Епифаний Кипрский. Слово на Великую Субботу



святитель Епифаний Кипрский. Слово на Великую Субботу

Что это? От, чего ныне такое глубокое молчание на земли, и такая тишина? – От того глубокое молчание, что почивает Царь. Земля стихла от страха, потому что Господь уснул плотию, и воскресил усопших от века. Господь умер плотию, и ад вострепетал; уснул Господь на краткое время, и возбудил от века спав­ших во аде. Где же теперь, о нечестивые, те шумные и неистовые гласы против Христа, кои пред сим были слышны? Куда девал­ся народ, заговоры, спира и дреколие? Где цари, священ­ники и судии достойные осуждения? Где светильники, мечи и вопли безпорядочные? Куда скрыл­ся неистовствовав­ший народ и безчестная стража? По-истин­не, «людие по­учишася тщетным и суетным!» Они преткнулись о крае­угольный Камень – Христа, но они же и сокрушились; ударились о твердый Камень, и сами разбились; волны их обратились в пену; связали великаго Сампсона, но Он, расторгнув вечные узы, погубил иноплемен­ных и беззакон­ных; Бог, солнце, Христос зашел под землю, и оставил Иудеев во всегдашнем мраке. Ныне возсияло спасение живущим на земли, и находив­шимся от века в преисподней; ныне возсияло спасение миру видимому и невидимому; сугубое днесь прише­с­т­вие Христово, сугубое стро­итель­ство, сугубое человеко­любие, сугубое низхождение, а вместе и снисхождение, сугубое посещение человеков: Бог приходит с неба на землю, а с земли в преисподнюю; врата адовы отверзают­ся: усопшие от века, радуйтесь, и седящие во тьме и сени смертной, приимите свет велий! Владыка среди рабов, Бог среди мертвых, Жизнь среди смертных; Невин­ный с повин­ными, невечерний Свет – с седящими во тьме и сени смертней! Среди пленен­ных – Освободитель; Сущий превыше небес – среди населя­ю­щих преисподнюю. Христос на земли – и мы уверовали; Христос в числе мертвых, – снидем и мы с Ним в преисподнюю, и посмотрим на соверша­ю­щияся там тайны; уразумеем чудеса сокровен­ныя под землею, про­изводимыя сокровен­ным (Христом).

Узнаем, как и находящимся в аде явилось благовестие. Что же? Ужели Бог, сошедши во ад, спасает всех без разбора? Нет. Он и там спасает одних уверовав­ших. Вчера являл Он дела стро­итель­ства, а ныне – дела владычества; вчера дела немощи, а ныне дела всемогущества; вчера дела человечества, а ныне дела Божества; вчера Он был заушаем по ланитам, а ныне сиянием Божества потрясает жилище адское; вчера был связуем, а ныне Сам связует тиран­на неразрешимыми узами; вчера был осуждаем, а ныне дарует свободу осужден­ным; вчера над Ним насмехались слуги Пилатовы, а ныне, увидев Его привратники адовы, задрожали от страха. Но выслушай суще­с­т­вен­ную причину страдания Христова; и выслушав, воспой, прославь и проповедуй великия чудеса Господни; смотри, как закон уступает свое место благодати, как проходят образы и исчезают тени, как солнце наполняет вселен­ную, как состарел­ся Ветхий Завет, и Новый утверждает­ся, как «древняя мимо­идоша», и зацвело новое! Во время страдания Христова в Сионе было два народа – Иудеи и язычники; два