ФАВОР

Гора Фавор (Тавор)- гора Преображения Господня.
Именно на этой горе совершилось Преображение Господне. «…Взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошел Он на гору помолиться» (Лк. 9-28).

Вечером мы стали собираться на гору Фавор и на Тивериадское озеро. Компания наша разделилась. Одни, отягощенные тучным телом, боялись тронуться в тяжелый путь, где нельзя пользоваться тарантасом, другие, в видах экономии, отправились заране пешком, третьи, к которым принадлежали я, мой товарищ в бедуинском костюм и купец-старообрядец, решили ехать на ослах. Для того, чтобы не связывать друг друга в дороге, я предложил своим спутникам каждому взять себе отдельнаго проводника и для скорости тоже на осле.


В 1854 году один молдаванский иеромонах (архимандрит) Иринарх, уроженец деревни Роман, близ Ясс,  с 1839 года проживающий в иерусалимской лавре св. Саввы Освященного, странствуя по святым местам Галилеи, пленился красотой и пустынностью горы Фавор и решился посе­литься здесь.
И с Божией помощью ему удалось воссоздать храм на этом месте, несмотря на все препятствия, которых было в избытке!
В храме - мемориальная плита архимандрита Иринарха, а сама могила находится за пределами храма.

Узнав о нашем желании, арабы привели множество ослов к русскому дому. Все они были очень мелки, сильно потерты по бокам, с кровавыми подтеками от уколов на шее. Я выбирал себе осла пободрее с виду, да хоть немного с сносной сбруей из веревок. Арабы кругом меня кричат, что-то толкуют непонятное. Наконец, в первый раз в жизни я взобрался с камня на белаго осла и не успел еще оправиться в седле, как он сразу рванулся в сторону и бросился бежать со всех ног. Я едва удержался на нем. Арабы сзади бегут и кричат: «хорош! хорош!..» Оказывается, они нарочно кольнули осла, шилом сзади, чтобы он проявил такую прыть.
Наша кавалькада выехала часа в три пополудни, с разсчетом к вечеру быть на Фаворе и там переночевать до утра. Лишь только миновали город, как один из погонщиков тихонько отстал и исчез. Я остановился и стал говорить другому провожатому; что мы не поедем без двух проводников-мукари, а потому пусть он вернет скорей своего товарища. Нас предупреждали, что за арабами проводниками надо следить внимательно и не спускать им на первых порах ни малейшаго проступка, иначе они будут обманывать потом на каждом шагу.


Герб Византии на деревянном киоте иконы Преображения Господня.
Рядом с иконой в праздничную ночь проходит елеопомазание


Мы настояли на своем, и проводник вернулся в город за своим товарищем.
Дорога спускалась между зеленеющими холмами все ниже и ниже в Ездрилонскую долину. Сравнить нельзя с каменистою Иудеей! Здесь очертания гор боле округлы, и долины более широки, а главное кругом все покрыто цветущею травою и разнообразными деревьями и кустарниками.
Вскоре мы нагнали своих знакомцев — пеших паломников, вышедших из Назарета часом раньше. Мы уступили женщинам своих ослов, а сами пошли за ними пешком. Я был рад поразмять свои ноги после неудобнаго сидения в седле с высоко поднятыми стременами; да и вообще я предпочитаю итти пешком, — в этом куда больше удовольствия и свободы в пути! Можешь остановиться над камнем, цветком, жучком, взять в руку, разсмотреть, спрятать на память.


Минея на греческом, канон - творение Космы Монаха, Это первый канон Преображения


Наши мукари были молодые ребята, не старше двадцати лет, и родственники между собою. Они немного знали русских слов, научившись от приезжающих паломников в Назарет. Всех мужчин они звали «Иваном», а всех женщин «Марией».
— Иван, Иван! — часто останавливали меня, подметив мое любопытствующее внимание к здешней природе и подносили бабочек и жучков. А то укажут какую нибудь гору или деревню и назовут ее по-арабски.
Сами мы знали не более десятка арабских фраз, необходимых при встрече с туземцами в Палестине, так что каких нибудь обстоятельных разговоров со своими мукари не могли вести.
С Ездрилонской долины Фавор весь перед нами. Он представляет из себя совершенно изолированную гору правильнаго округлаго очертания. Я заранее предвкушал удовольствие увидеть с ея вершины всю Галилею.


