея Константина Федорова (часть 2)

Приход Св. мученика Царевича Алексея (Кострома, Россия)
Протоиерей Константин Федоров

5. Три архиерея: святитель Филарет (Вознесенский),
святитель Иоанн (Шанхайский), архиепископ Антоний (Бартошевич).


Оглядываясь на прошедшие годы, мы видим три ярких личности, которые так или иначе оказывали влияние на развитие РПЦЗ. Это три архиерея: Святитель Филарет (Вознесенский), Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Антоний (Бартошевич). Почему я заостряю ваше внимание именно на них? Потому что эти личности оставили яркий след в истории нашей РПЦЗ. Кто-то из них сознательно вел РПЦЗ в объятия «мирового православия», кто-то совершал ошибки, которым мы должны дать оценку на нашем Соборе, кто-то, милостью Божией, оставил нам наследие, которое поддерживает нас сегодня в смутное и непростое для РПЦЗ время.


Святитель Филарет Боголюбивый — являет собой истинно-православного Архиерея, твердо стоящего на позициях Православной веры. Господь дал нам его, как ориентир в сегодняшней буре, как пример для нынешних Архиереев,  для нашего Собора, для бескомпромиссного служения Христу и его Церкви. Разумеется, сегодняшнее поколение Архиереев — это последователи того духа, той идеологии, которая была у Святителя Филарета.
Святитель Иоанн Шанхайский — прославленный в лике святых чудотворец и молитвенник. Его имя эксплуатируют сейчас лавровцы и Московская патриархия. К сожалению, Святитель Иоанн дал повод для спекуляций, связанных с его именем. Мы должны обсудить и осмыслить то, почему происходит «приватизация» Святителя Иоанна врагами Церкви, и принять соборное решение о Святителе Иоанне, чтобы раз и навсегда поставить точку в этом вопросе. Это нужно для всей РПЦЗ (и для близких духовно к РПЦЗ), а также для того, чтобы МП и прочие еретики и схизматики не спекулировали на имени и наследии Святителя Иоанна.
Архиепископ Антоний Женевский — Очень и очень неоднозначная фигура в РПЦЗ. Один из лидеров либерализма в нашей Церкви. Во многом этот либерализм и привел РПЦЗ к сегодняшним скорбям и потрясениям. Наш Собор должен дать однозначную оценку его деяниям. По-евангельски: «да-да» или «нет-нет».
Рассмотрим в общих чертах жизнь, деятельность и влияние на историю РПЦЗ этих трех архиереев.

 

6. Святитель Филарет (Вознесенский), его время и деяния.


Святитель Филарет (Вознесенский), вне всяких сомнений, был православным Архиереем, и его жизнь показывает нам, что он делал все от него зависящее, чтобы РПЦЗ шла по пути Истинного Православия. Но несмотря на эти усилия Святителя Филарета, ситуация в РПЦЗ радикально не изменялась.
Оставались достаточно сильные сторонники интеграции РПЦЗ в «мировое православие», оставались люди, которые были просто равнодушны к вопросам веры. Несмотря на это, Святителю Филарету удалось многое изменить: прекратилось поминовение патриархов «мирового православия» на ектениях, предпринимались различные шаги по сближению со старостильниками. При этом, к сожалению, политика по отношению к старостильникам находилась под влиянием таких личностей, как архимандрит Пантелеймон и архиепископ Антоний Женевский. На первый взгляд, попытки сближения со старостильниками были необдуманными и носили бессистемный характер, но на самом деле архиереи-либералы не были заинтересованы в сближении с матфеевцами и лоббировали сближение РПЦЗ со старостильными группами, которые в той или иной степени были носителями идеологии киприанизма. Фактически взаимоотношения со старостильниками не зависели от самого Святителя Филарета. Среди архиереев РПЦЗ шла борьба — между православной группой и либералами. А Святитель Филарет, представляющий собой православную партию, в меру своих сил и возможностей пытался отвести РПЦЗ от той пропасти, в которую ее пытались столкнуть либералы.
Нравственный фон в РПЦЗ эпохи Святителя Филарета можно охарактеризовать следующим образом: в Церкви зрел либеральный заговор, которому противостояли православные. Понятно, что эта невидимая брань продолжается от начала веков, но говоря об РПЦЗ времен Святителя Филарета, мы видим, что Господь определил его (в свое время, на своем месте) на передовой рубеж этой брани. И Святитель пронес это бремя достойно, как Истинно-Православный Иерарх.
Когда происходило избрание Епископа Филарета на Первосвятительский Престол РПЦЗ, многие считали, что он будет бездеятельным, легко управляемым Первоиерархом. На это расчитывали последователи архиепископа Антония Женевского, в основном пораженные либерализмом, которые имели огромное влияние на ход событий в РПЦЗ.
Для православных Иерархов РПЦЗ было очевидно, что здоровые консервативные силы оказываются перед выбором: разрыв с лидерами либералов и окончательное размежевание, что приведет к расколу, либо попытка удежать власть в РПЦЗ более мягким путем. Но, к сожалению, при этом не всегда ощущалась та грань, которую невозможно переступить. Отсюда постоянная двойственность: с одной стороны, Анафема на экуменизм, с другой стороны — ее практическое неприятие. С одной стороны, «Скорбные послания» Святителя Филарета, с другой стороны — сослужения с еретиками. С одной стороны, желание идти по пути Истинно-Православных Христиан, как катакомбники в России или старостильники в Греции, а с другой стороны — попытка поддержания связи с «мировым православием» и с опальными деятелями Московской патриархии. Отсюда двойственная позиция по отношению к «мировому православию» и Московской патриархии — одни Иерархи в РПЦЗ считают их не Церковью, а другие — частью Церкви.
Происходило все это по той причине, что у РПЦЗ отсутствовала единая идеология и единое Исповедание веры. Святитель Филарет пытался привести РПЦЗ к единству идеологии и веры. Это была попытка вернуться к доброму исповеданию Православной веры. К сожалению, эта попытка не увенчалась успехом. Она проявилась в «Скорбных посланиях» и других заявлениях Первоиерарха. Были анафематствованы экуменизм и масонство. Святитель Филарет демонстрировал однозначное, бескомпромиссное отношение к Московской патриархии. Вот как Святитель Филарет выразился в своем письме к отцу Виктору Потапову от 26 июня / 9 июля 1980 года о патриархийном «священнике» Димитрии Дудко:


«Несколько слов о трагедии бедного о. Д. Дудко.

Еще в самом начале его деятельности, когда все чаще стало называться его имя, как столпа Православия, к этому в Синоде присоединились его члены, архиереи; я, пишущий эти строки, сразу стал в стороне и предупреждал своих собратий, что тут может произойти катастрофа. Почему? Потому что в СССР, по точному определению о. Архим. Константина, теперь — сатанократия. Там правит тот, кого Спаситель назвал лжецом и отцом лжи. Эта ложь там царствует. Поэтому ничему, там происходящему, верить нельзя. Любой, казалось бы, отрадный в духовном отношении факт может обернуться фальшивкой, подделкой, провокацией.
Почему произошла эта беда с о. Димитрием? Будем предполагать лучшее, не подозревая его в сознательном сотрудничестве с КГБ и в измене своим убеждениям, а принимая печальный факт — то, что он не выдержал и “сломался” — капитулировал перед врагами Церкви. Почему? Казалось бы, он проявил и мужество, и смелость, и вдруг — такой бесславный конец. Почему?!
Потому что его деятельность проходила ВНЕ ИСТИННОЙ ЦЕРКВИ...
Что такое “советская церковь”? О. Архим. Константин много и настойчиво говорил о том, что самое страшное из того, что сделала в России богоборческая власть, есть появление “советской церкви”, которую большевики преподнесли народу как Церковь истинную, загнав Православную Церковь в катакомбы и концлагеря.
Эта лже-церковь дважды анафематствована. Святейший Патриарх Тихон и Всероссийский церковный Собор анафематствовали коммунистов и всех их сотрудников. Эта грозная анафема до сих пор не снята и сохраняет силу, так как снять ее может только такой же всероссийский церковный Собор, как каноническая высшая церковная власть. И произошло страшное дело в 1927 году, когда возглавлявший церковь митр. Сергий своей позорной отступнической декларацией подчинил русскую церковь большевикам и объявил о сотрудничестве с ними. И сбылось в самом точном смысле выражение пред-исповедной молитвы: “под свою анафему падоша!” Ибо в 1918 году Церковь анафематствовала всех соработников коммунизма, а в 1927 году сама вошла в компанию этих сотрудников и стала восхвалять красную богоборческую власть — восхвалять красного зверя, о котором говорит Апокалипсис.
Этого мало. Когда митр. Сергий обнародовал свою преступную декларацию — от советской церкви сразу отделились верные чада и создалась Катакомбная Церковь. А она, в свою очередь, анафематствовала официальную церковь за ее измену Христу...» 



Святитель Филарет принял под свой омофор катакомбников, которые обратились к нему из Советской России. Для него не Московская патриархия, а Катакомбная Церковь была той самой гонимой за веру Церковью-Матерью. Произошел поворот РПЦЗ от «мирового православия» к установлению общения с Истинно-Православной Церковью Греции и Кипра. Святитель Филарет писал Митрополиту Каллисту:



«Председатель
Архиерейского Синода
Русской Православной Церкви
За границей России
75 EAST 93rd STREET, NEW YORK 28, N.Y.
Tel.: Lehigh 4-1601
Сентябрь 16/29

Его Преосвященству
Каллисту, Митрополиту Коринфскому

Ваше Преосвященство.
Настоящим сообщаю Вам еще раз, что Русская Православная Церковь За границей России никогда не принимала новый календарь, находя, что это - нарушение Православной традиции и - первый шаг к модернизму.
Искренне ваш во Христе

Митрополит Филарет. ...»


Были надежды на создание Международного братства Истинных Православных христиан «Преданная вера». В 20-м номере «Православной Руси» от 15/23 октября 1973 года была опубликована заметка «Столь нужное и современное Исповедание веры». Там, между прочим, были такие слова: «Ревнители истинного православия греки-старостильники прислали нам составленное ими Исповедание Веры, которое мы ниже и помещаем. Они предлагают всем желающим подписываться под ним, что чрезвычайно актуально в наши дни повального Богоотступничества, Отступления от истинной православно-христианской веры и всевозможных недопустимых новшеств и модернизма в области веры, связанных со стремлением к какой-то новой «реформации», долженствующей все в Православии изменить и переделать на новый лад — в ногу с временем, вопреки знаменательному утверждению Отца Православия — святителя Афанасия, Архиепископа Александрийского, Великого, что «мы должны служить не времени, а Богу»».


К заметке прилагалось «Исповедание веры», которое мы приводим тут полностью:

«ИСПОВЕДАНИЕ ВЕРЫ И ПРОСЬБА О ДОПУСКЕ В КАЧЕСТВЕ АКТИВНОГО ЧЛЕНА В МЕЖДУНАРОДНОЕ БРАТСТВО ИСТИННЫХ ПРАВОСЛАВНЫХ ХРИСТИАН «ПРЕДАННАЯ ВЕРА».

Моя просьба о допуске в Международное братство истинных православных христиан предполагает, что:
1. Я верую и исповедую Отца, Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную;
2. Я верую и исповедую, что Православная Церковь есть Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, и что нет другой церкви;
3. Я подчиняюсь Святому Писанию, Апостольским Правилам, Семи Вселенским Соборам, Поместным Соборам, а также правилам и учению Св. Отцов. Во избежание всякого недоразумения, уточняю, что:
4.а. На основе слов Св. Апостола Павла:
«Темже убо, братие, стойте и держите предания, имже научистеся или словом или посланием нашим» (II Солун. 2, 15);
б. На основе Правила 91 Св. Василия Великого:
«Из сохраненных в Церкви догматов и проповеданий, некоторые мы имеем от письменнаго наставления, а некоторые прияли от апостольского предания по преемству в тайне; и те и другие имеют едину и ту же силу для благочестия. И сему не воспрекословит никто, хотя мало сведущий в установлениях церковных». Ибо аще предприимем отвергати неписанные обычаи, аки невеликую имеющие силу, то неприметно повредим Евангелию в главных предметах, или паче сократим проповедь в единое имя без самыя вещи».
в. На основе Правила 7 Седьмого Вселенскаго Собора, Правила 3 Карфагенского Собора и Правила 21 Гангрского Собора, объявляю себя подчиненным и послушным всему писанному и неписанному преданию Православной Церкви.
5. На основе:
а) правила Св. Киприана Карфагенского, отвергающего всякое крещение или другое таинство, совершенное вне Истинной Церкви;
б) Правила 46 Святых Апостол, которое гласит:
«Епископа или пресвитера, приявших крещение или жертву еретиков, извергати повелеваем. Кое бо согласие Христове с Велиаром; или кая часть верному с неверным?»
в) Постановления Собора епископов Русской Зарубежной Православной Церкви в 1971 году в Монреале, согласно которому крещение является правильным путем возвращения неправославнаго в лоно Православной Церкви —
исповедую исключительность и соборность Православной Церкви, что к тому же всегда проповедовалось Святыми Вселенскаго Православия (независимо от эпохи или места их жительства), а также, что вне Православной Церкви нет ни крещения, ни какого-либо таинства.
6. На основе:
а) Правила 10 св. Апостол:
«Аще кто с отлученным от общения церковнаго помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен;
б) Правила 45 Св. Апостол:
«Епископ или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям Церкви: да будет извержен»;
в) Правила 65 Св. Апостол:
«Аще кто из клира или мирянин в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолиться: да будет и от чина священного извержен, и отлучен от общения Церковнаго»;
г) Правила 6 Лаодикийского Собора:
«Не попускати еретикам, коснеющим в ереси, входити в дом Божий»;
д) Правила 33 Лаодикийского Собора:
«Не подобает молиться с еретиками или с отщепенцем»;
е) Правила 37 Лаодикийского Собора:
«Не должно принимати праздничные дары, посылаемые от Иудеев или еретиков, ниже праздновати с ними»;
ж) Литургических текстов, призывающих: «Помолитеся, оглашеннии, Господеви, вернии, о оглашенных помолимся», а также молитвы священника, которая гласит, что оглашенные еще не славят «с нами», проводя таким образом в самой молитве разграничение между оглашенымии и верными,

обещаю, что не буду иметь общения в молитве или таинствах со схизматиками или еретиками, или с теми, кто молится или приобщается с ними.

