Доклад Архиерейскому Собору РПЦЗ 2010 г. митрофорного протоиерея Константина Федорова (часть 4)

Приход Св. мученика Царевича Алексея (Кострома, Россия)
Протоиерей Константин Федоров

20. О суде над архиепископом Лавром (Шкурла) и иже с ним

   
Нашему Освященному Собору необходимо также поручить Синоду решить вопрос с отпавшими от Церкви архиереями: архиепископом Лавром (Шкурла) и иже с ним. В силу того, что эти епископы совершили каноническое преступление, вступив в общение с еретической Московской патриархией, Архиерейский Собор должен по стандартной церковной процедуре провести суд и, в случае их нераскаяния, низложить их с их кафедр, лишить сана и как нераскаявшихся предать Анафеме. А умерших архиереев судить по примеру Пятого Вселенского Собора, который осудил посмертно и предал Анафеме Феодора Мопсуестийскского.


Вопрос суда и извержения из сана епископов-отступников может решать Синод в рабочем порядке. Имеет смысл совершить суд и низложение ушедших в раскол и ересь епископов совместно с Собором Архиереев ЦИПХ Греции и Кипра. Тогда будет необходимый Архиерейский кворум и авторитетное решение Собора Архиереев трех Поместных Церквей. В соответствии с Канонами расколькников и еретиков необходимо трижды призвать на суд и, в случае отсутствия ответа, провести суд. В первом Послании все отступники должны быть извещены о том, что они все отстранены от управления Епархией и запрещены в священнослужении, а информацию об этом донести до приходов во вдовствующих Епархиях. Предлагается принять «Постановление Собора о суде над архиепископом Лавром (Шкурла) и иже с ним».

 


21. О имяславии (имябожии) и имяславцах (имябожниках).


Несколько слов о имяславии (имяславие и имябожие суть синонимы) и имяславцах: это искушение не оставляет Церковь Христову до сих пор, поэтому нашему Собору необходимо высказаться об этой проблеме. Известно Послание Святейшего Синода, опубликованное 18 мая 1913 года в «Церковных ведомостях». Вот что мы там читаем:

