МОНАШЕСТВО ВИЗАНТИЙСКОГО ПЕРИОДА

Монастырь Саввы Освященного.

 

 

Монастырь Саввы Освященного.Согласно жизнеописанию, записанному Кириллом, Савва Освященный (439-539) родился в маленьком городке Муталаска а провинции Каппадокия. Его родители, благочестивые Иоанн и София, рано покинули ребенка, уехав в Александрию, оставили сына на попечение родственников, а те, в свою очередь, определили Савву, когда ему было только 8 лет от роду, в монастырь Флавиана, что в 20-ти стадиях от Муталаски. Там он получил свое начальное образование, и особенно преуспел в знании Священного писания.

Будучи еще ребенком, Савва прославился как чудотворец. Кирилл Скифопольский в жизнеописании Саввы рассказывает, что однажды в зимнее время, когда стояли пасмурные дни, пекарь оставил в печи мокрые одежды мальчика сушиться и забыл их там. На другой день, когда уже растопили печь, он с ужасом вспомнил о них. Пламя было уже достаточно сильным, и никто не осмеливался приблизиться к печи. Тогда юный Савва, осенив себя крестом, проскочил в печь и успел достать одежды до того как они сгорели и сам вышел невредимым. При своей жизни Савва считался святым чудотворцем, способным ниспосылать дожди, целить больных (Кирилл Скифопольский описывает исцеление кровоточивой жены, девочки, одержимой бесом и т. п.). Дух святого, даже после смерти, продолжал помогать многим страждущим, о чем среди монахов сохранилось множество преданий. Также и могила Саввы считалась чудотворной, а тело его, говорят, не было подвержено тлению.Когда Савве исполнилось 18 лет, он попросил настоятеля отпустить его в Иерусалим, поклониться Святыням. Прибыв в Палестину, Савва поступил в монастырь Пассариона Великого, но вскоре случай свел его с Евфимием Великим, который сразу же полюбил юношу, но из-за молодого возраста инока отказался взять его в свою лавру, при этом сказав Савве: "Сын мой! Я думаю, неприлично тебе столь юному, оставаться в лавре, да и лавре нет никакой пользы иметь у себя юношу, и тебе юному полезнее быть в киновии, а не с отшельниками” (5) Сказав сие, Евфимий отправил своего protege к своему другу блаженному Феоктисту в монастырь в вади Мукеллик, где Савва прослужил 17 лет послушником. В 478 году Савва уединяется в пустыню и долгое время живет отшельником в пещере, где подвергается искушениям дьявола, находит общий язык с дикими зверями, усмиряет львов, устанавливает дружеские отношения с соседними бедуинскими племенами. Слава о чудесном отшельнике стала быстро распространяться, и, по прошествии определенного времени, вокруг Саввы стали собираться ученики, которые образовали лавру в 70 монахов, затем число их возросло до 150, и в 483 году Савва основывает свой монастырь

 




(Позже он основал еще три лавры и шесть монастырей). Первым строением новой лавры, которую потом назовут Великой лаврой, была сторожевая башня, затем в этом безводном ущелье был чудесным образом обнаружен источник. Первая церковь была устроена Саввой в пещере, обнаруженной им через видение на этом месте огненного столпа, уходящего в небо, что напомнило ему лестницу Иакова. Иаков, как известно, назвал место своего видения "Вефиль” (Бейт Эль Дом Бога), так и наш монах понял это знамение как указание на то, что здесь должен быть дом Божий. Пещера и в самом деле уже по своей природной форме напоминала базилику с апсидой и ризницей, поэтому Кирилл Скифопольский называет ее "Церковью, построенной Богом”



 

 

Савва отличался крутым нравом и нетерпимостью ко всякому мнению, которое он не разделял, но тем не менее инакомыслящих не преследовал, а наоборот, поступал с ними благородно и гуманно. Так, однажды, он выселил из своей лавры роптавших против него монахов, но и позаботился о них, создав в 503-508 годах для них отдельный монастырь в Никополисе.