царя – Пилат и Ирод; два Архиерея – Ан­на и Каиафа; две пасхи совершались – ветхозаветная, которой должно было окончиться, и новозаветная, которая с сего времени началась; в тот-же вечер две жертвы приносились, потому что совершилось спасение живых и мертвых; Иудеи, связывая агнца для заклания в жертву, устремляли взоры свои к тени, язычники прибегли к Солнцу правды – Богу; первые, связав Христа, пересылали Его один к другому, а последние с готовностию приняли Его; одних жертва состояла из скотожертвен­наго (κτηνοθυτον), других – из Богоплотнаго (θεοσωμον); Иудеи воспоминали исход свой из Египта; а язычники провозглашали освобождение от заблуждения. И все где? В Сионе, граде Царя великаго, в коем соделал спасение посреди земли, посреди двою животну (Авв.3:2) познан­ный Иисус Богочеловек, источник жизни посреди двух источников жизни Отца и Духа – живот от живота; рожден­ный в яслех посреди Ангелов и людей; лежащий крае­угольным камнем посреди двух народов; проповедуемый вместе посреди закона и пророков, явив­шийся на горе посреди Мо­исея и Илии; распятый посреди двух разбойников, но исповедан­ный Богом от благоразумнаго разбойника: как вечный Судия, Он возседит посреде жизни настоящей и будущей; посреди живых и мертвых ныне соделал двоякую жизнь и спасение. Я говорю двоякую жизнь т. е. рождение и возрождение. Слушай дела двоякаго рождения Христова, и рукоплескай чудесам. Ангел благове­с­т­вовал Марии матернее рождение от Нея Христа, Ангел же возвестил Марии Магдалине о страшном возрождении Его из гроба; ночью Христос раждает­ся в Вифлееме, ночью же в Сионе и возраждает­ся; по рождении Он приемлет повитие пеленами, – и здесь обвивает­ся плащаницею; по рождении принесли Ему в дар смирну, смирною же и алоем Он был напутствуем на погребение; там Иосиф – безмужний муж Марии; а здесь Иосиф Аримафейский – попечитель о жизни нашей (Христе); местом рожден­ному служили Вифлеемския ясли, – и во гробе Он возлег, как в яслях; о рождении Христовом первые возвестили пастыри, и возрождение Его из мертвых первые возвестили также пастыри – ученики Христовы; там Ангел возгласил Марии: «радуйся», – и здесь, «велика совета Ангел» – Христос, возгласил женам: «радуйтеся»; чрез сорок дней после перваго рождения Христос вошел в земной Иерусалим, во храм, и как перворожден­ный, принес Богу две горлицы, – чрез сорок же дней и по воскресении из мертвых вознесся в горний Иерусалим, – в истин­ное Святое святых, и как нетлен­ный Первенец из мертвых принес Богу и Отцу душу и плоть наши, как двух непорочных горлиц; и здесь Ветхий деньми Бог и Отец принял Его неизречен­но в недра Свои, подобно ветхому Симеону, принявшему Его в земном храме на сво­и объятия. Если ты считаешь это баснею и слушаешь с неверием; то осудят тебя печати гроба Владычня, остав­шияся неповрежден­ными по возрождении Христовом: ибо, как родив­шись от Девы, Он не повредил знамений девства Матери своей, так и воскрес, не повредив печатей гроба. Но послушаем священ­ных сказаний, как Христос, жизнь наша, когда и кем положен в гроб?