«Послание Святейшего Синода
БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ,
Святейший Правительствующий Всероссийский Синод
всечестным братиям, во иночестве подвизающимся
Благодать вам и мир от Господа Иисуса Христа да умножится!
Появившееся в последнее время и смутившее многих православных, монахов и мирян учение схимонаха Илариона о сладчайшем Имени Господ­нем Иисус было предметом тщательного рассмотрения в Святейшем Синоде. Для достижения возможного беспристрастия Святейший Синод выслушал три доклада (при сем прилагаемые), составленные отдельно один от другого, и, по достаточном обсуждении, единогласно присоединился к окончательным выводам этих докладов, тем более что эти выводы вполне совпадают и с суждениями греческих богословов с острова Халки, и с решением Святейшего Вселенского патриарха и его Синода. Не входя здесь в подробное изложение новоявленного учения и всех доказательств его неправославия (желающие могут прочитать эти подробности в прилагаемых докладах), Святейший Синод находит достаточным указать здесь лишь самое главное и существен­ное, с одной стороны, в учении о. Илариона, как оно изложено в книге «На горах Кавказа», а с другой, в мудрованиях его Афонских последователей, как эти мудрования выражены в «Апологии» иеросхимонаха Антония (Булатовича) и в разных воззваниях и листках, рассылаемых с Афона (некоторые от имени «Союза Архангела Михаила»).
Что касается, прежде всего, книги «На горах Кавказа», то она нашла себе довольно широкое распространение среди монашествующих и встречена была сочувственно; и не удивительно: она имеет своим предметом самое дра­гоценное сокровище подвижников «умного делания»; она утверждает необ­ходимость этого делания, иногда пренебрегаемого современным монашеством; она дает ясное выражение многому, что переживалось самими подвижниками на опыте, но в виде неясных предощущений и догадок. Беспристрастно судить о такой желанной книге, тем более осудить ее, заметив ее недостатки, было нелегко; всякого должна была связывать боязнь, как бы, осуждая недос­татки книги, не набросить какую-либо тень и на сами святые истины, в защи­ту которых она выступила. При всем том, с первого же своего издания книга эта многим опытным в духовной жизни показалась сомнительной. Святей­шему Синоду известна, например, одна из знаменитых наших северных обите­лей, где чтение книги «На горах Кавказа» было запрещено старцами. В чем же ошибка о. Илариона? В том, что, не довольствуясь описанием умного делания, его духовных плодов, его необходимости для спасения и проч., о. Иларион поддался искушению дать свое как бы философское объяснение, почему так спасительна молитва Иисусова, и, позабыв руководство свя­той Церкви, заблудился в своих измышлениях, выдумал, как он сам говорит, «догмат», не встречавшийся раньше нигде и приводящий не к возвеличению сладчайшего Имени Иисус и не к вящему утверждению умного делания (како­во было, думаем, намерение о. Илариона), а совершенно наоборот.
В самом деле, спросим себя, что есть молитва Иисусова, по разуму свя­той Православной Церкви? Она есть призывание Господа Иисуса Христа. Как Иерихонский слепец взывал: «Иисусе, сыне Давидов, помилуй мя», и не переставал взывать, несмотря ни на что, пока Господь не внял его мольбам («Господи, да прозрю» и пр.); так и подвижник умного делания с верою несомненною, со смирением и постоянным очищением сердца, непрестанно взывает Господу Иисусу, чтобы Он пришел и дал «вкусить и видеть, яко благ Господь». Из святого Евангелия мы знаем, что Бог не оставляет «избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь» (Лк. 18, 7), что Он дает им Свою бла­годать, что Он (со Отцем и Духом) «приходит и обитель у таких людей тво­рит» для Себя. А где благодать Святого Духа, там и плоды Духа; «где Бог, там и вся благая», как говорил один подвижник; там Царство Божие. Вот в чем источник и причина и все объяснение тех высоких, сладостных состоя­ний, которые свойственны высшим степеням умного делания и которые захватывают не только душу, но выражаются и в телесной жизни человека: они — дар Источника всяких благ в ответ на наше прошение, и дар совер­шенно свободный, объясняемый только благостию Дающего, Который волен и дать, и не дать, увеличить или уменьшить и совсем отнять Свои дары. Но это столь естественное, столь утешительное, так возбуждающее в нас любовь ко Благому Господу объяснение показалось о. Илариону и его последовате­лям недостаточным, и они решили заменить его своим: молитва Иисусова будто бы спасительна потому, что самое Имя Иисус спасительно, — в нем, как и в прочих именах Божиих, нераздельно присутствует Бог. Но, говоря так, они, должно быть, и не подозревают, к каким ужасным выводам неми­нуемо ведет такое учение. Ведь если оно право, тогда, стало быть, и несозна­тельное повторение Имени Божия действенно (о. Булатович так и говорит на стр. 89 своей «Апологии»: «Хотя и несознательно призовешь Имя Господа Иисуса, все-таки будешь иметь Его во Имени Своем и со всеми Его Божест­венными свойствами, как книгу со всем, что в ней написано, и хотя призо­вешь Его как человека, но все-таки будешь иметь во Имени «Иисус» и всего Бога». Но это противоречит прямым словам Господа: «Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи» и пр. Если бы новое учение было право, тогда можно было бы творить чудеса Именем Христовым и не веруя во Христа, а Господь объяснял апостолам, что они не изгнали беса «за неверствие» их (Мф. 17, 20). Непонятны при объяснении о. Илариона и его последователей события, подобные описанному в Деян. (19, 14). Главное же, допускать (вместе с о. Булатовичем), что «самым звукам и буквам Имени Божия присуща благо­дать Божия» или (что в сущности то же самое) что Бог нераздельно присущ Своему Имени, значит, в конце концов, ставить Бога в какую-то зависимость от человека, даже более: признавать прямо Его находящимся как бы в распоряжении человека. Стоит только человеку (хотя бы и без веры, хотя бы бессознательно) произнести Имя Божие, и Бог как бы вынужден быть Своею благодатию с этим человеком и творить свойственное Ему. Но это уже богохульство! Это есть магическое суеверие, которое давно осуждено святой Церковью. Конечно, и о. Иларион, и все его единомышленники с ужа­сом отвернутся от такого хуления, но если они его не хотят, то должны усом­ниться в самом своем «догмате», который необходимо приводит к такому концу.
Не менее опасными выводами грозит новое учение и для самого подвиж­ничества, для самого «умного делания». Если благодать Божия присуща уже самим звукам и буквам Божия Имени, если само Имя, нами произносимое, или идея, нами держимая в уме, есть Бог, тогда на первое место в умном дела­нии выдвигается уже не призывание Господа, не возношение к Нему нашего сердца и ума (зачем призывать Того, Кого я почти насильно держу уже в своем сердце или уме?), а, скорее, само повторение слов молитвы, механическое вращение ее в уме или на языке. Иной же неопытный подвижник и совсем позабудет, что эта молитва есть обращение к Кому-то, и будет довольство­ваться одной механикой повторения, и будет ждать от такого мертвого повто­рения тех плодов, какие дает только истинная молитва Иисусова; не полу­чая же их, или впадет в уныние, или начнет их искусственно воспроизводить в себе и принимать это самодельное разгорячение за действие благодати, другими словами, впадет в прелесть. Едва ли о. Иларион пожелает кому-либо такой участи...
Последователи о. Илариона, писавшие «Апологию» и воззвания с Афона, считают себя продолжателями св. Григория Паламы, а противников своих — варлаамитами. Но это — явное недоразумение: сходство между учением св. Григория и этим новым учением только внешнее и притом кажущееся. Именно, св. Григорий учил прилагать название «Божество» не только к суще­ству Божию, но и к Его «энергии», или энергиям, то есть Божественным свойствам: премудрости, благости, всеведению, всемогуществу и проч., кото­рыми Бог открывает Себя вовне, и, таким образом, учил употреблять слово «Божество» несколько в более широком смысле, чем обыкновенно. В этом многоразличном употреблении слова и состоит все сходство учения св. Григория с новым учением; по существу же между ними различие полное. Прежде всего, святитель нигде не называет энергий «Богом», а учит называть их «Божеством» (не Феос, а Феотис). Различие же между этими названиями легко видеть из такого примера. Говорится: «Христос на Фаворе явил Свое Божество», но никто не скажет: «Христос на Фаворе явил Своего Бога»: это была бы или бессмыслица, или хула. Слово «Бог» указывает на Личность, «Божество» же на свойство, качество, на природу. Таким образом, если и признать Имя Божие Его энергией, то и тогда можно назвать его только Божеством, а не Богом, тем более не «Богом Самим», как делают новые учи­тели. Потом, святитель нигде не учит смешивать энергий Божиих с тем, что эти энергии производят в тварном мире, — действия с плодами этого дейст­вия. Например, апостолы видели на Фаворе славу Божию и слышали глас Божий. О них можно сказать, что они слышали и созерцали Божество. Сошедши с горы, апостолы запомнили бывшее с ними и потом рассказывали другим, передавали все слова, слышанные ими. Можно ли сказать, что они передавали другим Божество? Был ли их рассказ энергией Божией? Конечно, нет: он был только плодом Божией энергии, плодом ее действия в тварном мире. Между тем, новые учители явно смешивают энергию Божию с ее пло­дами, когда называют Божеством и даже Самим Богом и Имена Божии, и всякое слово Божие, и даже церковные молитвословия, то есть не только слово, сказанное Богом, но и все наши слова о Боге, «слова, коими мы именуем Бога», как пишется в возражениях на «Акт о исповедании веры» Пантелеимоновского монастыря (в скобках, среди слов св. Симеона, Нового Богослова). Но ведь это уже обоготворение твари, пантеизм, считающий все существующее за Бога. Справедливо на эту именно опас­ность указано в отзыве богословов Халкинской греческой школы (Отзыв Халкинской богословской школы об учении имябожников // В книге: С. В. Троицкий. Об именах Божиих и имябожниках. Приложение 2. СПб., 1914. С. Ш-У. Халкинская богословская школа, основанная в 1844 году при древнем монастыре Пресвятой Троицы на острове Халки — одном из девяти Принцевых островов, распо­ложенном в 20 км от Константинополя в Мраморном море, является основным духов­ным учебным заведением Константинопольской Церкви). В этом смешении твари и Божества скорее можно усмотреть сходство не со св. Паламой, а именно с Варлаамом и его последователями, которых св. отец обличал, между прочим, и за допущение как бы двух родов Боже­ства: созданного и не созданного.
В защиту своего мудрования «Апология» и другие единомышленные ей писания приводят немало мест из Слова Божия и творений святых отцов. Но недаром о. Иларион признавался духовнику, что положение его нового догмата «не встречается нигде»: приводимые места не доказывают мысли приверженцев этого догмата, как это подробно указывается в прилагаемых при сем докладах. Выражения «имя Твое», «имя Господне» и подобные на языке священных писателей (а за ними и у отцов Церкви и в церковных песнопениях и молитвах) суть просто описательные выражения, подобные: «слава Господня», «очи, уши, руце Господни» или о человеке — «душа моя». Было бы крайне ошибочно понимать все такие выражения буквально и при­писывать Господу очи или уши или считать душу отдельно от человека. Так же мало оснований и в первых выражениях видеть следы какого-то особого учения об Именах Божиих, обожествления Имен Божиих: они значат просто: «Ты» или «Господь». Весьма многие места Священного Писания, кроме того, перетолковываются приверженцами нового догмата совершенно произ­вольно, так что справедливо было бы им напомнить анафематствование на «пытающихся перетолковывать и превращать ясно сказанное благодатию Святого Духа» (Триодь Греческая, стр. 149), каковое анафематствование они сами приводят в воззвании Союза Архангела Михаила (пункт 6). В при­лагаемых докладах указаны примеры таких перетолкований, здесь же доста­точно одного. В возражениях на «Акт о исповедании» пантелеимоновцев приводятся слова Симеона, Нового Богослова: «Слова человеческие текучи и пусты, слово же Божие — живо и действенно». Где же здесь речь об Имени Божием, спросит кто-либо. Здесь речь или о творческом слове Божием (например, «да будет свет, и бысть свет» и подобн.), или же о предвечном рож­дении Сына Божия — Бога Слова. Составитель же «возражения» просто после «слово же Божие» подставил от себя в скобках: «то есть слова, коими мы именуем Бога», — и получил, чего хотел, забывая, что слов, исходящих из уст человеческих, хотя бы и о Боге, нельзя приравнивать к словам, исходящим из уст Божиих.
С особою силою приверженцы нового догмата ссылаются на почив­шего о. Иоанна Кронштадтского в доказательство своего учения. Но уди­вительно: сочинения почившего распространены широко, читали их, мож­но сказать, все, почему же до сих пор никто не заметил в этих сочинениях учения, кроме о. Илариона и его последователей? Уже это одно заставляет усомниться в правильности ссылок на о. Иоанна. Вчитавшись же в слова о. Иоанна, всякий может убедиться, что о. Иоанн говорит только о том свойственном нашему сознанию явлении, что мы при молитве, при произно­шении Имени Божия в сердце, в частности, при молитве Иисусовой не отде­ляем в своем сознании Его Самого от произносимого Имени, Имя и Сам Бог в молитве для нас тождественны. О. Иоанн советует и не отделять их, не ста­раться при молитве представлять Бога отдельно от Имени и вне его. И этот совет для молитвенника вполне необходим и понятен: если мы, так сказать, заключим Бога в Имя Его, нами устно или только мысленно, в сердце произ­носимое, мы освободимся от опасности придавать Богу при обращении к Нему какой-нибудь чувственный образ, от чего предостерегают все законоположители невидимой брани. Имя Божие во время молитвы для нас и долж­но как бы сливаться, отождествляться с Богом до нераздельности. Недаром и о. Иларион сначала говорил, что Имя Божие для молящегося не прямо «Бог», а только «как бы Бог». Но это только в молитве, в нашем сердце, и зависит это только от узости нашего сознания, от нашей ограниченности, а совсем не от того, чтобы и вне нашего сознания Имя Божие было тождественно с Богом, было Божеством. Поэтому о. Иоанн, хотя подобно другим церков­ным писателям и упоминает об особой силе, чудодейственности Имени Божия, однако ясно дает понять, что эта сила не в самом Имени как таковом, а в призывании Господа, Который, или благодать Которого, и действует. Например, мы читаем в сочинении «Моя жизнь во Христе»: «Везде всемогу­щий, творческий дух Господа нашего Иисуса Христа, и везде Он может даже не сущая нарицати яко сущая (Рим. 4, 17)... А чтобы маловерное сердце не помыс­лило, что крест или имя Христово... действуют сами по себе... эти же крест и имя Христово не производят чуда, когда я не увижу сердечными очами или верою Христа-Господа и не поверю от сердца во все то, что Он совершил нашего ради спасения». Эти слова совсем не мирятся с новым догматом о. Илариона и о. Антония Булатовича, будто «Имя Иисус всесильно тво­рить чудеса вследствие присутствия в нем Божества» (4-й пункт воззвания Союза Михаила Архангела), а напротив, подтверждают то, что говорили и писали против такого учения о. Хрисанф и др., то есть, что Имя Божие чудодействует лишь под условием веры, другими словами, когда человек, произнося его, не от произношения ждет чуда, а призывает Господа, Которого имя означает, и Господь по вере этого человека творит чудо. Это же непременное условие чуда указывает в Евангелии и Господь («Если будете иметь веру и не усомнитесь»... Мф. 21, 21; 17, 20 и др.). Тем же объ­ясняет исцеление хромого и апостол Петр в Деян. (3, 16): «ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего... и вера, которая от Него, даровала ему исцеление».
Неправда нового догмата изобличается, наконец, и теми выводами, какие делают из него его приверженцы, в частности, о. Булатович в своей «Апологии». По нему выходит, что и иконы, и крестное знамение, и самые таинства церковные действенны только потому, что на них или при соверше­нии их изображается или произносится Имя Божие. Нельзя без крайнего смущения читать XII главу «Апологии», где о. Булатович дает из своего нового догмата объяснение Божественной литургии. До сих пор Церковь Святая нас учила, что хлеб и вино становятся Телом и Кровию Господними потому, что Бог, по молитвам и вере (не самого, конечно, священника или кого-либо из предстоящих), а Церкви Христовой «ниспосылает Духа Своего Святаго и творит хлеб — Телом, а вино — Кровью Христа Своего»... Отец же Булатович в «Апологии» пишет, что таинство совершается «именно силою произнесенного Имени Божия», то есть будто бы просто потому, что над хлебом и вином про­изнесены слова «Дух Святый», «Имя Святаго Духа» и совершено крестное знамение с именословным перстосложением. А так как над Дара­ми и раньше произносятся, и не раз. Имена Божии, то о. Булатович и мудр­ствует, что еще во время проскомидии, «с момента» прободения агнца, «агнец и вино в чаше есть всесвятейшая святыня, освященная исповеданием Имени Иисусова, есть Сам Иисус по благодати; но еще не по существу». В таком случае почему же Православная Церковь в свое время осу­дила так называемых хлебопоклонников, совершавших поклонение пред свя­тыми Дарами до их пресуществления? Наконец, если бы при совершении таинств все дело заключалось в произнесении известных слов и исполне­нии известных внешних действий, то ведь эти слова может проговорить и действия исполнить не только священник, но и мирянин, и даже не хри­стианин. Неужели о. Булатович готов допустить, что и при таком совер­шителе таинство совершится? Зачем же тогда нам и законная иерархия? Правда, в прологах и подобных книгах встречаются рассказы о таинствах, совершившихся и без законного совершителя, когда произносились (иногда даже в шутку и в игре) установленные слова. Но все такие рассказы свиде­тельствуют или о том, что Бог иногда «открывается и не вопрошавшим о Нем» (Ис. 65, 1), как например апостолу Павлу, или же о том, что церков­ные таинства нельзя делать предметом глумления или игры: Бог может наказать за это. Но во всяком случае такие рассказы не подрывают Богоустановленного церковного чина. Так, от неправого начала о. Булатович неизбежно приходит и к неправым следствиям, в свою очередь обличаю­щим неправоту начала.
На основании всего вышеизложенного Святейший Синод вполне при­соединяется к решению Святейшего Патриарха и Священного Синода вели­кой Константинопольской Церкви, осудивших новое учение «как богохульное и еретическое», и, со своей стороны, умоляет всех, увлекшихся этим учением, оставить ошибочное мудрование и смиренно покориться голосу Матери-Церкви, которая одна на земле есть «столп и утверждение истины» и вне которой нет спасения. Она, невеста Христова, больше всех знает, как любить и почитать своего Небесного Жениха: она больше всех лобызает сладчайшее Имя Иисусово и прочие Имена Божии; но она не позволяет сво­ему почитанию простираться далее должного, не позволяет недальновидным человеческим нашим догадкам и ограниченному нашему чувству становиться выше и как бы поправлять истину, открытую Ей Христом. Православное же мудрование об Именах Божиих таково:
1.  Имя Божие свято, и достопоклоняемо, и вожделенно, потому что оно служит для нас словесным обозначением самого превожделенного и святей­шего Существа — Бога, Источника всяких благ. Имя это божественно, потому что открыто нам Богом, говорит нам о Боге, возносит наш ум к Богу, и пр. В молитве (особенно Иисусовой) Имя Божие и Сам Бог сознаются нами нераз­дельно, как бы отождествляются, даже не могут и не должны быть отделены и противопоставлены одно другому; но это только в молитве и только для нашего сердца, в богословствовании же, как и на деле, Имя Божие есть только имя, а не Сам Бог и не Его свойство, название предмета, а не сам предмет, и потому не может быть признано или называемо ни Богом (что было бы бес­смысленно и богохульно), ни Божеством, потому что оно не есть и энергия Божия.
2.  Имя Божие, когда произносится в молитве с верою, может творить и чудеса, но не само собою, не вследствие некоей навсегда как бы заключенной в нем или к нему прикрепленной Божественной силы, которая бы действовала уже механически, — а так, что Господь, видя веру нашу (Мф. 9, 2) и в силу Своего неложного обещания, посылает Свою блатодать и ею совершает чудо.
3.  В частности, святые Таинства совершаются не по вере совершающего, не по вере приемлющего, но и не в силу произнесения или изображения Имени Божия; а по молитве и вере святой Церкви, от лица которой они совершаются, и в силу данного ей Господом обетования.
Такова вера православная, вера отеческая и апостольская.
Теперь же Святейший Синод приглашает настоятелей и старшую братию находящихся в России честных обителей, по прочтении сего послания, отслу­жить соборне в присутствии всего братства молебен об обращении заблуд­ших, положенный в неделю Православия. Затем, если среди братства есть инакомыслящие и были споры и разделения, инакомыслящие должны выра­зить свое подчинение голосу Церкви и обещание впредь от произвольных мудрований воздерживаться и никого ими не соблазнять; все же должны от сердца простить друг другу, что каждый в пылу спора сказал или сде­лал другому оскорбительного, и жить в мире, содевая свое спасение. Книгу же «На горах Кавказа», как дающую основания к неправым мудрованиям, «Апологию» о. Булатовича и все прочие книги и листки, написанные в защиту новоизмышленного учения, объявить осужденными Церковью, из обращения среди братии монастыря изъять и чтение их воспретить. Если же будут и после сего упорствующие приверженцы осужденного учения, то, немедленно устра­нив от священнослужения тех из таковых, которые имеют посвящение, всех упорствующих, по увещании, предать установленному церковному суду, который, при дальнейшем их упорстве и нераскаянности, лишит их сана и монашества, чтобы дурные овцы не портили всего стада. В особенности же Священный Синод умоляет смириться самого о. схимонаха Илариона, иеросхимонаха Антония и прочих главных защитников нового учения: если до сих пор, защищая свои мнения, они могли думать, что защищают истину церков­ную, и могли прилагать к себе слова апостола о «покрытии множества гре­хов» (Иак. 5, 20), то теперь, когда высказались и Константинопольская, и Российская церковная власть, их дальнейшее настаивание на своем будет уже противоборством истине и навлечет на них грозное слово Господне: «Кто соблазнит единаго малых сих верующих в Мя, уне есть ему, да обесится жер­нов осельский на выи его, и потонет в пучине морстей» (Мф. 18, 6). Но сего да не будет ни с ними, ни с кем другим, но да будет со всеми благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и причастие Святого Духа. Аминь.».

