Кущёвка, Крымск… что дальше?


фото http://krymskonline.ru/

О событиях на Кубани сказано немало. И еще будет сказано много чего. Разного. Честного и лукавого, умного и глупого… разного. Еще одна глубокая и болезненная ухаба на нашем историческом пути, еще одна незаживающая рана на сердце народном.

 Но если все мире по воле Божией или по попущению Его, тогда, что обозначает эта новая напасть?

 Больше всего во всей этой жуткой истории меня поразили… глаза Путина на «оперативках»: растерянные, испуганные, потрясенные.

 Что же такого узрел «лидер нации», что так его потрясло?

 А узрел он, надо полагать, вещь простую. Узрел он истину, то есть то, что есть на самом деле, а не то, что в рабском подобострастии докладывают ему его верные нукеры. И одним из внешних проявлений этой ужасающей истины стала заплывшая жиром, насквозь коррумпированная, бесполезная и некомпетентная власть – и та, что на местах, и та, что в центре. Не отдельные бюрократы, а вся государственная машина сверху донизу, от которой де факто остались сегодня одни только рожки да ножки - таблички с именами на кабинетных дверях. Огромный номенклатурный трутень доедает, добивает, допиливает и докэшивает инфраструктурное наследство СССР, не вкладывая в него ничего своего, а только дербаня, дербаня, дербаня.

 

Госаппарат деградирует, ибо пополняется либо по блату, либо за деньги, либо из криминальной среды. Он убывает и разлагается по закону той бессовестной чужеродной и иноверной среды, из которой вышел и которой служит. Есть ли внутри него здоровые национальные звенья? Конечно, есть, но лишь как отдельные анклавы, островки, исключения из общего правила. Их гонит и теснит аппаратная «братва», но они – мы знаем десятки и сотни таких примеров, даже на уровне губернаторов – они держатся на плаву. И не только выживают во враждебно-агрессивной атмосфере всеобъемлющего казнокрадства (что, кстати, не скрывает и сама высшая власть, подписывая самой себе приговор), но и являют собой надежду, окружаются повсеместно заботой и защитой простых людей, коих уже невозможно провести на мякине бесконечных обещаний «светлого завтра» к 2020 году. Кошка знает, чье мясо съела, и Бог шельму метит. Эти островки, как правило, представлены людьми верующими и знающими свое дело: одно другому не мешает. Народ их не даст в обиду, поскольку вокруг них прекращается воровство и обман, растление и безнадега. Вокруг них закипает жизнь, и Господь укрывает покровом Своей благодати такие места на лице земли, так как и Он сам есть Жизнь. Здесь, в этих ростках, а не в сытой и наглой бюрократии коренится, проклевывается, поднимается и набирает силу будущее России.

 

Как и всякое великое начинание, государство, точнее госаппарат, еще точнее люди, его составляющие и пополняющие, – все это не может опираться на деньги, воодушевляться деньгами, жить ради денег. Чтобы исполнять свою миссию в конкурентном глобальном окружении, государство, хочет оно того или нет, должно опираться на нечто сакральное и выше естественное: будь то всеобщее поклонение закону или великая идея. Если же нет ни того, ни другого, государство чахнет, разлагается и умирает, что, собственно, мы и наблюдаем в течение всех лет правления Ельцина и Путина, и к чему оба непосредственно приложили – по незнанию ли или по умыслу – свои длани.

 

В Крымске Путин увидел, почувствовал не только бездну, до которой каждому из нас – шаг, другой, и мы не знаем, сколько осталось. Даже Путин этого не знает. Он еще узрел тех, на кого рассчитывал опираться, - а можно ли опираться на жидкий навоз? Молнией, наверное, сверкнула у него мысль: а ведь так везде, везде одно и то же и одни и те же. Взять того же губернатора Ткачева: его можно уволить, посадить, пожурить или наградить. Но ничего не изменится, болото, в которое превратилось наше государство, отреагирует очередным смачным зловонным пузырем, который скоро затянется соседней ряской.

 

Нужна реформа, но не такая, какую время от времени обещает или имитирует Кремль с его «кадровыми резервами», которые дешевле вечно держать «в запасе», чем подпустить к бюджету. Реформа назрела давно, и не только в части кадров, еще и в части идеологии, воспитания, образования, науки, здравоохранения и прочая и прочая. Болото как-то надо осушать, а это не делается с помощью говорильни и лубочных ведер. Осушение болота это всегда мобилизация всех, кто страдает от болота. Мобилизация же это честный разговор с народом, зачистка госструктур от «лондонских гастарбайтеров», призыв новых «двадцатипятитысячников». На какой идейной платформе все это делать, если все идеологии обанкротились и протухли? Вот – вопрос дня! С него надо начинать возрождение нации. А иначе… иначе Кущёвки и Крымски в бесконечном и непредсказуемом разнообразии болотного гниения будут рвать и терзать русское тело….

 

Господи помилуй! Останови, вразуми, спаси нас, грешных и слепых!

 

Александр Нотин