Православные новости

Кущёвка, Крымск… что дальше?


фото http://krymskonline.ru/

О событиях на Кубани сказано немало. И еще будет сказано много чего. Разного. Честного и лукавого, умного и глупого… разного. Еще одна глубокая и болезненная ухаба на нашем историческом пути, еще одна незаживающая рана на сердце народном.

Подробнее ...

Исход борьбы за власть в Украинской православной церкви


Митрополит Одесский и Измаильский Агафангел

Украинскую православную церковь сотрясают скандалы. Пока ее предстоятель митрополит Владимир тяжело болеет, епископы со всей страстью делят его «престол». От исхода борьбы зависит: станут ли под украинскими куполами активно проповедовать идеи Кирилла о единстве Русского мира или попытаются сохранить нынешнюю степень самостоятельности УПЦ и даже увеличить ее.

Осенью 2011 года 76-летний Владимир слег — он сломал шейку бедра, затем попал в реанимацию якобы с подозрением на пневмонию (хотя официально диагноз не сообщали). В довесок у него — сахарный диабет и болезнь Паркинсона. «Никто, даже из самых близких, не верил в то, что он встанет. Врачи говорили, что при таком диагнозе среди молодых выживает не более 10%», — рассказал «МН» источник в руководстве УПЦ.

Вскоре митрополит Одесский Агафангел как самый старший член синода созвал епископов на совет. В три захода владыки переключили на себя все рычаги управления УПЦ и вывели из синода личного секретаря предстоятеля Александра Драбинко (считается правой рукой Владимира) за «деструктивные действия и недостойное поведение, интриганство и образ жизни», сеющие «смуту и подозрение среди епископата».

Однако Владимир неожиданно пошел на поправку. 8 мая он сам провел заседание синода и вернул себе все полномочия. Впрочем, здоровье митрополита по-прежнему тяжелое и борьба за власть может вот-вот разгореться с новой силой.

История раскола

Впервые о расколе в УПЦ заговорили в 2007 году во времена президентства Виктора Ющенко — сторонника создания единой и независимой от Москвы Украинской православной церкви.

СМИ тогда писали, что внутри УПЦ есть «промосковская» группа епископов во главе с Агафангелом (владыка известен своими радикальными пророссийскими взглядами, называл Галичину «нашей Чечней»), которая ратует за сохранение канонического единства УПЦ и РПЦ, и «автокефальная» под руководством Александра Драбинко, которая хочет полной независимости от Москвы. А поскольку Драбинко близкий Владимиру человек, в «автокефалисты» записали и самого Блаженнейшего.

«Когда Ющенко стал президентом, с УПЦ решили не воевать, а разложить изнутри. Нашли группу людей — Кирилла Говоруна (в то время начальник отдела внешних церковных связей УПЦ, которого затем забрали в Москву. — «МН»), Драбинко, который мутил воду, пытаясь внести изменения в устав УПЦ и сделать церковь независимой от Москвы. Они хотели объединиться с УПЦ КП (неканоническая церковь, отколовшаяся от УПЦ, глава которой, Филарет, называет себя «патриархом украинским». — «МН») и создать самостоятельную церковь», — рассказал «МН» один из «промосковских» церковников.

В окружении Владимира наличие «автокефалистских» намерений отрицают. «Все понимали, что митрополит слабеет, поэтому в епископате началась банальная борьба за власть. А чтобы привлечь в сочувствующие побольше народу, ей придали «геополитическое значение». Дескать, решается судьба церкви: либо оставаться с Москвой, либо бежать прочь от нее», — рассказал нам источник в УПЦ (которого причисляют к т.н. группе автокефалистов). Сам Драбинко обтекаемо комментирует события пятилетней давности. «Разделение искусственно создано теми, кто чаще всего об этом говорит. Меня нынешний статус УПЦ устраивает», — сказал он «МН».

Эксперты полагают, что правда посередине. «Возможно, здесь присутствовала и идеологическая борьба, и борьба за власть. Хотя из явных «автокефалистов» в УПЦ только митрополит Черкасский Софроний. Остальные, причисленные к ним, придерживаются той же позиции, что и Владимир. Он не отвергает автокефалию в принципе. Но понимает, что в обозримом будущем она невозможна, поскольку привела бы к расколу церкви», — говорит религиевед Михаил Белецкий.

Впрочем, два идеологических лагеря в церкви все же существует, уверены наши источники в УПЦ. В одном из них — условно «промосковском» (во главе с Агафангелом) — считают, что есть только единая Русская православная церковь, и автокефалия в одной из ее частей исключена. Во втором — условно «автономистском» (митрополит Владимир, Драбинко) — подчеркивают, что УПЦ именно украинская церковь, хотя и в каноническом единстве с Московским патриархатом. А автокефалия в принципе возможна, но не сейчас (для этого надо, чтобы ее поддержали все иерархи УПЦ, а среди них единства нет, и благословила РПЦ, чего также в обозримом будущем не предвидится). По сути, это «партия» сохранения статус-кво с готовностью в любой подходящий момент поднять вопрос об автокефалии.

И от того, «ставленник» какой группы станет во главе УПЦ после Владимира, зависит и путь развития церкви.