Святейший Синод Всероссийской Церкви выпустил Указ от 29 августа 1913 года, который до сих пор может служить руководством к действию при желании имяславцев (имябожников) обратиться к  Церкви Христовой с покаянием:
«Обсудив изложенное и признавая правильными и целесообразными действия командированных на Афон лиц, а принудительное выселение имябожников светскою властью делом печальной, но неизбежной необходимости, и, с одной стороны, заботясь об ограждении верующих от соблазна, а с другой, снисходя к бедственному положению прельщенных вожаками многих простецов, Святейший Синод, дабы «не оставить ни кротости слабою, ни строгости жестокою», определяет:
1) усвоить последователям нового лже­учения наименование имябожников, как наиболее соответствующее содер­жанию их учения,
2) отправить прилагаемое при сем послание от имени Святейшего Синода Его Всесвятейшеству Вселенскому Патриарху Герману V с просьбой произвести канонический суд над упорствующими, подчиненными его духовной власти, а раскаявшихся разрешить Российскому Святейшему Синоду принимать в церковное общение и сообщить решение Константино­польского Священного Синода относительно этого дела,
3) по получении ответа от Патриарха иметь суждение о дальнейших мерах, касающихся упор­ствующих имябожников,
4) поручить миссионерам и священникам тех при­ходов, где проживают имябожники, принять меры к предупреждению рас­пространения ими своего лжеучения и увещевать их,
5) если кто-либо из имябожников сам пожелает принести чистосердечное раскаяние или хотя бы только усомнится в своем заблуждении, то предоставить таковому обра­титься к игумену ближайшего монастыря или местному священнику, кото­рый: а) тщательно испытает его верование о имени Божием, б) раскроет ему православное учение о нем и в) убедившись в искренности его обращения, посредством испытания его совести на исповеди, не разрешая его, предложит ему подписать отречение от ереси, о чем и донесет письменно епископу, если возможно через самого кающегося, дабы епископ мог и лично побеседовать с ним,
6) предоставить епархиальному епископу: а) разрешить такового от гре­ха ереси и противления Церкви лично или чрез донесшего и наложить по сво­ему усмотрению епитимию, б) допустить его ко святому причащению и раз­решить поступать в тот монастырь, куда примут, предписав настоятелю и духовнику сего монастыря подвергнуть его строгому надзору,
7) зачисление в братию или признание его в монашеском звании отложить на предписанный законом срок, в продолжении коего он должен находиться в числе испытуе­мых,
8) препроводить к епархиальным Преосвященным алфавитные списки высланных и добровольно приехавших в Россию имябожников для рассылки этих списков настоятелям монастырей с запрещением принимать в монастырь упомянутых в списках лиц без особого разрешения епархиальной вла­сти,
9) прошение монаха Дометия, как не заслуживающее удовлетворения, оставить без последствий,
и 10) перепечатать во всех Епархиальных Ведомо­стях выдержки из настоящего определения Святейшего Синода и доклада архиепископа Никона.».

8\21 октября 1918 года вышло Постановление Святейшего Патриарха и Священного Синода Российской Церкви относительно имяславия и имяславцев:
«... По рассмотрении дела, ввиду того, что

1) постановление Московской синодальной конторы от 7 мая 1914 г., почитаемое иеросхимонахом Антонием оправдательным для самого уче­ния имябожников, в действительности является лишь постановлением о принятии в общение некоторых, поименованных в сем постановлении афонских иноков, причастных к имябожническому учению, привлеченных к суду Московской синодальной конторы и изъявивших подчинение Св. Церкви, по надлежащем испытании верования их, с прекращением о них судебного дела и разрешения священнослужения тем из них, кои нахо­дились в священном сане,

2) что таковое именно постановление Мос­ковской синодальной конторы по указанному делу было утверждено Св. Синодом по определению от 10-24 мая 1914 г. за № 4136, с поручением при этом Синодальной конторе и Преосвященному Модесту приводить уве­щаемых иноков к сознанию, что учение имябожников, прописанное в сочи­нениях иеросхимонаха Антония (Булатовича) и его последователей, осуж­дено Святейшим Патриархом и Синодом Константинопольской Церкви и Св. Синодом Церкви Российской, и что, оказывая снисхождение к немощам заблуждающихся, Святейший Синод не изменяет прежнего суждения о самом заблуждении,

и что — 3) следовательно, вышеупомянутое постановление Конторы, касаясь отдельных лиц, ни в каком случае не отменяло общего правила, по которому имябожники, как осужденные церковной властью, могут быть принимаемы в церковное общение (с разрешением, кому следует, священнослужения) лишь по отречении от имябожничества и по изъявлении своего подчинения Святой Церкви, — ПОСТАНОВЛЕНО:
I. Данное Митрополитом Макарием, б. Московским, разрешение в священнослужении на время войны афонским инокам: архимандриту Давиду, иеросхимонаху Антонию, Силе, Варахии, Николаю, Гиацинту, Федиму, Филарету, Сергию, Илиодору, Викентию, Онуфрию, Пахомию и Макарию считать прекратив­шим свое действие.
II. Прошение иеросхимонаха Антония о разрешении ему свяшеннослужения признать не заслуживающим удовлетворения, доколе он продолжает оказывать непослушание церковной власти и распростра­нять  свои,  осуждаемые  церковной иерархией  умствования  к  соблазну Церкви,
и III. разъяснить иеросхимонаху Антонию, что дело об учении имябожников передано Российской церковной властью Священному Собо­ру, от которого и будет зависеть разрешение всего дела по существу, — о чем и послать Преосвященному архиепископу Коломенскому Указ,
и IV. вместе с тем, во избежание могущих встретиться недоразумений и для руководства по вопросу об отношении к афонским инокам имябожникам сообщить настоящее постановление епархиальным Преосвященным цирку­лярными указами.
ПОДПИСАЛИ: Патриарх Тихон, Митрополит Агафангел, Митрополит Арсений, Сергий Митрополит Владимирский, Архиепископ Евсевий, Архи­епископ Михаил».  

Антоний Булатович отложился от Церкви Христовой, заявив следующее: «Все это вышеизложенное мною вынуждает меня с великою скорбью возвратиться в свою очередь к тому заявлению, которое мы подали 11 апреля в Святейший Синод в 1914 году, и снова заявить Церковной Власти, что я исповедую Боголепное почитание Имени Господня и, не соглашаясь почитать Его только относительно, как от меня ныне требует церковная власть, отлагаюсь от всякого духовного общения с нею, впредь до разбора дела по существу Священным Собором».
   
Итак, наш Освященный Собор может сделать следующие выводы относительно имяславия (имябожия) и имяславцев (имябожников): имяславие, как и его ересеучитель Антоний Булатович, осуждены (а Булатович умер вне общения с Церковью) Церковью Русской и Греческой;
богословы с острова Халки составили авторитетное мнение об этой ереси;
имяславие не принимали Иерархи Катакомбной Церкви, и в первую очередь Святитель Тихон, Патриарх Всероссийский; Святитель Митрополит Иосиф Петроградский. Иерархи РПЦЗ так же негативно относились к этой ереси — и в первую очередь Блаженнейший Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Антоний Храповицкий;
имяславцы осуждены как еретики Церквами Русской и Греческой. Всевозможные ссылки касательно неправославия богословского заключения с острова Халки являются неправомочными. Халкинскую школу богословия имяславцы пытаются обвинить в неправославии на основании того, что эта школа дала миру большое количество иерархов-экуменистов и новостильников. Но этот аргумент является неправомочным, поскольку из стен этой школы вышел и такой духовный и вероучительный авторитет Православной Церкви, как Святитель Нектарий Эгинский, который там учился и преподавал и отнюдь не не являлся ни экуменистом, ни имяславцем;
на сегодняшний день не существует столь компетентных богословов, которые могли бы достойно разрешить эту проблему. Пользуясь этим, имяславцы (в частности, последователи ересеучителя Василия Лурье, именующего себя епископом Григорием) пытаются вновь внести смуту в Православную Церковь. Поэтому для православных христиан остается «держать то, что мы имеем» — дореволюционные Деяния  Российской Православной Церкви и Константинопольской Православной Церкви относительно имяславия и имяславцев. Согласно этим документам и совершается чиноприем имяславцев, желающих покаяться и вернуться к Православной вере. Помимо следования актуальным пунктам «Постановления Святейшего Патриарха и Священного Синода Российской Церкви...» относительно имяславия и имяславцев, при возвращении имяславцев (имябожников), необходимо так же брать с них обещание следующего содержания:

«Форма обещания для возвращающихся к учению Православной Церкви имябожников.

Мы, нижеподписавшиеся, искренно сознавая, что впали в еретическое мудрование, приняв за истину ложное учение, будто имена Божии, особенно же имя Иисус, есть сам Бог, и глубоко раскаиваясь в сем заблуждении, преискренне возвращаемся к учению Православной Церкви, изложенному в грамотах Святейших Вселенских Патриархов Иоакима III и Германа V и в послании Святейшего Синода Всероссийской Церкви, всем сердцем приемлем и лобызаем оное учение, исповедуя, что святейшие имена Господа Иисуса Христа и все имена Божии должны почитать относительно, а не боголепно, отнюдь не почитая их Богом Самим, а только признавая божественными, в полноте своего смысла единому Богу приличествующими, учение же, содержащееся в книгах «На горах Кавказа» монаха Илариона, «Апологии» иеросхимонаха Антония Булатовича и им подобных, отметаем, яко противное чисто православному учению Святой Церкви о именах Божиих, яко ведущее к суеверию, к злочестивому пантеизму или всебожию, сами же книги вышепоименованные отвергаем и верить оным отрицаемся.
Во свидетельство же искренности сего нашего пред Богом покаянного исповедания благоговейно целуем Крест и Евангелие нашего Спасителя Иисуса Христа. Аминь.».

Предлагается Собору принять постановление об имяславии (имябожии) и имяславцах (имябожниках), в котором будет утверждена «Форма обещания для возвращающихся к учению Православной Церкви имябожников».


22. О «теории осколков».


Среди раскольников, отошедших от РПЦЗ, сейчас стало  модно обсуждать т. н. «теорию осколков». Эту «теорию» энергично насаждают последователи Василия Лурье, именование которых «лурьитами» стало нормой. «Теория осколков» не зиждется конкретно на каком-то учении. Это разного вида заблуждения, которые происходят от ущербной экклесиологии: в одном случае это м.б. вариантом экуменической «теории ветвей», в другом случае это полная каноническая индифферентность, которая в принципе не позволяет видеть, что одни из «осколков» совершенно антиканоничны, а у других есть надежда на возвращение в Церковь...
Сентиментальные переживания, которые провоцирует «теория осколков», упираются в самое главное заблуждение, которое является ведущим для «теории осколков» в целом. Этот вид заблуждения был характерен для либеральной части архиереев в РПЦЗ — догматическая и икономическая индифферентность иерархии, распространяющаяся на духовенство и мирских. Она до сих пор не дала возможности ни одному из т. н. «осколков» сформулировать здравое Православное Исповедание Веры, признать свои заблуждения и ошибки, корнями уходящие в «старую» дораскольную РПЦЗ. Т.е. здравое Исповедание Веры «осколкам» не нужно, потому что в этом случае придется признать, что они были неправы, придется каяться перед народом, придется разъяснять людям, почему так случилось, что в течение всего своего канонического существования РПЦЗ уклонялась то в одну, то в другую сторону. Каким образом в одной Церкви одновременно уживались православные иерархи, клирики и мирские с откровенными еретиками-экуменистами? Каким образом в одних епархиях ревнители православия притеснялись, а в других нет?.. Почему РПЦЗ исключала из своих рядов ревнителей доброго исповедания православного?.. Почему, с одной стороны, осуждался новый стиль, а с другой — создавались новостильные приходы?.. Откуда брался двойной стандарт?.. Обозрение этого негативного опыта преподается в тексте Доклада выше.
Те, кто сейчас развивают и продвигают «теорию осколков», как раз и являются главными пропагандистами и проводниками духовной индифферентности и нового вида экуменизма. Они прививают всем церковным организациям, которые они пытаются «посвятить» в «осколки», все негативные стороны жизни РПЦЗ.
Пропагандируется «теория ветвей нового розливу». Фактически утверждается, что все «куски» РПЦЗ лишились истинного исповедания и что только вместе, объединившись, эти самые «осколки» смогут его обрести.
Об этом не говорится прямо, но фактически утверждается именно это. Либо, что еще хуже, но наиболее вероятно, вопросу Исповедания Православной Веры не придается вообще никакого значения. С определенными «допущениями» все эти «осколки» считаются истинными церквами, но по какой-то причине оказавшимися «разделенными». То, что подобное мнение само по себе является ересью, никого не волнует. Так же, как не волнует отсутствие Православного Исповедания, которое в случае своего появления могло расставить точки над «i» и отделить пшеницу от плевел. Но при таком подходе к этому вопросу, по сути подходе адогматичном и аканоничном, именно Исповедание Веры становится лишним и ненужным. «Теория осколков» ставит своей целью не объединить Русское Православие, а напротив, сохранить тот статус кво, тот хаос, который сложился на сегодняшний день. Проще и удобней жить в сознании, что существует несколько «истинных русских церквей», находящихся в состоянии «осколков», а не Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь. Здесь не нужно решать сложные вопросы канонического и догматического характера, напротив — этим можно оправдать любой канонический разбой, любое беззаконие, образование любых схизм. Можно всегда сказать людям, что вокруг «осколки», и мы тоже «осколок», а не Церковь. И если так продолжать, то «осколков» будет все больше и больше. Пока это все не перемелется в пыль.
Без Православного Исповедания Веры смешно «осколку» называть себя Истинно-Православной Церковью, а с Исповеданием придется признать, что многочисленные нарушения исторгают данный «осколок» из Церкви и он никогда не имел отношения к Истинно-Православной Церкви. Впрочем, те, кто принял эту теорию, и так уже признали себя не Церковью, а «осколком». И в этом компромиссе проявляется отречение от Христа и его Церкви. Но при наличии Православного Исповедания Веры у «осколка» появляется шанс вернуться в Церковь. Этот шанс получит не только тот, кто выпустит Исповедание Веры, но тот, кто здраво рассмотрит и переоценит все прошлое и настоящее РПЦЗ в соответствии с Православным Исповеданием. Навсегда отринет то в РПЦЗ, что противоречило Православной вере (и приумножит то, что соответствовало ей), кто не побоится, что у «осколка» при этом разбежится половина паствы, кто готов с любовью и терпением следовать Истине. В этом случае наша Церковь готова будет принять блудных сыновей с распростертыми объятиями, относясь к ним как к родным, а не как к непонятным «осколкам».


