ИППО и СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ (1914 – 2004)

 

Первая мировая война и последовавшая революция 1917 г. радикально изменили жизнь как ИППО, так и Духовной Миссии. В декабре 1914 г. турецкие власти издали указ, по которому все члены Общества, начальник Миссии, духовенство и старшие сестры были высланы, в основном, в Александрию. Имущество было реквизировано. Храмы закрыты, в помещениях, приютах и монастырях разместились турецкие солдаты. После того, как в 1919 году Святую Землю заняли англичане, а в 1922 г. узаконили мандат Лиги Наций на Палестину, жизнь стала понемногу восстанавливаться, возобновились богослужения.

Но не было больше православной России, не было Государя Императора, и ИППО, как и все русские обители, храмы лишились помощи и поддержки как державной, так и финансовой. Связь Святой Земли с Россией прервалась надолго.

Первая мировая, революция и гражданская война сильно отразились не только на деятельности Общества, но и на его владениях. Этот, так называемый «переходной период», как нельзя лучше, описал Н. Р. Селезнев:
 В канцелярию Православного Палестинского Общества (Иерусалим, 13/26 ноября 1919 г.)
«По предложению А. А. Нератова1 я вернулся к месту службы в Иерусалиме... В Иерусалиме сохранились в целости Александровское подворье и Вениаминовское, остальные разграблены турками и заняты ныне англичанами. На Сергиевском подворье имеем в своем распоряжении контору и 3 кладовых, где я сложил собранные остатки нашего имущества. Все наши кладовые очищены турками, все запасы разграблены, вся мебель из номеров и паломнических помещений увезена, испорчена, приведена в негодность. Сергиевское подворье занято военной полицией, Елизаветинское – инженерным управлением и складами, Николаевское войсками, Мариинское отведено под гражданскую тюрьму, в здании миссии окружной суд, больница захвачена городским управлением, в доме консула приют, в доме секретаря консульства – военная команда. По Яффской дороге турки отрезали у нас и у миссии полосу земли длиною 255 метров и шириною до 10 метров. Яффский барак уничтожен, цистерны №№ 1 и 2 разрушены, иные загрязнены, много деревьев вырублено... В Иерусалиме М. Н. Трапезникова2, К. Н. Петропуло3, прислуга подворий и около 450 человек паломниц и монахинь. В миссии живет три иеромонаха и иеродиакон.
Церкви открыты, ризница сохранилась... На Елеоне живет 120 сестер, в Горнем 70, службы везде справляются. В храме Александра Невскаго литургия по четвергам; у порога Судных Врат псалтирь и синодик читаются по прежнему... К. Н. Петропуло с перваго дня моего возвращения так странно и вызывающе повел себя со мною, заявив с места о непризнании им Колчака и Деникина, что я диву дался. Он отказался подчиниться распоряжению русскаго посланника в Египте А. А. Смирнова о сдаче мне дел и имущества...»

 Председатель ИППО, князь А. А. Ширинский-Шихматов в письме приступившему к исполнению обязанностей Управляющего Подворьями Н. Р. Селезневу (Варшава, 6/19 декабря 1919 г.) писал:
   «При любезном содействии Сергея Дмитриевича Сазонова4 я получил на днях копию Вашего рапорта от 23 сентября 1919 г. ...Приветствую Ваше пребывание в Иерусалиме как залог неустанной и самоотверженной охраны владений и имущества Православного Палестинского Общества. Итак, Вы застали полное разорение и немало захватов. Вы справедливо спешите охранить здания совне – путем исправления крыш, возстановления окон и дверей...
   1). Английские оккупационные власти заняли почти все оставшееся целыми в наших паломнических помещениях. Нельзя ли привлечь их к арендной плате...
   2). Кто захватил одну десятину из нашего участка, где расположены подворья?...
 ...Из Петрограда я не имею никаких сведений около 17 месяцев. Живы ли Алексей Афанасьевич, Пав. Ив. Ряжский5 и В. Д. Юшманов6? Цел ли наш храм и святыни на Калашниковском проспекте? Сбережена ли библиотека Палестинского Общества? – вот вопросы, по которым болит изболевшаяся душа...».

 В ответ Н. Р. Селезнев из Иерусалима доносит князю А. А. Ширинскому-Шихматову (5/18 марта 1920 г.):
 «Забыты святыни Иерусалима, забыты монашеския обеты, цель приезда в Св. Землю. Не на высоте положения оказалась и прислуга наших подворий в деле защиты имущества и интересов Общества. Около Александровского подворья был устроен базар распродажи достояния русских подворий с центральным складом в подвалах под Порогом Судных Врат. Еще в день моего приезда в Александровском под(ворье) продавались вещи, похищенныя из моих сундуков. С большим трудом, при ярко выраженной оппозиции надзирательницы, освободил я Александровское подворье от продавщиц и от склада вещей неизвестного происхождения. Посуду с вензелями Общества видели в Салтах за Иорданом. Нынешний хозяин заявил, что купил ее на базаре в Иерусалиме. Я видел на русских гражданках юбки из одеял 2 класса и передники из наволочек 3 класса. Тяжелая атмосфера царит на русских постройках...»