7. На основе:
а) Слов Св. Апостола Павла:
«Но и аще мы, или ангел с небесе благовестит вам паче еже благовестихом вам, анафема да будет» (Гал. 1, 8, 9), ибо Св. Апостол без колебания сам себя подвергает анафеме на случай искажения учения;
б) Всеправославного Собора 1848 года, решения которого были подписаны Анфимом, Вселенским патриархом Константинопольским, Иерофеем, патриархом Александрийским, Мефодием, патриархом Антиохийским, и Кириллом, патриархом Иерусалимским: «Будем держаться нашего вероисповедания, переданнаго нам такими людьми, отказываясь от всякого модернизма, как навеянного диаволом. Тот, кто принимает модернизм, обличает проповеданную нам Православную веру в неполноте. А наша Вера обладает полнотой и законченностью и не терпит ни добавления, ни исключения, ни какого изменения, так что тот, кто дерзнет сделать, подумать или советовать такую вещь, уже отвергся Веры Христовой и добровольно подвергся вечной анафеме за хулу на Духа Святаго, как если бы он неправильно толковал Писание или решение Вселенских Соборов...»

отказываюсь от всякой модернистской попытки «обновления», «актуализации», «аджиорнаменто», «пересмотра» Церковнаго Предания; отказываюсь от любой попытки пересмотра литургических текстов, постов, от всякого деления св. Правил на «догматические», «административные» или «дисциплинарные», от всякого деления элементов Предания на «основные» и «второстепенные», от всякого изменения в порядке служб, в иконографии, в священной музыке, в архитектуре, в одеянии духовенства, в соотношении между священством и браком, и от всяких других предложений, которые уже выдвигались или будут выдвинуты в будущем. Я не только отказываюсь от всех таких попыток, но не приобщаюсь и не молюсь с теми, кто их допускает, проповедует, практикует или способствует их распространению.

8. На основе:
а) Трех анафем, провозглашенных Всеправославными Соборами 1583, 1587, 1593 годов Патриархами Иеремией Константинопольским, Сильвестром и Мелетием Александрийскими, Иоакимом Антиохийским и Софронием Иерусалимским против григорианского календаря;
б) Заявления Митрополита Филарета от 14/27 апреля 1972 года о том, что «эти осуждения никогда не были отменены последующими Соборами. Они по-прежнему действительны и обязательны для всех православных христиан. Введение нового календаря принесло лишь расколы Церквам, принявшим его»;
в) Заявления Митрополита Филарета от 10/29 сентября 1971 года о том, что «григорианский календарь является нарушением Православнаго Предания»;
г) Повторного признания в 1969 и 1971 годах Греческой Церкви Истинных Православных Христиан Св. Синодом Зарубежной Православной Русской Церкви;

отказываюсь и от этого новшества и обязуюсь исполнять мои религиозные обязанности, причащаться Св. Таин лишь в церквах, соблюдающих, среди прочего, традиционныий календарь Православной Церкви.

9. На основе:
а) Скорбных посланиии Митрополита Филарета и его протестов в отношении православной иерархии в целом;
б) Провемонтского послания (Х Съезд духовенства и мирян в 1972 году) и четких заявлений некоторых иерархов, верных св. Преданию;
в) Того факта, что Православная Русская Зарубежная Церковь принимала священников других юрисдикций, отделившихся от своих впавших в ересь и раскол епископов, признав таким образом обоснованность их голоса совести и их решения отделиться;
г) Того факта, что многие нерусские православные общины испрашивают канонического покровительства Православной Русской Зарубежной Церкви по соображениям совести; того факта, что эта Церковь признает обоснованность возражений этих общин и принимает их под омофор Своих епископов, рукополагая нерусских священников и включая их в состав своего духовенства,

обязуюсь исполнять мои религиозные обязанности в церквах и под руководством духовным епископов и священников, подчиняющихся Св. Синоду Православной Русской Зарубежной Церкви, или Церквам-сестрам, находящимся в святом общении с ним, и политика и поведение которых полностью соответствуют традиционным требованиям Соборнаго Православия.

10. С учетом
а) Доктрин, философии и целей, преследуемых тайными и другими аналогичными обществами,
б) Того факта, что эти доктрины, философия и цели противоречат учению Святого Евангелия и всего Церковного Предания,
в) Того факта, что эти общества часто прикрывают свои цели и тщательно скрывают свою доктрину под видимостью «религиозных» или «благотворительных» обществ и организаций,
г) Того факта, что эти общества часто действуют косвенно через посредство подчиненных им организаций, оказывающих пагубное влияние на молодежь, или эксплуатируют нужду и бедность людей,
д) Предостережений, запрещений и анафем, произносимых периодически православной иерархией против таких тайных обществ,

честью обязуюсь никогда не иметь каких-либо отношений или сношений с каким-либо тайным обществом, каким бы ни было его название или видимый состав, ни с организациями, прямо или косвенно зависящими от такого общества.

11. На основе древних сказаний
а) Святого Викентия Леринского: «к Кафолической Вере принадлежит только то, во что всегда, везде и все веровали»,
б) Святых Соборов: «по Святым Отцам» и «Отцы говорили, и мы говорим»,
в) Синодика, который Св. Церковь повторяет каждый год в неделю Торжества Православия: «как пророки видели, как апостолы учили, как Церковь получила, как Св. Отцы определили, как вселенная восприняла, как Благодать возсияла, как Истина была показана, как ложь была изгнана, как Премудрость утвердилась, как Христос одобрил, т а к думаем мы, так говорим мы, так проповедуем мы.... Эта Вера есть Вера апостолов, эта Вера отцов, эта Вера есть Вера православных, эта Вера есть Вера спасшая мир.... Все вещи нововведенные и возникшие против Церковнаго Предания и учения блаженной памяти Св. Отцев да будут трижды преданы анафеме!»

В заключение настоящего обета исповедаю личную, свободную и сознательную веру, исповедаю безусловное принятие мною и полное единение с кафолической доктриной Православной Церкви, как она определена в первом правиле Седьмого Вселенскаго Собора: «...правила и постановления, которыя охотно приемля, воспеваем с благоглаголивым Давидом, ко Господу Богу, глаголюще: на пути свидений Твоих насладихся, яко о всяком богатстве, Такожде: заповедал еси правду, свидения Твоя во век: вразуми мя и жив буду! И аще пророческий глас повелевает нам во век хранити свидения Божия, и жити в них, то явно есть, яко пребывают оные несокрушимы и непоколебимы. Ибо и Боговидец Моисей тако глаголет: к сим не подобает приложити, и от сих не подобает отъяти. И божественный Апостол Петр, хваляся ими, вопиет: в няже желают ангели приникнути. Такожде и Павел вещает: аще мы или ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема будет. Понеже сие верно и засвидетельствовано нам, то радуюся о сем, подобно как обрел бы кто корысть многу, Божественныя правила со услаждением приемлем, и всецелое и непоколебимое содержим постановление сих правил, изложенных от шести (семи) святых Вселенских Соборов и поместно собирающихся для издания таковых заповедей и от Святых Отец наших. Ибо все они, от единого и того же Духа быв просвещены, полезное узаконили. И кого они предают анафеме, тех и мы анафематствуем, а кого извержению, тех и мы извергаем, и кого отлучению, тех и мы отлучаем, кого же подвергают епитимии, тех и мы такожде подвергаем...»

Так, молитвами Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, Святых Небесных Сил Безплотных, молитвами Святаго Иоанна Предтечи и Крестителя, всех пророков, Святых Славных и Всехвальных Апостолов, добропобедных мучеников, Св. Иерархов и исповедников, и всех Святых Богоносных отец и матерей наших,
призываю на себя недостойного защиту Божию и Его Св. Евангелия....»
   
Заметка заканчивалась следующими словами:
«Настоящее «Исповедание Веры» является актом внутренней жизни старостильников греческих... Для нас он дорог, как яркое свидетельство глубокого осознания своей вероисповедной сущности. И под этим углом зрения, к этому Исповеданию добавить нечего, — разве вот что! Там где в нем говорится о «еретиках», в наше время надо понимать не только древних еретиков, против которых составлялись канонические правила, а и всех современных «сверх-еретиков»  — Богоборцев, Богоотступников, христоненавистников и сатанистов, с каковыми истинно-православному христианину нельзя иметь никакого — не только молитвенного, но и бытового общения, как завещал нам наш почивший Первоиерарх Блаженнейший Митрополит Анастасий, а тем более — поддерживать с ними дружественные отношения, принимать от них подарки, получать денежную помощь и т. п. В то время, как некоторые древние еретики бывали иногда еретиками только по недоразумению, по недомыслию или невежеству, современные Богоборцы, Богоотступники, христоненавистники и сатанисты становятся таковыми по особому злостному настроению, напряжению определенно злой воли, и иметь с ними какое бы то ни было взаимообщение преступно, совершенно недопустимо и ничем не может быть оправдано.»
 
К сожалению, Господь не дал на тот момент возможности для объединения Истинно-Православных христиан. Может быть, это произошло по нашим грехам, а может быть, Господь дал время на очищение нашей Церкви от лицемерных, либерально настроенных иерархов и их последователей. Сегодня мы с помощью Божией можем вернуться к этому благому начинанию.
Святитель Филарет в своем письме от 22 сентября / 5 октября 1974 года  к Его Блаженству Высокопреосвященнейшему Андрею, Архиепископу Афинскому писал:

«Ваше Блаженство, возлюбленный о Господе Владыко.
 Священный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей с любовью и вниманием выслушал послание Священного Синода Греческой Церкви Истинных Православных Христиан от 1/14 мая 1974 года.
Собор у всех православных приветствует верность святым догматам Православной Церкви и соблюдение отеческих преданий. Эти начала должна соблюдать вся Православная Церковь, в какой бы стране она ни находилась. На иерархии же ее лежит долг проповедывать истину, отвергая всякую неправду и несогласие с древним преданием Церкви.
Что же касается тех, кто так или иначе поддается соблазну нашего века, то в зависимости от состояния верующих, по-разному можно действовать для ограждения их и привлечения заблуждающихся, в соответствии с церковной икономией, как учит нас Св. Церковь в первом правиле Св. Василия Великого.
Принципиальное отрицательное отношение нашей Церкви к введению нового стиля уже давно установлено рядом постановлений и посланий, начиная с 1923 года, когда блаженнопочивший Митрополит Анастасий, как наш представитель на Константинопольском Совещании, решительно возражал против всех предложенных там и несогласных с Преданием реформах. ... Священный Собор, еще до того как он выслушал Ваше послание от 1/14 мая 1974 г., в заседании своем от 12/25 сентября с.г. принял следующую резолюцию: «Русская Православная Церковь Заграницей считает введение нового стиля ошибочным, вносящим неправильность в церковную жизнь и в конечном счете приводящим к расколу. Поэтому она его не принимала, не принимает и не примет и от сослужения с новостильниками уклоняется. Что же касается вопроса о благодатности или неблагодатности новостильников, то Русская Православная Церковь Заграницей не считает ни себя, ни какую-либо Поместную Церковь вправе выносить категорическое решение, т.к. окончательное постановление по этому вопросу может вынести только правильно созванный правомочный Вселенский Собор с обязательным участием свободной Русской Церкви».
Святителю Филарету было непросто процитировать в своем письме это деяние Собора РПЦЗ. Но он знал, что, прочитав это письмо, наши греческие братья во Христе поймут, в какой непростой ситуации находился Святитель Филарет со своими единомышленниками, какая борьба происходила на Соборе РПЦЗ между иерархами-либералами и православными Архиереями.
Это постановление было сформулировано с уступкой архиереям-либералам из РПЦЗ. Известно, что продолжалось сослужение с новостильниками, что в рамках самой РПЦЗ существовали новостильные епархии, что, наконец, не было необходимости в созыве «правомочного Вселенского Собора» для вынесения «категорического решения» относительно нового стиля и новостильников. Как мы уже говорили выше, это «категорическое решение» было вполне правомочно выражено в Анафеме, принятой еще в 1583 году на соединенном Соборе Константинопольского, Александрийского и Иерусалимского патриархатов в Царьграде под председательством Святейшего Иеремии Прославленнаго, Патриарха Константинопольского, и утвержденной всеми четырьмя Восточными Патриархами и Апокрисиарием Московскаго Патриарха на последующих соборах в 1587 и 1593 годах. Анафема гласила: «Не следующим обычаям Церкве, иже уставлены быша на Седми Вселенских Соборех, такожде и Святей Пасце и месяцеслову, иже они правильно уставиша и предаша нам на последование, но желающим последовать новоявленной пасхалии и новому месяцеслову безбожных папских астрономов; и, противясь оным обычаям (Церкви), желающим ниспровергнуть и развеять догматы и обычаи Церкве, ихже мы от Отец прияхом, Анафема!». То есть Русская Церковь, в полном согласии с остальными Православными Церквами, еще несколько веков назад приняла Анафему на новый стиль.