23 . О вселенском характере служения РПЦЗ

Наши недоброжелатели навязывают миф о том, что в жертву сохранения русской аутентичности РПЦЗ приносилось православие. Что на протяжении всего существования РПЦЗ складывалось, я бы сказал, высокомерное и пренебрежительное отношение к православным христианам других национальностей. В качестве примера приводят, во-первых, пренебрежительное отношение к грекам, которые во времена новостильного лихолетья сохранили Истинно-Православную веру. Во-вторых, то, что это пренебрежение проявлялось в отношении к американцам и европейцам, т. н. «конвертам», которые, переходя в нашу Церковь из католицизма или протестантизма, искренне принимали Православную веру и обращались чрез нее к Истине. Они принимались порой как люди второго сорта, как недостаточно православные, потому что они не русские.
Как я уже говорил на Пастырском Совещании, даже во времена Митрополита Филарета распространялось ложное учение, что Русское Православие — исключительное, что это не то же самое, что Греческое Православие, и даже что это — другая церковь. И в то время в РПЦЗ стала проявляться нездоровая тенденция, что эта Церковь — исключительно для русских. Однако ни один митрополит, ни один Зарубежный Святитель не исповедовал такого учения. В своем письме к иерею Виктору Потапову от 26 июня / 9 июля 1980 года святитель Филарет (Вознесенский) писал следующее: «С недоумением прочитал я в газете, как один журналист одобрительно приводит твои слова: “Прав священник Виктор Потапов, когда пишет: Россия воскрешается из мертвых! Мы должны в это верить, ибо мы веруем во Христа Спасителя, Воскресшего из мертвых”.
Не могу понять — какая связь между тем и другим?.. Лично я в Воскресение Христово верую — для меня это самое драгоценное, что есть в мире. Но я совсем не вижу, почему я должен веровать в то, что Россия “воскрешается”? Я надеюсь, что она действительно воскреснет, когда на это будет всемогущее мановение Божие. Но в настоящее время я не только не разделяю твоего энтузиазма, но очень тревожусь за русский народ. Ложь и пустота атеизма ему понятна. Но, увы, не истинное Православие распространяется там...» А святитель Иоанн Шанхайский, например, служил и на английском и даже на китайском языке, доказывая вселенский характер РПЦЗ.
В этом ряду исключение составляет разве только архиепископ Антоний Женевский, который умудрялся сочетать экуменическое, либеральное сознание и филетические высказывания (этим он в чем-то напоминает сергианского патриарха Кирилла (Гундяева)): «...ясно, что никакого раскола в нашей Церкви не произошло. Пришли к нам греки, побыли некоторое время у нас и ушли, обвиняя в своем уходе не себя, а нас. Бог им судия! Ушли с ними, по недоразумению, два русских священника и несколько прихожан, живших недалеко от греческих церквей и ходивших туда молиться...»  Филетизм — это ересь, утверждающая, что Церковь может и должна быть организована по национальному, «племенному» принципу. Эта ересь была осуждена на Константинопольском Соборе в 1872 году. Слава Богу, наша Церковь не была подвержена этому еретическому учению, несмотря на то что среди епископата был такой влиятельный архиерей, как архиепископ Антоний Женевский, придерживающийся отчасти этого учения.
Отдельно хочется сказать о переводе Богослужения на английский и другие языки. Это важное и благое дело для проповеди Истинного Православия в разных странах мира. Но переводить и использовать уже готовые переводы нужно с большой осторожностью, чтобы не впасть в кощунство и хулу. Мы должны обязательно учитывать тот факт, что современные языки намного менее  богаты духовным содержанием по сравнению с древними богослужебными языками. Это в особенности относится к современному английскому языку, насквозь пропитанному духом  современного мира. Приведу в пример свидетельство из давнего опыта одного австралийского прихода РПЦЗ. В этом приходе священники «...делали анлоязычные  вставки в Богослужения, постепенно увеличивая их число. Эти  вставки очень мешали молиться. Было похоже на то, как если бы во  время Богослужения какой-то великан хватал тебя за шиворот и  выбрасывал из храма куда-нибудь на переполненный людьми базар или главную улицу австралийскаго города, а через несколько минут снова  переносил тебя в храм. После этого, конечно, требовалось время,  чтобы придти в себя...
...Кроме того, переводы на современный язык обычно не проверялись  опытными богословами и поэтому могли содержать ересь. Например, я заметил, что слово «человеколюбец» обычно переводилось какъ «loverofmankind», т. е. «человечестволюбец», а ведь это совсем не одно и то же. Некоторые из нас говорили об англоязычных вставках с настоятелем, но безрезультатно. Нам отвечали в том духе, что мы, мол, эгоисты. Между тем, эти вставки не приносили  духовной пользы ни нам, ни новообращенным....
Возможно, что было бы желательно выработать особые богослужебные языки для разных стран, используя более древние формы соответствующего языка.
Во всяком случае, такие вопросы должны решаться людьми, хорошо знающими Богослужение, богословие и соответствующие языки.
В 1996 г. ...вместе с небольшой группой других членов нашего прихода мы написали об этом письмо в Синод, в котором писали, что употребление иностранных языков в богослужении происходит «...без какого-либо общего плана, без какой-либо связи по этому вопросу между разными частями нашей Церкви, без координации сверху и исходя из того наивного и невежественного предположения, что можно, не погрешая против духа Богослужебного текста, перевести его на какой угодно язык» и т. д. В итоге мы обратились к Синоду с предложением «...создать Комитет, который бы занимался вопросами, связанными с богослужебным языком, наподобие существующего Комитета, занимающегося вопросами, связанными с церковным пением» . Никто из нас, подписавших это письмо, не мнил себя компетентными решать вопрос такой сложности и такой огромной важности, но мы все же решили заговорить, т.к. все остальные об этом молчали. Синод ответил на наше обращение молчанием. Надо отдать справедливость Митрополиту Виталию: он был единственным членом Синода, который ответил нам, но не от Синода, а от себя лично. Он был очень рад, что миряне наконец-то заговорили об этом вопросе, и сказал, что он сочувствует нашей инициативе. Однако так на этом дело и кончилось...»

Если будет на то Божия воля, то наша Церковь должна обязательно создать такой Комитет, который будет заниматься переводом и редакцией Богослужебных текстов, чтобы в дальнейшем Собор мог рекомендовать их для употребления на приходах.
Думается, что нужно очень внимательно отнестись к переводам Богослужебных текстов еще и для того, чтобы не произошло смуты, которая появилась не так давно в Московской патриархии из-за так называемых «кочетковцев».
Кочетковцы, последователи патриархийного священника Георгия Кочеткова, под его началом занимались переводами Богослужебных текстов на современный русский язык. Как пособие для изучения Богослужения, эти переводы еще могли бы использоваться. В осуществлении этих переводов участвовал академик (ныне покойный) С.С. Аверинцев. Но, по-свидетельству патриархийных прихожан, бывавших на службах у Кочеткова, когда с амвона вместо «паки и паки» возглашается  «вновь и вновь Господу помолимся», это режет ухо.
Московская патриархия устроила конференцию, посвященную «проблеме кочетковцев». На этой конференции, в том числе, обсуждалась и проблема перевода церковнославянских Богослужебных текстов на современный русский язык. Это была погромная конференция. На кочетковцев обрушилась огромная сила консервативно настроенных патриархийных священников и мирян. Сам священник Георгий Кочетков был запрещен в служении, у него отобрали храм, а его многочисленная община (только в Москве более 2000 человек) стала посещать несколько московских патриархийных храмов. В других местах в России они вынуждены скрывать, что принадлежат к кочетковцам.
Пример с историей кочетковцев я привел для того, чтобы в общих чертах обрисовать ту картину, которая возникает, когда необдуманно пытаются исправлять, «адаптировать» священные тексты. Эти страсти продолжаются в МП до сих пор.
Так что если наша Церковь возьмется за столь непростую задачу, то осуществлять ее нужно будет с очень большой осторожностью, чтобы не породить своих «кочетковцев» и своих противников переводов Богослужебных текстов на национальные языки (о переводе на русский язык, конечно же, речь не идет). Мы должны ответственно подходить к переводам Богослужебных текстов на разные языки, чтобы не вводить в соблазн и самообман тех, кто будет молиться, слушая эти тексты.


24. О церковном воспитании и образовании.


Недавняя печальная история с мирянином, который нагло и настойчиво распространял христологическую ересь, а его Архиерей не сразу отреагировал на хульные писания, заставляет задуматься о необходимости проведения на Епархиальных совещаниях богословских семинаров, которые обязательно должны посещать клирики и на которые обязательно нужно допускать мирских. Истинно-Православными христианами становятся сознательно, и нельзя давать повод верным и внешним для сомнений в знании Православного Вероучения. Особенно это необходимо для Архиереев. Наши Архипастыри всегда были доступны для духовенства и мирян. Святителю Филарету можно было позвонить хоть в три часа ночи, если повод для разговора был серьезный. И он был открыт к общению. Это важный пример для молодого поколения Архипастырей и духовенства. Это необходимо, чтобы не допустить мракобесия, младостарчества и священнической сварливости и высокомерия, которое губит души прихожан, ввергает их в осуждение, отталкивает от Церкви. В будущем, если Господь управит, необходимо открывать учебные центры для воспитания и образования нашей молодежи в Православной вере. Каждый из Архиереев может, в совете с духовенством своей Епархии, находить разные формы учебного процесса, а потом делиться опытом с другими Епископами и священниками.

25. Об избрании Первоиерарха.


Нашей Церкви необходимо срочно избрать Первоиерарха. Невозможно оставлять Кафедру Первоиерарха вдовствующей. Отсутствие Первоиерарха, чем бы оно ни оправдывалось, несет хаос в церковный организм. Этот хаос уже проявляется в церковной жизни — от Синода и Архиереев до каждого прихода и прихожан. Необходимо, во исполнение всякой правды, прекратить такое разрушительное для Церкви состояние и как можно скорее провести Всезарубежный Собор, чтобы избрать Первоиерарха РПЦЗ.
Первоиерарха нужно избирать на Всезарубежном Соборе еще и потому, что это будет поистине общецерковное, соборное решение, которое не будет ставить под сомнение народ церковный, а Архиереи будут избавлены от ожидания обвинений в интригах и властолюбии.
Нельзя забывать, что Епископы должны избираться в Церкви не по принципу их отношения к какой-либо социальной группе, а по принципу свободного Соборного волеизъявления Церкви. Выборы Первоиерарха надо производить в соответствии с Канонами Церковными.  Нельзя избирать Первоиерарха, руководствуясь достаточно сомнительной аргументацией, — «советский» он по рождению или «не советский» по своему происхождению... Подобного рода аргументация никогда не бывает продиктована разумными соображениями, а всегда несет на себе определенную печать предвзятости. В выборе Первоиерарха следует руководствоваться не соображениями личными, а в первую очередь Исповеданием веры кандидата, его моральными качествами и тем, что он устраивает Церковную полноту в качестве Архипастыря и Первоиерарха.
Можно вспомнить, как на Всероссийском Соборе 1917/1918 годов Патриарх избирался жребием. Поистине апостольское решение вопроса, вставшего сегодня перед РПЦЗ. Соборная, общецерковная молитва о даровании нашей вдовствующей Церкви Первоиерарха будет необходимым и самым важным подспорьем.
Пусть будут в числе кандидатов не только Архиереи, но клирики и мирские — есть каноничная процедура избрания кандидата во Епископы, когда все прихожане какой-либо Епархии мужеского полу избирают своего кандидата и представляют его Собору Епископов. Бог даст, будет не один, а много кандидатов в Первоиерархи. На Соборе из представленных кандидатов избираются два достойнейших. После чего сотворить горячую соборную молитву, пост, примириться друг со другом и оставить выбор Первоиерарха на милость Божию — через жребий. Впрочем, существует «Положение об РПЦЗ», которому надо неукоснительно следовать.
Выбор Первоиерарха должен основываться на вере и благочестии кандидата, а не на том, является он «природным зарубежником» или не является. Потому что в противном случае, если «зарубежную природность»  сделать определяющей, то на принципиальном уровне это будет тоже самое, что пропагандировал в свое время  епископ Марк Германский, утверждая, что «советские» — это люди второго сорта. Если критериями выбора Первоиерарха не будут вера и благочестие, то подобный подход может привести в дальнейшем к искажению самого смысла соборности в РПЦЗ. Так же, как как это произошло у лавровцев и привело их в объятия Московской патриархии.
Сразу же после избрания Первоиерарха необходимо в самые сжатые сроки соборно извергнуть архиереев, ушедших в сергианский раскол, уведомить приходы, находящиеся на территории их епархий, о том, что кафедры их епископов вдовствующие и переходят под временное управление Первоиерарха.
Кстати, нелишне вспомнить, что многие епископы, ушедшие в сергианский раскол, являются «природными зарубежниками», что не помешало им предать Православие и РПЦЗ.

