Епископ Николай (Карпов)

 

Епископ Николай (в мiру Иван Ильич Карпов родился 13 октября 1891 года в благочестивой семье старообрядцев в Сибири. Его бабушка, боявшаяся, что новорожденный младенец не выживет, крестила его, не прибегая к помощи священника. Обеспокоенная этим не совсем «правильным» крещением, она дала обет, что ее внук вырастет православным христианином.

Этот обет был исполнен: ее внук, в будущем – епископ, в 1913 году окончил Тобольскую духовную семинарию.

 

Тобольская семинария

 

 

Выпуск 1913 года

 

Выпускники этой семинарии обычно трудились в самых отдаленных частях царской России, распространяя Евангелие Христово среди живущих на побережье Северного Ледовитого океана ненцев, в районах Алтайских и Саянских гор, по всей Восточной Сибири, доходя до берегов Тихого океана и даже до Аляски. Будущий епископ Николай всегда был носителем этих миссионерских традиций, которые очень чтил. Позднее ему было суждено учить православной вере в эмиграции в Югославии и проповедовать Благую Весть Христа в Англии.

 

Епископ Феодор (Поздеевский)

 

Иван хорошо учился в семинарии, и это позволило ему поступить в Московскую духовную академию для продолжения образования. Здесь, 16 ноября 1913 года, Иван Ильич Карпов был пострижен в монахи ректором академии епископом Феодором (Поздеевским; † 1937; память 10/23 октября), будущим священномучеником. Ему было дано имя Николай – в честь святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских. Позднее епископ Николай вспоминал, что в молодые годы не учился особо иноческому житию, но старался следовать тому, о чем с юности знал, слыша рассказы о монастырях Афона и Киева.

 

 

 

 

Окончив духовную академию со степенью магистра богословия в 1915 году, Николай был направлен преподавать в духовно-учебных заведениях, а также проповедником в Обоянский монастырь Курской епархии. Источники ясно не говорят о том, как долго Николай здесь оставался, но точно известно, что в 1916 году он принимал участие в торжествах прославления святителя Иоанна (Максимовича), митрополита Тобольского († 1715; память 10/23 июня).

Возможно, он покинул Обоянь в октябре 1919 года, когда епископ Курский и Обоянский Феофан (Гаврилов) увозил чудотворную Курскую-Коренную икону Пресвятой Богородицы за границу, чтобы спасти святыню от большевиков. Епископ Феофан поехал через Белгород в сопровождении нескольких братьев из Обоянского монастыря. Очевидно, среди них был и Николай. То, что епископ Феофан позднее поехал в Лондон с Курской-Коренной иконой для хиротонии отца Николая во епископа, вероятно, как раз и подтверждает их встречу в 1919 году.

 

В Битольской семинарии

 

 

Прибыв в Югославию (тогда называвшуюся Королевством сербов, хорватов и словенцев), Николай был посвящен в пресвитера и назначен служить в различных приходах Сербии. Уже в сане архимандрита, отец Николай начал преподавать в Битольской сербской православной семинарии в Македонии. Трое из его коллег по этой семинарии позднее были причислены к лику святых. Это святитель Николай Жичский (Велимирович), святитель Иоанн Шанхайский (Максимович) и преподобный Иустин Челийский (Попович). Отец Николай славился своей заботой о студентах и был любим ими. В Битоле он пользовался величайшим уважением как сотрудников семинарии, так и слушателей.

В 1928 году отца Николая назначили служить на приход Русской Православной Церкви Заграницей в Лондоне. Православные богослужения возобновились в Лондоне с XVIII века, когда там была основана церковь при посольстве. В 1919 году был учрежден приход в честь Успения Пресвятой Богородицы. Община насчитывала около 400 членов и состояла не только из русских эмигрантов – значительная часть прихожан были детьми, рожденными в смешанных браках, которые жили в России, но потом вернулись в Англию уже со своими женами и детьми.

