Единственным выходом для украинского православия может оказаться федерализация Церкви

 

Для христианства в Украине события последних месяцев несут, видимо, столь же кардинальные перемены, как и начало 1990-х годов. Напомним, в 1990 году Украинская Православная Церковь получила частичную независимость. До того украинские епархии РПЦ образовывали так называемый экзархат (наместничество, которое территориально находится вне метрополии). Переименование экзархата в «Церковь» маскировало рычаги управления, которые по-прежнему тянулись из Москвы.

 

Патриарх Кирилл любил приезжать в Киев, его всегда торжественно встречали. Тысячи верующих, окружавшие главу РПЦ на богослужениях, стали зримой метафорой триединой «Святой Руси» (религиозно-геополитической конструкции, объединяющей три «православные страны» – Россию, Украину, Белоруссию). Однако, продемонстрировав влияние на часть граждан Украины, Патриарх так и не сделался их лидером. Причина – в раздвоенности имиджа РПЦ. Если ее экспортный образ – это религиозное окормление Святой Руси, «русской цивилизации» и тому подобных конструкций, то для употребления внутри России используется лишь одна модель. Речь идет о спайке между церковной и государственной властью, которая по византийской традиции именуется «симфонией».

 

Испытания последних месяцев как ничто другое консолидировали православных верующих Украины. Сейчас они осознают, что решающим для будущего той или иной религиозной организации в их стране является не каноническая «правильность», а способность к спонтанному проявлению христианского чувства, следование евангельскому кодексу поведения. После событий вокруг Крыма к этому добавилась и консолидация политическая.

 

Никто из иерархов Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) гражданином России не является, поэтому заявление председателя ее Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами Украины митрополита Августина (Маркевича) остается в рамках православной «симфонии» духовной и светской властей: «Как «военный» митрополит и по долгу, и по убеждению, однозначно благословляю наше войско на защиту отечества… Не может быть никакого сомнения, что украинский воин должен выполнять данную им присягу». Собственно, это заявление показывает подлинную цену спекуляциям на тему «столкновения цивилизаций». Если вопрос заходит о защите своего отечества, первую роль играет реальное гражданство, а не цивилизационная принадлежность к «Святой Руси».

 

Украинское духовенство выучило урок Русской Православной Церкви о «симфонии» с государством. УПЦ проявляет лояльность к новому правительству, пренебрегая тем, что это правительство находится в конфронтации с Россией, а значит, и с официальной позицией РПЦ. УПЦ МП осознала себя национальной Церковью Украины. Осознание украинцев как прихожан национальной Церкви является фактором, ускоряющим объединение УПЦ МП с Киевским Патриархатом и остатками Украинской Автокефальной Православной Церкви. Помимо межцерковной комиссии по объединению, которую возглавляет от УПЦ МП архиепископ Луганский и Алчевский Митрофан (Юрчук), в Ужгороде начал работу оргкомитет Всеукраинского православного братства «За единую Православную Церковь в Украине». Если в России «симфония» выглядит как дуэт государства и РПЦ, под который подстраиваются остальные общины, а альтернативное православие практически загнано в подполье, то украинские Церкви дают пример другой симфонии – национальной. Там дирижирует не государство, а лояльность национальному духу, который каждый понимает по-своему, но без подсказки знает точки внутренней и внешней консолидации.

 

Войдя в «симфонию» с национальной идеей Украины, духовенство УПЦ МП созрело для окончательного размежевания с Московским Патриархатом. Станет ли украинское православие единым после возможного размежевания с Москвой? Гипотетически это весьма соблазнительно. Церковь в Украине стала бы тогда едва ли не крупнейшей среди остальных Православных Церквей и уж точно обогнала бы РПЦ по числу практикующих верующих. Для этого сейчас сложились объективные предпосылки, но они, как бывает в жизни, часто уступают условиям субъективным. Субъектом же церковной жизни является не Патриарх или Синод, а приход, община, которая одна только и может претендовать на звание «церковного народа». Большинство приходов РПЦ общинами могут считаться лишь формально, их «права» ничтожно малы перед диктатурой епископата. Церковные общины в Украине имеют несравнимо большую степень свободы.

 

Чтобы не поступиться этой свободой, совокупность украинских Церквей должна и далее оставаться децентрализованной структурой. Возможно, в какой-то момент это приведет к образованию церковной конфедерации. По типу Реформатской федерации в Германии, например. События убыстряются, возможно, этот поистине революционный для православия проект в ближайшее время попадет в повестку дня.

 

 

Три тезиса председателя Всеукраинского совета церквей митрополита Онуфрия (УПЦ)

 

Итак, тезис первый. Украине необходимо стратегическое партнерство церквей, гражданского общества и государства.

 

Уже много было сказано и написано о том, что Украина должна сегодня найти свою модель взаимоотношений между церковью и государством, церковью и обществом.

Ныне церкви и религиозные организации должны помочь в новом возрождении украинского государства. И здесь открывается широкое поле для взаимодействия между церквами и гражданским обществом. И солидарность, которая возникла за последние месяцы среди нас, в ВСЦиРО, является новым шагом в нашей истории. Сегодня именно снизу должны происходить уже обновленные партнерские отношения церквей и гражданского общества. Самим ходом истории мы призваны к синергии между церквями, гражданским обществом и государством, как тремя самостоятельными институтами. Синергия предусматривает не слияние или поглощение одной институции другой, а творческое взаимодействие на благо народа Украины.