«Позде быв­шу», говорит Писание, «прииде человек богат от Аримафея, именем Иосиф. Сей приступль к Пилату, проси телесе Иисусова» (Мф.27:57–58): – приступил смертный к смертному, испрашивая позволение взять Бога смертных; – персть к персти, испрашивая позволение взять Художника всяческих; сено к сену, чтобы получить небесный Огнь; малая капля от малой капли принимает Море. Кто видел или кто слышал что-нибудь подобное? Человек отдает человеку Творца человеков; беззакон­ник обещает­ся отдать Праведника и Законодавца; неправедный судия Судию судей, как осужден­наго, предает на погребение. «Позде быв­шу прииде человек богат, именем Иосиф». По­истине богат, потому что получил всю сложную ипостась Господа; по­истине богат, потому что получил от Пилата сугубое есте­с­т­во Христово; богат, потому что удосто­ил­ся получить безцен­ный Маргарит; по-истине богат, потому что носил Сокровищницу преисполнен­ную Боже­с­т­вом. Как не признать его богатым, когда он стяжал Жизнь и Спасение мира? Как не богат Иосиф, получив в дар Пита­ю­щаго всех и Владычеству­ю­щаго над всем? «Позде быв­шу», потому что Солнце правды зашло уже во ад; посему и «пришел человек богат от Аримафея, именем Иосиф, потаен же страха ради Иудейска». Пришел и Никодим, приходив­ший ко Иисусу нощию. Тайна из тайн сокровен­нейшая! Приходят два потаен­ные ученика сокрыть Иисуса во гроб, сво­им утаением по­учая утаен­ному во аде таин­ству утаен­наго в плоти Бога! Из них один другаго превосходит усердием ко Христу: – Никодим заслужил похвалу щедростию на смирну и алое, а Иосиф смелостию и дерзновением пред Пилатом: потому что он, отвергнув страх, «дерзнув вниде к Пилату, и проси телесе Иисусова». Смотри, какое благоразумие являет Иосиф пред Пилатом, чтобы достигнуть желаемой цели; с какою скромностию говорит Пилату, дабы, огорчив его, не лишиться желаемаго. Так, он не говорит ему: дай мне тело Иисуса, который пред сим помрачил солнце, расторг камни, поколебал землю, отверз гробы и раздрал завесу церковную; но что же? Предлагает ему самую маловажную просьбу. Судия! Я пришел, говорил он, предложить тебе небольшую просьбу: – позволь мне похоронить мертвое тело того Иисуса Назарянина, котораго ты осудил; Иисуса беднаго, неимеющаго дома, повешен­наго, обнажен­наго, презираемаго, Иисуса – сына тектонова; Иисуса связан­наго, который обитал под открытым небом, стран­ника неведомаго, всеми небрегомаго. Дай мне сего стран­ника: ибо какая тебе польза в его теле? Дай мне сего стран­ника, потому что он пришел из дальней страны, дабы спасти стран­ников; он сошел в темную область, дабы возставить стран­ника; дай мне сего стран­ника, потому что он и он один есть истин­ный стран­ник; дай мне сего стран­ника, отчизны коего мы стран­ники не знаем; дай мне сего стран­ника, отец коего неизвестен нам стран­никам; дай мне сего стран­ника, коего место, рождение и образ бытия неизвестны нам стран­никам; дай мне сего стран­ника, который проводил стран­ническую жизнь среди стран­ников; дай мне сего стран­ника Назарянина, неимев­шаго где «главу подклонити», дай мне сего стран­ника, который, подобно стран­нику на чужой земле, не имел соб­с­т­вен­наго жилища, даже родил­ся в яслях; дай мне сего стран­ника, который из самых яслей должен был спасаться бегством от Ирода; дай мне сего стран­ника, который даже в пеленах привитал в Египте, не имел града, веси, дома, жилища и родства, и обитал в чужой стране; дай мне, игемон, сего нагаго, висящаго на древе: я покрою его, покрою того, кто покрыл наготу моего естества; дай мне сего мертвеца, который есть вместе Бог: я покрою его, потому что он покрыл мои беззакония; дай мне, игемон, сего мертвеца, который во Иордане похоронил мой грех. Я ходатайствую о мертвеце, который от всех терпел обиды, котораго друг продал, ученик предал, братия гнали, а раб заушил; ходатайствую о мертвеце, коего осудили те самые, кого он освободил из рабства; я прошу, игемон, о мертвеце, у котораго нет отца на земле, нет друга, ученика, род­с­т­вен­ника, нет погребателя; Он один единородный единаго Отца, Бог в мире, и нет другаго, кроме Его.