 

Начиная с 1921 года службы проводились в бывшей англиканской церкви во имя апостола Филиппа. Хотя приход был посвящен Успению Божией Матери, он все равно оставался известен как «храм святого Филиппа». Приход, однако, оказался разделенным: православные были в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви, а «либералы» и масоны составили модернистскую группу «евлогианцев», находившихся под управлением Московского Патриархата, тогда контролируемого советской властью. Обе группы договорились между собой, что будут использовать здание храма поочередно – по неделе каждая.

Характера отец Николай был жизнерадостного, энергичного и общительного, служил всегда истово-молитвенно и благоговейно. Замечательно то, что при своем живом характере, войдя в храм для богослужения, он точно благоговейно преображался. Его чтение Евангелия было проникновенным. Незабываемо пасхальное богослужение с чтением Евангелия на четырех языках: по-славянски, гречески, латыни и древнееврейски. Ночное пасхальное богослужение привлекало много людей, не только православных, но и инославных и некоторых евреев, которые не хотели пропускать эту службу, создающую радостное настроение. Многие англичане просили заранее сообщать в печати о числе и времени пасхальной службы. Большинство прихожан оставалось до конца Божественной литургии, за которой многие приобщались святых Христовых Таин. На рассвете заказанные автобусы развозили богомольцев по разным районам Лондона.

Так как отец Николай пользовался популярностью, любовью, уважением и даже был замечен неправославными, то весть о его предстоящем рукоположении во епископа Лондонского была встречена с огромной радостью. Архиерейская хиротония состоялась 30 июня 1929 года и была примечательна тем, что епископ Николай получил титул Лондонский. Это было сделано несмотря на обычай, согласно которому такой титул принимает только епископ государственной церкви Англии.

 

Епископ Феофан, епископ Николай и митрополит Антоний в Лондоне

 

Так что епископ Николай стал первым (и пока единственным) православным епископом Лондонским за последние 900 лет, со времени Великой схизмы 1054 года, когда Рим отделился от Церкви. Четыре архиерея сослужили во время его рукоположения. Это были митрополит Антоний (Храповицкий) – Первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, архиепископ Парижский и Западноевропейский Серафим (Лукьянов), архиепископ Курский и Обоянский Феофан (Гаврилов) – хранитель Курской-Коренной иконы, а также епископ Берлинский и Германский Тихон (Лященко). Сослужили им: иеромонах Феодосий, келейник Первоиерарха; митрофорный протоиерей Василий Виноградов из Брюсселя, протоиерей В. Тимофеев из Парижа и иеродиакон Иоанникий из Болгарии.

«На архимандрита Николая, – говорится в «Жизнеописании Блаженнейшего Митрополита Антония», – выпала честь быть первым православным лондонским епископом. Имея в виду политическое значение Лондона, церковные нестроения населения Англии и существовавшие в то время в Англиканской церкви течения к сближению с Православием, кафедра русского православного лондонского епископа была особо ответственной».

При вручении жезла Владыка Антоний сказал: «...Указание свыше дается тебе в этот день твоей хиротонии в том смысле, чтобы ты и вообще был в этой жизни не только православным служителем Божиим, но и служителем русским, разделяющим высшие симпатии нашего русского народа, его благоговейную любовь к святым угодникам, чего не понимают протестанты, утверждающие, будто русские, почитая святых, умаляют этим славу Христову. Между тем, Сам Христос дал нам к тому, твердое основание, сказав: «И Аз славу, юже дал еси Мне, дах им» (Иоан. 17, 22). Впрочем, пребывая христианином и русским патриотом, ты, конечно, будешь далек от того греховного шовинизма, которым теперь так сильно страдают все народы, именующие себя христианами, и даже, увы, народы православные. Можно смело сказать, что только русский народ в лице своих лучших людей, умеет совмещать любовь вселенскую с патриотизмом и взирает на эти два высокие понятия, не как на ограничивающие друг друга, но как взаимно проникающие друг друга.