Как богослов св. Савва отличился в защите Православия против так называемой монофизитской ереси. Об этом стоит сказать несколько слов.
Возникновение ее в истории христианства вполне закономерно, а существование продолжается и по сей день, и вовсе не только в лице Армянской, Коптской, Эфиопской и Якобитской Церквей, где от монофизитства осталось лишь одно название и безобидные символы, ее существование заключается прежде всего в отношении верующего к Христу. Не будучи способными понять и разрешить чрезвычайно тонкий и сложный вопрос богословия о природе Христа, понять Кто Он, Человек или Бог, и есть ли у Христа нечто общее с нами, со смертными людьми, церковные чиновники постоянно оказывались в крайне щекотливом положении. Чиновник не может находиться в неопределенности, а посему, чтобы избежать ее, он либо вообще отвергает Божескую природу Христа как ересь, обвиняя в политеизме тех, кто "придают Богу товарищей”, либо стремиться сделать из Самого Христа абсолютного Бога, обвиняя в кощунстве тех, кто "придают Ему человеческое естество”. Потому твердолобый религиозный фундаментализм не мог вынести Христа-Богочеловека с вытекающим из этого догмата Православием, и неизбежно тяготел к полюсам богословия, либо к исламу и иудаизму, и их христианским братьям арианской и несторианской ереси, либо к монофизитству. Монофизитам было ненавистно видеть в Иисусе человека, во всем нам равного, кроме греха. Им не нужен Бог-товарищ, Бог-брат, им нужен Бог-деспот, Бог-фюрер, а потому они и стремились сделать из Христа идола. А сколько сейчас таких замаскированных монофизитов можно встретить и среди православных ортодоксов, и даже среди наиболее прогрессивных протестантских деноминаций?
Халкидонский собор, собравшись в 451 году осудил монофизитство, но богословские споры тем не менее не утихли. Одержав сравнительно легкую победу над Несторием в 431 году, монофизиты рассчитывали подчинить себе свободный дух иноков, чье сердце не могло принадлежать никому иному, как их Брату и Господу Иисусу Христу, и монахи Палестинских пустынь, отстаивая свою веру, под руководством их уважаемого старца Саввы, смогли дать достойный отпор зарвавшимся чинушам.

Вернувшись из Халкидона, монофизитский монах Феодосий возбудил Иерусалимскую чернь поддержать доктрину Христа-идола. Иерусалим был взят и разграблен мятежниками. Лавра Саввы Освященного стала одним из оплотов Православия. Благодаря миротворческой деятельности Саввы, в 479 г. удалось достигнуть примирения между враждующими сторонами, что повлекло за собой новый подъем монашеского движения. Именно в это время были основаны монастыри Феодосия и Хозива, о которых речь пойдет ниже.

 


Савве Освященному принадлежит так называемый "Палестинский”, или "Иерусалимский Типик” (Богослужебный устав), впоследствии принятый повсеместно в Православной Церкви. Как и Евфимий, Савва не поощрял молодых людей уходить в пустыни и видел в излишней аскезе своего рода порок фальши и лжи, погоню за показным благочестием. Всякий желавший посвятить себя отшельничеству проходил подготовку в течение определенного срока, не менее 3-х лет (новициат), после чего он мог быть удостоен статуса келейника.

Савва умер в возрасте 94-х лет 5-го декабря 532 года. В 1256 году его останки были перевезены в Венецию и захоронены в церкви Сан Антонио, 12 ноября 1965 года мощи святого были возвращены обратно в монастырь в рамках соглашения между папой Павлом VI с Константинопольским патриархом Афинагором.