Когда Иосиф сказал таким образом Пилату; то сей приказал отдать ему всесвятое тело Иисусово. Иосиф, пришед на Голгофу, снял с древа Бога во плоти, и положил на земли; а таким образом лежал долу простертый Тот, кто всех влек горе; Жизнь и Дыхание на краткое время делает­ся бездыхан­ною; Творец многоочитых делает­ся незрящим; Воскресение всех повержено было на землю; Бог, возставля­ю­щий мертвых, умерщвляет­ся плотию и умолкает гром слова Божия. Вземлет­ся руками содержащий небо дланию. Скажи, скажи, Иосиф! как это ты совершаешь страшное погребение тела Иисусова? Не ужасаешься ли носить на руках Того, коего трепещут херувимы? С каким страхом обнажаешь боже­с­т­вен­ную плоть Его? Не трепещешь ли, устремляя взор на обнажаемое есте­с­т­во плоти – преесте­с­т­вен­наго Бога? Скажи мне, Иосиф, как положишь ты на восток умершаго, который сам есть Восток востоков? Как ты сво­ими перстами закроешь очи Иисуса, который пречистыми перстами сво­ими отверз очи слепому? Как сомкнешь уста Того, кто развязал язык немому? Как сложишь руки того, кто исцелил изсохшую руку; как спеленаешь ноги Того, кто исцелил хромаго; как возложишь на одр Того, кто сказал разслаблен­ному: «возьми одр твой и ходи»; как пролиешь миро на небесное Миро, себя истощив­шее и освятив­шее мир? Как отрешь еще точащее кровь ребро Иисуса, исцелив­шаго кровоточивую? Как омоешь тело Бога, омыв­шаго и очистив­шаго всех? Какие возжжешь светильники для истин­наго Света, просвеща­ю­щаго всякаго человека? Какия воспоешь погребальныя песни Тому, кого неумолкно славословят небесныя во­ин­ства? Как будешь оклаки­вать Того, кто оплакивал умершаго Лазаря, и чрез четыре дня воскресил его? Как будешь оплаки­вать Того, кто даровал всем радость и разрушил печаль Евину? Я ублажаю, Иосиф, твои руки, прикасав­шияся к источав­шим еще кровь рукам и ногам Иисусовым; ублажаю твои руки, осязав­шия рану, точащую кровь; ублажаю твои уста, прикасав­шияся к устам Иисусовым, и почерпав­шия оттуда Духа Святаго; ублажаю твои очи, смотрев­шия на очи Иисусовы и почерпнув­шия оттуда свет истин­ный; ублажаю твое лице, приближав­шееся к лицу Божию; ублажаю твои рамена, носив­шия Носящаго всех; ублаюаю твою главу, на которую склонял­ся Христос – Глава всех; ублажаю твои длани, ко­ими ты носил Носящаго всяческая; ублажаю Иосифа и Никодима, ибо они прежде херувимов носили на себе Бога, прежде шестокрылатых послужили Богу, покрыв Господа не крылами, но синдоном; Иосиф и Никодим носили на раменах сво­их Того, кого трепещут херувимы, и все чины безплотных ужасают­ся. «Прииде Иосиф с Никодимом»: посему стекся сюда и весь боже­с­т­вен­ный собор Ангелов; предваряют херувимы, стекают­ся серафимы, носят престолы, покрывают шестокрылатые, трепещут многоочитые, видя Иисуса с угасшим зрением; силы спокрывают, воспевают начала, ужасают­ся чины; изумляют­ся все во­ин­ства превыспрен­них сил, и в удивлении спрашивають друг-друга: что значит это необычайное и непостижимое зрелище? На земле смертные безпрепят­с­т­вен­но смотрят на того Бога, на котораго не смеем взирать мы безплотные; Иосиф и Никодим свободно погребают Того, которому с благоговением предстоят херувимы. Как изшел Сущий в недрах Отчих? Как пришел на землю Исполня­ю­щий всяческая? Как открыл­ся Сокровен­ный от всех? Совершен­ный Бог, пребыва­ю­щий горе с Отцем, долу с Материю являет­ся совершен­ным смертным. Никогда не являвшийся нам, каким образом являет­ся человекам, и как человек, и вместе