Православные новости

Ковчег с частицей мощей святого великомученика Пантелеимона прибывает в Красноярскую епархию

 


По благословению Митрополита Красноярского и Ачинского Пантелеимона в Красноярскую епархию прибудет ковчег с частицей мощей святого великомученика и целителя Пантелеимона.

10 октября в 12.00 ковчег с частицей мощей святого великомученика и целителя Пантелеимона будет доставлен в Покровский кафедральный собор г. Красноярска (ул. Сурикова, 26).

В Кафедральном соборе приложиться к святыне можно будет до 20 октября, а затем она будет доставлена в Спасский собор г. Минусинска.

Подробнее ...

Интересное

Печаль о смерти ближних

 

 

Нет... Что ни говорите сердцу, а ему сродно горевать о потере близких; как ни удерживайте слезы, а они невольно струятся ручьем над могилой, в которой сокрыт родственный, драгоценный нам прах. Правда, слезами не возвратить того, что взято могилой, но потому-то и слезы струятся ручьем, что возврата нет из могилы... Я лишился, например, друга, которого жизнию я жил, и мне ли не плакать, когда вспомню, что тут, в могиле, погребено все мое счастие, тут сокрылись лучшие мои радости, сладостнейшие надежды мои? Нем тот язык, который так сладко и утешительно делил со мною беседы и в часы радости, и в минуты скорби; замерло то дыхание, которое дышало одною ко мне любовию, и та нежная рука, которая так бережливо хранила меня, с такою охотою и любовию благотворила мне везде, охладела для меня - навсегда... Как слезам не литься? Могу ли я не плакать, когда представлю себе, что это чело, в котором действовал некогда ум с такою силою, послужит пищею червей; это сердце, столь радостно трепетавшее жизнию и любовию, сделается добычею тления?.. И бедный человек чего-чего не делает, к чему не прибегает, чтобы только облегчить сердечную скорбь? Но увы!., все напрасно. Только в слезах, в одних почти слезах, находит для себя некоторую отраду, и только они, и почти они одни, несколько облегчают тяжесть его сердца, потому что с ними только капля по капле вытекает вся жгучесть душевной скорби, весь яд сердечной болезни... Слышит он отовсюду: "Не плачь, не будь малодушен". Но эти возгласы - не пластырь на раны, а часто наносят сердцу новые раны. - "Не будь малодушен". Но кто скажет, что Авраам был малодушен, а и он плакал, рыдал по жене своей Сарре, прожившей 127 лет (Быт. 23, 1-2). Малодушен ли был Иосиф? А и он плакал об отце своем Иакове, и плакал не день, не два, а семьдесят дней (Быт. 50, 1-4). Кто скажет, что малодушен был и св. царь Давид? А послушайте, как горько рыдает он при вести о смерти сына своего Авессалома: Сыне мой, Авессаломе, сыне мой, сыне мой, Авессаломе: кто даст смерть мне вместо тебе? Аз вместо тебе, Авессаломе, сыне мой, сыне мой, Авессаломе (2 Цар. 18, 33). Нет, каждая могила достойного человека всегда орошается слезою горькой любви. И что говорить о людях, когда и Сам Спаситель, до конца потерпевший Свои неописанно тяжкие страдания на Кресте, над прахом друга Своего Лазаря возмутился духом и прослезился (Ин. 11, 33, 35)? Он плакал, Владыка живота и смерти, плакал в то время, когда пришел ко гробу друга Своего с тою именно целию, чтобы воскресить его из мертвых... А нам, немощным людям, удержать слезы при разлуке с милым сердцу, нам остановить вздохи в сжатой от скорби груди - о, это невозможно, это противно нашей природе... Нет, дайте нам каменное сердце - и слез тогда у нас не будет, или не мешайте лить слезы!..

Подробнее...

