Икона Богородицы находит свой дом. Рассказ об одном чуде

 

Мы, как обычно, посетили гору Фавор, чтобы поклониться месту Преображения Господа. Но этот день был необычен не потому, что совпал с праздником Преображения по старому календарю, а в связи с событием, о котором я хочу вам рассказать.

Старица Фавория попросила меня привезти в Грецию одну икону. Старица вручила мне ее, взяв благословение старца Иллариона. Естественно, я спросила ее, кому я должна отдать икону. Ответ был таков:

 

– Тебя найдут. Те, кто должны забрать икону, позвонят тебе.

 

Я попросила старицу дать мне какой-нибудь номер телефона, если таковой имеется, чтобы я смогла позвонить им, как только приеду в Грецию, или хотя бы имя, чтобы я смогла найти телефон сама. Но старица ответила, что у нее нет ни имени, ни телефона, и повторила: “Тебя найдут и заберут икону”. Я была обеспокоена тем, как мне перенести икону через израильскую границу. Как все мы знаем, контроль здесь очень строгий. Но старица успокоила меня своим мелодичным, похожим на детский голосом и попросила не волноваться, ведь все будет хорошо. Но, несмотря на это, страх и волнение не покинули меня. И когда я находилась на границе, тревога достигла своего апогея. Я держала икону в руках. Она было довольно большая, примерно 80×50 сантиметров. И это был первый раз, когда меня не досматривали, а лишь задавали формальные вопросы, ни слова не упомянув об иконе, после чего отправили прямиком на регистрацию. Должна отметить, что, как правило, они тщательно проверяют, нет ли у тебя с собой икон, книг и прочего. Я подумала: “Хорошо. Но что же будет на досмотре ручной клади? Что делать, если мне не разрешать провести икону? Где же мне ее потом оставить?” Мучаясь этими вопросами, я покрылась испариной, сердце бешено колотилось. Но я сказала внутри себя: “Богородица, сотвори чудо. Пусть все пройдет хорошо, ведь я не могу оставить Тебя им. Старица сказала, что Ты обязательно должна попасть в Грецию”. Когда я проходила через сканер, то волновалась больше всего. Сердце мое буквально вырывалось из груди – кто знает, насколько взлетел мой пульс? Но икона прошла контроль, и никто не сказал мне ни полслова.

 

Прибыв в Грецию, я дала возможность моим друзьям и знакомым поклониться иконе. Однажды утром раздался звонок: некая женщина из авиакомпании спросила, привезла ли я из Израиля икону и может ли она забрать ее. Я ответила, что икона у меня, и она может прийти за ней. Когда она пришла, я попросила рассказать, откуда она узнала об этой иконе, и она поведала мне о следующем чудесном событии.

 

Некая женщина, чья дочь болела раком, пошла к священнику, чтобы просить о помощи, и рассказала ему, что ее дочь видела во сне женщину, одетую в черное и сказавшую, что Она – Матерь всего мира и любит каждого человека, в том числе и ее. Она попросила не беспокоиться и выпить из своего колодца воду жизни. Мать девушки хотела узнать у священника, может ли он помочь ей понять, о каком колодце идет речь. И иерей предположил, что речь идет о колодце Девы Марии в Назарете, и добавил, что попросит привезти оттуда святой воды. Он связался со своей знакомой из авиакомпании, и она передала ему святую воду, которую впоследствии забрала и выпила эта девушка. Но женщина в черной одежде вновь явилась с ней во сне и сказала, что на колодце есть икона. Мать девушки снова пришла к священнику и рассказала ему о видении дочери. И священник вновь позвонил своей знакомой и спросил, есть ли в Назарете какая-либо икона Божьей Матери. И так они узнали, что там существует икона Богоматери, написанная старицей Фаворией, которую она отдала мне.

Вечер субботы. Канун праздника святой Екатерины. Мы находились в доме друзей. С нами был и дядя нашего друга, владыка из Крита, который узнал об иконе и попросил, если это возможно, поклониться ей. Я ответила, что иконы у меня нет, но я постараюсь забрать ее и принести в понедельник на Божественную литургию, чтобы он смог поклониться ей, прежде чем уехать на Крит. Так и случилось. Владыка попросил разрешения взять икону с собой на Крит и возвратить перед Рождеством.