Сегодня, оглядываясь назад, мы отчетливо видим, какое давление со стороны либерально настроенных архиереев приходилось испытывать Святителю Филарету.
Анастасия Георгиевна Шатилова свидетельствовала о Святителе Филарете следующее: «...У него особенно было много трений с архиепископом Антонием Женевским... главным образом по экуменическим вопросам... с сербами, антиохийцами и всякими... К сожалению, архиепископ Антоний отличался очень резким характером и написал Митрополиту несколько весьма хамских писем, на которые Митрополит ответил немножко резко... Владыка Григорий отличался немножко большей дипломатичностью и опасением так сказать, что это может вызвать слишком большие проблемы... сдерживал резкие заявления Святителя Филарета относительно безблагодатности МП. Например, он говорил: «... объявите, пожалуйста, 60-ти миллионам русских людей, что они не миропомазаны, а только лишь по мирскому чину крещены...» . А Митрополит мог на это пойти, но Владыка Григорий считал, что для церковного строительства будет правильней не так резко высказывать...». Из этого свидетельства мы можем видеть, что даже такие консервативно настроенные люди, как Епископ Григорий (Граббе), вынуждены были лавировать, пытаясь дипломатическими методами сохранить церковный мир. Впрочем, мы также видим, что выбирая  не канонический, церковный подход к решению проблем, а подход мирской, дипломатический, мы получаем не церковный, а мирской результат.

Шла борьба либеральной партии против православных. Существовали люди, которые хотели, чтобы РПЦЗ шла по пути «мирового православия», а не по пути Истинно-Православных Христиан. Таких людей было немало. Не прекращался обман Святителя Филарета, бывали случаи, когда на документы ставили штамп с факсимильной подписью Первоиерарха без его ведома, подсовывали на подпись бумаги на английском языке, прекрасно зная, что Митрополит не читает по-английски. Были архиереи, которые, несмотря на «Скорбные послания», продолжали сослужение с церквами «мирового православия». Игнорировалась Анафема на масонство, на участие членов РПЦЗ в масонских ложах некоторые архиереи призывали не обращать внимания. Каждый архиерей делал что хотел в своей епархии, не оглядываясь на Первоиерарха. Конечно же, нельзя сказать, что Святитель Филарет был безвольным человеком и плохим администратором. Ему удалось сделать очень многое для нашей РПЦЗ, но Господь дал ему возможность совершить главное: дать то направление, которому следует РПЦЗ до сих пор. И это несмотря на множество проблем, которые надо было разгребать Первоиерарху. А их было много, он не успел всего. Однако его последователи, Православные Архиереи, духовенство, миряне в той или иной степени противостояли разрушению РПЦЗ. Сегодня мы собрались тут для того же. У нас, милостью Божией, больше времени, больше возможностей, чтобы закончить решение этих проблем.

7. Архиепископ Антоний Женевский.



В истории РПЦЗ было немало неоднозначных фигур, многие архиереи не были строги в исповедании веры, отождествляя РПЦЗ с мировым православием, кто-то это делал тихо и исподволь, а отдельные архиереи открыто и принародно. Одним из лидеров либерализма в нашей Церкви был архиепископ Антоний Женевский — авва для тех, кто предал часть РПЦЗ в руки Московской патриархии.
Либерализм архиепископа Антония Женевского во многом и привел РПЦЗ к сегодняшним скорбям и потрясениям. Его сослужения с новостильниками и экуменистами оттолкнули от нашей Церкви множество православных людей: клириков и мирских. Его деятельность привела к отказу РПЦЗ вступить в общение с некоторыми катакомбными группами в России. Его деятельность (посредством патриархийного духовенства) навязала нашей Церкви в качестве единственного кандидата «для окормления катакомбных приходов в России» епископа Лазаря (Журбенко). Это привело впоследствии к суздальскому и лазаревскому расколам.  Наш Собор должен дать однозначную оценку его деяниям. По-евангельски: «да-да» или «нет-нет».
Какие из деяний архиепископа Антония Женевского, приведших РПЦЗ к сегодняшнему крайне тяжелому положению, может упомянуть и осмыслить наш Освященный Собор? Прежде всего, это стремление к общению с «мировым православием», с новостильниками, а не с Истинно-Православными Христианами.
Архиепископ Антоний Женевский не скрывал своих взглядов. Он не просто допускал сослужение с новостильниками, но поощрял и рекомендовал его своим клирикам. Вот что он писал в своем Послании, озаглавленном «Сослужим ли мы с духовенством Церквей, перешедших на новый календарь?»:

  «...Я никогда не служил по новому календарю и служить, очевидно, не буду.
Относительно моих священнослужителей я придерживаюсь следующих правил:
1. Принимать к сослужению клириков румынской епархии нашей Рус. Зарубежной Церкви они (т. е. мои священнослужители), конечно, могут по своему усмотрению.
2. Принимать к сослужению клириков других автокефальных Церквей, пользующихся новым календарем они могут только, получив на то мое разрешение.
3. Служить в нашей румынской церкви в Париже могут только испросившие на то мое разрешение, и то не иначе, как в воскресные дни.
Аминь.
+ Архиепископ Антоний».
   

Одновременно его отношение к старостильникам было сугубо негативным. Вот что он писал в другом своем «Послании  к пастырям и пастве» от 10 апреля 1987 года:

«...Гордость помрачила разум греков, держащихся старого календаря. Они возомнили себя не больше не меньше как единственно истинными православными христианами, а все Церкви Христовы и все Православие лишенными благодати Божией. Не бесовская ли это гордость, лишившая, очевидно, благодати эти самочинные старостильные группы? Какую жалкую картину являют они миру, враждующие между собой, обвиняющие друг друга в неправославии, делящиеся на все более мелкие группы, из коих каждая претендует на «вселенскость», ставя епископов и вне Греции, не разбираясь в качествах и достоинствах кандидатов и не будучи в состоянии контролировать их деятельность за границей. О. Пантелеймон с братией создают еще одну старостильную секту, ведя за собой других и забывая слова Спасителя о том, что «если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» (Мф. 15:14).»
Увы, и в нашей епархии появились критики. Так, например, 20-го февраля прошлого года они потребовали от нас ответа на вопрос: сослужит ли духовенство «Синодальной» Церкви (другими словами — Русской Православной Церкви заграницей, к которой принадлежат и требующие ответа) с новостильниками и экуменистами? Цель вопроса — обвинить НАС в «грехе» сослужения. Но почему этот вопрос не волновал их тогда, когда принимали от НАС благодать священства? Тогда, очевидно, возлагавший на них руки архиерей был православным, теперь же они ищут причину для обвинения его в отступлении от истинного православия.
Ответ им был дан ясный и определенный о том, как наша Церковь всегда относилась и относится к каноническим Церквам, принявшим в богослужебной практике новый календарь...».

Из этого пассажа видно, что архиепископ Антоний Женевский воспринимает, в частности, Церковь Истинно-Православных Христиан Греции и Кипра в качестве «самочинных старостильных групп», не признает их таинств и просто лжет, т.к. РПЦЗ обещала выпустить Исповедание Веры (Омологию), в которой однозначно отвергался новокалендаризм, прежде, чем матфеевцы согласились на совершение хиротесии, которую, повторюсь, Святитель Филарет (Вознесенский) называл «простым благословением». А в своем письме от 12-го декабря 1986 года к Владыке Митрополиту Виталию (Устинову) архиепископ Антоний Женевский пишет насколько «ясно и определенно», настолько и нагло по отношению к Первосвятителю:

«...разрешится вопрос нашего пленения греками старостильниками. Довольно, оборачиваясь на них, думать нам о том, что можно сделать и чего нельзя. Мы часть Русской Церкви, и нам с греками не по пути.
Христос Спаситель не оставил нам «Догматики», ни законов о календаре. Он оставил нам одно только условие, для того чтобы иметь право называться Его учениками: «да любите друг друга!» И когда мы во главу угла ставим календарь и грыземся из-за него, то мы поглощаем верблюда и отцеживаем комара. Пора честно и открыто сказать, что дело не в календаре, а в нашем поведении. Очевидно, сохраняющим старый календарь разрешено быть педерастами, ненавидеть ближнего, разрывать Церковь на части.
Мы же призваны, дорогой Владыко, право править слово Христовой ИСТИНЫ. И вместо этого мы попали в старостильную секту, и барахтаемся в ея паутине, не находя выхода. Пора открыто и твердо сказать грекам: прекратите ваши безобразия, взаимныя осуждения, вражду и ненависть между братьями. Своим поведением вы позорите Церковь и кощунственно называете себя истинно православными христианами...».


В качестве примера отношения архиепископа Антония Женевского к старостильникам, РПЦЗ и еретикам-католикам можно привести историю разрыва общения РПЦЗ с флоринской группой: архиепископ Антоний Женевский принял в РПЦЗ из католиков, через Миропомазание, Иоанна Роша, который затем был рукоположен во священника. В 1979 году Иоанн Рош перешел в юрисдикцию хризостомовского синода без отпускной граматы от архиепископа Антония Женевского. Хризостомовцы, посоветовавшись с богословами из Афинского Университета, пришли к выводу, что его необходимо крестить, т.к. «в соответствии с греческой церковной практикой всех неправославных крестят, независимо от их прежней церковной принадлежности…». После чего он был крещен и заново рукоположен. Архиепископ Антоний Женевский потребовал разорвать общение РПЦЗ с хризостомовцами, что и было сделано. Фактически, приняв католика через Миропомазание, он признавал обливательное (а может быть, и посредством окропления, как это принято у католиков) крещение католиков.
В том же «Послании» архиепископ Антоний Женевский писал и такие слова: «Наши Архиерейские Соборы и отдельные иерархи многократно повторяли: новый календарь не есть ересь, а большая и грубая ошибка.». Добавить тут нечего. Архиепископ Антоний Женевский фактически принимает ересь новокалендаризма.
В этом же «Послании» от 10 апреля 1987 года архиепископ Антоний Женевский прямо оправдывает свои экуменические сослужения с представителями «мирового православия» и признает благодатной Московскую Патриархию:
«Другими «экуменистами», с которыми МЫ дерзаем иметь иногда молитвенное общение, являются, очевидно, для наших критиков русские священники Константинопольского экзархата в Западной Европе. «Некто» сообщил Владыке Митрополиту о том, что в церкви в Медоне 20-го апреля прошлого года, в день прибытия туда мироточивой Иконы Матери Божией, МЫ допустили «экуменическое служение». Причиной такого невероятного сообщения послужило, очевидно, то, что в служении НАМИ молебна приняли участие три священника из Экзархата, с которыми МЫ молились вместе, как братьями во Христе. А также то, что МЫ не воспрепятствовали им служить молебен отдельно от нас перед великой святыней в нашем храме. Подобный «донос» является достойной характеристикой наших недоброжелателей. Этим, очевидно, и кончается наша «ориентация в сторону экуменизма». Ни с католиками, ни с протестантами МЫ никогда не молились вместе, чему вы, наши сопастыри и верная паства, можете быть сами свидетелями.
Для обвинения нашего Архиер. Синода в увеличении контактов с представителями Московской патриархии, которых он вообще не имеет, требуются несомненные доказательства, иначе это явная ложь. Слепые фанатики и неразумные ревнители могут быть недовольны только тем, что иерархи наши никогда не утверждали того, что Московская патриархия безблагодатна...».