Печаль о смерти ближних

 

 

Нет... Что ни говорите сердцу, а ему сродно горевать о потере близких; как ни удерживайте слезы, а они невольно струятся ручьем над могилой, в которой сокрыт родственный, драгоценный нам прах. Правда, слезами не возвратить того, что взято могилой, но потому-то и слезы струятся ручьем, что возврата нет из могилы... Я лишился, например, друга, которого жизнию я жил, и мне ли не плакать, когда вспомню, что тут, в могиле, погребено все мое счастие, тут сокрылись лучшие мои радости, сладостнейшие надежды мои? Нем тот язык, который так сладко и утешительно делил со мною беседы и в часы радости, и в минуты скорби; замерло то дыхание, которое дышало одною ко мне любовию, и та нежная рука, которая так бережливо хранила меня, с такою охотою и любовию благотворила мне везде, охладела для меня - навсегда... Как слезам не литься? Могу ли я не плакать, когда представлю себе, что это чело, в котором действовал некогда ум с такою силою, послужит пищею червей; это сердце, столь радостно трепетавшее жизнию и любовию, сделается добычею тления?.. И бедный человек чего-чего не делает, к чему не прибегает, чтобы только облегчить сердечную скорбь? Но увы!., все напрасно. Только в слезах, в одних почти слезах, находит для себя некоторую отраду, и только они, и почти они одни, несколько облегчают тяжесть его сердца, потому что с ними только капля по капле вытекает вся жгучесть душевной скорби, весь яд сердечной болезни... Слышит он отовсюду: "Не плачь, не будь малодушен". Но эти возгласы - не пластырь на раны, а часто наносят сердцу новые раны. - "Не будь малодушен". Но кто скажет, что Авраам был малодушен, а и он плакал, рыдал по жене своей Сарре, прожившей 127 лет (Быт. 23, 1-2). Малодушен ли был Иосиф? А и он плакал об отце своем Иакове, и плакал не день, не два, а семьдесят дней (Быт. 50, 1-4). Кто скажет, что малодушен был и св. царь Давид? А послушайте, как горько рыдает он при вести о смерти сына своего Авессалома: Сыне мой, Авессаломе, сыне мой, сыне мой, Авессаломе: кто даст смерть мне вместо тебе? Аз вместо тебе, Авессаломе, сыне мой, сыне мой, Авессаломе (2 Цар. 18, 33). Нет, каждая могила достойного человека всегда орошается слезою горькой любви. И что говорить о людях, когда и Сам Спаситель, до конца потерпевший Свои неописанно тяжкие страдания на Кресте, над прахом друга Своего Лазаря возмутился духом и прослезился (Ин. 11, 33, 35)? Он плакал, Владыка живота и смерти, плакал в то время, когда пришел ко гробу друга Своего с тою именно целию, чтобы воскресить его из мертвых... А нам, немощным людям, удержать слезы при разлуке с милым сердцу, нам остановить вздохи в сжатой от скорби груди - о, это невозможно, это противно нашей природе... Нет, дайте нам каменное сердце - и слез тогда у нас не будет, или не мешайте лить слезы!..

Подробнее...

Утешение близким

 