 Защиту Русских интересов временно взял на себя Испанский консул, но все решения исходили от английского правительства Палестины. «...из всех разговоров с юристами и правительственными чиновниками видно, что Обществу без суда не выйти из настоящего путаного положения. Или большевики на нас подадут или Палестинское Правительство пожелает иметь заключение об юридической природе Общества компетентного международного трибунала...»,- писал Председателю ИППО Н. Р. Селезнев.

 

 

 Неурядицы, принимающие анархоформы, желание «выжить» любыми путями, непослушание и «отказ» признавать законные права воцарились в повседневную жизнь русских вынужденных поселенцев и насельников на Святой Земле.
28 февраля/12 марта 1924 г. Н. Р. Селезнев сообщает: «...выехал из Иерусалима в Америку епископ Белгородский Аполлинарий в сопровождении иеромонаха Поликарпа и врача П. В. Щусева. Владыка выехал, по-видимому, под давлением Архиерейского Синода, желавшего возстановить нормальные отношения с Иерусалимской Патриархией. На другой день после отъезда епископа о. Архимандрит Иероним сказал, что у него имеются данные, освещающия дело собирания подписей в обителях и среди русских женщин в Иерусалиме, и он думает составить доклад в Архиерейский Синод по сему вопросу. Дело в том, что покровительство Архиерея собиранию подписей против Палестинского Общества для подачи петиций местному правительству закончилось подачей прошения верховному комиссару за подписью 30 сестер Елеонской общины о праве сестер распоряжаться в обители по своему усмотрению и о признании ими своим начальством Иерусалимского Патриарха, а не Начальника Миссии. Конечно, петиция была отклонена, зачинщицы понесли наказание от о. Архимандрита, а введший их в такой соблазн Преосвященнейший Аполлинарий отбыл с востока на запад. Собирание подписей под прошением об оставлении Владыки Аполлинария в Иерусалиме происходило под лозунгом воли народа. Рима Переверзева, собиравшая подписи, заявляла всем: «теперь народ выбирает начальников и священников себе и если мы постановим, чтобы Владыка Аполлинарий остался с нами, то никто его сместить не может». Сопоставляя признания Александры Кулаковой (также собиравшей подписи), что собрать подписи их просил Преосвященнейший Аполлинарий, приходишь к грустному заключению о роли владыки среди темной массы русских женщин... Епископ Русской церкви бросает в невежественную толпу демократические лозунги нашего революционного времени».

 Английское правительство Палестины становится опекуном ИППО и Миссии и в январе 1925 г. назначает Администратора, молодого капитана Каста (G. A. Cust) . «Неопределенность правового положения Общества и, как следствие этого, беззащитность его против притязаний разных лиц на владения, издавна ему принадлежащия, понудило Правительство создать особый орган, как для защиты владетельных прав, так и для контроля над финансами его», - сообщал 7/20 января 1925 г. Н. Р. Селезнев князю Ширинскому-Шихматову. Капитан Каст уведомил, что «мы признаем фактическое существование Общества со всеми его имуществами и считаем необходимым поддержать строй, внутренний распорядок и деятельность его, основанные на уставе. Администратор будет промежуточным звеном между Советом Общества, находящимся в Берлине, и Управлением Подворьями, имеющим постоянное пребывание в Иерусалиме».
 Однако надо учесть и тот факт, что одновременно с этим колониальные власти стали практиковать продолжающееся и поныне принудительное арендное использование в светских и коммерческих целях имущества Общества и Миссии, в основном без «согласия» законных владельцев.

Советское правительство «отреклось» от Общества со столь неприемлемыми прилагательными как Православное, да еще и Императорское, но никак не желало отказаться от имущества, которое пыталось любыми путями объявить «государственным». Оно посылает ноту английскому и французскому правительству относительно земель и зданий Общества в Палестине и Сирии: «...правительство считает себя обязанным засвидетельствовать, что декретом совета народных комиссаров 23 января 1918 г. Палестинское Общество ликвидировано и все его имущества как движимые, так и недвижимые, объявлены собственностью Русского государства...». Нота, как и последующие переговоры полпреда Раковского в Лондоне в 1925 году не возымели действия.