Архиепископ Антоний Женевский опять лжет: Святитель Филарет (Вознесенский), в своем письме к отцу Виктору Потапову прямо говорит о Московской патриархии:

«Что такое «советская церковь»? О. Архим. Константин (Зайцев) много и настойчиво говорил о том, что самое страшное из того, что сделала в России богоборческая власть, есть появление «советской церкви», которую большевики преподнесли народу как церковь истинную, загнав настоящую православную Церковь в катакомбы или в концлагери.
Эта лже-церковь была дважды анафематствована.
Святейший патриарх Тихон и Всероссийский церковный Собор анафематствовали коммунистов и всех их сотрудников. Эта грозная анафема до сих пор не снята и сохраняет силу, т.к. снять ее может только такой же всероссийский церковный Собор, как каноническая высшая церковная власть. И произошло страшное дело в 1927 году, когда возглавлявший церковь митр. Сергий своей позорной отступнической декларацией подчинил русскую церковь большевикам и объявил о сотрудничестве с ними. И сбылось в самом точном смысле выражение пред-исповедной молитвы: «под свою анафему падоша»! Ибо в 1918 году церковь анафематствовала всех соработников коммунизма, а в 1927 году сама вошла в компанию этих сотрудников и стала восхвалять красную богоборческую власть — восхвалять красного зверя, о котором говорит Апокалипсис...» (см. также помещенное выше Послание Святителя Филарета о Катакомбной Церкви).
То есть были не просто иерархи, а Первоиерарх РПЦЗ со своими Иерархами-единомышленниками, которые утверждали, что Московская патриархия не является благодатной Церковью, а была и остается созданием большевиков для обмана русского народа!
Оценка Московской патриархии Святителем Филаретом и архиепископом Антонием Женевским прямо противоположная. Святитель Филарет не считает ее Церковью Христовой, а архиепископ Антоний Женевский, напротив, считает ее благодатной «матерью-церковью», о чем он пишет советскому «священнику» Димитрию Дудко: “...Спешу утешить Вас тем, что часть Русской Церкви, свободная за границей своей родины, никогда не считала официально признанную в СССР Московскую Патриархию — безблагодатной...». Эти слова он написал после скандала, возникшего из-за того, что один английский священник из РПЦЗ отказался причащать духовных чад Димитрия Дудко, поскольку счел их некрещеными. Дудко протестовал против такого отношения и написал несколько писем Святителю Филарету, на которые Святитель не стал отвечать.  Но в упоминаемом нами письме к отцу Виктору Потапову Святитель Филарет высказался относительно Дудко следующими словами:
«...Почему произошла эта беда с о. Димитрием? Будем предполагать лучшее, не подозревая его в сознательном сотрудничестве с КГБ и в измене своим убеждениям, а принимая печальный факт — то, что он не выдержал и «сломался» — капитулировал перед врагами Церкви. Почему? Казалось бы, он проявил и мужество и смелость, и вдруг — такой бесславный конец. Почему?!
Потому что его деятельность проходила вне истинной Церкви...
 ...Когда митр. Сергий обнародовал свою преступную декларацию — от сов. церкви сразу отделились верные чада церковные, и создалась катакомбная Церковь. А она в свою очередь анафематствовала официальную церковь за ее измену.
И вот в этой-то церкви лукавнующих протекала деятельность о. Димитрия Дудко, который в печати прямо заявил, что с советской церковью он не порывает и остается в ней. Если бы его духовные очи были открыты, и он видел истинную природу официальной церкви — то, вероятно, нашел бы в себе мужество сказать — «возненавидех церковь лукавнующих и с нечестивыми не сяду» — «порываю с компанией богопротивников и выхожу из советской церкви». Вот тогда — он стал бы для нас своим — его мужество уничтожило бы преграду, которая неотменно стоит между нами...». К вышесказанному можно добавить, что Дудко на закате жизни стал «духовником» коммунистической газеты. Вот что Дудко писал в 2002 году в своей работе «Молюсь за упокой души Сталина»:
«...Сталин — неразгаданная личность, при том гениальная. У него ничего случайного нет. Даже культ личности не случаен, ибо этим он хотел заменить до времени понятие Бога, сам же славы он не любил... Был ли он революционером, даже коммунистом, можно поставить под вопросом. Солоухин пишет, что он последние пять лет просто подписывался И. Сталин...
Он обладал большой скромностью и был бессребреником, после смерти у него не нашли средств даже на похороны.
Знаю, что эти мои предположения могут не понравиться, но здесь нет никаких задних целей, тем более, что я при Сталине сидел....
Кстати, даже в лагере была забота о человеке, законную пайку всегда выдавали, при современных критиканах даже зарплату не выдают. Есть о чем подумать....
Не случайно Сталин учился в Духовной Семинарии, он из семьи верующих. Мать его, которую он всегда навещал, никогда не теряла веры, значит и он поступал в семинарию по убеждению, но, видимо, жизнь верующих толкнула его примкнуть к революционерам в поисках правды...»


В своих дневниках Дудко писал о Сталине такие слова:

«Теперь вот настало время реабилитировать Сталина... Но эта реабилитация, так сказать, с человеческой точки зрения, а мне предстоит — с духовной, поскольку я священник... Но, видимо, не случайно философ Н. Бердяев говорил: атеизм — это дверь к Богу с черного хода. И мы сейчас видим, как многие атеисты стали по-настоящему верующими... Сталин был деспот, да, но он был ближе к Богу... Теперь я хочу припомнить, как наши Патриархи, особенно Сергий и Алексий, называли Сталина богоданным вождем. К ним присоединялись и другие, допустим, такие как крупный ученый и богослов Архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Кстати, сидевший при Сталине, но это не помешало ему назвать Сталина богоданным... Да, Сталин нам дан Богом, он создал такую державу, которую сколько не разваливают, а не могут до конца развалить. Есть у Сталина такое выражение: прошлое принадлежит Богу. Богу с большой буквы... Поэтому я, как православный христианин и русский патриот, низко кланяюсь Сталину.
Чур, перекрестись... — да, я это слышу, кому кланяешься, мол, не Антихристу ли?
А вот вам я задам вопрос. Антихрист придет от атеистов или верующих? В том-то и дело, что от верующих, на Библии будет клясться. Поэтому я утверждаю, как по Евангелию: один сказал пойду и не пошел, другой сказал: не пойду и пошел.
Сталин с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек, это можно было бы показать на фактах, если бы не рамки нашей статьи. Не случайно в Русской православной Церкви ему пропели, когда он умер, даже вечную память, так случайно не могло произойти в самое «безбожное» время. Не случайно он и учился в Духовной Семинарии, хотя и потерял там веру, но чтоб по-настоящему ее приобрести. А мы этого не понимаем... Но самое главное все-таки, что Сталин по-отечески заботился о России. И поэтому Сталин, по крайней мере для меня, законным образом стоит рядом с Суворовым...

 Священник Дмитрий ДУДКО
«Правда.ру» 11 ноября 2002 г .».

7. Архиепископ Антоний Женевский (окончание)

Для нас является очевидным отношение Святителя Филарета (Вознесенского) к Московской патриархии, как к церкви лукавнующих, а вот что писал об Московской патриархии в вышеупомянутом «Послании» архиепископ Антоний Женевский:
«...В силу чего всегда принимали в нашу Церковь архиереев и священников из Московской патриархии в сущем сане? Мы верим и знаем то, что Любовь Божия пребывает с многострадальными христианами нашей родины, и даже с теми, которые ищут ее у официально признанных властью священнослужителей и в храмах Московской патриархии...».
Не лишне вспомнить, что в епископы Лазарь (Журбенко) был выдвинут архиепископом Антонием Женевским по рекомендации Дудко. А.Г. Шатилова рассказывала об этом: «Рукоположение Лазаря шло через владыку Антония Женевского. Митрополит Филарет участвовал в этом до некоторой степени: мы получали в Синоде то, что вл. Антоний присылал. Так что целый ряд информации до нас не доходил. Потом, значительно позже, выяснилось, что был кандидатом священник Михаил (достойный кандидат, катакомбный священник Михаил Рождественский)... мы об этом совершенно ничего не знали. Это выяснилось уже после хиротонии Лазаря. О хиротонии Лазаря знали митрополит Филарет, архиепископ Виталий, Антоний Женевский и я, потому что я печатала документы. Это было постановление Собора. Я думаю, что если бы мы знали об истории архиепископа Лазаря то, что мы знаем сейчас, то он вряд ли был бы архиереем...».
Плоды этой инициативы архиепископа Антония Женевского мы можем наблюдать сейчас — это суздальский и лазаревский расколы, лурьитская еретическая юрисдикция, другие псевдокатакомбные сообщества, «теория осколков», которая энергично навязывается православным. Продвижение кандидатуры Журбенко было ядом, который выплеснулся в определенный момент и распространяется до сих пор в сердца людей. Тут вполне приемлема аналогия происхождения РИПЦ от архиепископа Антония Женевского, как в свое время киприаниты возникли от хризостомовцев. Кстати, архиепископ Антоний Женевский в вышеупомянутом «Послании» высказывал показательные мысли, которые перекликаются с киприанитской идеологией:
«В отношении «экуменистов» неразрешимым является вопрос о том, кто же является уже экуменистом несомненным, стопроцентным, и кого можно считать таковым только на два процента, на три, десять, сорок, шестьдесят и т. д.? И второй неразрешимый вопрос о том, кто может об этом безошибочно судить, кто являлся бы для такого суда высшим Авторитетом? Страшно сказать, но таковым уже мнят себя наши критики, ожидая от нас покорности и слепого подчинения их решениям.
Они также готовы применять анафему к кому хотят и как хотят, забывая или не желая знать, что она приложима только к неразумным чадам нашей Церкви, о чем Владыка Митрополит напомнил еще раз в рождественском послании этого года.
Возлюбленные братья и сестры, будем радоваться тому, что в Церкви мы имеем твердое и надежное пристанище от бурь житейских, каковым является наша Русская Зарубежная Церковь. Будем доверять ее Вождям духовным, будем любить паству нашу и ее пастырей и будем прощать обижающих нас».
Доверие «духовным Вождям», единомысленным с архиепископом Антонием Женевским, привело многих людей в объятия советской лже-церкви.



Отношение архиепископа Антония Женевского к МП


По инициативе архиепископа Антония Женевского при прославлении Новомучеников не было произведено исследования, кто из них сергианин, а кто действительно новомученик за веру Христову. Известно высказывание архиепископа Антония Женевского о том, что “прославить надо всех мучеников за веру, не делая выбора”. В результате сильного давления на Синод РПЦЗ со стороны архиепископа Антония Женевского, а также его единомышленников в РПЦЗ и сергианских диссидентов, произошло прославление всех и без разбора.
Не было опубликовано официальных списков новомучеников, канонизированных Собором РПЦЗ 1981 года,  и существует единственный источник по данному вопросу — икона работы архимандрита Киприана (Пыжова) “Собор святых Новомучеников Российских от безбожников избиенных”. На иконе, во втором ярусе сверху, изображен “Лик архипастырей”. В нимбах изображенных архиереев помещены надписания их имен и наименования занимаемых ими кафедр. Все иерархи предстоят по правую и левую стороны от Престола, помещенного в центре, возле которого, склонив головы у большого Креста, стоят Патриарх Тихон и Митрополит Владимир Киевский. Имена же архипастырей, их титулы и кафедры, кои не поместились на иконе, находятся в правом и левом столбцах на рамке. Всего имен архиереев — 68.
Среди архипастырей на ней помещены не только пострадавшие до 1927 года Отцы-Основатели Катакомбной Церкви, но и сергиане. Перечислим их. Это: митр. Новгородский Арсений (Стадницкий), митр. Одесский Анатолий (Грисюк), митр. Нижегородской Евгений (Зернов), митр. Киевский Константин (Дьяков), митр. Киевский Михаил (Ермаков), архиеп. Архангельский Антоний (Быстров), архиеп. Сергиевский Варфоломей (Ремов), архиеп. Каневский Василий (Богдашевский), архиеп. Житомирский Фаддей (Успенский), архиеп. Брянский Даниил (Троицкий), архиеп. Челябинский Дионисий (Прозоровский), архиеп. Верейский Иларион (Троицкий), Еп. Чигиринский Никодим (Кротков), Еп. Читинский и Забайкальский Евсевий (Рождественский) и архиеп. Курский Онуфрий (Гагалюк). Обо всех этих иерархах известно, что они оставались в общении с митр. Сергием (Страгородским).
На иконе изображены целых пять членов Синода митр. Сергия (Страгородского). Это: митр. Анатолий (Грисюк), митр. Константин (Дьяков), митр. Михаил (Ермаков), митр. Арсений (Стадницкий) и архиеп. Дионисий (Прозоровский), причем подписи Анатолия (Грисюка) и Константина (Дьякова) стоят под Декларацией 1927 года о лояльности к советской власти вместе с подписью митр. Сергия (Страгородского).
Все это вполне соотносится со словами архиепископа Антония Женевского, который, писал незадолго до Собора 1981 года: “Очевидно, что прославление Новомучеников нашей Церковью, так же как святого Иоанна Кронштадского, преподобного Германа Аляскинского и блаженной Ксении, будет сначала местным, в силу обстоятельств, не окончательным, в том только отношении, что официальный акт о канонизации от всей Русской Церкви последует после освобождения Ее от гонений”.  По мнению архиепископа Антония Женевского, окончательным это прославление будет только тогда, когда состоится акт канонизации их Московской патриархией — “матерью-церковью”, а до того он будет считаться “неофициальным”, как бы “неокончательным”, т. е. Новомученики будут почитаться как не совсем святые, пока таковыми их не признают сергиане.
Неудивительно, что при таком отношении архиепископа Антония Женевского к  Московской патриархии как к «матери-церкви», он негативно относился к Августейшим наследникам. В своем письме  от 3 июня 1967 года к Святителю Филарету (Вознесенскому) Великий Князь Владимир Кириллович упоминал «…о все ухудшающемся поведении в епархии Архиепископа Антония в отношении Меня и Моей Семьи…».
По свидетельству А.Г. Шатиловой, «хамство» архиепископа Антония было одним из факторов, оттолкнувших Великого Князя Владимира Кирилловича в Московскую патриархию.
Складывается впечатление, что деятельность архиепископа Антония Женевского несла в себе определенную систему.  Чувствуется, что результат этой деятельности был выгоден советской Москве и сегодняшней постфевралистской власти вкупе с Московской патриархией: поставление через рекомендации Дудко Лазаря (Журбенко), разрыв со старостильниками и выдавливание из РПЦЗ представителей Дома Романовых готовило почву для решительных действий архиепископов Марка и Лавра по объединению лавровской РПЦЗ и МП.