У иконостаса греческой православной церкви Преображения Господня находится ковчег с "Камнем Преображения", найденным при постройке монастыря в 19 веке н.э. под престолом разрушенного византийского храма.
По преданию считается, что именно этот камень взят с того места, где и было Преображение Христово



Наш «бедуин» предложил в долине, в виду красивой горы Преображения Господня, сесть на траву и отдохнуть немного. Но умысел другой тут был. Ему, очевидно, хотелось высказать свое мнение об этой горе, потому что сейчас же разразился, заране приготовленною речью, которую я нахожу нужным привести целиком. В самом деле, где и вспомнить Христа и Его Евангелие, как не здесь, между Назаретом и Фавором? Он говорил:
— Обратите, господа, внимание, что самый факт Преображения был тайною для апостолов, кроме трех, — Петра, Иакова, и Иоанна, — которым Господь запретил разсказывать до поры до времени. Да и разсказывая об этом впоследствии, они как бы скрывают, на какой горе происходило Преображение. Были ли они в это время «в теле или вне тела»? Неизвестно. Мы знаем только, что эта гора была высокая и святая. Палестинское предание указывает на Фавор, имея в виду стих известнаго псалма: «Фавор и Ермон об имени твоем радуются». Но мне кажется, что этот стих дает такое же основание утверждать, что Преображение было на горе Ермон.


Храм трехпрестольный: центральный - посвящен Преображению Господню. На ближайшем к главному алтарю левом пилястре - образ Преображения - дар великого Князя Сергия Александровича - председателя Императорского Православного Палестинского Общества


— Как! — все встрепенулись: — вы хотите отвергнуть установившееся с древнейших времен предание?
—Ничего я, господа, не отвергаю, — продолжал «бедуин»: — но мнe хочется сделать вывод, непосредственно вытекающий из Евангелия. Мы видим, что Христос проповедует и делает чудеса в Галилее; но ни слова не говорит, по крайней мере, явно, о своей искупительной миссии, о своей крестной смерти. Наконец, Он достигает со своими учениками крайних пределов Палестины, так сказать, вершины ея, где когда-то расположилось самое северное колено Израилево — Даново. И вот здесь-то, в Кесарии Филипповой, у подножия горы Ермон, он спрашивает своих учеников, за кого почитают его люди. Они сказали: за одного из пророков, за Иеремию, Илию или за Иоанна Крестителя. «А вы, — говорит им Христос, — за кого Меня почитаете?» Тогда Петр признал его Христом, Сыном Бога Живого. Это очень важный момент, потому что в этом признании половина миссии Христа окончилась. Апостолы, так сказать, выдержали свой экзамен, их учение в первой половине, кончается.
Здесь поворотный пункт Христа, отсюда Он идет на юг, к Иерусалиму, где и заканчивает свою миссию крестною смертью и воскресением. В этом поворотном пункте, в Кесарии Филипповой, он впервые прямо, без обиняков и прикровения, говорит ученикам о своем страдании и смерти. Как говорит евангелист Матфей: «С того времени Иисус начал открывать ученикам своим и т. д.» И вот тут-то, в северных пределах Палестины, по прошествии шести-восьми дней, Христос преобразился на святой высокой горе пред своими избранниками, то-есть подтвердил им свое Божественное происхождение, и они услышали свидетельство Самого Бога Отца. Как естественно допустить, что это происходило именно на Ермоне, на высочайшей горе в Палестине, сверкающей своею чистою снежною вершиною. Ведь город Кесария Филиппова лежит при подошве этой прекрасной горы, не один раз воспетой царем-пророком Давидом.

Храм трехпрестольный: центральный - посвящен Преображению Господню,  правый -  пророкам Моисею и Илии, левый - Георгию Победоносцу и Дмитрию Солунскому. Иконостас 18 века и большинство икон в храме 18-19 века.



