Если бы Pussy Riot спели в…

Фото: © Виктория Ломаско

 

Представители религиозных конфессий рассказывают, что ожидало бы девушек после «панк-молебна» в мечети или синагоге

В Москве продолжается судебный процесс по делу трех девушек из группы Pussy Riot, совершивших панк-молебен в храме Христа Спасителя. С момента ареста участниц ансамбля не утихают споры на тему: если бы они устроили это в мечети (синагоге, дацане, костеле), тогда бы… О том, «что было бы», говорят многие — от чиновников до эстрадных артистов. «МН» обратились к представителям различных конфессий с просьбой поставить своих единоверцев на место пострадавшей стороны — РПЦ.

В мечети

Альбир Крганов, первый заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ), муфтий Москвы и Центрального региона России:

«Во-первых, я не думаю, упаси Аллах, что это могло бы случиться в мечети, доме Всевышнего. Есть высказывание пророка Мухаммеда (да благословит его Аллах и приветствует), растолковывающее то, чего нельзя делать в мечети — например, разговаривать на неблагопристойные темы, говорить: «это место для молитвы мое, а не ваше», и т.д. Если бы, упаси Всевышний, что-либо подобное выходке этих женщин произошло в мечети, то, конечно, этих людей просто бы поймали и передали правоохранительным органам. Мы живем в светском государстве и не можем применять шариатское законодательство — в любом случае решение выносит светский суд. Но существует и кара Всевышнего».

В исламе нет понятия, аналогичного христианскому понятию «храм» или «церковь» (как здание, имеющее сакральное значение). Мечеть — от арабского «масджид», «место поклонения» обозначает лишь место, где верующий может поклониться Всевышнему во время намаза, и требует лишь ритуально чистого пространства. Однако мечеть как здание четко поделено на мужскую и женскую половину. У женщин, посещающих мечеть, одежда должна закрывать все тело за исключением лица, кистей рук и ступней ног, не приветствуется вызывающе яркая и облегающая одежда.

Поведение в мечети вне молитвы строго не регламентировано, но существуют действия, которые шариат относит к категории «макрух тахрими» — запрещенных. Например, нельзя «в настроении танцевать под музыку», вести в мечети мирские разговоры, сидеть в мечети в некультурной позе, совершать мирские дела. Богохульство же расценивается как харам — действие, прямо запрещенное Кораном.

В тех исламских странах, где законодательство основано на шариате, наказание за богохульство довольно серьезное. Например, в мае 2012 года парламент Кувейта принял законопроект об уголовном наказании за публичную хулу на пророка Мухаммеда и ислам. Если в этом уличат мусульманина, его казнят, богохульнику-иноверцу грозит за это тюремное заключение. В декабре 2011 года суд Саудовской Аравии признал гражданина Австралии виновным в богохульстве и приговорил его к 500 ударам плетью и году лишения свободы. В Иране особо тяжкое богохульство карается повешением.

В синагоге

Юрий Каннер, председатель Российского еврейского конгресса:

«Вне того момента, когда в синагоге происходят богослужения, это такое же помещение, как все остальные. Если кто-то выступит в синагоге с какими-то номерами художественной самодеятельности, в этом нет ничего предосудительного. Достаточно закрыть ту часть, где находится свиток Торы, и можно проводить светское мероприятие. Другое дело, что женщины вряд ли могли бы попасть во время богослужения в мужскую часть синагоги. В будние дни в синагогу приходят экскурсии, заходят разные люди, и возможно всякое. Думаю, что верующие никак бы не отреагировали на такой эксцесс, если он не имел место именно во время молитвы».

У христианского понятия «кощунство» есть два аналога в иудаизме. Одно из них «хилул ха-Шем» — осквернение имени Бога (то есть скорее богохульство), другое — «хилул ха-кодеш» подразумевает осквернение святыни. Сама по себе синагога не является храмом, поскольку единственный в своем роде Иерусалимский храм был разрушен еще в I веке н.э. Синагога действительно всего лишь здание или помещение, предназначенное для общественного богослужения и религиозной жизни еврейской общины. Впрочем, один из трактатов Талмуда — «Ме‘ила» разъясняет, что после разрушения Иерусалимского храма понятие «кощунство» относится и к осквернению синагог, и к надругательству над святынями иудейского культа. Прежде всего к святыням относится свиток Торы (Сефер-Тора), хранящийся в той части синагоги, которая соответствует Святая Святых в Иерусалимском храме, а также священные книги и тфилин и цицит — элементы молитвенного облачения. Синагога, как и мечеть, разделяется на мужскую и женскую половину (последняя либо отделяется решеткой, либо находится на балконе или галерее), так что присутствие женщин в помещении для мужчин во время молитвы нежелательно, хотя и не является кощунством. Синагогу не принято посещать в открытых нарядах, с открытыми выше локтя руками, а от женщин требуют покрывать волосы, но отнюдь не закрывать лицо маской.

Согласно Торе, богохульство и кощунство караются побитием камнями. Впрочем, ивритское слово «карет», которым обозначается наказание за кощунство, большинство иудейских богословов трактуют как небесную кару. Согласно Талмуду, люди, признавшиеся в грехе и принявшие порку ремнем (малкот), избегают истребления. В Израиле с 1967 года действует закон об охране святых мест иудаизма и других религий — согласно нему за осквернение святых мест или нанесение им какого-либо другого ущерба полагается семилетнее тюремное заключение.

В старообрядческой церкви

Валерий Коровин, политолог, публицист, прихожанин Русской православной старообрядческой церкви:

«Начнем с того, что это не могло произойти в церкви — такое возможно в музее, но не в храме, который находится под покровом и куда бесы проникнуть не могут. В старообрядческий храм, например в церковь Св. Николы у метро «Белорусская», они бы точно не попали, в том числе потому, что у входа стоит вратник: человек, который знает всех прихожан храма в лицо и в любом случае не пустит в храм людей в неподобающей одежде, женщин с непокрытой головой. Кроме того, во время богослужения посторонних людей не пустят дальше притвора, где во время богослужений стоят и старообрядцы, но не крещеные, а оглашенные. А когда богослужений нет, открыта лишь книжная лавка».

По дораскольному Соборному уложению 1649 года, человек, возложивший хулу на Господа Бога, Христа, Богородицу, святых угодников или на крест, должен быть изобличен и, если вина будет доказана, сожжен.

В католическом храме

Священник Кирилл Горбунов, пресс-секретарь Католической архиепархии Божией Матери в Москве:

«Католическая церковь повсюду в мире тоже переживает подобные события. В разных странах люди врываются в храмы, устраивают какие-то акции, чтобы выразить свое мнение по каким-то вопросам, связанным с учением Церкви, а иногда и с политическими событиями. Храм — место, заходя в которое любой человек может быть уверен, что он находится на территории, где нет места каким-то политическим акциям, моральному, психологическому насилию, сквернословию. Церковь должна рассчитывать на защиту своего священного пространства, которое выходит за рамки острого политического дискурса».

3 августа 2012 года баварский католический архиепископ Людвиг Шик призвал вернуть в законодательство Германии уголовное наказание за богохульство. С такой инициативой он выступил после публикации сатирических коллажей с изображением Папы Римского Бенедикта XVI. По действующему уголовному законодательству Германии оскорбление веры, угрожающее общественному порядку, карается трехлетним тюремным заключением и денежным штрафом. Статьи, карающие за кощунство, действуют в уголовных кодексах католических Испании и Австрии.

Михаил Мошкин