Разные взгляды святителя Филарета (Вознесенского)
и архиепископа Антония Женевского на перспективы
                          существования РПЦЗ   

Совершенно очевидно, что Святитель Филарет (Вознесенский) и архиепископ Антоний Женевский придерживались прямо противоположных взглядов на взаимоотношения РПЦЗ с Катакомбной Церковью в России, с другими Истинно-Православными Церквами, паратаксами, церквами «мирового православия». У них были принципиально разные взгляды на перспективы существования РПЦЗ.
Перечислю несколько фактов характеризующих несовпадение позиций Святителя Филарета (Вознесенского) и архиепископа Антония Женевского в церковных вопросах.
В своем письме к прот. Георгию Граббе Святитель Филарет писал следующее об архиепископе Антонии Женевском:
«Владыка Антоний… остался «доволен» нашим совещанием. А у меня оно оставило самое тяжелое воспоминание — я увидел, насколько я одинок среди архиереев с своими принципиальными взглядами… И я не шутя подумываю об уходе. Конечно, я не уйду «вдруг», — внезапно. Но намерен на следующем Соборе указать, что мне слишком многое не нравится в том, что происходит в нашей церковной жизни. И если большинство епископата со мною согласится — речи об уходе я не стану поднимать. А если я увижу свое одиночество, или увижу себя в меньшинстве, — заявлю, что ухожу. Ибо не могу возглавлять, и, след., нести ответственность за то, с чем принципиально не согласен. … В частности я не согласен с нашей практикой половинчатого отношения к американским и парижским раскольникам — святые отцы настойчиво говорят о том, что долго и упорно продолжающийся раскол приближается к ереси, и к упорствующим раскольникам нужно относиться, как к еретикам, не допуская никакого с ними общения (как взовьется на дыбы при таком заявлении Вл. Антоний! Но я останусь непреклонен)… ».

На Третьем Всезарубежном Соборе архиепископ Антоний Женевский, при поддержке большого числа участников Собора, выступил за то, чтобы РПЦЗ оказала безоговорочную поддержку советским диссидентам, несмотря на их членство в Московской патриархии и их экуменическую идеологию, чуждую духу и учению РПЦЗ. Архиепископ Антоний Женевский поддерживал политизацию РПЦЗ, которая уводила народ церковный от главного — сохранения православного наследия.
Напротив, Святитель Филарет в письме 23 февраля / 7 марта 1980 года к Епископу Григорию (Граббе) высказывается об участи Церкви в политических демонстрациях: «…молиться нужно было в храме, говорят они, и не мешать молитву с политической демонстрацией… А сейчас скажу о том, что я думаю сам. Во 1-х, я с горечью и досадой читаю и слышу о всех этих демонстрациях, выступлениях и протестах. Я в них не верю совершенно. Тот, кто правит нашей несчастной родиной, исконный человекоубийца диавол (и его приспешники) — боится только Христа и Креста. А на все демонстрации и протесты плюет и хохочет над ними…»

В своем «Послании к пастырям и пастве» от 10 апреля 1987 года архиепископ Антоний Женевский писал об экуменизме и, в частности, о Сербской Церкви:
«Они твердят о том, что после смерти митр. Филарета мы изменили «свое исповедание веры», ориентируясь в сторону экуменизма. Новое ни на чем не основанное обвинение.
Бросая этот камень в НАШ огород, они подразумевают, очевидно, то, что МЫ допускаем до сослужения с НАМИ клириков православной Сербской Церкви. Наши митрополиты и епископы делали то же, так как твердо знали, что Сербская Церковь, в трудных условиях коммунистического режима, сумела сохранить свою внутреннюю свободу и, включившись официально в экуменическое движение, остаться по существу вне его...». Еще один камень в фундамент сегодняшнего объединения лавровцев с Московской патриархией. Ведь Московская патриархия также официально «включена в экуменическое движение». Видимо завет «великого Аввы» Антония Женевского служил руководством к действию для продолжателей его разрушительного курса на преклонение РПЦЗ пред «мировым православием».
А вот что написал о Сербской Церкви Святитель Филарет (который не признавал безоговорочно Сербскую Церковь, особенно после ее участия в интронизации советского «патриарха» Пимена) в своем письме от 16/29 ноября 1977 года  к архиепископу Антонию Женевскому:
«О, если бы Сербская Церковь, признавая нашу правду, вместе с этим прямо, открыто,  смело признала бы советскую неправду! Вот! — тогда бы действительно, было бы нам за что ее благодарить. А теперь — получается, что протягивая нам одну руку, она протягивает другую руку нашим противникам и врагам Бога и Церкви. — Если Вам угодно, закрывая глаза на печальную действительность, благодарить сербов за такие их «подвиги» — дело Ваше, но я в такой благодарности не участник. Как опасны компромиссы в принципиальных вопросах! Они делают людей бессильными в защите Правды…»
Архиепископ Антоний Женевский 5 декабря 1977 года язвительно ответил святителю Филарету: «Я Вам на днях послал письмо владыки Виталия, в котором он пишет: «Мы всегда стояли на той точке зрения, по отношению Сербской Церкви, что мы сослужим со всеми архиереями и иереями Сербской Церкви, но совершенно игнорируем Дионисия (сербский раскольник) и иже с ним. Так мы думаем, так постановили, так проводим в жизнь свои постановления; все до единого архиерея!» В этом и заключается, Владыко Святый, та, превышающая разум человеческий, соборность Церкви, на которой она держится».


Архиепископ Антоний Женевский в своем докладе на Всезарубежном Соборе 1971 года говорил:
«...я с благословения арх. Иоанна (Максимовича), как его викарный епископ, освящал с епископами Мефодием и Сильвестром (Зап. Европейский Экзархат) новопостроенную церковь при старческом доме в Сан-Рафаэле (Франция). Во время Ватиканского собора в Риме почти каждое воскресение, служил со мною в нашей Церкви епископ Касьян, ректор Богословского Института в Париже. Никому тогда и в голову не приходило, что это недопустимо. Митрополит Анастасий выражал удовольствие, когда узнал, что я, в отсутствие из Европы правящего архиеп. Иоанна (Максимовича), сам решил вопрос, и будучи приглашен, принял участие в погребении митрополита Владимира (1959 г.). Поощряемое покойным архиепископом Иоанном, наше сослужение с представителями греческого экзархата во Франции совершалось беспрепятственно с нашей стороны».
Святитель Филарет (Вознесенский) с горечью пишет в своем письме от 26 ноября / 9 декабря 1979 года к  игуменье Лесненского монастыря Магдалине: «На последнем Архиерейском Соборе Владыка Антоний выступил было с речью в таком духе... Он говорил: что касается Парижа, то тут у нас паства общая (т. е. у нас и у экзархата), мы одинаково обслуживаем одних и тех же православных людей... Тут я не выдержал и разразился речью... Во-первых, я указал на то, что у нас действительно есть место, где у нас есть паства общая с другими служителями Православной Церкви. Это — Бостон. Там есть наши приходы и есть монастырь о. архим. Пантелеймона. У него — греческие порядки и устав. Но верующие одинаково ходят туда и сюда, т.к. монастырь этот — нашей юрисдикции, абсолютно православен и имеет наш православный «дух», несмотря на разницу в уставах и порядках... Я прекрасно понимаю, какую сумятицу внесет в жизнь русских людей, верящих экзархату и лже-автокефалии, то, что я написал здесь, если бы это было опубликовано. Но разве лучше будет, если о всем этом молчать и утешаться «миром и тишиною», как этого хотелось бы  Владыке А...».
Архиепископ Антоний Женевский свое накопившееся раздражение к бостонцам высказал в приводимом нами выше письме к Владыке Виталию: «...узнал о том, что Пантелеймон сбежал к Акакию. Для нас, очевидно, это к лучшему. Может быть, этим и разрешится вопрос нашего пленения греками старостильниками. Довольно, оборачиваясь на них, думать нам о том, что можно сделать и чего нельзя. Мы часть Русской Церкви, и нам с греками не по пути...»


Не хочется вдаваться в подробности неприглядной истории с протопресвитером Троянским, сын которого имел связи с масонской ложей, где с попустительства архиепископа Антония Женевского произошло освящение здания масонского заведения, причем событие это имело место быть уже после вынесения анафемы на масонство. Клирикам, указавшим архиепископу Антонию на это событие, архиепископ Антоний устало заметил, что, мол, «надо оставить в покое старика...». В итоге никаких канонических прещений на попавших под Анафему (на масонов) со стороны архиепископа Антония Женевского не последовало.
Архиепископ Антоний Женевский не просто одобрял сослужение своих клириков с Константинопольским патриархатом, но призывал их делать это. В его епархии игнорировались Святые Каноны: например, были случаи аморальных скандалов с духовенством, которые оставались без последствий. Возможно, что через слухи о тайнобрачии архиепископа Антония Женевского КГБ имело возможность им манипулировать, и поэтому он проводил в РПЦЗ линию, выгодную МП.
Многие факты антицерковной деятельности архиепископа Антония Женевского не хочется упоминать по этическим причинам: живы до сих пор участники событий, которые были несправедливо им гонимы, живы люди, которых считают его тайной семьей. Или наоборот, умерли люди, память которых тревожить было бы безнравственно.
Прежде чем подвести черту в этом Докладе под главой об архиепископе Антонии Женевском, позволю себе процитировать одно из многих писем французских клириков архиепископа Антония Женевского. В этом письме они обращаются к своему архиерею со следующими словами:
«Архиепископу Антонию (Бартошевичу)
    Русская Зарубежная Церковь
Благочиние Французских приходов
Париж, 21 августа/3 сентября 1987
Его Преосвященству Владыке Антонию, Архиепископу Женевскому и Западно-Европейскому

Владыка, мы прочли со всем должным вниманием Ваши недавние послания, в которых Вы излагаете Вашу экклезиологию.
Нас удивил тот факт, что вы нигде не упоминаете ту страшную анафему 1983 года, которую Вы все-таки подписали. Вы сделали все возможное, чтобы аннулировать этот страшный, но справедливый акт Вашим повторным заявлением, которое Вы обязали нас напечатать в нашем журнале «La Lumiere du Thabor», и Рождественским Посланием Митрополита Виталия, которое кажется написанным по Вашему вдохновению.
Смущенные Вашими столь неожиданными толкованиями, мы обратились к Книге Правил («Пидалиону») Св. Никодима Святогорца, где мы нашли истинное значение «анафемы», соответствующее решениями Вселенских Соборов и Чину Торжества Православия. В этот Чин Митрополит Филарет, о кончине которого мы глубоко скорбим, указал включить и рассматриваемую анафему.
Св. Никодим, чья «Книга Правил» пользуется авторитетом в Церкви, ясно говорит, что анафемой называется то, что всецело отделено от Церкви и предано диаволу. Это повергло нас в ужас.
В Ваших посланиях Вы утверждаете, с одной стороны, что экуменизм — это великая ересь, а с другой стороны, что нет еретиков, осуждаемых Вашей анафемой. Этой отговоркой Вы аннулируете dе facto эту анафему, Которая по необходимости падает на Вас. Это напоминает картину, на которой черные птицы, изображающие анафемы, провозглашенные неким епископом, возвращаются и усаживаются ему на голову.
Не желая принять последствия анафемы 1983 года, которая тогда вернется на наши головы, мы не можем со спокойной совестью поминать Ваше имя в диптихе как право правящего слово истины.
Владыка, у Вас всегда было мужество высказывать Ваше мнение, и у Вас есть искренность не скрывать Вашу личную экклезиологию, вплоть до открытого выступления против блаженной памяти Митрополита Филарета: Вы говорите, что, фактически, для Вас все «официальные» Церкви составляют Православие. Доводя Ваше суждение до конца, мы вынуждены прийти к выводу, что Русская Зарубежная Церковь, не являющаяся одной из «официальных» церквей, не является и православной. И это подтверждается практикой всех «официальных» Церквей, которые признают «официальной» Русской Церковью Московскую патриархию, с которой все эти Церкви имеют общение. Поскольку все эти Церкви признают Московскую патриархию и ее патриарха Пимена каноническим и законным, они все обвиняют нас открыто или подспудно в расколе.
Мы обнаруживаем с печалью, что, по Вашим собственным доводам, Вы отделились от Московской патриархии не по причинам исповедания веры, но по другим причинам, к которым мы всегда отказывались быть причастными.
Поэтому, после совета с мирянами — председателями наших общин, мы приняли решение выйти из Вашей епархии. Вследствие этого мы более не будем принимать во внимание никаких канонических мер, которые Вы можете предпринять против нас.
Со всем уважением к Вашему сану,
Священник Патрикий
Иеромонах Иосиф
Архимандрит Амвросий».