 

После смерти своего основателя, монастырь продолжает существовать. В 614 году он подвергается нападению персов. В письме монаха Антиоха, адресованного Евстихию в Анкиру (Галатия), описывается умерщвление 44 мучеников монастыря Саввы во время персидского нашествия. Крестоносцы, не слишком посвященные в историю греческих подвижников и не очень хорошо представлявшие себе, кто такой был на самом деле св. Савва, как мы увидим из следующей цитаты, тем не менее были осведомлены о бесчинствах по отношению к ним со стороны персидских варваров. Известные тогда сведения о монастыре передает нам в 1103 году в своих путевых записках английский пилигрим Зевульф: "К западу от церкви св. Креста, приблизительно на расстоянии трех миллиариев находится великолепнейший и очень большой монастырь, во имя св. Савы, одного из 72 учеников Господа нашего Иисуса Христа; там некогда жило в общежитии больше 300 греческих монахов и служили Господу и Святому; большая часть братии была перебита сарацинами, а часть благоговейно служит Господу в другом монастыре того же Святого внутри городских стен, рядом с башнею Давида; а первый монастырь покинут и совершенно опустел” (6). Но все-таки во времена крестоносцев монастырь не был покинут и продолжал существовать. Так описывает монастырь игумен Даниил, посетивший его и живший там некоторое время в 1106 году: "Лавра же святаго Савы есть уставлена от Бога дивно и несказанно: поток бе некако (есть там, так) страшен и глубок зело и безводен, стены имя бе высоки, и на тех стенах лпять келии прилеплены и утверждены от Бога некако дивно и страшно





, после того, как был разрушен и разграблен в ходе бунта бедуинов против власти Мухаммада Али и его сына Ибрагима-паши (1834-1835) и землетрясения 1837 года.

Сегодня этот монастырь является крупнейшим из трех, ныне действующих в Иудейской пустыне (св. Феодосия и св. Георгия Хозевита см. ниже). Его устав считается самым строгим из уставов всех Палестинских православных монастырей .



Настоятелем монастыря является сам патриарх Иерусалимский, но управляет всеми его повседневными делами поставленный патриархом игумен. Среди строений монастыря выделяются две башни. Первая называется башней Юстиниана и находится в самой высокой точке монастыря . Она была построена на деньги, полученные св. Саввой в дар от императора Юстиниана во время его последнего посещения Константинополя в 531 году в возрасте 92-х лет. В принципе, этот "дар” был своего рода великодушной компенсацией, которой император поддержал палестинских монахов за ущерб, нанесенный лавре самаритянским бунтом в 529 году. В настоящее время в этой башне размещается уникальная библиотека монастыря. Другая башня находится несколько в стороне и за пределами стен монастыря. Называется она "башней женщин”, так как периодически служит гостиницей для женщин, которым строго воспрещено входить на территорию монастыря .



Согласно Кириллу Скифопольскому, эта башня была построена императрицей Евдокией, женой императора Феодосия II, посещавшей монастырь в 455 г. и помогавшей строительству многих церквей Палестины, в том числе монастырь Стефана (см. ниже).

В восьмом веке в монастыре прожил свои последние 50 лет жизни великий богослов и отец Церкви Иоанн Дамаскин (675-753). Монахи и сейчас показывают его келью и могилу. В монастыре захоронен также биограф и историк монашеского движения Кирилл Скифопольский, умерший приблизительно в 560 году.
 

[1] Путник Антонина из Плаценции, 33.

[2] Житие и хождение Даниила Русской земли игумена.

[3] Житие и хождение Даниила Русской земли игумена.

[4]  Иоанн Фока, Сказание вкратце о городах и странах от Антиохии до Иерусалима, также Сирии, Финикии и о святых местах в Палестине.

[5] Кирилл Скифопольский, Житие Саввы Освященного, 7.

[6] Путешествие Зевульфа в Святую Землю.

[7] Житие и хождение Даниила Русской земли игумена.

[8] Путешествие иеродиакона Зосимы.

[9] Хождение купца Трифона Коробейникова по Святым местам Востока.

[10] Житие и хождение Даниила Русской земли игумена.

[11] Иоанн Фока, Сказание вкратце о городах и странах от Антиохии до Иерусалима, также Сирии, Финикии и о святых местах в Палестине.

[12] Житие и хождение Даниила Русской земли игумена.

[13] Иоанн Фока, Сказание вкратце о городах и странах от Антиохии до Иерусалима, также Сирии, Финикии и о святых местах в Палестине.
[14] Евсевий Памфил – Иероним Блаженный, Ономастикон, 968.