В очереди на престол

Сейчас среди реальных кандидатов на кресло митрополита киевского называют троих. «Первый — Агафангел (но он жесткий и многие его не хотят), второй — митрополит Днепропетровский Ириней, но он недавно пережил инсульт, и, наконец, Черновицкий Онуфрий», — поделился с нами соображениями один из «промосковских» церковников.

«Агафангела никто не выберет. Ириней и Онуфрий — возможно», — полагает наш собеседник из «автономистской» партии. Еще в числе кандидатов фигурируют митрополит Донецкий Илларион и настоятель Киево-Печерской лавры владыка Павел (оба настроены «промосковски»). Правда, их шансы наши собеседники в УПЦ оценивают как не очень высокие.

Ириней и Онуфрий не считаются сторонниками ни одной из партий. Оба выступают за сохранение статус-кво: то есть они ни шагу не сделают в сторону автокефалии, но и не дадут РПЦ расширять свое влияние на Украине. Впрочем, даже если «трон» займет «промосковский» Агафангел, УПЦ автономии не утратит. «Он не захочет делиться властью», — пояснил нам один из симпатиков Одесского митрополита.

Но существенные различия могут быть в политическом аспекте. Агафангел, без сомнения, будет всеми силами помогать Кириллу продвигать в стране идеи единства Русского мира. И это могло бы довольно эффективно лечь в общее русло политики России по вовлечению Украины в интеграционные процессы в Евразии.

Ириней или Онуфрий скорее займут в этом вопросе нейтральную позицию.

Исход борьбы в УПЦ в немалой степени зависит и от геополитического выбора, который предстоит сделать Украине. Если Виктор Янукович будет и впредь сидеть на шпагате между Западом и Россией и сторониться проектов по интеграции с РФ, то церкви едва ли позволят слишком явно повернуться в сторону Москвы.

Позиция Москвы

Как заявили «МН» в секретариате по межправославным связям Отдела внешних церковных связей РПЦ, Московская патриархия не влияет на выбор предстоятеля украинской церкви. Он избирается пожизненно епископатом самой УПЦ, но для вступления в сан требуется получение благословение Патриарха. Впрочем, по мнению директора Центра восточноевропейских исследований Андрея Окары, в борьбе «автономистской» и «промосковской» «партий», РПЦ реально поддерживает вторых.

 

 

Митрополит Владимир: «Сейчас добиваться автокефалии опасно и не нужно»

Предстоятель УПЦ рассказал о разномыслии в церкви и об отношениях с Кириллом

Мы встретились с митрополитом Владимиром в «киевском Иерусалиме» — так иногда называют Феофанию: живописное урочище под Киевом, где расположен Пантелеймоновский монастырь, где предстоятель УПЦ проходит реабилитацию. Он уже чувствует себя лучше, шутит. На вопрос, о чем ему рассказывал Виктор Ющенко (он приходил до нашего интервью), отвечает: «О пчелах». Правда, о некоторых новостях он не знает. Так, на вопрос об отношении к Pussy Riot он лишь посмотрел удивленно и покачал головой — не в курсе.

— Считаете ли вы, что часть епископов пыталась лишить вас власти, когда вы заболели?

— Я бы не давал таких категоричных оценок, но, видно, действия отдельных людей и могли послужить соблазном для обоснования того, о чем вы говорите.

— Есть версия, что в УПЦ идет борьба двух групп: сторонников отделения УПЦ от РПЦ и единства церквей.

— Остается разномыслие, но это частные мнения отдельных людей. У нас не доходило до каких-то протестов. На соборе 9 июля 2011 года был разговор по поводу нашего статуса. Его оставили неизменным.

— Говорят, и Кравчук, и Кучма, и Ющенко склоняли вас к автокефалии.

— Да, все говорили, что это даст единство. Кучма любил повторять: «единое государство — единая церковь». Но всерьез с епископами мы этот вопрос не обсуждали. В 2000 году проходил собор. Кучма накануне обратился к патриарху Алексию с просьбой предоставить УПЦ независимый статус. Но на соборе этот вопрос даже не поднимали.

— А лично вы что думаете по поводу автокефалии?

— Сейчас добиваться автокефалии или автономии, учитывая определенные разномыслия у нас на Украине, трудно, опасно, я считаю, что сегодня и не нужно.

— Какие отношения сложились у УПЦ и у вас лично с патриархом Кириллом? В сентябре прошлого года глава УПЦ КП Филарет заявлял, что после летнего визита на Украину патриарха свалил инфаркт, потому что разговоры между вами и Кириллом «пошли не братские», якобы было какое-то давление на вас.

— Мы никогда дерзко не говорили с патриархом. А слухи я не комментирую. А что касается давления Патриарх не может оказывать давления. Он может делать только братское внушение и обнимать всех нас своей отцовской любовью.

— Как бы вы отнеслись к тому, что митрополитом УПЦ стал бы выходец из России? Ходили слухи, что это может быть митрополит Илларион Алфеев?

— Илларион очень талантливый человек. Музыкальный. Знаток истории. Но в уставе сказано, что предстоятель избирается из числа епископата Украинской православной церкви.

Анастасия Рафал

Московские новости