 

Некий человек, уезжая из Крита в Афины, чтобы сделать вторую химиотерапию, встретил владыку и попросил его молитв. Владыка ответил, что этому человеку очень повезло, ведь он может поклониться Богородице и получить Ее благословение. Когда он пришел в больницу и сдал необходимые для химиотерапии анализы, врач сказал ему, что химиотерапии не будет, поскольку никакой опухоли он не видит (у человека была опухоль в легком). Она исчезла. Врач спросил, что этот человек делал. И тот ответил, что не делал ничего, а только лишь помолился и поклонился Богоматери.

 

Владыка рассказал нам об этом чуде, добавив, что Богородица помогла и ему: он нашел решение многих личных проблем.

 

Удивительным стало и сообщение старца Ионы, рассказавшего, что Богоматерь говорила с ним и велела попросить владыку вернуть икону в Салоники и не держать у себя, как он хотел сначала, а попросить монахиню Фаворию написать еще одну, которую он сможет забрать и отнести туда, куда считает необходимым.

 

Монахиня из монастыря Богородицы Парамифии и святого Георгия встретила одного из наших друзей, и тот в разговоре упомянул об иконе, которую он брал у нас. Монахиня спросила, возможно ли привезти икону в монастырь, поскольку через несколько дней должен был состояться праздник Богородицы Парамифии. Вернувшись в монастырь, она рассказала об этом старице, которая позвонила нам и попросила, если это возможно, на один день дать им икону. И мы решили лично привезти ее.

 

В воскресенье вечером, в канун праздника Парамифии, мы впервые посетили этот монастырь. Как только мы прибыли, зазвонил колокол и одна из монахинь, шедшая впереди, била в било. Мы передали им икону, которую тут же украсили и положили на аналой. Игуменья попросила нас, если можно, оставить икону и на понедельник, день праздника Богородицы. Я ответила, что она может остаться здесь до вечера среды, поскольку в четверг я обещала дать ее одной женщине из Катерини.

 

В среду вечером мы приехали в монастырь, чтобы забрать икону. В течение вечерни я с умилением смотрела на икону и повторяла про себя: “Богородица, мое сердце не позволяет мне забрать Тебя отсюда”. Я смотрела на лик Богоматери, столь прекрасно украшенный и казавшийся еще более сладостным, чем раньше. После акафиста растроганная игумения, говоря о Богородице, поведала нам об удивительном происшествии.

 

Вынося икону из кельи, где она хранилась, – ее не оставили в храме на ночь – они услышали щебетание тысяч птиц: их было так много, что невозможно было разглядеть неба. Они радостно порхали, то спускаясь вниз, то вновь взмывая вверх, словно поклоняясь иконе. Услышав это, я заплакала, как и все, кто находился рядом. И когда иконе поклонились все монахини и народ, игуменья взяла ее на руки и направилась за шествующими впереди монахинями с лампадами и билом в архондарик, чтобы здесь передать ее нам.

 

– Мое сердце не дает мне забрать ее у вас, – со слезами сказала я игумении, – я позвоню сестре Фавории и скажу, что оставлю икону вам. Я вижу, что Богородица нашла свой дом, достойный Ее, где Ей будут ежедневно петь акафист и чествовать Ее так, как Она этого заслуживает”.

 

Я позвонила сестре Фавории и сказала ей, что Богородица должна остаться в монастыре, в своем новом доме. И каждый, кто захочет поклониться Ей, приедет в монастырь, и нам не придется больше отдавать икону им домой. Я передала трубку игумении, чтобы они побеседовали, и она могла сама рассказать о том, что случилось утром, когда икону несли в храм.

 

Так икона осталась в монастыре. С тем пор многочисленные верующие посещают монастырь, чтобы поклониться Богородице и попросить Ее о помощи.

 

Источник: «Феодромия», трехмесячное издание о православном учении. Т. 1. Январь-март, 2014. С. 13-16.