...Господь послал тебе жребий начать свое архипастырское служение в стране народа, который имеет в своей стране много просвещенных сынов, сердечно любящих наш народ и нашу веру. В последнем я уведился, пребывая несколько дней в новоучрежденном англиканском монастыре-аббатстве «Наш Дом». Там я с утешением наблюдал глубокое и пламенное благочестие молодых монахов и убедился в том, что для них молитва не просто принятый церемониал, а горячий вопль души, горячо стремящейся к Богу и к духовному очищению. В том же убеждает нас и самое учреждение в последние годы англиканских монастырей, тогда как в других странах, даже православных, монастыри и монашество быстро уменьшаются. Итак, особое пастырское внимание устремляй на те души, преимущественно молодые, в Англиканской церкви, которые пожелали бы ознакомиться ближе и сердечнее с православной верой и Православной Церковью. Вмещай их в свое пастырское сердце и моли Бога о спасении и своих русских, и приближающихся к Церкви Православной англичан, дабы и ты мог сказать в меру дарований Божиих: «всем бых вся, да всяко некия спасу».

...В этом святом намерении, да укрепят тебя святые угодники Божии, прославляемые сегодня во всей вселенной, и благоговейно чтимый тобой, как истинно русским человеком и искренно православно верующим пастырем, новоявленный святитель Иоанн Тобольский, в прославлении которого ты удостоился участвовать» («Жизнеописание Блаженнейшего Митрополита Антония»).
Лондон дотоле никогда не видел такого собрания выдающегося русского православного духовенства. Кроме священноначалия на торжестве присутствовала и Великая княгиня Ксения Александровна, старшая сестра царя-мученика Николая II, жившая в Англии в изгнании. Архиепископ Феофан привез с собой в Лондон Курскую-Коренную икону. Русская Зарубежная Церковь постановила, чтобы эта икона, путеводительница Церкви, присутствовала на епископских хиротониях всегда, когда это будет возможно. Пребывание в храме святыни привлекло на торжество многих верующих православных, англикан и представителей иных исповеданий.

После хиротонии отца Николая было найдено помещение для резиденции епископа Лондонского. Его называли русским словом «подворье» – «Podvorie». При резиденции открылась школа для приходских детей, в которой епископ Николай преподавал катехизис. Трое монахов: иеромонахи Зосима и Каллист и монах Владимир – были отправлены из сербского монастыря Мильково, чтобы помогать владыке Николаю. И когда «евлогианцы» по будним дням и воскресеньям проводили богослужения в храме святого Филиппа, русский приход служил в маленькой часовне при епископской резиденции.

Епископ Николай прослужил в Лондоне всего три года. В августе 1932 года он поехал в Белград для участия в заседаниях Архиерейского собора Зарубежной Церкви, окормлявшей в то время примерно 1000 приходов по всему миру. Когда заседания Архиерейского собора подходили к концу, у епископа случился приступ аппендицита. Невнимательность ли то была или же халатность, но ему вовремя не сделали операцию, и владыка скончался в ночь на 28 сентября / 11 октября. Последними его словами были: «Вложите мне свечу в руку, я ухожу в мир иной». Держа свечу, епископ Николай отошел в Вечность.

Отпевали владыку на следующий день в Иверской часовне на Новом Белградском кладбище. Тело архиерея было захоронено под иконой его небесного покровителя – святителя Николая, находившейся снаружи на стене часовни. Митрополит Антоний (Храповицкий), архиепископ Феофан (Гаврилов) и архиепископ Гермоген (Максимов) вместе совершили заупокойное богослужение. Похороны были духовно назидательными, и митрополит Антоний не мог сдержать слез. Архиепископ Феофан произнес проповедь об усопшем, а митрополит Антоний заключил: «Смерть приходит к нам ко всем, и рано или поздно мы все уйдем. Люди собрались на эти похороны не из чувства долга, а по искренней любви, которая придает событию духовную красоту». .

 

Епископу Николаю – вечная память!