Социологические опросы фиксируют отсутствие какого-либо заметного противостояния позитивному влиянию церквей на общество. Мы все знаем, что украинское общество, особенно при адекватной информированности, положительно воспринимает партнерское взаимодействие церкви и государства, церкви и общества.

По нашему глубокому убеждению, в Украине невозможно ни огосударствление церкви, ни маргинализация религиозного фактора. Религиозную сферу нельзя превратить в продолжение государственного аппарата, с одной стороны, и невозможно вынести на маргинес, с другой стороны. А это означает, что мы призваны строить партнерские взаимоотношения. Мотивом для формирования таких взаимоотношений является осознание общей ответственности за настоящее и будущее Украины.

Украинская ситуация сегодня уникальна еще и тем, что достигнут межконфессиональный и межрелигиозный мир. Есть отдельные досадные случаи недоразумений, есть отдельные проблемные вопросы. Но в целом ситуация по сравнению с 1990-ми годами кардинально иная. И мы должны этим воспользоваться для формирования украинской модели партнерских отношений между государством, обществом и церквями.

 

Тезис второй. Украина требует полной реализации политики защиты прав верующих.

 

В нашей Конституции задекларирована полная свобода религии, но в действительности на каждом шагу мы встречаем последствия атеистической эпохи. Приведу лишь один показательный пример. Отношение к конфессиональному образованию в Украине - на грани дискриминации. Еще в начале 1990-х годов бывшие социалистические государства Центральной Европы признали дипломы духовных академий и других конфессиональных вузов, богословские факультеты вернулись в состав государственных университетов. А в Украине все законодательные инициативы, направленные на решение этой проблемы еще и до сих пор искусственно тормозятся.

Чтобы преодолеть все последствия атеистического прошлого, реализовать конституционные свободы и наладить конкретные механизмы сотрудничества церкви, государства и гражданского общества, ВСЦиРО давно предлагает принять закон «О концепции государственно-церковных отношений». Мы приветствуем тот факт, что этот закон является в перечне первоочередных в программе нового правительства. Имеем надежду, что в ближайшее время этот важный акт будет принят. Тем самым будет открыта новая страница в истории взаимоотношений церкви и общества в Украине. Но уже сегодня мы можем воплощать в жизнь те принципы, которые заложены в тексте «Концепции государственно-церковных отношений».

Сегодня украинское гражданское общество еще находится в стадии становления. И единые мощные институты гражданского общества - это церкви. Так случилось, что церкви - это естественный стратегический партнер государства в формировании украинской политической нации, которая живет по всем принципам верховенства права и защиты прав человека, но развивает внутреннее традиционное богатство человеческого потенциала. Наша задача - избежать узко-этнические модели, с одной стороны, и размывание идентичности в глобальном плавильном тигле, с другой стороны. Традиционная религиозность, которая лишена фундаментализма и радикализма, которая противостоит релятивизму и нигилизму - это именно тот элемент общественной жизни, который может стать определяющим для будущего Украины.

 

Тезис третий. Украине необходимо новое законодательное решение существующих конкретных проблем церквей и религиозных организаций.

 

В прошлые годы в Верховную Раду был внесен целый ряд законопроектов, которые должны были защитить права религиозных объединений, содействовать ликвидации случаев дискриминации и открыть возможности для становления партнерских отношений церкви и государства. Государство и общество должны быть заинтересованы в церкви как в надежном социальном партнере, как положительной общественной силе. Поэтому и указанные законодательные инициативы должны не только удовлетворить запросы конфессий, но и принести благо украинскому обществу. Имеем надежду, что последовательная поддержка таких законопроектов станет приоритетом для ВСЦиРО, и наше взаимное согласие будет залогом успеха на пути становления социального партнерства государства и церкви, общества и церквей в Украине.

Возможно, сегодня уже следует пересмотреть тексты законопроектов последних лет, которые так и не были рассмотрены в парламенте. Здесь, кстати, должно сыграть свою роль Министерство культуры Украины и его соответствующий департамент. Сегодня - вы, господин Министр и пан директор Департамента по делам религий и национальностей, являются нашими естественными адвокатами. Возможно, раньше еще ни церковь, ни государство, ни общество не были готовы принять социального лидерства церквей в Украине, не могли спокойно реагировать на полноценное партнерство в треугольнике «церковь-общество-государство». Но сегодня, после всех тех событий, в которых ВСЦиРО, церкви, религиозные организации проявили себя как исповедники твердой веры и абсолютных ценностей, нельзя уже не творить новой реальности. Мы больше не можем ждать принятия каждого законопроекта месяцами и годами, буквально вымаливать все то, что давно необходимо для Украины. Надо быстро, просто, эффективно перейти к новой модели, перейти Рубикон. Поэтому сегодня на всех нас лежит огромная ответственность за правильный выбор.

Надеемся на понимание, поддержку, синергию от новой власти! Имеем надежду, что сегодня все члены ВСЦиРО подтвердят наше единодушие в желании, в намерении работать на будущее!

 

Роман Владимирович Багдасаров – культуролог, религиовед.