Заключение


Внимательно анализируя приведенные исторические факты, мы видим определенное сходство между церковной ситуацией в послереволюционной России и Греции новейшего времени. Не будет преувеличением сказать, что ключевым вопросом в обеих ситуациях был вопрос о наличии благодати у раскольников и еретиков, отделившихся от Церкви. (В данном случае — новостильников, сергиан, экуменистов.) 1-е Правило Святителя Василия Великого дает на этот вопрос прямой ответ: таинства раскольников и еретиков безблагодатны. Так учил Святитель Матфей. Так же учили новомученики Святитель Иосиф Петроградский, Святитель Димитрий Гдовский, Святитель Виктор Воткинский и многие другие их последователи.
В этой связи особого внимания заслуживает позиция новосвященномученика Святителя Кирилла Казанского, который в начале сергианского раскола допускал возможность наличия благодатных таинств у сергиан, но в конце жизни, незадолго до мученической кончины, встал на святоотеческую точку зрения, которую в то время разделял и Святитель Иосиф Петроградский.
Здесь напрашивается определенная, хотя и со своими особенностями, параллель между разделением Епископа Матфея и митрополита Хризостома в Греции. Но если Святители Иосиф и Кирилл приняли мученическую кончину в едином, добром исповедании, то такого нельзя в полной мере сказать о митрополите Хризостоме Флоринском.
При этом стоит отметить, что единоличные хиротонии Святителя Матфея были более каноничными, чем это представлялось в свое время епископату РПЦЗ, именно в силу того, что митрополит Хризостом и его единомышленники не разделяли святоотеческого учения о расколе в Церкви и его последствиях. И священный долг митрополита Хризостома (после смерти Святителя Матфея) был признать иерархию, рукоположенную Святителем Матфеем. Но он этого не сделал, и, более того, сам отказался от рукоположений новых епископов, считая государственную новостильную церковь Эллады лишь «потенциальным, а не актуальным» расколом. Не стал Хризостом рукополагать новых епископов даже тогда, когда временно остался один и ему предложил это сделать сербский епископ Николай (Велимирович). Воистину странное экклесиологическое заблуждение!
Переходя к Русской Зарубежной Церкви, мы должны с прискорбием отметить, что РПЦЗ официально всегда уклонялась от ответа на вопрос о благодати новостильников — это прямо видно из вышеизложенных фактов. Именно этим, а также полной неосведомленностью русских иерархов в греческих делах и ложью флоринитов, следует объяснить по сути неканоничные хиротонии флоринитских епископов (сделанные без ведома Первоиерарха РПЦЗ и его Синода).
Почему неканоничные? Еще и потому, что они являлись по существу незаконным вмешательством в дела греческой Церкви, и настолько же неканоничным было их признание со стороны Синода РПЦЗ задним числом в 1969 году. Нет сомнения, что хиротонии флоринитских епископов были продиктованы благими намерениями помочь гонимой церкви, но фактически они привели к возобновлению раскола в греческой церкви. Есть еще один аргумент в пользу нашей точки зрения: многие лидеры флоринитов, такие как архиепископы Акакий и Авксентий, в свое время находились в подчинении Святителя Матфея, но ушли от него по причине единоличных хиротоний, считая их неканоническими. О каноничности матфеевских хиротоний уже было сказано, остается лишь добавить, что тогда еще архимандриты Акакий и Авксентий ушли под омофор митрополита Хризостома Флоринского, который по сути не только являлся автором экклесиологических новшеств, но и как раз примерно в то же самое время (после окончания Второй Мировой войны) позволял себе панегирики в адрес Сталина, советского государства и советской церкви. Интересно, что и наоборот (примерно в это же самое время), советский патриарх Алексий (Симанский) выражал симпатии греческим старостильникам, пытаясь, таким образом, одновременно шантажировать новостильников и снискать признание среди консервативно настроенных греков с целью признания советской патриархии среди других поместных церквей «мирового православия».
Нет сомнения, что если бы русские истинно-православные и Синод РПЦЗ знали бы об этих фактах, то никаких хиротоний флоринитов не произошло бы.
Таким образом, мы видим, что хиротонии флоринитов были совершены без детального рассмотрения церковной ситуации, да и впоследствии канцелярия Синода РПЦЗ не сочла нужным детально разобраться в данном вопросе. Стоит добавить еще, что нынешний синод флоринитского архиеп. Хризостома (Киюсиса) отчасти унаследовал своеобразное нечувствие к русской проблеме сергианства: этот синод подвергался критике со стороны бостонцев за свои публично выражаемые симпатии к Московской патриархии.
Подводя итог, можно сказать, что глубоко неправы те, кто полагает, что греки-старостильники получили иерархию от РПЦЗ, поскольку настоящее преемство они получили через свт. Матфея, каковое преемство получило лишь благословение со стороны РПЦЗ. Еще один факт: перед приглашением экзархов матфеевцев в составе митр. Каллиста и Епифания в Синод РПЦЗ речь о хиротесиях вообще не шла — предполагалось просто сослужение и общее исповедание веры. Об этом известно из письменного протеста, который направил впоследствии митр. Епифаний Китийский. Неудивительно, что многими матфеевцами хиротесия была воспринята как оскорбление памяти святителя Матфея — одного из величайших исповедников 20 века. И само собой разумеется, что если свт. Филарет трактовал хиротесии как просто благословение, то тогдашний синодальный секретарь и епископ Лавр Манхэттенский говорил о них как о хиротониях. Если же говорить о последовавшем вскоре постановлении Синода РПЦЗ о том, что Зарубежная Церковь не будет иметь общения с греками-старостильниками до тех пор, пока последние не объединятся, то следует иметь в виду, что это решение хотя и было принято с благими намерениями, но, по-видимости, могло быть продиктовано нежеланием синодальной канцелярии во главе с прот. Георгием Граббе (будущим еп. Григорием) отвечать за свои ошибки (одобрение задним числом хиротоний флоринитов), допущенные прежде в отношениях со старостильниками. Каноническая несостоятельность флоринцев ярко проявила себя, в частности, как в назначении своих епископов на кафедры, уже занятые матфеевскими иерархами, так и в многочисленных разделениях уже в их среде, вызванных любоначалием, а зачастую и безнравственностью клира.
Прекрасно иллюстрируют невнятное отношение РПЦЗ к новостилию и другие факты. Худшего рода «икономией» следует признать существование в рамках РПЦЗ новостильных епископов, таких как вышеупомянутый Феофил Детройтский (так же негативно нужно и оценивать соблюдение западной пасхалии в голландской миссии).
Говоря об отношениях РПЦЗ и истинно-православных греков, следует отметить, что именно отсутствие внятной Омологии и привело РПЦЗ в 1994 году ко вступлению в общение с экуменической группой митр. Киприана Филийского.   Добавим, что само это вступление в общение уже было отступлением от предшествующего синодального постановления о неимении общения со старостильниками, пока последние не объединятся.
Не менее противоречивую позицию в разные периоды своего существования занимала РПЦЗ относительно «таинств» экуменистов-сергиан. Напомним: с одной стороны, в своем духовном завещании митр. Анастасий предостерегал верных даже от бытового общения с сергианами. С другой стороны, во время его председательства в Синоде (к сожалению, и позже — Марк Берлинский с сербами) некоторые иерархи РПЦЗ считали возможным сослужить и сослужили и епископами «мирового православия», оказываясь тем самым в общении и с сергианской патриархией. Особенно в этом отношении стоит выделить Антония Женевского, о котором известно, что он рекомендовал своим клирикам сослужить лучше с ново-, чем со старостильниками. Известно, что этот же епископ не отрицал таинств сергиан.
Истинно святоотеческую позицию занимал в этом вопросе Святитель Филарет Вознесенский, когда говорил о том, что представляют собой таинства сергиан, приводя эпизод из жития блаженной Ксении Петербургской (святая на базаре перевернула бочку с медом, потому что провидела, что на ее дне лежит дохлая крыса). Нелишне также вспомнить, что свт. Филарет отказался отвечать на письмо патриархийного о. Дмитрия Дудко, поскольку не считал последнего принадлежащим к Церкви Христовой.
В дальнейшем нельзя не отметить определенного поворота вспять. Уже в 1990 году, когда на Мансонвилльском соборе было принято постановление об открытии легальных приходов РПЦЗ в России, в постановлениях собора, в частности, говорилось о том, что иерархи РПЦЗ не смеют отрицать благодатности тайнодействий православно мыслящих и искренних священников патриархии. Думается, что именно за такое утверждение, несмотря на наличие благоприятных условий для миссии, Господь попустил нестроения в российских приходах РПЦЗ. Действительно, консервативно настроенным прихожанам патриархии этим утверждением фактически рекомендовалось остаться там, где они и были — вне Церкви. И мы смеем утверждать, что многочисленные расколы — от лавровцев до суздалитов — являются плодами в том числе и подобной непоследовательности иерархов РПЦЗ. (Достаточно вспомнить, что архимандрита Валентина (Русанцова) приняли в РПЦЗ не только без миропомазания и в сущем сане, но даже и без покаяния, рекомендованного Митрополитом Анастасием для всех вышедших из большевицкой среды на свободу).
Получается, что позиция Мансонвилльского собора на самом деле либеральнее даже частного мнения Святителя Кирилла Казанского, высказанного им в первые годы существования сергианского раскола. А ведь за это время патриархия впала еще и в ересь экуменизма. Если же говорить о катакомбных приходах, то необходимо вспомнить архиепископа Лазаря (Журбенко), бывшего катакомбным монахом, но не постеснявшегося принять в свое время священнический сан в еретической патриархии (на интернет-ресурсе нынешних лазаритов утверждается, что он сделал это по благословению архиепископа Леонтия Чилийского). В частности, именно из-за сомнительной репутации Лазаря множество настоящих катакомбников не приняли РПЦЗ и были вынуждены обратиться за окормлением к старостильникам.
Непоследовательность РПЦЗ в Омологии ясно иллюстрируется и отношением к Анафеме на экуменизм 1983 года. Напомним, в своем Рождественском послании 1986 года Митрополит Виталий написал, что хотя большинство поместных церквей подверглись ударам новостилия и экуменизма, «мы не дерзаем утверждать (да сохранит нас Господь от этого, и это возможно утверждать только Вселенскому собору), что они лишены благодати Божией». Далее митр. Виталий пишет о том, что Анафема на экуменизм носит частный характер и предназначена скорее для верных РПЦЗ, а для остального «мирового православия» является лишь предупреждением. Но православный взгляд на Анафему иной. Подпавший под Анафему, будь то верный или любое церковное сообщество, сами себя отсекают от благодати Божией. Справедливости ради надо заметить, что впоследствии Владыка Митрополит Виталий занимал четкую позицию непризнания таинств Московской патриархии и непризнания экуменизма. Однако проблема недвусмысленной оценки греческого раскола новостилия так и не была решена, может быть по причине недостаточного понимания того, что и новостилие, и сергианство, и экуменизм являются следствием одного и того же обновленчества.
Какой же выход может быть для РПЦЗ в нынешний период ее существования?
Это, несомненно принятие РПЦЗ Исповедания веры (Омологии). В единомыслии с матфеевской Омологией, матфеевским исповеданием веры. Она, на самом деле, и есть Омология Святителя Филарета, как понимал ее сам Святитель, а не канцелярия Синода РПЦЗ.
Если вернуться к вопросу об общении с истинно-православными греками, то из всего вышеизложенного, следует, что единой и истинной Православной Церковью Эллады является матфеевский Синод под председательством Архиепископа Николая Афинского (и единомысленная в вере с ним Церковь ИПХ Кипра). Представляется, что былое постановление Синода РПЦЗ о неимении общения с греческими старостильными группами в настоящее время устарело. Сегодняшняя РПЦЗ переживает тяжелое время, во многом пожиная плоды непоследовательности в Исповедании Веры (Омологии) исторической РПЦЗ. Тем более важно общение с Истинно-Православными греками, свято сохранившими отеческое Предание. Многочисленные флоринские старостильные группы в лице своих иерархов (хризостомовская, каллиникитская, киприановская) в полной мере проявили раздорничество, потакательство экуменизму в явной и скрытой формах, как, например Павел Асторийский (флоринский синод) или сам Киприан Филийский.
Что же касается флоринского синода, то необходимо упомянуть об их т. н. «Хартии», в которой архиепископ Хризостом фактически обратился к греческим властям с прошением о государственном признании и ходатайствовал о «приватизации» его синодом названия «И.П.Х.». Русским православным здесь очевидны параллели с сергианством. Кроме того, клирики архиепископа Хризостома (Киюсиса) допускают к евхаристическому общению (помимо новостильников) клириков и мирян т. н. суздальской группы, в частности «епископа» Григория (Лурье), известного проповедника имябожнической ереси. Этот факт «епископ» Григорий самолично подтвердил.
Насколько нам известно, клирик, причастивший «епископа» Григория, не был подвергнут никаким каноническим прещениям, ему лишь запретили совершать подобные деяния в дальнейшем. Мало того, его интервью, с фотографиями его самого и его архиерея, появилось на контролируемом «епископом» Григорием ресурсе Портал-Кредо.ру.
Если бы что-то похожее совершил бы матфеевский клирик, то последствия для провинившегося были бы весьма строгими.
Иными словами, флориниты во многом собственными делами показали, кто есть Церковь, а кто неканоническое раскольническое сборище. Если неканоничность и во многом нецерковный характер расколов от РПЦЗ не требуют особых объяснений, то и в Греции все обстоит похожим образом: матфеевцам, сохранившим православную веру неповрежденной, не нужны особые доказательства нецерковности флоринитских иерархий. Именно поэтому Собору РПЦЗ следует признать свои ошибки «на греческом направлении», признать ошибкой флоринитские хиротонии, заявив об их законности лишь в том случае, если флоринитские епископы признают своим Первоиерархом Архиепископа Афинского Николая. Равно необходимо и признание хиротесий 1971 года над матфеевскими Митрополитами простым благословением, как это признавал Святитель Филарет (Вознесенский).
Относительно принятия Исповедания Веры (Омологии) (а это необходимый шаг для единения всех в полном смысле этого определения Истинно-Православных), следует понимать, что последствиями этого в полной мере православного шага являются полный отказ от т. н. духовного наследия архиепископа Антония Женевского и его анафематствование, подтверждение того, что Анафема на экуменизм имеет вселенское значение. В плане практическом следствием принятия Исповедания Веры (Омологии) является ужесточение чиноприема клириков и мирян из юрисдикций «мирового православия», категорический отказ от сослужений с клириками модернистских юрисдикций.
Подводя итог всему вышесказанному, всем верным чадам РПЦЗ можно спросить себя, тождественна ли наша экклесиология экклесиологии новомучеников Святителей Иосифа, Димитрия, Кирилла и Виктора, экклесиологии Святителя Матфея и Святителя Филарета? Или, говоря по-другому, является ли наша экклесиология  святоотеческой?