Барон Борис Нольде, Профессор Петроградского Университета, член Института Международного Права и член Постоянного Третейского Суда в Гааге 01 октября 1923 года в «Юридическом Положении Православного Палестинского Общества» пишет: «...Общество имело характер частного Общества, совершенно независимого ни от Русского Правительства, ни от Русской Православной церковной иерархии... Общество управлялось Общими Собраниями своих членов и своим Советом... Устав Общества не содержит никакого указания на место, где действуют центральные органы...права Палестинского Общества и его представителей не могут быть оспариваемы, даже на почве приложения советского законодательства. ...Советская дипломатия претендует, что декретом 23 января 1918 года национализированы имущества Общества Палестинского и ликвидировано само Общество. ...декрет 23 января 1918 года, на который ссылаются советские представители, имеет отношение только к религиозным обществам и обществам культа... Палестинское Общество – научное и гуманитарное общество. ...декрет 23 января не мог ни ликвидировать Палестинское Общество, ни национализировать его имущества...» .

Рассеянные по всему миру вчерашние подданные Державы, теперь «безпаспортные» беженцы, десятки лет сохраняли Порог Судных Врат и все святыни за русским народом, за будущей избавившейся от безбожия России. Эмиграция в своем большинстве была нищей, и одновременно с посильной помощью разным организациям, церквам, учебным заведениям старалась помогать и голодающим на Родине. В своем призыве «Братская лепта» митрополит Евлогий писал:
 «Ужасающий голод в советской России уже привлекает к себе доброе внимание во многих местах христианского и вообще цивилизованного мира... наш долг настойчиво повелевает нам присоединить и свои усилия и со своей стороны протянуть братскую руку помощи нашим умирающим от голода соотечественникам. Правда, мы сами очень бедны и часто изнемогаем в борьбе с житейской нуждой... Эта братская лепта равняется одному франку в год, что составляет стоимость одного фунта хлеба. Дать один франк в течение целого года на такое святое дело – ведь это так легко, так доступно самому бедному человеку. И эта лепта спасет от голодной смерти б.м. не одного человека и мы уподобимся тем древним церквам македонским, о которых с похвалою говорил св. Ап. Павел, что их нищета восполнялась богатством их радушия / II Кор. VIII, 2/».

 После провозглашения еврейского государства 14 мая 1948 года СССР одним из первых установил с ним дипломатические отношения. Шесть дней спустя, 20 мая 1948 г. уже был назначен «уполномоченный по делам русского имущества» на территории Израиля И. Л. Рабинович. 10 сентября замминистра иностранных дел СССР В. А. Зорин в письме на имя председателя Комитета по делам РПЦ при Совете Министров Г. Г. Карпова писал:
 «Учитывая сложившуюся в Иерусалиме обстановку, посланник т.Ершов внес следующее предложение:
   1). Назначить и в ближайшее время прислать начальника Русской духовной миссии от Московской Патриархии, а также представителя Русского палестинского общества, выдав им соответствующие правовые полномочия и доверенности...».
   14 октября 1948 г. И. В. Сталин подписал распоряжение ...«дать согласие Московской Патриархии на выезд из СССР в Государство Израиль для постоянной работы архимандрита Леонида (Лобачева Ильи Христофоровича) в качестве начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме и Елховского Владимира Евгеньевича в качестве священника миссии». 30 ноября они прибыли в Иерусалим. В одном из первых сообщений архимандрит Леонид пишет, что здания и церковь сильно нуждаются в ремонте, а «доходы, получаемые от арендаторов, являются незначительными, так как главная часть имущества в Иерусалиме принадлежит Палестинскому обществу, и поэтому они не будут покрывать расходов миссии. С получением имущества Палестинского общества положение изменится, будут покрываться не только расходы обеих организаций, но и значительные суммы поступят в доходы Государства».

 Первая арабо-израильская война 1948 года решительно перекроила не только географическую карту, но и имущественную. Социалистическое Правительство Израиля решило «признать» все здания и земли ИППО и РДМ на его территории собственностью СССР. Члены Общества и Миссии РПЦЗ были изгнаны. Изгнанников принял под свое покровительство король Иордании Абдалла. Сохранились только те части, которые находились в Старом Городе и Восточном Иерусалиме, присоединенных после арабо-израильской войны к Иордании. Как происходила «передача» имущества представителям СССР? В своем докладе «РПЦЗ и судьбы Русской Палестины: 1921-1948 гг.» на II конференции представителей Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви протоиерей Виктор Потапов из Вашингтона повествовал об этом периоде:
 «Свидетели того времени рассказывают, что передача имущества, находившегося на территории Израиля, была проведена поспешно и порою жестоко. Многие монахи и монахини были просто выдворены из страны. Передача же Свято-Троицкого собора в Иерусалиме была осуществлена на основании записки от 1 декабря 1948 г., составленной по-русски, за печатью военного губернатора Иерусалима, в которой сказано: « Господину иеродиакону Мефодию: Настоящим предлагаем Вам передать ключи и все другие вещи Русской Духовной Миссии, представителям православной Церки, прибывшим из Москвы...». ...Эта записка была доставлена отцу Мефодию названными представителями МП в сопровождении группы крепких молодых мужчин в штатском из советского посольства и нескольких наблюдателей от израильского правительства. Отец Мефодий наотрез отказался сдавать ключи вверенного ему храма. Тогда молодые люди в штатском окружили священнослужителя и стали его избивать. Израильские наблюдатели в избиении не участвовали, но и не защищали его. Сила взяла свое: избитого до потери сознания, о. Мефодия бросили в канаву, ключи от храма сорвали с его пояса, и «передача имущества» состоялась».

