Православные новости

Икона Богоматери Иерусалимская Гефсиманская будет привезена в Афины

 

Чудотворная Иерусалимская икона Богородицы скоро посетит Грецию. Икона, которая хранится на месте погребения Божией Матери в Гефсиманском саду в Иерусалиме, будет 24 марта 2015 г. доставлена экзархом Свято-Гробского братства в Греции архимандритом Дамианом в небольшой монастырь, являющийся метохом (подворьем) Пресвятого Гроба Иерусалимского в церковь Святых Бессребреников (Агия Анаргири) датируемая XVII веком в районе Плака в Афинах.

Подробнее ...

Из сердца Африки


Отец Филипп Гатари. Божественная литургия в Сретенском монастыре.Фото: иером.Игнатий (Шестаков)

В Москву из Кении приехал отец Филипп Гатари. На два дня он стал гостем Сретенского монастыря, где сослужил вместе с братией и афонскими монахами за Божественной литургией. После службы жизнерадостный пастырь рассказал нам о Православии в Кении и своей работе директором сельской школы.

Кения – небогатая страна, и люди здесь живут совсем простой жизнью, особенно в провинции. Отец Филипп, настоятель церкви преподобного Антония в деревне Ишамара, что в Центральной Кении, не исключение. Дел у него хватает, ведь Православие – самая динамично развивающаяся конфессия в Кении, и в деревнях не редкость случаи массового крещения – по 50–70 человек одновременно.

– Отец Филипп, расскажите о вашем храме. К какой юрисдикции вы принадлежите?

– Наш храм посвящен преподобному Антонию Великому, начальнику монашества всего мира, жившему в Египте. Мы принадлежим к юрисдикции Александрийского Патриархата, мы православные по вере. Мой приход находится в Кенийской епархии, и мы стремимся расширить, увеличить его. У нас не очень большой приход: примерно 300 человек, из них около 100 человек – активные прихожане.

– А как кенийцы пришли к Православию?

– Православие здесь появилось по инициативе местных жителей. Они старались найти истинную Церковь. Еще в 1932 году православные кенийцы написали письмо патриарху Мелетию о принятии их в Александрийский Патриархат; патриарх дал положительный ответ, однако вскоре скончался. Кенийцы снова написали письмо, теперь уже патриарху Христофору. В 1942 году к нам приехал митрополит Аксумский Николай, все осмотрел, и вот в 1946 году Кенийская Церковь была принята в общение с Александрийским Патриархатом.

А вскоре в Кении началось освободительное движение против колониального режима. Это было в 1952 году. На стороне повстанцев были именно православные приходы, а вот протестантские и католические священники называли восстание бунтом язычников и дикарей. Православных священников тогда сажали в тюрьму. Например, отец Георгий Артур Кадуна, первый «черный» епископ Кении, провел в тюрьме около 10 лет вместе с будущим президентом страны и лидером племени кикуйю Джомо Кениатой.

Почивший президент подарил участок земли, на котором была построена православная семинария, открывшая свои врата в 1982 году. Нынешний архиепископ Албанский Анастасий открыл эту семинарию. Мы начинали с частных занятий по выходным, обучая только литургике, и сейчас поднялись на серьезный уровень, выпускаем дипломированных студентов. Вот часть нашей истории.

– А как лично вы стали православным?

– Я стал православным в детстве, в возрасте около 9 лет. Я не был крещен в младенчестве.

– Ваши родители тоже православные?

– Они были неверующие, но потом вслед за сыном приняли святое крещение и стали православными.

Благословение верующих. Сретенский монастырь. Фото: иером.Игнатий (Шестаков)

– Что на вашем пути к Православию оказалось особенно значимым: некий человек, школа или что-то еще?

– Наш приходской священник. Он на меня повлиял – в моей деревне, в нашем храме. Я был тогда еще ребенком. Я продолжал посещать церковь, и когда подрос.

– Расскажите о самом храме. Из чего он построен?

– Первоначально наша церковь была из глины, потом уже появилось каменное здание. Но у нас нет иконописцев, чтобы написать фрески, а нанимать художников из Европы – это дорого. Поэтому у нас есть только иконы, которые мы вешаем на стены, но нет росписей. Еще у нас был колокол, но его украли прямо с колокольни.

– Хотелось бы узнать о духовной жизни в приходе: как часто люди исповедуются, причащаются.

– Причащаются в основном всегда, когда служится литургия, все, кто чувствует в этом потребность и кто подготовился. Но, конечно, если что-то препятствует, то человек не причащается. С этими людьми мы обычно стараемся поговорить и разобраться, в чем дело. Исповедь перед причастием, как правило, необязательна. Это зависит от конкретных людей. Если кто-то приходит и говорит: «Мне надо исповедаться», то, конечно, пожалуйста. Но во многих случаях я стараюсь направить человека на исповедь к более опытному священнику.

– А какая миссионерская деятельность проводится в Кении, в вашем приходе, в епархии?

– У нас много видов миссионерства. Есть молодежные программы, программы для женщин, программы мужских братств. Ведутся занятия в воскресных школах. Также есть образовательные программы, направленные на работу в средней школе и в начальных классах. И в светских школах мы стараемся выдержать христианскую направленность.

Я очень горжусь тем, что в нашем приходе есть средняя православная школа, основанная Церковью, но мы принимаем туда всех детей, независимо от их вероисповедания. Мы работаем по государственной образовательной программе, обязательной для всех школ Кении. Эту программу используют всюду, даже в частных школах: урок длится 40 минут, в день должно быть восемь уроков, преподают квалифицированные учителя и проч. Образование находится под контролем правительства.

Сейчас у нас 65 учеников, и это часть нашей миссионерской работы. Я и директор нашей школы, и преподаватель в ней.

Когда меня поставили на этот приход, здесь был участок в 5 акров земли, выделенный под школу. Он был заброшен в течение десяти лет, не было ничего – ни здания, ничего. И вот с Божией помощью теперь здесь школа, классы, парты.

В церкви мы стараемся использовать местные языки. Проповедь тоже на местном языке. А в школах по всей Кении преподавание идет на английском. Все население говорит по-английски.

Священник Филипп Гатари и иеродиакон Серафим после Божественной литургии в Сретенском монастыре. Фото: иером.Игнатий (Шестаков)

– По вашему мнению, в Кении у Православия большое будущее?

– Если у нас будет разумное управление и мы будем опираться на местные народности, следовать их нуждам, быть их партнерами, то у нас большой потенциал. Наша миссия должна охватывать новые этнические группы.

Беседовал Василий Томачинский

16 декабря 2011

Источник: "Православие.Ру"