Куда уходят деньги РПЦ МП

 

Многие годы я старался совместить в себе научное мышление и православную веру.
Но последнее время чувствую, что трещина нарастает. Один факт церковной жизни никак не поддается моим усилиям научно его осмыслить. Чудо остается чудом.

 

Дело в том, что я со школьной поры помню, что в каждом бассейне есть две трубы. По трубе А вода вливается; по трубе Б – выливается.

За 30 лет жизни внутри церковного аппарата я видел много труб, по которым вливались деньги в епархиальный и патриархийный бюджеты.
Но мне так и не удалось найти трубы, по которой эти деньги оттуда выливаются. Не удалось найти проекта, на который собранные деньги уходили бы (кроме содержания самих владык и их аппарата).

 

На днях поделился этим своим не-наблюдением с группой священников. И в ответ услышал: «Отец Андрей, вы просто не там отдыхаете!».

 

***
Способов такого трубного чудотворения много.
Например, митрополит уже давно договорился с властями о том, что бюджет финансирует жизнь местной семинарии.
Но забыл об этом оповестить свои приходы и по прежнему требует с них не только «пожертвование на уставные цели епархиального управления», но и взнос «на содержание семинарии». Самое смешное, что это требование приходит даже на приход, где настоятельствует проректор этой самой семинарии, который прекрасно знает, что эти деньги до семинарии не дойдут…

 

А вот в некоей епархии батюшка получил назначение на пост главы епархиального миссионерского отдела. Причем владыка тут же, на еп.совете, дал ему энергичное напутствие и наказал приступить к отчетной деятельности немедленно, для чего взять в штат на зарплату секретаря-делопроизводителя.
Батюшка преисполнился планами, сознанием значимости своего нового послушания и оптимизмом. Дело в том, что в данной епархии есть такое правило, что кроме «пожертвования на уставные цели епархиального управления» (так сейчас стыдливо именуют епархиальный налог), каждое благочиние дополнительно и ежемесячно финансирует деятельность одного из епархиальных отделов. И так уж получилось, что именно благочиние этого отца финансировало работу того самого еп.отдела, главой которого он и был назначен. Посему он знал, что бюджет вверенного ему отдела каждый месяц пополняется на 50 000 рублей. Он здраво рассчитал, что сам в этой должности будет работать бесплатно, 20 000 будет платить помощнику, а на 30 000 может осуществлять какие-то реальные проекты.

 

Работа закипела. И через пару месяцев он идет в еп.бухгалтерию за деньгами, перечисленными и предназначенными на миссию. На что еп.бухгалтер (понятно, что дальняя и давно уже не бедная родственница владыки) отвечает: «Какие деньги? То, что перечисляет ваше благочиние, поступает в фонд епископа. Вас это не касается! Ищите деньги на свою работу сами!».

 


Проектов, и притом весьма затратных, на самом деле в церкви реализуется немало. Но для каждого из них есть свои спонсоры. А вот судьба собственно церковных взносов, то есть тех наличных денег, что конвертами передаются в руки епископов, остается крайне темной.

 

Лишь потом слышишь, что, например, питерский митрополит Владимир, уйдя в отставку, приложился к отцам своим поселился в своей (а вовсе не епархиальной) недвижимости в Израиле. Так что отдыхающие в Израиле могут встретить там дивного старца-ортодокса.

 

http://diak-kuraev.livejournal.com/799452.html