В 1960 году израильская сторона заявила о готовности приобрести у советских властей земельные участки, включая и те, которые не были зарегистрированы как собственность СССР. Соглашение было подписано 7 октября 1964 года и 22 объекта, площадью 167 тысяч кв. м. за четыре с половиной миллиона долларов были проданы СССР Израилю. При этом государство Израиль выплатило Москве наличными только 1,5 миллиона, а остальные – поставкой апельсинов. С тех пор эту сделку называют «апельсиновой». Текст Соглашения гласит следующее:
(...) «Статья 1. Правительство СССР объявляет, что оно является единственным собственником имущества, перечисленного в списке и плане, приложенных к настоящему Соглашению. Правительство СССР согласно продать это имущество Правительству Государства Израиль на условиях, изложенных в настоящем Соглашении. (Приложение: список и план).
Статья 2. В возмещение стоимости имущества, указанного в статье 1 настоящего Соглашения, Правительство Государства Израиль уплатит Правительству СССР 4.500 (четыре миллиона пятьсот тысяч) долларов США.Выплата указанной в статье 2. настоящего Соглашения суммы будет произведена в течение двух лет со дня подписания Соглашения тремя равными долями, каждая в сумме 1.500.000 долларов США. ...При этом одна треть каждого платежа суммой в 500.000 долларов США будет производиться наличными путем перевода на счет Государственного Банка СССР по его указанию, а другие две трети каждого платежа суммой в один миллион долларов США – путем зачисления на особый счет, который будет открыт по поручению Государственного Банка СССР в Банке Израиля на имя Банка для внешней торговли СССР. Суммы, поступающие на этот счет, будут использованы Союзом ССР на закупку в Государстве Израиль товаров, представляющих интерес для советских организаций, или оплаты услуг, по соглашению сторон, включая оплату расходов советских организаций в Государстве Израиль».

Военные действия 1967 года вновь передвинули границы: весь Иерусалим и Западный берег реки Иордан перешел под контроль Израиля. Советский Союз сразу же разорвал, почти на четверть века, отношения с еврейским государством. И тем не менее, представители СССР не оставляли свои попытки судебным порядком и всевозможными давлениями отобрать имущество (И)ППО и Миссии.

Почетный председатель ППО князь К.А.Ширинский-Шихматов (Париж), Председатель Общества Н.Пашенный (Париж), Администратор, генерал-майор М. Хрипунов (Иерусалим) и все члены Совета в целях безопасности принимают решение о временном попечении ППО Архиерейским Синодом Русской Православной Церкви Заграницей. Начальнику Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандриту Антонию (Граббе) Архиерейский Синод посылает 11/24 марта 1969 г Указ, где в пункте 4 сказано:
    (...) «4.Принимая во внимание опасность, угрожающую имуществу Палестинского Общества и необходимость его урегулирования, Архиерейский Синод согласен временно принять на себя попечение об Обществе и легализацию его под своим, как Американской корпорации, покровительством с сохранением внутренней автономии Общества, как особой организации».

После шестидневной войны и до создания Палестинской Автономии сохранялся «статус разделенных имуществ». Начиная с 1994 года российские органы власти начинают очередную активную деятельность и обращаются к президенту Палестинской Автономии Я. Арафату с требованием «передать» им два участка ППО в Иерихоне. Правительство Арафата, как и представители России применяют «закон силы» - участки «ушли».
   Так начался новый период, на сей раз на территории автономии, - «процесс мирного сосуществования на Ближнем Востоке»...

 


    1)А. А. Нератов – б. товарищ министра иностранных дел, член Правления ИППО
    2)  М. Н. Трапезникова – служащая ИППО
    3)  К. Н. Петропуло – временно Управляющий Подворьями с 1914-1922 гг.
    4)  С.Д. Сазонов, б.Министр иностранных дел, член прав. адмирала Колчака
    5)  П. И. Ряжский – Управляющий подворьями до I мировой войны
    6)  В. Д. Юшманов - секретарь канцелярии ИППО

 

    ©. Николай Воронцов
    Председатель ИППО (Иерусалим и Ближний Восток)

Источник: Сайт истинного Императорского Православного Палестинского Общества Иерусалим и Ближний Восток

medal2a.jpgmedal2a.jpg