Город мольбы о трезвости


Серпуховской историко-художественный музей

Среди достопримечательностей Серпухова — не только музеи и архитектура, но и святыни, у которых исцеляются алкоголики.

Даже в пасмурную зимнюю пору, когда так и тянет назвать Серпухов «серым пухом», этот город резных наличников, оврагов и холмов обеспечил корреспондентам «Недели» познавательный выходной .

Уникально и печально

Серпуховский художественный музей — он же исторический — один из крупнейших провинциальных музеев России, не последний в рейтинге провинциальных музеев Европы. Ценителям живописных коллекций будет интересно и в русских залах, и в западных, и в иконных.

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

 

Третьяковка забрала к себе памятники XIV века, зато XV остался здесь. Изредка на выездные выставки покидают музей работа Саврасова (когда на нее падает прямой свет, кажется, что она написана на золотой пластине, а не на холсте), «зимний» Шишкин (всего у художника около 6 тыс. работ, но зима изображена только на десяти, мало где их увидишь).

Когда-то Владимир Путин записывал свое обращение к народу на фоне васнецовского «Витязя на распутье» — едва ли кто заметил, что это был не петербургский и не московский, а именно серпуховский вариант картины, подчеркивают экскурсоводы. Стоит собраться впятером и заказать экскурсию: расскажут, какие исторические ляпы допустил Маковский, изображая благословение девушки под венец, и как мало сохранилось произведений итальянских мастеров, которыми может похвастаться музей.

Детям будет интересно собрание камней и минералов, а зал со скульптурами Коненкова — место отдохновения серпуховских солдат.

— Приглашаем ребят из военной части «Кариатиду» с места на место перенести — так они ее всю обгладят, обласкают, полировать не надо, — смеется экскурсовод.

Обнаженная деревянная девушка в натуральную величину озорно смотрит инкрустированным зеленым камушком-глазом.

Одно печально: денег у музея не хватает ни на что. Ни на хороший ремонт (стены в таком состоянии, что «косметикой» дело уже не обойдется), ни на профессиональную подсветку экспонатов. Чтобы картинам, старинной мебели и скульптуре здесь было уютно, мало горячего усердия музейных сотрудников.

Купцы и фабриканты Мараевы, которым до дарования старообрядцам свободы исповедания приходилось тайно молиться дома, в 1910 году построили рядом со своей усадьбой (где располагается ныне упомянутый художественный музей) старообрядческую Покровскую церковь.

В федосеевской общине священников нет и не было, таинств (например, причастия или венчания) не совершали, в действительность тех, что совершаются у православных, не верили. Так что алтарь был не нужен, строили без него. Подойдешь к иконостасу, приоткроешь Царские врата, а там вместо престола — глухая серая стенка. Вспомнишь, что в храме алтарь символизирует Царство Божие, и поразишься решимости людей жить с такой стеной.

Внутрь обязательно стоит попасть: дело не только в собрании уникальных икон, но и в атмосфере самоотверженной — вплоть до самосожжения — верности преданию и вере, которой дышит это место. Обычно храм открыт с мая по октябрь.

Утоление духовной жажды

У православных Серпухов ассоциируется в первую очередь с иконой Божией Матери «Неупиваемая Чаша», известной своими чудесами. В 1878-м, помолившись перед ней, исцелился от пьянства тверской крестьянин, и с тех пор тысячи алкоголиков, а особенно их близкие, надеются на благодатную помощь.

Монастырей, где главной святыней стали списки утерянной в советские годы иконы, в городе два: Высоцкий (мужской) и Владычний (женский). С туристами и паломниками две обители словно играют в доброго и злого следователя: в мужском вас встретит длинный список запретов, в том числе на фотографирование, по территории просто так не погуляешь. В женском ворота открыты, говорят сестры, в любое время дня и ночи, накормить и устроить на ночлег готовы даже припозднившегося путника.

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

 

Чтобы в любом из монастырей Серпухова помянули ваших близких, можно заказать молебен — в том числе по электронной почте, сделав пожертвование почтовым или банковским переводом.

Чудеса записывают в специальные книги, уже не особо удивляясь, но каждый раз радуясь: во Владычнем рассказывают, как перед одной из икон сама собой зажигалась лампада, как мироточил крест с распятием. На сайте женской обители размещают письма об исцелениях от наркомании, решении жилищного вопроса, встречах со «второй половинкой». Чудеса не всегда распознаются с первого взгляда:

— Одна женщина заказала 40 акафистов (поминовений на особом богослужении. — «Неделя») за свою болевшую раком мать, — рассказывает монахиня Анна. — А через 40 дней ее мама умерла. Та в монастырь: Матерь Божия, я ж не того у тебя просила! И снится ей мама, вся светится, говорит: дочка, я благодаря тем молитвам в Рай попала.

За советский период Владычний монастырь успел побывать летным училищем и заброшенной пустошью, так что, когда его в 1995 году открыли, можно было снимать ландшафт сталинградской битвы без декораций. В храмах идет небыстрая реставрация, половина корпусов стоит в руинах. С колокольни видны купола куда успешнее отстроенного Высоцкого монастыря.

— Мужские обители быстрее восстанавливаются: там братья могут сами и цемент размешать, и кирпич положить, а нас тут 12 сестер, вон и в пекарне уже мирские работают, — монахиня на жизнь не жалуется, просто констатирует факты. Выпечку Владычнего монастыря раскупают еще теплой, нахваливают.

Мы, оглядываясь, видим лишь руины

На северной окраине Серпухова виден с дороги дворец, вернее, то, что от него осталось, — трехэтажный усадебный дом Сергея Ивановича Вяземского: восемь высоченных колонн, каменная резьба, лепнина. Вроде не последняя фамилия в русской истории, и поэт Петр Вяземский (друг Пушкина, племянник владельца) здесь бывал, и липовый парк разбили до самой речки Нары, и фонтан когда-то бил, а сейчас — кругом поселок Пущино, при усадьбе — свалка.

фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

 

Мы бродим по запорошенной снегом горе кирпича, разглядываем остатки убранства — и вдруг видим костер у парадного входа. Вряд ли бомжи: сколько костры ни жги, тут не проживешь, бездомный народ подается в Москву. У огня греются подростки: две девятиклассницы пришли с другом «полазить». За юные головы страшно: вдруг вывернется из стены обветшавший кирпич.

Как называется усадьба, ставшая их скалолазным стендом, ребята узнали от нас: Пущино на Наре. Памятник архитектуры. Таблички «Охраняется государством» мы не видели.