Конец и Богу нашему слава! Аминь.


Россия. Кострома. 2010 год.

 

Исповедание веры (Омология), принятое Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Заграницей
(Проект)


Священный Собор Епископов Русской Православной Церкви Заграницей, по причине отсутствия до сего дня последовательной, единой, твердой, правильной с православной точки зрения позиции по отношению к разнообразным вопросам и нестроениям в нашей многострадальной Русской Православной Церкви Заграницей, движимый пастырским попечением и ответственностью, должен приступить соответствующим образом к рассмотрению этих вопросов.
 Итак, Святой и Священный Архиерейский Собор, поскольку настало время, и обстоятельства благоприятствуют, и устранены препятствия к тому, чтобы приступить к рассмотрению этих вопросов Церковной Иерархией, в страхе Божием, с осознанием и полным пониманием нашей Архиерейской ответственности перед Богом и Его Святой Церковью, собрался и рассмотрел вышеупомянутый вопрос на Заседании, проходившем .......... года под председательством Первоиерарха............................

....., при участии всех членов Священного Архиерейского Собора, а именно: ..............................................................................
 И о деяниях, и о единогласном Решении нашем благоразумную паству Церкви Христовой, как истинные и каноничные Пастыри, смиренные ее Предстоятели, настоящим Исповеданием Веры извещаем:

Русская Православная Церковь Заграницей, ее Иерархия, клирики и миряне веруют во Отца, Сына и Святаго Духа, Троицу Единосущную и Нераздельную. Мы веруем и исповедуем, что Православная Церковь есть Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, и что нет другой Церкви. Мы подчиняемся Священному Писанию, Апостольскием Правилам, Семи Вселенским Соборам, Поместным Соборам, а также Правилам и Учению Святых Отцов.


+++



Веруем и исповедуем вместе со Святыми Апостолами, семью Вселенскими Соборами, равно как и поместными Соборами, и со всеми Святыми, что остаемся верными до конца нашей жизни писаному и неписаному Преданию Единой Святой Вселенской Апостольской Восточной Православной Христовой Церкви в том, как оно было изложено, сохранено и передано, без каких либо прибавлений или изъятий. И да не будет у нас никакого церковного единства ни с раскольниками, ни с еретиками, ни с любыми сторонниками новшеств. Ни с теми, кто предан Анафеме, иначе да и мы извергнемся, ни с теми, кто подвергнут епитимии, иначе да и мы таковой подвергнемся. Как и Святой Апостол Павел говорит:  «Кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема» (Галатам 1:9). Так же и Св. Седьмой Вселенский Собор, подчиняясь писаному и неписаному Преданию Святого Духа, исповедует вместе со святыми Апостолами,  шестью Вселенскими Соборами, и всеми Святыми: «Если кто-либо Церковное Предание, устное или письменное преступит, да будет анафема».

+++


Русская Православная Зарубежная Церковь единомысленна Святому Викентию Леринскому, который говорит: «К Кафолической Вере принадлежит только то, во что всегда, везде и все веровали»;
единомысленна Святым Соборам, которые учат: «по Святым Отцам» и «Отцы говорили, и мы говорим»;
Синодику, который Святая Церковь повторяет каждый год в неделю Торжества Православия: «как пророки видели, как апостолы учили, как Церковь получила, как Св. Отцы определили, как вселенная восприняла, как Благодать возсияла, как Истина была показана, как ложь была изгнана, как Премудрость утвердилась, как Христос одобрил, так думаем мы, так говорим мы, так проповедуем мы.... Эта Вера есть Вера апостолов, эта Вера отцов, эта Вера есть Вера православных, эта Вера есть Вера спасшая мир... Все вещи нововведенные и возникшие против Церковнаго Предания и учения блаженной памяти Св. Отцев да будут трижды преданы анафеме!»

+++


Мы отметаем все ереси и новшества, которые были с самого начала и до сего дня и которые отвергла Церковь Христова.

+++


Многие сейчас пытаются прятаться под личиной Истинно-Православных, не обладая при этом ни догматической, ни канонической чистотой в своих убеждениях, и порой дискредитируют саму идею Истинного Православия. Таковые никак не могут считаться духовными преемниками Истинно-Православных христиан России, Греции, Кипра и других православных стран, которые в эпоху всеобщего отступления и страшных гонений на веру православную стойко и бескомпромиссно сохраняли во всей полноте Догматы Православной веры, Ея Святые Каноны и нравственное Учение. Порой под маской Истинного Православия скрываются раскольники, самосвяты и еретики. Но это никак не бросает тень на подлинную сущность этого названия.

+++


На сегодняшний день существует только два пути: путь Истинно-Православных Христиан и путь различного вида приспособленчества. Мы должны выбрать, каким путем мы идем. Русская Православная Церковь Заграницей выбирает путь Истинного Православия.

+++


Это Вероисповедание мы принимаем для того, чтобы через него уяснить, кто вместе с нами хочет быть Истинно-Правослаными Христианами, а кто не разделяет вместе с нами этих убеждений и не будет оставаться с нами. Кто нашего духа, а кто нет.


+++


Через это Вероисповедание мы желаем возобновить общение с нашими братьями в Церкви Истинно-Православных Христиан Греции и Кипра, которые так и не дождались его от нас в 70-х годах ХХ века. Мы единомысленны со Святителем Митрополитом Филаретом (Вознесенским) Первоиерархом Русской Православной Церкви Заграницей, который признавал полноценной Иерархию Церкви Истинно-Православных Христиан Греции и Кипра матфеевского Синода и называл «простым благословением» хиротесию, совершенную над представителями братской Церкви Истинно-Православных Христиан Греции и Кипра. Это Вероисповедание было обещано нашим братьям во Христе из Церкви Истинно-Православных Христиан Греции и Кипра, но обещание не было выполнено. Мы желаем снять бремя ответственности за обман, который был совершен в нашей Церкви противниками Святителя Филарета (Вознесенского) в отношении Церкви Истинно-Православных Христиан Греции и Кипра.

+++

Основываясь на словах Святого Апостола Павла: «Темже убо, братие, стойте и держите предания, имже научистеся или словом или посланием нашим» (II Солун. 2, 15);
Правиле 91 Св. Василия Великого: «Из сохраненных в Церкви догматов и проповедания, некоторые мы имеем от письменнаго наставления, а некоторые прияли от апостольского предания по преемству в тайне; и те и другие имеют едину и ту же силу для благочестия. И сему не воспрекословит никто, хотя мало сведущий в установлениях церковных. Ибо аще предприимем отвергати неписанные обычаи, аки невеликую имеющие силу, то неприметно повредим Евангелию в главных предметах, или паче сократим проповедь в единое имя без самыя вещи»;
Правиле 7 Седьмого Вселенскаго Собора;
Правиле 3 Карфагенского Собора;
Правиле 21 Гангрского Собора —
РПЦЗ единомысленна «писанному и неписанному законоположению» Православной Церкви;
основываясь на правиле Св. Киприана Карфагенского, отвергающего всякое крещение или другое таинство, совершенное вне Истинной Церкви;
Правиле 46 Святых Апостол, которое гласит: «Епископа или пресвитера, приявших крещение или жертву еретиков, извергати повелеваем. Кое бо согласие Христове с Велиаром; или кая часть верному с неверным?»;
Постановлении Собора Епископов Русской Зарубежной Православной Церкви в 1971 году в Монреале, согласно которому крещение является правильным путем возвращения неправославнаго в лоно Православной Церкви — РПЦЗ исповедует исключительность и Соборность Православной Церкви, что к тому же всегда проповедовалось Святыми Вселенскаго Православия (независимо от эпохи или места их жительства), а так же, что вне Православной Церкви нет ни Крещения, ни какого либо Таинства.
На словах Святого Апостола Павла: «Но и аще мы, или ангел с небесе благовестит вам паче еже благовестихом вам, анафема да будет» (Гал. 1, 8, 9), ибо Святой  Апостол без колебания сам себя подвергает анафеме на случай искажения учения;
Деяниях Всеправославного Собора 1848 года, решения которого были подписаны Анфимом, Вселенским патриархом Константинопольским, Иерофеем, патриархом Александрийским, Мефодием, патриархом Антиохийским, и Кириллом, патриархом Иерусалимским: «Будем держаться нашего вероисповедания, переданнаго нам такими людьми, отказываясь от всякого модернизма, как навеянного диаволом. Тот, кто принимает модернизм, обличает проповеданную нам Православную веру в неполноте. А наша Вера обладает полнотой и законченностью и не терпит ни добавления, ни исключения, ни какого изменения, так что тот, кто дерзнет сделать, подумать или советовать такую вещь, уже отвергся Веры Христовой и добровольно подвергся вечной анафеме за хулу на Духа Святаго, как если бы он неправильно толковал Писание или решение Вселенских Соборов...»: 
РПЦЗ отвергает любой церковный модернизм, то есть некий комплекс современных ересей, который предполагает изменяемость церковной догматики, нравственного Учения Церкви и Святых Канонов. Модернизм тесно связан с секуляризацией, с припособлением Церкви к нуждам мира сего. РПЦЗ отвергает модернизм в совершении таинств: отмены говений и подготовления (или полная отмена подготовления) ко Святому Причастию, обливательное крещение, необоснованный избыток икономии в эпитимиях на исповедях или полные отсутствия оных при совершении смертных грехов и прочие обрядовые нарушения, сокращения чинопоследований таинств и т. д.
РПЦЗ отвергает любые модернистские попытки «обновления», «актуализации», «аджиорнаменто», «пересмотра» Церковнаго Предания; отвергает любые попытки пересмотра литургических текстов, постов, отвергает всяческие деления Святых Правил на «догматические», «административные» или «дисциплинарные», отвергает всякое деление элементов Предания на «основные» и «второстепенные», отвергает всякие изменения в порядке служб, в иконографии, в священной музыке, в архитектуре, в одеянии духовенства; отвергает второбрачие духовенства и женатый епископат и всякие других модернистские предложения, которые уже выдвигались или будут выдвинуты в будущем. РПЦЗ не только отказывается от всех таких попыток, но не приобщается и не молится с теми, кто их допускает, проповедует, практикует или способствует их распространению.
Основываясь на Правиле 10 Святых Апостолов: «Аще кто с отлученным от общения церковнаго помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен»;
Правиле 45 Святых Апостолов: «Епископ или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям Церкви: да будет извержен»;
Правиле 65 Святых Апостолов: «Аще кто из клира или мирянин в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолиться: да будет и от чина священного извержен, и отлучен от общения Церковнаго»;
Правиле 6 Лаодикийского Собора: «Не попускати еретикам, коснеющим в ереси, входити в дом Божий»;
Правиле 33 Лаодикийского Собора: «Не подобает молиться с еретиками или с отщепенцем»;
Правиле 37 Лаодикийского Собора: «Не должно принимати праздничные дары, посылаемые от иудеев или еретиков, ниже праздновати с ними»;
основываясь на Литургических текстах, призывающих: «Помолитеся, оглашеннии, Господеви, вернии, о оглашенных помолимся», а также молитвы священника, которая гласит, что оглашенные еще не славят «с нами», проводя таким образом в самой молитве разграничение между оглашенымии и верными: РПЦЗ не имеет общения в молитве или таинствах со схизматиками или еретиками, или с теми, кто молится или приобщается с ними.