После прочтения подобного письма, в сочетании с той информацией, которая известна нам о деяниях архиепископа Антония Женевского, встает вопрос — а как бы мы с вами поступили, окажись мы в такой ситуации, подобно этим клирикам?

Итак, сравним веру Святителя Филарета, хранителя Веры Отцов и веру архиепископа Антония Женевского:

Святитель Филарет: хранит веру православную, право правит Слово Истины, обличает Московскую патриархию и «мировое православие», пытается установить общение с Истинно-Православными Церквами, остается верным Российской Монархии, противостоит мощнейшему давлению со стороны либералов в РПЦЗ, являет собой образец Православного Архипастыря, служащий нам примером до сих пор.

Архиепископ Антоний Женевский: принимает ересь новокалендаризма, признает благодатными церкви «мирового православия», подпадает под Анафему на экуменизм, подпадает под Анафему на масонство (в т.ч. и чрез общение с Константинопольским патриархатом), подпадает под Анафему на новый стиль, считает старостильников «самочинными старостильными группами», признает благодатной Московскую патриархию. Фактически, приняв католика через Миропомазание, он признавал обливательное (а может быть, и кроплением, как это принято у католиков) крещение католиков, он участвовал в выдавливании из Зарубежной Церкви в Московскую патриархию Великого Князя Владимира Кирилловича и членов Его Семьи. Он также до сих пор является примером для тех, кто увел часть РПЦЗ в объятия Московской патриархии.

Следующие предложения Собору я делаю скрепя сердце, но с пониманием, что сентиментальное отношение к покойному архиепископу Антонию Женевскому не должно затмевать канонического отношения к его деяниям. Наш Освященный Собор должен отвергнуть либеральное «наследие» архиепископа Антония Женевского.
 Собор должен, пользуясь ранее бывшими святоотеческими прецедентами посмертного объявления архиереев еретиками, объявить архиепископа Антония Женевского и его последователей еретиками. Собор просто обязан анафематствовать как то нечестие, которое он писал против Святой Церкви, так и его самого, как поправшего Святые Каноны, надругавшегося над Таинствами и имевшего откровенно еретическую экклесиологию. Поскольку, сослужа и призывая к сослужению с еретиками, он сам становится виновником и соучастником их ереси.  Необходимо прекратить поминовение архиепископа Антония Женевского за упокой и считать еретиками всех тех, кто попытается оправдать его. Считать лже-синод  архиепископа Лавра (Шкурлы), ушедший в сергианский раскол, прямым наследником ереси и нечестия архиепископа Антония Женевского. Разумеется, текст Анафемы на бывшего архиепископа Антония Женевского необходимо разместить в Исповедании Веры (Омологии)

8. Святитель Иоанн Шанхайский.


Святитель Иоанн Шанхайский помимо большого количества вещей благих, о которых знает весь мир, имел достаточно много заблуждений, результатом которых были иногда совершенно антиканонические деяния.
И это нам необходимо признать хотя бы потому, что огромное количество всевозможных модернистов, вместе с Московской патриархией, эксплуатируют на сегодняшний день ошибочные действия Святителя Иоанна Шанхайского для того, чтобы этим самым оправдать и прикрыть свои ересь экуменизма, терпимость по отношению к новостильничеству, сергианству, теплохладность в вопросах веры и прочие подобные вещи.
Разумеется, сам Святитель Иоанн Шанхайский не был еретиком и сергианином. Он наверняка желал, чтобы те новостильные юрисдикции, которые были им миссионерски образованны в Европе, в конце концов приняли старый стиль и сделались настоящими православными, восприняли всю полноту Православной веры.
Мы должны признать, что мера его икономии была избыточной. Мы будем надеяться, что Святитель Иоанн сам прекрасно понял свои ошибки и заблуждения, которые были у него во времена, когда он образовал т. н. «голландскую православную церковь», «православную церковь Франции» под управлением известного афериста Евграфа Ковалевского, так называемого «епископа»  Сан-Дени.
Нужно еще учитывать и то, что свои антиканоничные деяния по созданию новостильных епархий Святитель Иоанн совершал до того, как РПЦЗ дала обещание ЦИПХ Греции и Кипра выпустить Омологию, в которой должно было быть четко сказано об отсутствии у РПЦЗ общения с еретиками-новокалендаристами. Этот факт отчасти оправдывает действия святителя Иоанна Шанхайского и не позволяет ставить его в один ряд с противниками Истинного Православия.
Святитель Иоанн Шанхайский являлся фигурой очень неоднозначной в отношении к новостильничеству. Тем не менее нам стоит обращать внимание на положительные стороны его деятельности, а вовсе не на те довольно серьезные канонические ошибки, которые он совершал. Нам следует их отвергнуть таким же образом, как Пятый Вселенский Собор отверг некоторые труды святителя Феодорита Кирского, которые он писал против святителя Кирилла Александрийского, признав их неправильными и неправославными, но тем не менее самого Святителя Феодорита Кирского Пятый Вселенский Собор никоим образом не отверг и не предал Анафеме, а лишь только указал на те ошибки, которые он совершил, для того, чтобы православным не было соблазна.
Точно так же и мы в отношении Святителя Иоанна Шанхайского должны сейчас решить этот вопрос, чтобы отделить пшеницу от плевел, чтобы дать понять всему миру, в чем Святитель Иоанн Шанхайский ошибался, в чем он был неправ, а в чем он был, напротив, прав и в чем мы должны ему подражать.
Предлагается разработать и принять резолюцию Собора относительно деятельности и личности Святителя Иоанна Шанхайского.

9. Отсутствие четкого отношения к российским катакомбникам


Настоящей идеологической диверсией против нашей Церкви было принятие в РПЦЗ и поставление в епископы Лазаря (Журбенко), протеже патриархийного «священника» Димитрия Дудко и архиепископа Антония  Женевского. Его поставление в епископы произошло вместо приснопамятного отца Михаила Рождественского и Архимандрита Гурия (Павлова), которые в отличии от Лазаря (Журбенко) не испытывали никаких иллюзий в отношении Московской патриархии. Нельзя также забывать о том, что Лазарь (Журбенко) в среде катакомбников считался предателем и оппортунистом. Подавляющее большинство катакомбных христиан в России не приняли этого епископа и прекратили всякие отношения с РПЦЗ именно потому, что РПЦЗ поставила в  епикопы Лазаря (Журбенко). Он же был инициатором нескольких расколов.
Четкого отношения к российским катакомбникам не было, потому что среди российских катакомбников выбирались Синодом не те, кто действительно являлись носителем веры православной, а те, кто соответствовал и был близок по убеждениям к либеральным членам Синода РПЦЗ. К сожалению, в Синоде были такие архиереи, убеждения которых не всегда соответствовали православной вере.
Разумеется, были исключения, например, когда Святитель Филарет в 1975 году принял в общение группу катакомбников, находящихся в Советской России.
Наш Собор должен поручить Синоду образовать комиссию по изучению этого вопроса, чтобы понять, какова на сегодняшний день ситуация с катакомбными приходами в России, их каноническим состоянием, возможностью вступления в общение или принятия их в Церковь согласно церковным Канонам.
Предлагается принять документ о поручении Синоду образовать комиссию по изучению вопроса о положении катакомбных приходов в России с тем, чтобы на Всезарубежном Соборе был сделан обстоятельный доклад на эту тему и принято «Постановление Всезарубежного Собора о положении катакомбных приходов в России».

10. Подтверждение Анафемы на экуменизм


 
История принятия этой Анафемы непростая — дело в том, что в определениях Мансонвилльского собора 1983 года, напечатанных сразу после его завершения в «Православной Руси», этого документа — одного из важнейших в истории РПЦЗ — нет. Однако известно, что текст Анафемы действительно был представлен на Собор для обсуждения, но не все Архиереи были удовлетворены формулировками этого документа, не возражая, впрочем, по существу. Так или иначе, после окончания Собора многие клирики РПЦЗ стали письменно спрашивать Святителя Филарета (Вознесенского) о том, почему текст Анафемы не опубликован. И Святитель Филарет стал рассылать уведомления о том, что Анафема на экуменизм была принята. Достаточно будет привести неоднократно публиковавшееся письмо священнику Антонию Гаваласу (ныне находится под омофором Архиепископа Афинского Николая ЦИПХ Греции матфеевского Синода) от 14/27 октября 1983 года, в котором святитель Филарет сообщает следующее:

«...Сообщаю Вам, что Архиерейский Собор на заседании в прошедшем августе единогласно принял следующее постановление относительно всеереси экуменизма, которая в одном слове заключает все формы модернизма и обновленчества: «Нападающим на Церковь Христову и учащим, яко Она разделилась на ветви, яже разнятся своим учением и жизнию, и утверждающим Церковь не сущу видимо быти, но от ветвей, расколов и иноверий соединитися имать во едино тело; и тем, иже не различают истиннаго священства и Таинств Церкви от еретических, но учат, яко крещение и евхаристия еретиков довлеет для спасения, и тем, иже имут общение с сими еретиками или способствуют им или защищают их новую ересь экуменизма, мняще ю братскую любовь и единение разрозненных христиан быти: АНАФЕМА» .
Текст этой Анафемы должен быть приложен к Последованию Чина Православия, в Неделю Торжества Православия и должен читаться с остальным текстом Чина Православия...
...Митрополит Филарет, Председатель Синода».

В открытой печати текст Анафемы появился лишь в 1984 году в журнале «Церковная жизнь». Полагаю, что сомнения в том, что Анафема действительно была принята, — несостоятельны, ибо, как бы то ни было, даже если это деяние было личной инициативой Первоиерарха (что представляется не совсем верным), по своей церковной значимости и актуальности, она носила подлинно вселенский характер, как и Анафемы первых веков христианства на арианство, несторианство и прочие ереси. В данном же случае Анафемой ниспровергается всеересь о Церкви. С другой стороны,  если у верных есть какие-либо сомнения как относительно истории принятия РПЦЗ этого документа, так и относительно корректности содержащихся в нем формулировок, так тем более наш Собор обязан подтвердить эту Анафему, возможно, скорректировав ее определение в смысле устранения возможных разночтений в толковании.
Подтверждение Анафемы тем более необходимо, так как некоторые теперь уже бывшие иерархи РПЦЗ, как, например, бывший архиепископ Лавр (Шкурла), считали и по сей день считают Анафему, и вообще Собор 1983 года, неканоничными, потому что решения этого Собора были якобы приняты под давлением Епископа Григория (Граббе).
А возможная корректировка (или если не корректировка, то некое официальное пояснение) текста Анафемы нашим Собором представляется желательной вот по какой причине: дело в том, что даже приснопоминаемый Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Виталий (Устинов) в свое время, очевидно, под давлением со стороны архиепископа Антония Женевского и, как это ни странно, Епископа Григория (Граббе), высказался в пользу «ограниченного» толкования этой Анафемы. Я имею в виду печально известное Рождественское послание 1986/87 года. Вот его фрагмент:

«В данное время большинство поместных церквей потрясены во всем их организме страшным двойным ударом: новостильного календаря и экуменизма. Однако и в таком их бедственном положении мы не дерзаем, и упаси нас Господь от этого, сказать, что они утратили Божию благодать. Мы провозгласили анафему экуменизму для чад нашей Церкви только, но этим мы очень скромно, но твердо, нежно, как бы приглашаем задуматься поместные церкви. В этом роль нашей самой малой, скромной, полугонимой, всегда начеку, но истинной Церкви. Мы, de-facto, не сослужим ни с новостильниками, ни с экуменистами, но если кто-нибудь из нашего духовенства, по икономии, и посягнул на это сослужение, то этот единичный факт никак не влияет на наше стояние в истине».


Вот что написали Владыке Виталию после прочтения этого Рождественского Послания европейские клирики РПЦЗ:  

«Париж, 19 марта / 1 апреля 1987 г.
Его Высокопреосвященству Митрополиту Виталию
Председателю Св. Синода Русской Православной Церкви за границей

«Лучше война, нежели мир, отделяющий нас от Бога».
Св. Симеон Новый Богослов

Владыко, благословите!