как человеко­любивый Бог? Как Невидимый стал видимым? Каким образом Невеще­с­т­вен­ный воплотил­ся? Как Безстрастный пострадал? Как Судия предстал судилищу? Как Жизнь, вкусила смерти? Как Невместимый вмещает­ся во гробе? Как обитает во гробе «сый в недрех Отчих?» Как входит во врата пещеры Тот, кто отверз врата рая? Врата девства не разрушив­ший сокрушает врата ада? Как ученикам явил­ся «дверемь заключен­ным?» Как для людей отверз двери царствия небеснаго, врата гроба и печати сохранив целыми? Как вменяет­ся в мертвых, «Иже в мертвых свободь?» Как невечерний Свет являет­ся в темных и сени смертной? С каким намерением низходит во ад? Может быть Он идет возставить осужден­наго Адама. Точно, Он идет отыски­вать первоздан­наго, как погибшую овцу; точно, Бог и Сын Евы идет освободить пленен­наго Адама и пленен­ную вместе с ним Еву от страданий? Но снидем с Ним и возрадуемся, ускорим, воспоем, поспешим увидеть, как Бог примиряет­ся с людьми: как всеблагий Господь освободил осужден­ных. Ибо человеко­любивый по естеству, идет с силою и властию, чтобы извести пленен­ных от века, и тех, ко­их поглотила и отлучила от Бога горькая и ненасытная смерть, причислить к небожителям. Там первосоздан­ный и прежде всех осужден­ный Адам; там перво­умерший и первый праведный пастырь Авель, образ неправеднаго заколения пастыря Христа; там Ной, образ Христа, стро­ителя кивота великой Церкви Божией, которая спасла зверонравных язычников от потопа нечестия чрез голубицу – Духа Святаго, и испустила чернаго врана; там Авраам, прародитель Христов, принесший без заколения угодную Богу жертву; там Исаак, котораго, во образ Христов, Авраам связал для жертвоприношения; там Иаков, который во аде так-же скорбит, как скорбел на земли об Иосифе; там узник Иосиф, который во образ Христа, был узником во Египте, – а напоследок сделал­ся господином; там Мо­исей – в таком же мраке, в каком был, когда его положили в темный ковчежец; там во рве ада Даниил, некогда ввержен­ный в ров львиный; там Иеремия, который некогда был во рве тин­ном; там Иона, быв­ший во чреве китовом, во образ вечнаго и превечнаго Христа; там и богоотец Давид, от коего по плоти родил­ся Христос. Но что мне говорть о Давиде, Ионе и Соломоне? В темной утробе ада был великий Иоан­н, бóльший из всех Пророков, который всем находив­шимся в аде предвозвещал Христа; чем самым и соделал­ся вдвойне Предтечею – проповедником для живых и мертвых; он из узилища Иродова был послан во всемирное узилище адское, где от века пребывали скончав­шиеся праведники и неправедные. Но пророки и все праведники непрестан­но молили оттуда Господа, чтобы избавил их от скорбей и вечно-мрачной ночи; ибо иной из них говорил: «из чрева адова услыши глас мой!» другой: «из глубины воззвах Тебе, Господи, Господи, услыши глас мой»; один говорил: «яви лице Твое и спасемся», а другой: «седяй на херувимех явися»; иной говорил: «воздвигни силу Твою и прииди во еже спасти нас», а другой: «скоро да предварят ны щедроты Твоя, Господи»; один: «избави душу мою от ада преисподнейшаго»; а другой: «Господи, изведи из ада душу мою»; один говорил: «не остави души моей во аде»; а другой: «да взыдет от истления живот мой к Тебе, Господи Боже мой». Всемило­сердый Господь Христос, услышав их, не почел справедливым соделать причаст­никами своего человеко­любия только тех, кои жили во время пребывания Его на земли и после онаго жить будут; но и тех, кои прежде Его прише­с­т­вия содержались