+++


РПЦЗ отвергает сергианство, неосергианство, «греко-сергианство», которые являются компромиссом с этим миром во имя мнимой церковной пользы.
Сергианство — это ложная и лицемерная доктрина о «спасении Церкви» человеческими и политическими средствами. В этой доктрине христианину навязывается идея, что не Церковь спасает человека, а человек спасает Церковь. Причем речь идет не просто о сотрудничестве со светской властью, а о том, что Церковь, с сергианской точки зрения, оказывается в таком положении, что готова воспринять любую идеологию и сотрудничать фактически с самим Антихристом ради мнимой церковной пользы. Антихристианская идеология воспринимается сергианами как их собственная, и в результате появляется злосчастная «Декларация» митрополита Сергия (Страгородского), в которой «радости» цареубийц и гонителей Церкви большевиков становятся «радостями» сергиан. Сергианство позволяет нарушать Святые Каноны в угоду богоборческим властям. Сергианская доктрина — это всецелое подчинение богоборческой власти, вплоть до готовности пожертвовать Православной  Догматикой ради мнимого «спасения Церкви».


+++


РПЦЗ отвергает экуменизм в широком смысле этого слова: мы отрицаем все формы экуменизма, которые существуют, новые и старые, которые зарождались еще в прежние века; мы рассматриваем дореволюционную практику чрезмерной икономии по отношению к еретикам как предвестницу современного экуменизма. РПЦЗ также отвергает современные формы экуменизма: будь то «теория ветвей»; теория «о том, что истину не сохранила ни одна из ветвей», и поэтому нужно проводить новый «Вселенский Собор»; теория признания «авраамических религий Книги»; признание католиков «Церковью-Сестрой» (частичная благодатность еретических сообществ); «теория осколков» (признание «Благодатными Церквями» раскольнических и еретических сообществ, ушедших в раскол или ересь из РПЦЗ, и идеи «воссоединения осколков РПЦЗ»); идеология и практика Мирового Совета Церквей; «старостильный экуменизм» (признание «Благодатными Церквями» раскольнических и еретических сообществ, ушедших в раскол или ересь из Истинно-Православной Церкви) и т. д. или какие-либо другие формы экуменизма.

+++

РПЦЗ рассматривает новокаледаризм не как просто смену календаря, а как настоящую ересь, осужденную и анафематствованную. Мы считаем, что т. н. «поместные церкви мирового православия» принявшие новый календарь, и все сообщающиеся с ними (например, Московская патриархия), приняв это нововведение, усвоили еретическую идеологию и сделались раскольниками.
РПЦЗ отвергает мнение митрополита Хризостома бывшего Флоринского, что новостильники сделались «только потенциальными раскольниками».
РПЦЗ, признавая три Анафемы, провозглашенные Всеправославными Соборами 1583, 1587, 1593 годов Патриархами Иеремией Константинопольским, Сильвестром и Мелетием Александрийскими, Иоакимом Антиохийскйм и Софронием Иерусалимским против григорианского календаря;
будучи единомысленна «Заявлению» Святителя Филарета (Вознесенского), Первоиерарха РПЦЗ, от 14/27 апреля 1972 года, в котором сказано, что «эти осуждения никогда не были отменены последующими Соборами. Они по-прежнему действительны и обязательны для всех православных христиан. Введение нового календаря принесло лишь расколы Церквам, принявшим его»;
будучи единомысленна «Заявлению» Святителя Филарета (Вознесенского), Первоиерарха РПЦЗ, от 10/29 сентября 1971 года о том, что «григорианский календарь является нарушением Православнаго Предания»;
учитывая факт вступления в общение в 1971 году с Греческой Церковью Истинных Православных Христиан (Матфеевского синода),
заявляет о Соборном отвержении ереси новокалендаризма.
1) Введение нового календаря в церковное использование привело к схизме богословского и догматического характера.
2) Любая Церковь, принимающая новый календарь, становится всецело схизматической.
3) Таинства любой схизматической Церкви недействительны по 1-му правилу Св. Василия Великого и по правилу Карфагенского Собора.
4) С новостильниками, являющимися схизматиками, не разрешается и не оправдывается никакое духовное и церковное общение по 33-му правилу Лаодикийского Собора.
5) Русская Православная Церковь Заграницей не имеет никакого духовного и канонического общении с теми Церквями, которые хотя и используют старый календарь, но общаются с Церквями, следующими новостильному новшеству, ибо «приобщающийся с неприобщаемым неприобщаем есть», по Иоанну Златоустому.
6) Возвращающихся из схизмы нового календаря простых верующих приемлем через данное Исповедание Веры Православной, извещающее ложь нового календаря, и запечатлеваем их Святым Миром православного происхождения, в случае если они крещены с правильным соблюдением формы крещения в новостильной Церкви (1-е правило Св. Василия Великого и Карфагенского Собора).
7) Возвращающихся новостильных клириков принимаем в общение так, что вначале они дают письменную Присягу, принимающую данное Исповедание Веры (Омологию), отвергающую новый календарь и свое церковное начальство, и читаем им потверждающие молитвы хиротонии, по 7-му правилу Второго Вселенского Собора.
8) Никакое Святое Таинство и церковный обряд не совершаем над теми, кто следует новому календарю.
9) Никому из новостильников не разрешаем участвовать в наших Таинствах, как, например, в случае крещения не допускаем новостильному быть восприемником православного ребенка (по 46-му правилу Апостольскому).
10) Запрещается хождение наших верных на церковные службы, совершаемые новостильными, по 33-му правилу Лаодикийского Собора.

+++

Рассмотрев вопрос об имяславии (имябожии), Архиерейский Собор вынес следующее суждение:
имяславие (имябожие), как и его ересеучитель Антоний Булатович, который умер вне общения с Церковью, осуждены Церковью Русской и Греческой;
богословы с острова Халки составили авторитетное мнение об этой ереси;
имяславие (имябожие) не принимали Иерархи Катакомбной Церкви, и в первую очередь Святитель Митрополит Иосиф Петроградский. Иерархи РПЦЗ также негативно относились к этой ереси — и в первую очередь Блаженнейший Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Антоний Храповицкий;
имяславцы (имябожники) осуждены как еретики Церквами Русской и Греческой. Всевозможные ссылки касательно неправославия богословского заключения с острова Халки являются неправомочными. Халкинскую школу богословия имяславцы пытаются обвинить в неправославии на основании того, что эта школа дала миру большое количество иерархов-экуменистов и новостильников. Но этот аргумент является неправомочным, поскольку из стен этой школы вышли и такие духовные и вероучительные авторитеты Православной Церкви, как Святитель Нектарий Эгинский, который там учился и преподавал, а так же великий исповедник Православной веры святитель Матфей Вресфенский. Оба эти Святителя не являются ни экуменистами, ни имяславцами (имябожниками);
на сегодняшний день не существует столь компетентных богословов, которые могли бы достойно разрешить эту проблему. Пользуясь этим, имяславцы (имябожники) пытаются вновь внести смуту в Православную Церковь. Поэтому для православных христиан остается «держать то, что мы имеем» — дореволюционные документы  Российской Православной Церкви и Константинопольской Православной Церкви относительно имяславия (имябожия) и имяславцев (имябожников). Согласно этим документам и совершается чиноприем имяславцев (имябожников), желающих покаяться и вернуться к Православной вере.

+++


РПЦЗ признает ЦИПХ Греции и Кипра под омофором Архиепископа Николая Афинского и Митрополита Севастиана Китийского каноничными, благодатными, законными Церквами, имеющими Апостольскую преемственность и неповрежденную Православную веру.
Существует единственная Греческая Православная Церковь и единственная Кипрская Православная Церковь согласно Святым Канонам и на их канонической территории, а остальное — это некие юрисдикции, у каждой из которых свои собственные особенности отступления от Церкви Христовой.
РПЦЗ признает  ЦИПХ Греции и Кипра, и если Церковь канонически решит вопрос о возвращении раскольников и еретиков под омофор Православных Епископов, то РПЦЗ с уважением и почетом примет это решение. Каждая Поместная Церковь должна решать вопрос об отколовшихся от Нее сообществах самостоятельно, согласно Святым Церковным Канонам.