Нет... Что ни говорите сердцу, а ему сродно горевать о потере близких; как ни удерживайте слезы, а они невольно струятся ручьем над могилой, в которой сокрыт родственный, драгоценный нам прах. Правда, слезами не возвратить того, что взято могилой, но потому-то и слезы струятся ручьем, что возврата нет из могилы... Я лишился, например, друга, которого жизнию я жил, и мне ли не плакать, когда вспомню, что тут, в могиле, погребено все мое счастие, тут сокрылись лучшие мои радости, сладостнейшие надежды мои? Нем тот язык, который так сладко и утешительно делил со мною беседы и в часы радости, и в минуты скорби; замерло то дыхание, которое дышало одною ко мне любовию, и та нежная рука, которая так бережливо хранила меня, с такою охотою и любовию благотворила мне везде, охладела для меня - навсегда... Как слезам не литься? Могу ли я не плакать, когда представлю себе, что это чело, в котором действовал некогда ум с такою силою, послужит пищею червей; это сердце, столь радостно трепетавшее жизнию и любовию, сделается добычею тления?.. И бедный человек чего-чего не делает, к чему не прибегает, чтобы только облегчить сердечную скорбь? Но увы!., все напрасно. Только в слезах, в одних почти слезах, находит для себя некоторую отраду, и только они, и почти они одни, несколько облегчают тяжесть его сердца, потому что с ними только капля по капле вытекает вся жгучесть душевной скорби, весь яд сердечной болезни... Слышит он отовсюду: "Не плачь, не будь малодушен". Но эти возгласы - не пластырь на раны, а часто наносят сердцу новые раны. - "Не будь малодушен". Но кто скажет, что Авраам был малодушен, а и он плакал, рыдал по жене своей Сарре, прожившей 127 лет (Быт. 23, 1-2). Малодушен ли был Иосиф? А и он плакал об отце своем Иакове, и плакал не день, не два, а семьдесят дней (Быт. 50, 1-4). Кто скажет, что малодушен был и св. царь Давид? А послушайте, как горько рыдает он при вести о смерти сына своего Авессалома: Сыне мой, Авессаломе, сыне мой, сыне мой, Авессаломе: кто даст смерть мне вместо тебе? Аз вместо тебе, Авессаломе, сыне мой, сыне мой, Авессаломе (2 Цар. 18, 33). Нет, каждая могила достойного человека всегда орошается слезою горькой любви. И что говорить о людях, когда и Сам Спаситель, до конца потерпевший Свои неописанно тяжкие страдания на Кресте, над прахом друга Своего Лазаря возмутился духом и прослезился (Ин. 11, 33, 35)? Он плакал, Владыка живота и смерти, плакал в то время, когда пришел ко гробу друга Своего с тою именно целию, чтобы воскресить его из мертвых... А нам, немощным людям, удержать слезы при разлуке с милым сердцу, нам остановить вздохи в сжатой от скорби груди - о, это невозможно, это противно нашей природе... Нет, дайте нам каменное сердце - и слез тогда у нас не будет, или не мешайте лить слезы!..

Подробнее...

Дорога в небеса

 

Справедливо утверждение, что в христианстве чаще ведется речь о грехах, нежели о добродетели. Поэтому оно воспринимается как путь лишений, целью которого является не поиск блага, но прежде всего и главным образом, избежание зла.

 

Не подлежит сомнению, что подобная точка зрения придает греху больший вес, чем он имеет в действительности, порождает комплекс виновности и превращает мир Божий в мир манихейский, за господство в котором силы добра ведут борьбу с силами зла. Все это происходит в цивилизации, ищущей, с поистине маниакальным упорством демонстрирующей, а порой и создающей девиантное – то есть отклоняющееся от социальных норм – поведение, оттесняя на задний план добро, о существовании которого она вспоминает только по определенным датам. Наступают ведь каждый год и праздники Рождества и Пасхи, с пространством и временем которых издавна связано буколическое представление о положительной стороне жизни, ее человечности. Подобным образом цивилизация девиантности, выдавая нам порцию умилительных картин, подобных музыкальной паузе, получает алиби с тем, чтобы продолжить свой путь, свое существование полностью оправданной и без всяких проблем.

Подробнее...

Верный до гроба

Князь Алексей Александрович Ширинский-Шихматов (1862-1930)Князь Алексей Александрович Ширинский-Шихматов (1862-1930)

 

Русские люди часто не замечают своих пророков и учителей при жизни и еще чаще забывают их по смерти, а между тем Россия более, чем какая либо иная страна была богата такими людьми, каких Господь промыслительно посылал нам для того, чтобы мы набирались у них мудрости, подражали им и передавали бы их завиты грядущим поколениям.

Стоило бы только развернуть забытые страницы истории, чтобы увидеть чуть ли не на каждой из них имена тех людей, которые жили среди нас, казалось, только для того, чтобы предостерегать от ошибок, в конечном результате вызвавших гибель России и наше беженское горемыканье.

 

При жизни их не слушали, а после смерти забыли. И это неудивительно, ибо посмертная память обычно простирается лишь на область внешних дел и в памяти потомства гораздо чаще остаются мелкие ничтожные люди сгоравшие от честолюбия, крикуны, умеющие себя рекламировать, чем подлинные герои духа, убегавшие от славы людской.

Подробнее...