во аде, и сидели во тме и сени смертной; посему людей, находящихся во плоти, он посетил с одушевлен­ною плотию, а душам разлучив­шимся с телами явил­ся с боже­с­т­вен­ною и пречистою душею, которая, разлучив­шись с телом, не разлучилась с Боже­с­т­вом. Итак поспешим сойти умом во ад, дабы видеть, как там Он обезсилил своею силою сильнаго тиран­на, и как одним сиянием без оружия обезоружил безсмертныя силы; как, сокрушив врата, отверз двери древом крестным, как попрал змия и повесил главу его, разрушил средостение, поставил непобедимые трофеи, умертвил смерть, истлил тление и возставил человека в первобытное досто­ин­ство. Вчера Он, отвергая пособие Ангелов, говорил Петру: «могу представить вящше нежели дванадесяти легеон Ангелов»; а ныне с Божест­вен­ною властию, как победитель и владыка, сходит даже до ада и смерти, в сопровождении безплотных во­ин­ств и чинов невидимых, не дванадесяти легеонов, но тмы тем и тысячи тысяч Ангелов, властей, престолов, шестокрылатых и многоочитых, дабы уничтожить чрез смерть тиран­на. Эти чины сопутствовали Ему, не как содей­с­т­вен­ники, но сопровождали Его с благоговением, как Господа и Царя, потому что всесильный Христос не нуждает­ся в содействии; их долг и вместе пламен­ное желание предстоять своему Господу и Богу; посему по одному мановению стремят­ся друг пред другом исполнять повеления, и всегда готовы на брань со врагами и беззакон­никами; посему и тогда сходили с Господом Богом сво­им во ад и преисподния жилища к заключен­ным от века, дабы в силе извести узников. Тогда, лишь только светоносное прише­с­т­вие Господа с Божест­вен­ным сонмом осияло крепко огражден­ное, безвестное и мрачное узилище и темницы адския, всех предварил Архистратиг Гавриил, и про­изнес к противным силам следу­ю­щее повеление: «возмите врата князи ваша», а после него возгласил Михаил: «возмитеся врата вечная»; потом и силы сказали: отстранитесь, беззакон­ные привратники; а наконец и власти со властию: разрешитесь неразрешимыя узы; не думайте, чтобы пришедший Господь не мог взойти чрез затворен­ныя двери; Он повелевает вам, как беглым рабам, взять врата вечная, то есть, сломить их: «возмите врата князи ваша», потому что предсто­ит Христос, небесная Дверь; уравняйте путь пришедшему на запад адский, Господь имя ему; исход Его чрез врата смертные; вы сделали входы, а Он пришел сотворить исход; поэтому не медлите, возмите врата и спешите; возмите не медля; а если вы не решитесь на это; то мы прикажем самим вратам взяться без рук: – «возмитеся врата вечная». В-след за сими словами небесных сил, врата взялись, узы разрешились, заклепы разпались, основания узилища поколебались; противныя силы обратились в бегство. Бросив бразды свои, они воскликнули: «кто есть сей Царь славы?» Кто это соверша­ю­щий в аде такия чудеса? Кто этот выводящий отсюда усопших здесь от века? Кто этот разруша­ю­щий нашу силу, и изводящий из адской темницы от века связан­ных? Между-тем Господь приблизил­ся к самой преисподней адской, где особен­но стрегом был в узах первосоздан­ный Адам, коего Господь, взяв за руку, возставил, сказав: «востани спяй и воскресни от мертвых и осветит тя Христос». Я Бог твой, и со властию повелеваю узникам выдти, сушим во тьме просветиться, умершим воскреснуть; посему и тебе приказываю: «возстани спяй», потому что Я не для того тебя создал, чтобы ты содержал­ся во аде; «воскресни из мертвых»; Я жизнь мертвых; воскресни, подобие Мое, сотворен­ное