На нашей встрече в июне 1986 года в Лесненском монастыре, где Вы нас приняли, как добрый отец, и выслушали наш доклад о наших проблемах, Вы сказали нам потерпеть, пока Вы «не обуетесь в сапоги митрополита», как Вы сами выразились. Поэтому мы были терпеливы, храня молчание. Однако, вме­сто разрешения наших вопросов, мы с большим удивлением обнаружили в Вашем Рождественском Послании, что экклезиологические тезисы Владыки Антония Женевского теперь официально приняты Русской Зарубежной Цер­ковью. Мы более не находим строгости Вашего исповедания веры, и это нас глубоко опечаливает.
Что касается анафемы, Вы написали: «Мы провозгласили анафему экуме­низму для чад нашей Церкви только, но этим мы очень скромно, но твердо, нежно, но решительно, как бы приглашаем задуматься поместные церкви».
Мы поражены таким толкованием анафемы, которого мы нигде не находим ни в святоотеческом Предании, ни у наших канонистов. Анафема — это не при­глашение задуматься, но проклятие ложному учению и тем, кто его проповеду­ет, — поскольку не бывает ереси без еретиков. Все анафемы, провозглашенные Свв. Отцами и Соборами, были направлены против еретиков и их ересей.
Однако, следуя теории Владыки Антония Женевского, которую Вы, оче­видно, заимствуете, мы можем молиться с теми, кто принадлежит к этим ере­сям. Все «официальные» Церкви, которые вы теперь признаете православны­ми, являются активными членами Всемирного Совета Церквей, который в своих основах утверждает следующий принцип: никакая отдельная церковь не может претендовать на то, что она одна обладает всей Истиной. Вступая во Всемирный Совет Церквей, каждая поместная Православная Церковь отрека­ется от Единой Истинной Православной Церкви.
Анафема без еретиков отменяет сама себя, т. е. аннулируется и, в свою очередь, покрывает позором тех, кто ее провозгласил.

В своей Книге Правил («Пидалион») Св. Никодим Святогорец различает два значения слова «анафема»: «Анафема — то, что отделено людьми и посвя­щается Богу; и также мы называем анафемой то, что отделяется от Бога Церко­вью Христовой и таким образом предается дьяволу». По благоговению ко Гос­поду, никто не должен прикасаться руками к тому, что было предано «анафеме» или посвящено Богу. И также тот, кто отделен Богом или Церковью, становит­ся «посвященным», отданным дьяволу. Никто не смеет с таким общаться, а наоборот, все верные отстраняются от него. В заключении и та, и другая анафе­мы (т. е. то, что отделено) отличаются между собой в том смысле, что одна посвящена Богу, а другая предана дьяволу, и поэтому они противоположны.
Прошлым летом Вы нам лично сказали, что архиереи великолепно пони­мали, что они сделали, провозгласив анафему, и что всякое ограничение смысла этой анафемы устранено. Вы то же подтвердили Вашим объяснением анафе­мы, напечатанным в 1984 году, где Вы заявляете, что «дальнейшая духовная судьба всех поместных церквей в лоне Вселенской Православной Церкви бу­дет зависеть от принятия этой анафемы».
Ваша новая интерпретация этой страшной анафемы, в которой определя­ется ересь без еретиков, напоминает нам о юмористической карикатуре, напе­чатанной несколько лет тому назад в одной греческой газете. На рисунке изоб­ражается некий епископ, провозглашающий анафемы и проклятия, вылетаю­щие из его рта в виде маленьких черных птиц; но т. к. им не было места, где сесть, они возвращаются и садятся на его голову. ( Эта известная карикатура изображала новостильного епископа, бросающего несправедливые прещения против старостильников).
Заявляя, что анафема анонимна, т. е. что нет еретиков, разве Вы этим не оправдываете сослужения, которые Владыка Антоний разрешает с его благо­словения с другими поместными Церквами, и которые как факт совершаются им самим и его священниками в Западной Европе? Неужели Вы не боитесь, что последствия этой анафемы падут на всех нас? Вы говорите: «Если кто-либо из нашего духовенства, по икономии, и посягнул на это сослужение...» Однако Св. Марк Ефесский сказал, что по вопросам догматическим иконо­мии не существует. И здесь икономия не применима, так как духовенство, ко­торому Владыка Антоний позволяет сослужить «по икономии» с экумениче­ским духовенством, ни в коей мере не изменяет мнение и поведение экумени­ческого духовенства. И, как следствие, некоторые из верных глубоко смущены, особенно те, кто знаком с трудами приснопамятного Митрополита Филарета и Архиепископа Виталия Канадского.
В конце концов, сослужениями с духовенством церквей, которые Вы назы­ваете «официальными», Владыка Антоний выпрашивает признания от этих Церквей. Эти же Церкви, без исключения, смотрят на нас как на раскольни­ков, а на Московскую патриархию как на каноническую, и на ее Патриарха Пимена как на законного. Так мы ослабляем наше свидетельство и оправды­ваем тех, кто обвиняет нас в том, что мы в «политическом расколе».
«Помышляю, яко во днех древних», — как говорит Псалмопевец, когда мы читали с воодушевлением послания Архиепископа Канадского.
В Вашем письме о календаре Вы писали, что Синод вместе с ересью эку­менизма осуждал и изменение календаря (ересь экуменизма и была причиной изменения), «как не имеющее ничего общего с учением Вселенской Церкви».
В Вашем докладе 1969 года Вы призывали членов нашей Церкви «не при­нуждаться к какому-либо схоластическому экуменизму, проникшему в наше сознание», и Вы предсказывали, что «антихрист будет председательствовать в Объединенных Нациях и в Мировом Совете Церквей, хотя по духу он будет ближе к Мировому Совету Церквей». Два или три года тому назад в одной из статей Вы писали: «Церковь говорит: «Ни лобзания Ти дам, яко Иуда». Тем самым Она предупреждает нас, что тот, кто следует неправославной мысли или искаженному христианскому учению, немедленно предает Христа, по­добно Иуде, и присоединяется к стану врагов Божиих».
Наконец, в Вашей замечательной статье «Апокалипсис нашего времени», зачитанной Вами архиереям Синода, Вы заявили, что время духовной дипло­матии окончилось: «Мы теперь живем во время великого выбора... когда бу­дет задан роковой вопрос, и каждая душа человека затрепещет, будет взвол­нована и потрясена до основания и будет принуждена сделать неизбежный выбор. Не будет больше места для духовной нейтральности, невозможно бу­дет оставаться, так сказать, за кулисами, невозможно будет духовно ускольз­нуть, избежать, спрятаться; все будет найдено, все изгонится из призраков, из темнейших уголков, и этим кончится духовная дипломатия временного ней­тралитета. Выбор простой и ясный: свет или тьма, Христос или Велиар».
Вы также прибавили: «Мы будем свидетелями удивительных трансформа­ций в людях». И ныне мы больше не узнаем в Митрополите Виталии прежне­го Архиепископа Виталия (которого мы знали), будто Вы «переменили Ваш духовный лик», по Вашим же словам.
Мы вместе с нашими прихожанами желаем оставаться верными святооте­ческому пониманию анафемы и икономии и также Вашему собственному преж­нему толкованию, подобному тому, какое имел приснопамятный Митрополит Филарет. Поэтому мы обращаемся к Вам с вопросом: осуждаете ли Вы цирку­ляр Архиепископа Антония, который разрешает с его благословения сослу­жения с новостильниками и экуменистами?
Ради мира нашей души и совести мы надеемся на разъяснения от Вас. Мы продолжаем усердно молиться за Вас и любить Вас, как и прежде. Мы целуем Вашу десницу и испрашиваем Вашего архипастырского благословения.

Архимандрит Амвросий
Иеромонах Иосиф
Иерей Патрикий».

Очевидно, что Анафема — это не приглашение задуматься, а свидетельство о неправославности того или иного именующего себя церковным сообщества. А имеющие общение с теми, кто подпадают под ее действие, сами отсекают себя от Тела Церкви... Впрочем, впоследствии Владыка Митрополит Виталий ясно и недвусмысленно заявлял о безблагодатности если не всех официальных новостильных церквей «мирового православия», то совершенно точно Московской патриархии.
Приведем еще два очевидно неправильных толкования Анафемы. Так, Епископ Григорий (Граббе) писал архиепископу Антонию Женевскому в личном письме от 22 мая (4 июня) 1984 года:
“Получил сегодня Ваше письмо об анафеме и хочу Вас очень за него поблагодарить. Я думаю так же, как Вы по этому вопросу и даю подробные же объяснения, но у Вас они лучше выражены <...> Теперь у нас почти все так или иначе замарались экуменизмом, но наипаче Константинополь. <...> Но, конечно, мы можем только прерывать с ним общение, но не карать его”...  Еще одно письмо Епископа Григория (Граббе) архиепископу Антонию Женевскому: «...Смущение в большой мере у некоторых греков вызывается тем, что, в их представлении, если есть основание прервать общение, то нельзя также иметь общения ни с кем, кто вступает в общение с этим лицом. Это целая цепь тогда. Пишу «греки», но встречаю таких и у русских. В свое время кто-то смущался, что сербы служили и с нами, и запрещенными нами евлогианами. Есть греческая газета, якобы консервативная, которая посвятила уже более 20-ти статей, обличая нас в том, что мы только обманываем своим антиэкуменизмом, на самом деле через других имея общение с экуменистами. С такими людьми ничего не сделаешь, и мы на них не реагируем» (22 мая / 4 июня 1984 г.).   «Я достоверно знаю, — пишет протоиерей Александр Лебедев, бывший клирик архиепископа Антония (Синкевича), — что покойный архиепископ Антоний Лос-Анжелосский, считавшийся по своим экклезиологическим взглядам «строжайшим из строгих», был абсолютным и непреклонным противником анафемы 1983 года, провозглашенной РПЦЗ. Он считал, что это была ужасная ошибка, — не потому, что он поддерживал экуменизм, а потому что анафема была сформулирована настолько широко, что могла быть истолкована как распространяющаяся даже на саму РПЦЗ, — так что, действительно, мы таким образом анафематствовали бы сами себя».
Здесь необходимо отметить, что Анафема именно и утверждала неправославие церквей «мирового православия», невозможность евхаристического и молитвенного общения с ними, и именно «широкое» ее толкование стоит считать единственно правильным, как это несомненно считал и сам Святитель Филарет, и многие клирики, отделившиеся от РПЦЗ по вероучительным причинам после смерти Святителя Филарета. А если с новостильниками и экуменистами можно иметь общение, то против кого тогда направлена Анафема? Можно ли представить Святителя Николая Чудотворца, по «икономии» имеющего общение с арианским клиром? Кроме того, представляется, что в текст анафемы должно быть включено и упоминание последователей учения киприанизма — как тех, кто «не различают истиннаго священства и Таинств Церкви от еретических». Упоминание киприанизма тем более желательно, что именно это экклесиологическое заблуждение стало причиной отпадения большинства иерархов РПЦЗ, причиной многочисленных расколов в РПЦЗ, причиной отпадения многих верных в сергианскую, еретическую, раскольническую Московскую патриархию. 
Наш Собор должен внести в текст Анафемы на экуменизм такие формулировки, которые не оставят сомнения в том, что отвергается не просто теория ветвей, а что отвергается экуменизм как очень многообразное, многоликое современное новшество. Мы отвергаем все существующие формы экуменизма.

Предлагается принять новую редакцию анафемы на экуменизм.

11 . Московская патриархия — не Церковь.


Наша РПЦЗ всегда считала, что находящаяся под большевицким гнетом Церковь в России есть Катакомбная Церковь, а не созданная кровавым тираном Сталиным «Московская патриархия». Однако подмена понятий и разговоры о том, что на самом деле советская церковь является «Матерью-Церковью», диктуют настоятельную необходимость, чтобы наш Собор высказался по этому поводу.
Наша Церковь должна четко сформулировать свое отношение к Московской патриархии и выразить это отношение в соборном документе. Этот документ не должен давать возможности для разнообразных толкований.
Еще в 1965 году Святитель Филарет (Вознесенский) писал следующее:
«Послание Первоиерарха Русской Православной Зарубежной Церкви Митрополита Филарета о страждущей Истинно-Православной Катакомбной Церкви-Сестре на Родине

