Иоанн Златоуст. Беседа о пророчестве Захарии и о зачатии Елисаветы



БЕСЕДА о пророчестве Захарии и о зачатии Елисаветы[1]

Ничто не находится вне зависимости от Господних определений, потому что все следует и служит божественному повелению. "Дал устав", говорит (Писание), "который не прейдет" (Пс.148:6), потому что Кто вначале все произвел словом, Тот и опять может словом переделать творения. Он сказал некогда, чтоб безводная скала сделалась изобилующей водой, – и она тотчас изрыгает реки воды (Исх.17): "ударил в камень, и потекли воды, и полились ручьи" (Пс.77:20); и скала, которая прежде была сухой и лишенной воды, сделалась источником рек и матерью вод (Ис.35:7), потому что ничто не бесплодно, чему Бог повелевает (совершать) рождение. Итак, Изменивший тогда бесплодную скалу в озеро, и теперь повелел бесплодной Елисавете явиться рождающей детей матерью и показал бесплодную плодоносной и отягченную старостью как бы новобрачной девицей. Когда спешила к могиле, тогда приготовлялась к деторождению; когда старость иссушила тело, тогда Бог возродил утробу; что потеряла она из-за времени, то вновь получила, благодаря Создателю; что потеряла юность, то старость получила назад; когда она сделалась близкой к смерти, тогда стала именоваться матерью дитяти; та, которая переступила уже за материнские времена, уведала материнскую заботу и носила на руке младенца, – та, которая по причине старости нуждалась в посохе для того, чтобы ходить; старица осязала перворожденное дитя, и бесплодная неожиданно родила, чтобы поверили Деве, рождающей сверх естества. То и другое ново и необыкновенно, потому что и бесплодная и Дева – неожиданные матери. Вестником же этого необыкновенного рождения был послан старцу Захарии архангел Гавриил; и, став по правую сторону от кадильного алтаря, явился ему: и "смутился Захария", говорится, "увидев его, и страх напал на него" (Лк.1:12). Он увидел то, чего никогда не видел, говорящий огонь, бестелесного человека, неосязаемый образ, несравнимое ни с чем зрелище, не похожее ни на что видение, быстро ходящего по воздуху, крылатое существо с человеческим образом, – и "увидев смутился". Увидев же его смутившимся, ангел прогоняет страх добрыми извещениями: "не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн; и будет тебе радость и веселие, и многие о рождении его возрадуются" (ст.13-14). Не бойся, Захария, я пришел не с целью наводить страх, но явился тебе вестником радости. Какой радости? "Жена твоя Елисавета родит сына тебе, и наречешь имя ему Иоанн". Он осветит мир, как денница, и прогонит мрак неведения, призывая Солнце правды, потому что идущий во след мене был прежде меня, "у Которого я недостоин развязать ремень обуви Его" (Мк.1:7). И он "предъидет в духе и силе Илии" (Лк.1:17). Дух Илии вселился и в Иоанна, потому что духи пророков повинуются пророкам; и почти во всем мы находим Иоанна подобным Илии. Тот жил в горах, и этот проводил время в пустыне; того питали вороны, и этот ел акриды; тот облекался в милоть, и этот в велблужди власы; тот был суров и обличитель, и этот равным образом; тот обличал Ахава, царя иудейского, и Иезавель, жену его: "ты", говорит он, "развращающий Израиля, и дом отца твоего" (3Цар.18:18), – и Иоанн обличал Ирода и Иродиаду: "не должно тебе иметь жену брата твоего" (Мк.6:18). И он "предъидет в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям" (Лк.1:17). Что значит: "возвратить сердца отцов детям"? Отцы иудеев: Авраам, и Исаак, и Иаков, и двенадцать патриархов, и все праведники, видя грехолюбивый народ, с готовностью блудодействующий с чужими богами, отвращались от них, как от таковых. С тех же пор, как Иоанн возвестил крещение покаяния, многие обратились к Богу. Итак, отцы их, видя, что они обращаются к Богу, и сами обратили к ним свои сердца; вот что значит: "возвратить сердца отцов детям, дабы представить Господу народ приготовленный" (Лк.1:17), избранников Божиих, о которых Давид пророк предвозвестил, говоря: "таков род ищущих лица Бога Иакова" (Пс.23:6). Необыкновенное зачатие сына поражает изумлением старца Захарию, он не в состоянии перенести рождения, имевшего наступить по миновании соответствующего этому возраста, – не размыслив разумно, что гончар, устроивший чрево, может возобновить обветшавшую утробу. Поэтому он и низвергнулся в крутую пропасть неверия. Когда ангел говорит: "вот жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн" (Лк.1:13), Захария противостоит своим словом и говорит: "по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных" (Лк.1:18). Откуда мне, говорит, будет обеспечение? Какое можешь представить мне доказательство обещанного? Покажи мне теперь жезл, как при первосвященнике Аароне, расцветший, и тогда я поверю тебе, что и старость может произвести дитя. "Ибо я стар, и жена моя в летах преклонных". Слова твои – хороши, но обещание таково, что ему верить трудно. Как посредник, обещаешь мне сына, надежду за надеждами; время моей молодости миновало; я бесплодно истратил все время юности. Когда я сделался как бы сухим деревом, тогда ты вынуждаешь меня приносить плод; с согнутым телом прохожу по площади, уже не имею силы смотреть вверх к небу; старость увлекает меня к сродной мне земле, потому что я – земля и отойду в землю; едва переставляю ступню ног; двух ног мне недостаточно для хождения; вместо третьей ноги ношу жезл, потому что доныне я не обогатился дитятею, которое вело бы меня за руку; я – движущийся гроб и ходящий мертвец. Итак, каким образом с теперешнего времени дитя будет называть меня отцом? Аз бо есмь стар, и жена моя заматоревши во днех своих. Когда старость приводит меня к могиле, тогда ли я взойду на брачное ложе и произведу дитя на закате солнца моей юности? И я ослабел из-за времени, и Елисаветы утроба омертвела. Итак, "по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных". "Ангел сказал ему в ответ: я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан говорить с тобою и благовестить тебе сие; и вот, ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время" (Лк.1:19-20). "И вот, ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить". Желаю что-либо сделать, и как ты спрашиваешь? Я решился сотворить чадо, и ты расследуешь способ? Вообще же ты напрасно любопытствуешь относительно начала Моих дел. Разве невозможен для Бога всяк глагол? Скажи Мне: откуда был рожден Исаак? Не Авраам ли – старец – родил его, и не Сарру ли – неплодную – он назвал матерью? Ты, которому предстоит то же ожидание, почему не принял моих слов так, как – тот? Поэтому "будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить за то, что ты не поверил словам моим". Свяжу твой язык, пришедший в движение для бесчинного ответа; каким органом произвел грех, посредством того и будь наказан.

"Кто чем согрешает, тем и наказывается" (Прем.11:17). Поэтому "будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить за то, что ты не поверил словам моим"; ты, говоря, не поверил Моим словам, молча – ожидай Моих слов, "которые сбудутся в свое время" (Лк.1:20), потому что невозможное для людей возможно для Бога. Ему слава во веки. Аминь.


[1] Эта и следующие беседы в издании Миня относятся к разряду Spuria, т. е. неосновательно приписываемых св. И. Златоусту.