по образу моему; встань, выйдем отсюда; ты во Мне, и Я в тебе составля­ем нераздель­ное лице; для тебя Я, Бог твой, соделал­ся сыном тво­им; для тебя Я, Господь твой, принял зрак раба; для тебя Я, превысшии небес, сошел на землю и в преисподнюю; для тебя человека Я, в мертвых свободь, соделал­ся человеком; для тебя, изгнан­наго из сада, Я предан Иудеями в саду и распят на древе. Посмотри на заплеван­ное лице Мое: заплевание Я принял за тебя, чтобы возставить тебя в первобытное досто­ин­ство; посмотри на претерпев­шия заушение Мои ланиты: Я для того принял заушения, чтобы испорчен­ный твой лик возставить в Мой образ; посмотри на изъязвлен­ный хребет Мой: Я для того принял бичевание, чтобы уничтожить лежащее на хребте твоем бремя грехов тво­их; посмотри на прободен­ныя гвоздием руки мо­и: Я для тебя распростер их на кресте; посмотри на пронзен­ныя ноги Мо­и: оне пригвождены были ко кресту из-за тво­их ног, которыя утекли к древу преступления; Я страдал для того, чтобы тебя возстановить и отверзть рай; для тебя Я вкусил желчь, дабы увраче­вать то горькое удоволь­ствие, которое ты получил от сладкой для тебя снеди; вкусил óцта, дабы уничтожить силу горькой чаши, из коей про­истекла смерть твоя; принял губу, дабы изгладить рукописание грехов тво­их; принял трость, дабы подписать свободу роду человеческому; мое ребро уврачевало рану твоего ребра, мой сон возбудил тебя из адскаго усыпления; копье, которым Я прободен, остановило обращен­ное на тебя оружие: итак возстани, выйдем отсюда; враг вывел тебя из рая, а Я тебя возстановляю не в рай, а на небесный престол; Я запретил тебе прикасаться к образному древу жизни, но вот Я сам – Жизнь соединил­ся с тобою; прежде Я повелел херувиму хранить вход в рай, а теперь повелеваю херувимам служить тебе; ты скрыл­ся от Бога по наготе; но вот ты сокрыл Меня, истин­наго Бога, в себе; ты облекся в ризы кожаныя, в доказатель­ство посрамления своего; но Я, Бог, облекся в кровавую ризу плоти твоей: итак возстаньте, выйдем отсюда, – из смерти в жизнь, из тления в нетление, из тьмы в вечный свет; возстаньте, выйдем отсюда, – из скорби в радость, из рабства в свободу, из плена в райское наслаждение, от земли на небо: ибо Я для того и умер и воскрес, да и живыми и мертвыми обладаю; возстаньте, выйдем отсюда: ибо Отец мой небесный ожидает овцу погибшую; девяносто девять овец, то есть, Ангелов ожидают со-раба своего Адама, когда он воскреснет, когда возстанет и взойдет к Богу. Херувимский престол уготован; имеющие вознести вас на небо быстры в исполнении повелений; небесныя селения уготованы; сокровищницы благ открыты; царство небесное прежде веков уготовано; человека ожидают такия блага, каких «око не виде, ухо не слыша, и» кои «на сердце человеку не взыдоша». По про­изнесении сего Господом воскресает с Ним и в Нем соединен­ный Адам, воскресает и Ева, и многия другия телеса, верою от века усопшия, воскресли, проповедуя тридневное воскресение Господне, которое и мы веру­ю­щие встретим, светло узрим и обнимем, радуясь с Ангелами, торжествуя с безплотными, и про­славляя Христа, воскресив­шаго нас из тления и оживотворив­шаго. Ему слава и держава со безначальным Его Отцем, и со Всесвятым и благим и животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Источник: Журнал «Христианское чтение, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академии». – СПб.: В Типографии Министерства Внутрен­них Дел. – 1846 г. – Часть II. – С.27–50