+++

Несмотря на то, что в РПЦЗ была принята Анафема на масонство, в нашей Церкви было противодействие этому соборному решению со стороны врагов Церкви, которые как волки в овечьей шкуре последовательно и целенаправленно пытались губить овец Христовых: продолжалось в той или иной форме взаимодействие с масонскими структурами. Причем это касалось не только мирских, но и духовенства и даже архиереев. Это заставляет еще раз напомнить всему народу церковному о том, что:
РПЦЗ не имеет каких-либо отношений или сношений с каким-либо тайным обществом, каким бы ни было его название или видимый состав, ни с организациями, прямо или косвенно зависящими от такого общества. В том числе с тайными и другими аналогичными обществами, доктрины, философия и цели которых противоречат учению Святого Евангелия и всего Церковного Предания.
Подпавший под Анафему на масонство, равно как и под другие анафематизмы церковные, будь то верный или любое церковное сообщество, сами себя отсекают от благодати Божьей.
РПЦЗ в согласии и единомыслии с Окружным Посланием ЦИПХ Греции (матфеевского Синода) от 25 ноября 1949 заявляет о том, что безумие масонов является носителем и вестником всякого зла, потрясающим и смущающим простой народ Божий. Истинно, что масонство представляет собой тайную религию, полностью отличную и чуждую христианской вере. Ибо масонство отрицает и нападает коварно, скрытно и вероломно на христианскую веру в основных и фундаментальных ее Догматах.
Масоны отвергают Божество Господа нашего Иисуса Христа, Троичность Бога, богодухновенность Священного Писания, и таким образом пытаются разрушить здание Христианства, чтобы на его развалинах воздвигнуть свою религию, которую они называют религией будущего, как предназначенную, якобы, заменить все существующие религии. Именно по этой причине масонство имеет свои места служения, имеет своих служителей и особый обряд служения, на основе которого совершаются в тайном окружении, напоминающем идолослужение, различные масонские ритуалы: освящения храмов, крещения, венчания, поминовения их последователей; а к тому же оно (масонство) считает нечестивыми христиан, не посвященных в масонство. Уже из этого становится очевидным, что совершенно никакого компромисса не может быть у христианства и масонства, как никакого компромисса нет у света и тьмы, у Христа и Велиара. Невозможно быть Христианином и одновременно масоном — как ложно и коварно внушают приверженцы масонства.
По вышеуказанной причине, и так как Единая Святая Соборная и Апостольская Восточная Церковь Христова, которой Догматы, Священные Каноны и Священные Предания мы бережно храним как наименьшие Её пастыри, удалила, осудила и отлучила всякого христианина, уклоняющегося от этих распоряжений, а особенно отлучала вводящих всякий раз выявляемую ересь и последующих ей, будь то властители, правители, старосты, высокопоставленные лица или из простого народа, клирики или миряне; мы, считая масонскую ересь враждебной христианству, обязаны своим служением, последуя Св. Вселенскими Соборами переданной власти, предать безбожное масонство сатане, и поэтому и говорим в епитрахили и омофоре: «Если кто-либо благовествует вам не то, что мы благовествовали, даже Ангел с неба, да будет анафема» [см. Гал. 1, 8]. Все, кто занимается диавольской и беззаконной работой масонства, такие например, как Антоний Женевский и все другие, последующие повреждению ума и заблуждениям масонства, да будут отлучены и прокляты от Отца, Сына и Святого Духа, и будут после смерти непрощенными. Стонущими и дрожащими да будут, как Каин на земле. Да расколется земля и поглотит их, как Дафана и Авирона; гнев Божий да будет на их головах, и участь их с Иудой предателем. Ангел Господень да преследует их огненным мечом, и процветания да не увидят до конца их жизни. Труды их и боли да будут неблагословенными, и да породят прах как на летних гумнах [см. Дан. 2, 35]. И все, кто будут упорствовать в этом зле, подобную получат награду, все же, кто обратятся от этой среды и отвратятся их проклятого повреждения ума, будут благословенны и получат прощение от Отца, и Сына, и Святого Духа, Единой неслиянной и нераздельной Троицы, Единого по естеству Бога, и от нас, Его рабов.
Мы, как единственные представители Всероссийской Православной Церкви на сегодняшний день, приносим покаяние в том, что отцы наши и бывшие прежде нас Епископы во время революции признали масонское Временное Правительство, не разобравшись в его подлинной сущности, о чем потом каялись и сожалели. И продемонстрировали свое покаяние и верность Дому Романовых на Соборе РПЦЗ в Сремских Карловцах.


+++

За всю историю своего существования РПЦЗ не идентифицировала себя Соборно, как Церковь Истинно-Православных христиан. Отдельные Иерархи идентифицировали себя как Истинно-Православные христиане, а другие, напротив, демонстрировали свое стремление к объединению с «мировым православием». Где эти люди сейчас, все знают — в Московской патриархии и других церквях «мирового православия».
Однако с давних времен существует понятие Истинного Православия. Преподобный Викентий Леринский, умерший до 450 года по Рождестве Христовом, в своих «Памятных записках Перегрина о древности и всеобщности кафолической веры против непотребных новизн всех еретиков» пользовался этим понятием: «Наш долг хорошенько изъяснить и утвердить его посредством многих примеров, дабы все истинно православные знали, что их обязанность — вслед за церковью принимать ее учителей, а не вслед за учителями покидать веру церкви... истинный и подлинный православный тот, кто любит истину Божию, Церковь, тело Христово...». Истинно-Православными называли себя Святые Новомученики и Исповедники Российские, не принявшие богоборческую власть и сергианство. Истинно-православными называют себя противники новокалендарного новшества в Греции и на Кипре. Истинно-Православные Христиане — это в первую очередь церковное движение, которое оказывало реальное противостояние вводимым новшествам как в России, так и в Греции. А Церковь Истинно-Православных христиан, как в России, так и в Греции и на Кипре, —  это и есть Церковь Христова.
РПЦЗ избрала путь и следует пути Истинно-Православных Христиан. Мы отвергаем, отрицаем «мировое православие», мы не считаем его Церковью Христовой. Отселе мы принимаем целиком и полностью, во всем объеме идеологию ЦИПХ России, Греции и Кипра и соотвественно с этим выстраиваем свое отношение к «мировому православию» как к таковому.


+++

О единоличной Хиротонии, совершенной приснопамятным Святителем Матфеем Вресфенским, РПЦЗ глаголет следующее:

Ввиду того, что:
1. Хиротония Святого Григория во епископа Неокесарийской Церкви была совершена единолично блаженным Федимом, Епископом Каппадокийского города Амасии;
2. Великий Фотий Исповедник, Константинопольский Патриарх, единолично был посвящен Сиракузским Архиепископом Григорием Асвестой;
3. Священномученик Илиодор, Епископ Персидский единолично рукоположил во епископа святого священномученика Дисана;
4. Святой Амфилохий был поставлен во Епископа Иконийского и вовсе необычно: одной святой благодатью, будучи приведен Ангелом в близлежащую церковь. А когда Амфилохий встретил семь Епископов, желавших рукоположить его, то после того как он рассказал о своем таинственном рукоположении, они не решились вновь его рукополагать;
5. Святой Иоанн Златоуст единолично рукоположил Епископа (Аверкия);
6. Первый Архиепископ Сербский,  Святитель  Савва,  единолично рукоположил  Епископов  и  Церковь Сербская на единоличной хиротонии основана;
основываясь на этих заслуживающих доверия примерах из истории Святой Церкви, Архиерейский Собор имеет суждения:
1. Веруем, что хиротонии совершенные единолично, блаженной памяти Матфеем Епископом Вресфенским, имеют полную каноническую и благодатную силу.
2. Веруем, что произведенные над представителями ЦИПХ Греции и Кипра матфеевского Синода, Митрополитами Епифанием и Каллистом, хиротесии были лишь актом признания и благословения, но ни в коей мере не «перерукоположением», не «восполнением ущербного таинства», не «добавлением чего-либо к апостольскому преемству». В силу того, что совершенное Таинство священства и полное Апостольское преемство у них уже было в наличии от руки блаженной памяти Архиепископа Матфея.
    3. Признаем, что сам факт совершения этих хиротесий был деянием, совершенным в духе компромисса, под давлением «церковных либералов» и приспешников флоринских раскольников, в чем и приносим перед Богом наше искреннее покаяние.
4. Признаем, что Канон о приеме через хиротесию касается приема раскольников, а вовсе не процедуры признания Православных Архиереев. Таким образом, мы считаем, что по отношению ЦИПХ Греции и Кипра применение данного Канона было неправомочным и ошибочным.
Заявляем, что постановление о применении данного Канона к ЦИПХ Греции и Кипра вменяем яко не бывшее и приносим покаяние в том, что через это наши предшественники фактически поступили с Православными Христианами так, как заслуживают только раскольники.
В отношении рукоположения епископа Акакия Собор рассудил следующее: рукоположение епископа Акакия было произведено с грубым нарушением церковного канонического порядка и соответствующих Правил Святых Апостолов:
Апостольское 35: «Епископ да не дерзает вне пределов своея епархии творити рукоположения во градех и в селех, ему не подчиненных. Аще же обличен будет, яко сотвори сие без согласия имеющих в подчинении грады оные или села: да будет извержен и он, и поставленнии от него»;
Апостольское 37: «Дважды в году да бывет собор епископов, и да рассуждают они друг с другом о догматах благочестия, и да разрешают случающиеся церковные прекословия...»;
Апостольское 10: «Аще кто с отлученным от общения церковнаго помолится, хотя бы то было в доме, таковый да будет отлучен»;
Апостольское 45: «Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что либо, яко служителям церкви: да будет извержен»;
Правило Перваго Вселенского Собора 4: «Епископа поставляти наиболее прилично всем тоя области епископам...»;
Правило Перваго Вселенского Собора 6: «...Вообще же да будет известно сие: аще кто, без соизволения митрополита, поставлен будет епископом: о таковом великий собор определил, что он не должен быти епископом. ...»;
Правило Святаго Поместного Собора Антиохийского 19: «Епископ да не поставляется без собора и присутствия митрополита области...» .
Рукоположение было произведено на канонической территории другой Поместной Церкви, без соответствующего решения каноничной Церкви Истинно-Православных Христиан Греции и Кипра, вопреки Синодальному решению РПЦЗ и без Соборного решения РПЦЗ, с участием новостильного епископа. Сам новостильный епископ отвергал факт своего участия в этой хиротонии. Синод РПЦЗ признал эту хиротонию задним числом, причем против воли Первоиерарха, Святителя Филарета (Вознесенского).
На основании всего вышесказанного наш Священный Собор постановил: считать хиротонию, произведенную епископом Серафимом Чикагским, противоречащей Канонам Святой Православной Церкви. Считать постановление о признании со стороны Синода РПЦЗ хиротоний, совершенных для т. н. «флоринской иерархии», антиканоничными и вменить яко не бывшие. Считать возникшую таким неканоничным способом т. н. «флоринскую иерархию» антиканоничной и впредь не иметь с ней никакого общения.
Из всего вышесказанного следует простой и ясный вывод: Истинно-Православная Церковь Греции и Кипра существовала и существует. Апостольское преемство имеет та ее часть, которая возглавлялась приснопамятным Архиепископом Матфеем. Единоличные хиротонии матфеевцев были обоснованы как сложившейся на тот день исторической ситуацией, так и канонически. Наша РПЦЗ во времена святителя Филарета (Вознесенского) признавала Апостольское преемство матфеевской иерархии и совершила, ради мира церковного и надежды на возвращение в Церковь Христову флоринской паратаксы, не хиротесию, а простое благословение. Как об этом заявлял приснопамятный Святитель Филарет (Вознесенский).


+++

РПЦЗ осуществляет чиноприем из Московской Патриархии и церквей «мирового православия» руководствуясь Канонами Православной Церкви (1-е Правило Святителя Василия Великого и смежные с ним правила), практикой ЦИПХ в России: Митрополита Иосифа Петроградского, Епископа Димитрия Гдовского и других, а также учитывая практику ЦИПХ Греции и Кипра; и впредь всех приходящих из раскольничих групп, из Московской Патриархии, из церквей «мирового православия», из прочих раскольничьих групп (киприанитов, флоринитов и выходцев от произошедших от них юрисдикций, при наличии у принимаемых в общение правильной формы Таинства Святого Крещения) принимать в Церковное общение не иначе как через Таинство Святого Миропомазания.
Если же они клирики Московской патриархии, перед Святым Миропомазанием и Хиротесией испытывать их благие намерения, правую веру и оглашать не менее одного года. И если обрящутся достойными, то принимать через Миропомазание и Хиротесию в том сане, в котором они были в Московской патриархии. Если же покажут себя недостойными, то принимать их через Таинство Святого Миропомазания, как обычных мирян. Такая практика является наиболее снисходительной, поскольку среди катакомбных христиан бытует мнение, что клирики Московской патриархии, как совершенно испорченные нравственно, не могут быть принимаемы в сущем сане ни при каких условиях. Эта мера не является дискриминацией и ничем не ущемляет права приходящих к Церкви бывших клириков МП, потому что спасение во Христе дается независимо от сана и положения в Церковной иерархии. С другой стороны, Церковь обязана защитить себя от духа, который властвует в среде клириков «красной церкви».
Если клирики других вышеперечисленных юрисдикций желают быть присоединены в сущем сане, то по однолетнем испытании их благого намерения и после принесения ими ставленической исповеди принимать их через Святое Миропомазание и Хиротесию.
Если же у принимаемых в общение отсутствует правильная форма Таинства Святого Крещения, то таковых следует принимать не иначе как Первым чином, т. е. через Таинство Святого Крещения.
Правильной формой совершения Таинства Святого Крещения считается лишь только Крещение, совершенное в три полных погружения, совершенное по обычаю Православной Церкви. Т. н «обливательное» или «окропительное» крещение не считается правильно совершенным Таинством ни при каких обстоятельствах.
Клириков, не имеющих правильной формы Крещения, принимать Первым чином, и если таковой изъявит желание и явится достойным священного сана, то он может быть возведен в соответствующее достоинство ради пользы церковной в согласии с Канонами Церкви.
Все принимаемые в общение Церковное подписывают данное Исповедание веры, которое является их Присягой.

+++


Все Архиереи, клирики и миряне РПЦЗ подписывают данное Исповедание веры, которое является их Присягой.

+++


Здесь можно скачать видео и аудиозаписи
бесед с детьми, духовных бесед со взрослыми
и проповедей протоиерея Константина Федорова:
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1
638744

Здесь можно скачать PDF-файл с текстом проекта Доклада митрофорного протоиерея Константина Федорова Архиерейскому Собору РПЦЗ 2010 года:
http://narod.ru/disk/21514831000/DOKL.pd
f.html




Митрофорный протоиерей Константин Федоров.