В недавние дни советское правительство в Москве и по разным концам света праздновало новую годовщину приведшей его к власти Октябрьской революции 1917 года.
Мы же в эти дни вспоминаем начало крестного пути Pyccкой Православной Церкви, на которую с тех пор как бы обрушились все силы ада.
Встречая отпор со стороны сильных духом Архипастырей, пастырей и мiрян, коммунистическая власть для борьбы с религией с первых же дней стала пытаться ослабить Церковь не только избиением сильнейших духом ея вождей, но и путем искусственного создания расколов.
Так возникли т. наз. «Живая Церковь» и обновленческое движение, носившие характер навязываемой Церкви протестантско-коммунистической реформации. Несмотря на поддержку Правительства, этот раскол был сокрушен внутренними силами Церкви. Слишком явно для верующих «Обновленческая Церковь» была неканонична и изменяла Православию. Народ поэтому за ней не пошел.
Вторая попытка, после смерти Патриарха Тихона и ареста Местоблюстителя патриаршего престола — Митрополита Петра, имела больше успеха. Советской власти удалось в 1927 году отчасти расколоть внутреннее единство Церкви. Тюремным заключением, пытками и специальной обработкой она сломила волю заместителя патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия и добилась от него обнародования декларации о полной лояльности Церкви к советской власти, вплоть до того, что радости и успехи Советского Союза были объявлены митрополитом радостями и успехами Церкви, а неудачи — неудачами Ея. Что может быть более кощунственным, чем такая мысль, справедливо в то время оцененная многими, как попытка совместить свет со тьмою и Христа съ велиаромъ. Подписать подобную декларацию отказались в свое время и патриарх Тихон и митрополит Петр, и другие Местоблюстители Патриаршаго Престола, за что последние и подвергались арестам, заключениям и ссылкам.
Протестуя против этой декларации, обнародованной митрополитом Сергием единолично, без согласия подавляющего большинства епископата Русской Церкви, в нарушение т. об. 34 апостольского правила, многие епископы, находившиеся тогда в лагерях смерти на Соловках, писали митрополиту: «Всякое правительство может иногда принимать решения безрассудные, несправедливые, жестокие, которым Церковь вынуждена подчиняться, но не может им радоваться и одобрять. В задачу советского правительства входит искоренение религии, но успехи его в этом направлении Церковь не может признать своими успехами» (Открытое письмо с Соловков от 27 сентября 1927 г.). Мужественное большинство чад Русской Церкви не согласилось с декларацией митрополита Сергия, считая, что союза Церкви с безбожным советским государством, поставившим себе целью уничтожение христианства вообще, принципиально быть не может.
Но раскол все-таки произошел. Меньшинство, принявшее декларацию, образовало центральное управление, так называемую «Московскую Патриархию», официально якобы признанную властями, а фактически не получившую никаких юридических прав от тех, которые продолжали, теперь безпрепятственно, жесточайшее гонение против Церкви. По словам Петроградского митрополита Иосифа, митрополит Сергий, обнародовав декларацию, стал на путь «чудовищного произвола, человекоугодничества и предательства Церкви интересам безбожия и разрушения этой Церкви».
Большинство, отвергшее декларацию, начало иллегальное церковное существование. Почти все епископы были замучены и убиты в лагерях смерти, в их числе Местоблюститель Митрополит Петр, всеми почитаемый Митрополит Казанский Кирилл, Митрополит Петроградский Иосиф, который был расстрелян в конце 1937 года, равно как многие другие епископы, тысячи священников, монахов, монахинь и мужественных мiрян. Чудом оставшиеся в живых епископы и священнослужители стали жить иллегально, совершать богослужения тайно, скрываясь от властей и положивши таким образом начало Катакомбной Церкви в Советском Союзе.
Мало доходило о ней сведений до свободного мiра. О ней долго молчала советская печать, желая представить дело так, что якобы за Московской Патриархией стоят все верующие в СССР. Существование Катакомбной Церкви даже старались вовсе отрицать.
Но вот, после смерти Сталина и развенчания его деятельности, а особенно после падения Хрущева, советская печать все чаще и чаще стала писать о тайной Церкви в СССР, называя ее «сектой» Истинно-Православных христиан. Молчать о ней больше очевидно было невозможно, слишком она многочисленна и слишком много безпокойства она причиняет властям.
Неожиданно в «Словаре Атеиста» (издательство политической литературы — Москва, 1964 год), на страницах 123 и 124, заговорили открыто о Катакомбной Церкви. «Истинно-Православные Христиане (ИПХ), — читаем в словаре, — православная секта, возникшая в 1922-24 годах. Оформилась она в 1927 году, когда митрополит Сергий провозгласил принцип лояльного отношения к советской власти». «Монархические» (мы бы сказали церковные) «элементы, объединившиеся вокруг Ленинградского» (Петроградского) «Митрополита Иосифа (Петровых) — иосифляне», или, как говорит тот же словарь, тихоновцы, «создали в 1928 году руководящий центр — Истинно-Православную Церковь (ИПЦ), объединили все группы и элементы, выступающие против Советского строя». Добавим от себя «безбожного». «...Истинно-Православная Церковь направляла в села множество монахов и монахинь», главным образом, конечно, священников, добавим опять от себя, которые совершали тайно богослужения и требы и «вели пропаганду против руководства Православной Церкви, т. е. против сдавшейся Советской власти Московской патриархии, «призывая не подчиняться советским законам», направленным, очевидно, против Церкви Христовой и веры.
По свидетельству «Словаря Атеиста», Истинно-Православные Христиане создавали и создают «домашние», т. е. тайные, «катакомбные церкви и монастыри.... полностью сохраняя вероучение и обряды Православия». Они «не признают над собой власти православного патриарха», т. е. заменившего митрополита Сергия патриарха Алексея.
«Стремясь оградить» Истинно-Православных Христиан «от влияния советской действительности», главным образом, конечно, от безбожной пропаганды, «руководители их... используют миф об Антихристе, который якобы господствует в мiре с 1917 года». Антихристова сущность Советской власти несомненна для каждого здравомыслящего человека, тем более для христианина.
Истинно-Православные Христиане «обычно отказываются от участия в выборах», которые в Советском Союзе — стране, лишенной свободы, являются просто комедией, «и других общественных мероприятиях, не принимают пенсий, не пускают своих детей в школы дальше четвертого класса...» Вот неожиданное советское свидетельство об истине, к которому нечего прибавить.
Честь и хвала Истинно-Православным Христианам — героям духа и исповедникам, не склонившимся перед страшной властью, которая может держаться только страхом и насилием и привыкла к подхалимству своих подданных. Советские правители приходят в ярость от того, что существуют люди, которые боятся Бога больше, нежели людей. Они безсильны перед миллионами Истинно-Православных Христиан.
Однако, кроме находящихся в Советском Союзе Истинно-Православной Церкви и Московской патриархии, не имеющих ни молитвенного, ни бытового общения между собой, существует еще третья часть Русской Церкви — свободная от гонений и преследований безбожниками — Русская Православная Церковь Заграницей. Она никогда не порывала духовной и молитвенной связи с Катакомбной Церковью на Родине. После последней войны многие члены этой Церкви оказались за границей и влились в Русскую Зарубежную Церковь, чем еще больше укрепили связь между этими двумя Церквами, связь, которая поддерживается иллегально и поныне. Чем дальше идет время, тем все больше она крепнет и налаживается.
Свободная, зарубежная часть Российской Церкви призвана говорить в свободном мiре от имени гонимой Катакомбной Церкви в Советском Союзе; она раскрывает всем то поистине трагическое положение верующих в СССР, которое так тщательно замалчивает безбожная власть с помощью Московской Патриархии; она зовет не потерявших стыда и совести людей на помощь гонимым.
Вот почему беречь существование Русской Зарубежной Церкви есть наш священный долг. Господь сердцеведец, попустивший Церкви Своей в Советском безбожном государстве подвергнуться гонениям, преследованиям и лишению всех прав, даровал нам — русским беженцам — в свободном мiре талант Свободы, и Он ждет от нас приумножения этого таланта и умелого пользования им. И не имеем мы права зарыть его в землю. Пусть никто не дерзает говорить нам, что мы должны это сделать, пусть никто не толкает нас на смертный грех.
За судьбы нашей Русской Церкви отвечаем перед Богом мы — русские епископы, и никто в мiре не может нас освободить от этой священной обязанности. Никто лучше нас не может понять того, что происходит на нашей Родине, в чем никто не может сомневаться. Много раз иностранцы, даже православные и облеченные высоким церковным саном, делали грубые ошибки в отношении Российской Церкви и ложные заключения о ея теперешнем положении. Бог да простит им это, так как они не ведают, что творят.
Вот почему — нравится ли это кому-нибудь или нет — Русская Православная Церковь Заграницей будет существовать и далее и будет возвышать свой голос в защиту веры.
Мы не перестанем обличать безбожных гонителей веры и тех, кто лукаво содействует им под внешностью якобы представителей Церкви. В этом Русская Заграничная Церковь всегда видела одну из важных своих задач. Зная это, советская власть через своих агентов ведет с нею упорную борьбу, не останавливаясь ни перед какими средствами: ложью, подкупами, подарками и устрашением. Мы, однако, не остановим слова своего обличения.
Заявляя о сем перед лицом всего мiра, обращаюсь ко всем братьям во Христе — Православным Епископам и ко всем людям, коим дорога судьба гонимой Церкви Русской, как части Вселенской Церкви Христовой, за пониманием, поддержкой и святыми молитвами. Духовных же чад наших призываем твердо хранить истину Православия, свидетельствуя о ней и словом своим и особенно молитвенной, благочестивой христианской жизнью.

+ Митрополит Филарет

1-14/XI 1965.»
Из этого послания ясно видно, какая Церковь в России признавалась РПЦЗ каноничной: Истинно-Православная, Катакомбная Российская Церковь.
На Всезарубежном Соборе 1974 года, в частности, было принято послание к русскому народу. Цитирую его частично:
«Граница между охранением Церкви и соблазнительным самосохранением проведена Святейшим Патриархом Тихоном, его законным местоблюстителем митрополитом Петром, митрополитом Казанским Кириллом, Петроградским митрополитом Иосифом и соловецкими исповедниками во главе с Архиепископом Иларионом (Троицким). Эту границу за последние годы вновь четко провели Архиепископ Ермоген (Голубев, Ташкентский), некоторые священники, среди них Николай Гайданов и Дмитрий Дудко, вятские миряне во главе с Борисом Талантовым, защитники Почаевской лавры, такие как Феодосия Кузьминична Варрава и многие другие. Эту границу провел и Солженицин своим призывом «жить не по лжи». Жить не по лжи и чтить память святых новомучеников и исповедников нашей Церкви — это и есть граница, отделяющая действительных тихоновцев от «иродовой закваски сергианщины», как об этом писал умерший в заточении обличитель нынешних возглавителей патриархии Борис Талантов. В своих неустанных молитвах друг за друга, в своей любви о Господе Иисусе, в своей верности идеалу прошлой и будущей Православной Руси верные архипастыри, пастыри, иноки и миряне по обе стороны железного занавеса едины. Вместе они составляют Святую Церковь Русскую — неделимую, как неделим нешвенный хитон Христов» (8/21 сентября 1974 г.).

Такое, увы, у наших соборян было представление о Русской Церкви, в ней и катакомбники-иосифляне, и исповедники от Московской патриархии архиепископы Иларион Троицкий и Ермоген Ташкентский, «священник» Димитрий Дудко, Борис Талантов все «вместе составляют Святую Церковь Русскую — неделимую, как неделим нешвенный хитон Христов». Это отношение в 1981 году отразилось в соборном причислении к лику новых священномучеников и поминающих митрополита Сергия (Страгородского), что на наш взгляд было трагической ошибкой. Нужно отметить, что сам Святитель Филарет не был доволен принятым документом, в отличие от архиепископа Антония Женевского, по настоянию которого этот документ был принят...
Нельзя допускать двусмысленных разночтений. Должно быть понятно, что имеется ввиду под термином «Матерь-Церковь». Нельзя допускать спекуляций на тему «благодатная-безблагодатная». Как говорил Святитель Филарет (Вознесенский): «Если Московская патриархия является Православной Церковью, тогда РПЦЗ — раскольники. Если же Московская патриархия не Церковь Христова, тогда разговоры о благодатности или безблагодатности ее таинств не имеют смысла. Если Вам предложат две абсолютно одинаковые золотые монеты, но скажут, что одна из них фальшивая, то какую вы выберете? Конечно же, настоящую. Вот также и с советской церковью — это фальшивка». А какой смысл выяснять, есть или нет благодати в фальшивом образовании, называющем себя Церковью Христовой? Конечно же, благодатных таинств там нет. Повторюсь, Святитель Филарет, говоря о трагедии Димитрия Дудко, однозначно полагал, что ее первопричина в том, что его служение проходило «вне истинной Церкви».
Собор должен принять документ, в котором на основании Священного Предания и Канонов Церковных необходимо сформулировать то, что Московская патриархия, как и «церкви мирового православия», суть ничто иное как уже давным-давно оформившиеся и состоявшиеся еретические сообщества. Говорить об их церковности само по себе является хулой. Вера их изменена до такой степени, что они удалились от Православия так же далеко, как латиняне и протестанты. Наш Собор должен четко заявить о том, что Московская патриархия — это не Православная Церковь, а раскольники и еретики. Мы должны принять постановление Собора о том, что Московская патриархия не является Церковью Христовой, что «церкви мирового православия» и все сообщающиеся с ними также не являются Православной Церковью. Любое молитвенное общение с ними прямо и непосредственно подпадает под действие 10 Апостольского Правила: «Аще кто с отлученным от общения церковнаго помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен», 46 Апостольского Правила: «Епископа, или пресвитера, приявших крещение или жертву еретиков, извергати повелеваем...» и  и всех сопряженных с ними Правил.
Нравственным ориентиром в отношениях с «церквами мирового православия» следует признать Завещание Владыки Митрополита Анастасия (Грибановского), в котором он рекомендует не иметь с представителями этих «церквей» даже общения в быту. Это касается клириков Московской патриархии и «мирового православия», которые хотят общаться не с целью состязания о вере, не с целью что-либо выяснить для себя об Истинном Православии, а пытаются вступить в бытовое общение с целью праздной или злонамеренной.
Даже если по какой-либо нужде православным понадобится бытовое общение с клириком Московской патриархии или «мирового православия», то православный должен в приличной форме, без оскорблений предупредить еретика и раскольника, что клирикам  чуждой юрисдикции не разрешается благословлять трапезу в присутствии православных. Равно как и при общении между православными мирянами и мирскими из еретической церкви, в случае если подразумевается совместная трапеза, следует ставить неизменное условие о том, чтобы молитвы перед едой совершали только истинно-православные христиане.
Предлагается принять Постановление Собора о Московской патриархии и «церквах мирового православия»,  формулирующее отношение РПЦЗ к Московской патриархии, и полностью включить его в Исповедание Веры (Омологию) в качестве отдельной главы.