«Бедуин» прервал свою речь и оглянул своих слушателей, но теперь ему никто не возражал.
— Итак, господа, — снова заговорил он: — вот схема Христова шествия: оно начинается в Вифлееме, направляется с юга на север до Ермона, здесь опять поворачивает на юг и заканчивается в Иерусалиме. Рождение, Преображение и Воскресение — это главные моменты в жизни Христа.
Мне понравилась его речь, но как жалко, что сказал он ее в виду Фавора. Для меня эта гора до некоторой степени уже потеряла свое высокое значение.
Когда мы снова двинулись в путь, одна женщина, взлезая на осла, сказала вслух, как бы про себя:
— Вот еще что выдумал: Ермон! Уж сказал бы, что Господь преобразился на небесной горе, —это куда понятнее!
Дорога с подошвы горы на вершину шла зигзагами. Как видно, монахи поработали над нею, потому что, несмотря на крутой подъем, она была легко доступна для ослов. Пешие же, для сокращения пути, пробирались прямо на верх, пересекая зигзаги шоссейной дороги. Деревья и кусты, за которые цеплялись мы руками, постоянно останавливали наше внимание своею новизною для нас, но мне более всего нравились полевые цветы, густо разбросанные по всему склону.
Наконец, мы и на вершине в греческом монастыре. Монах указал нам небольшия комнаты, обставленныя всем необходимым для ночлега паломников. К нашему ужину грек принес бутылку мутнаго вина из здешних виноградников. Его нельзя было назвать ни красным, ни белым, что-то среднее по цвету. Нам казалось, вино плохо перебродило. Вообще в Палестине редко можно достать хорошаго вина у туземцев. Только в европейских колониях еще можно купить хорошаго и недорогого.

У иконостаса греческой православной церкви Преображения Господня находится деревянный киот с "Камнем Преображения", найденным при постройке монастыря в 19 веке н.э. под престолом разрушенного византийского храма.
По преданию считается, что именно этот камень взят с того места, где и было Преображение Христово. Сам камень находится в небольшом ковчеге. К нему во время службы выстраивается большая очередь паломников, чтоб поклониться этой Святыне христианского мира. Иконы в этом монастыре удивительно красочны и очень редких сюжетов



После ужина монах повел нас на плоскую крышу здания при церкви. Отсюда открывался восхитительный вид на Галилею. Под нами глубоко западает Ездрилонская долина. Она уходит на запад, где и тает в неясной дали у подножья Кармила. С другой стороны между гор лежит длинным синим овалом Тивериадское озеро. Над ним сверкает высокий снежный Ермон.
В старину Фавор имел большое военное значение. Во времена владычества римлян здесь была крепость. А сколько битв усматривалось с вершины этой Горы в продолжение сорока веков! Тот, который провозгласил своим солдатам в Египте: «сорок веков смотрят с вершин этих пирамид!» тот самый воевал и здесь в Ездрилонской долине под Фавором, разставив против сирийцев свои щетинистыя карре. Но раньше Наполеона, около трех тысяч лет до него, тут происходила знаменитая битва Израиля, когда, по выражению пророчицы Деворы, «с неба сражались, звёзды с путей своих сражались с Сисарою», с военачальником ханаанскаго войска, в котором участвовали девятьсот железных колесниц.
Вообще древние смотрели на изолированныя горы, как на естественныя крепости, среди которых Фавор считалась первоклассною.
Наступившая ночь и ощутительная прохлада согнали нас с крыши, и мы вскоре залегли спать.
Чуть только занялась заря, как мои спутники один за другим стали подыматься: нам предстоял немалый путь к Тивериадскому озеру. Пока погонщики приготавливали ослов, мы успели обойти вершину горы, но не заходили в католический монастырь. Вся вершина усеяна остатками древних сооружений, видны следы и христианской церкви.
Получив в благословение от греческаго монаха литографированные образки Преображения Господня, мы отправились в путь по направленно к Тивериаде.

И. П. Ювачев

"Паломничество в Палестину"

1904 год издания