О блаженной кончине и посмертных чудесах преподобного отца нашего Саввы

В начале декабря, лежа на одре в своей небольшой башне, старец призвал к себе отцов Лавры и поставил им вместо себя игуменом некоего Мелита, родом виритянина. Он завещал нерушимо сохранять правила, введенные им в своих монастырях, вручил Мелиту эти правила, записанные на бумаге, потом четыре дня пребывал без всякой пищи, никого к себе не допуская. В субботу вечером приобщился Святых Тайн и, наконец, сказав: «В руце Твои предложу дух мой...» (Пс. 30, 6), - предал Богу душу.
Так отец наш Савва подвигом добрым... подвизался, течение совершил, веру сохранил и украсился венцом... правды... (2 Тим. 4, 7-8).

Смерть настигла его в пятый день декабря, десятого индиктиона, в 6024 году от сотворения мира, то есть от того события, когда время стало измеряться движением солнца, а от воплощения и плотского рождения Бога Слова от Девы - в 532 году.
Смерть преподобного Саввы совершилась в те времена, которые прежде их наступления описаны нашими святыми отцами: Ипполитом, писателем древним и близким к апостолам, Епифанием, епископом Кипрским, и Героном, философом и исповедником. Исчисление времени жизни святого следующее: в Палестину он пришел восемнадцати лет, в киновии жил семнадцать лет, в пустыне и в Великой Лавре провел пятьдесят девять лет, умер на девяносто четвертом году, во второй год после консульства Лампадия и Ореста и в шестой год настоящего богохранимого царствования Юстиниана.

Когда слух о его смерти разнесся по всей стране, собралось бесчисленное множество монахов и мирян. Прибыл и Святейший патриарх Петр с епископами и со знаменитыми мужами Святого Города. Честные мощи святого Саввы Освященного положены в Великой Лавре, между двумя церквами, на том месте, где некогда преподобный видел огненный столп.



Но не умер этот святой, а спит, потому что он провел жизнь свою неукоризненно, Писание же говорит: «..Души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их» (Прем. 3, 1). Действительно, тело его до настоящего дня сохранилось во гробе в целости и нетлении. Это я видел своими глазами в прошедший индиктион. Когда открыли драгоценный гроб, чтобы положить в него останки блаженного Кассиана, то я сошел в него, чтобы поклониться мощам божественного старца, и увидел, что они были целы и нетленны. Удивившись этому, я прославил Бога, который прославил раба Своего и почтил его нетлением прежде общего и всемирного Воскресения. Что касается его духа, то он получил великий доступ к Богу.

В Святом Городе был один мастер серебряных дел, родом из Дамаска, по имени Ромул, первый из диаконов, служащих при святой Гефсимании. Ромул рассказывал следующее: «Во время кончины блаженного Саввы обокрали мою мастерскую, и пропало почти сто литр серебра. Я тотчас пошел в храм святого мученика Феодора, в продолжение пяти дней возжигал в нем свечу, и день и ночь пребывал в слезах при решетке алтаря. Около полуночи пятого дня я заснул и увидел святого мученика Христова Феодора. Он спросил: «Какую нужду имеешь ты во мне, что так тужишь и плачешь?» Я ответил ему, что лишился своего и чужого серебра, молился, но не получил никакой пользы. Святой сказал мне: «Меня здесь не было. Нам повеление было идти и встретить святую душу аввы Саввы и отвести ее в место упокоения. Теперь ты пойди в такое-то место и найдешь там твое серебро». В самом деле, мы нашли серебро там, где указано было в видении».

Два брата по плоти, родом из селения Вурия, имея веру к святому Савве, усердно принимали и угощали всех приходивших из его монастырей по каким-нибудь делам. Они и в остальном жили богоугодно. Но, по действию сатаны, во время сбора винограда оба впали в столь сильную болезнь, что домашние не надеялись на их выздоровление. Сокрушаясь о потере винограда, братья вспомнили о святом Савве и молились ему о помощи. Святой явился каждому из них особо и сказал: «Я молил Бога о вашем здравии, и Бог услышал мою молитву. Во имя Иисуса Христа, Истинного Бога, встаньте и пойдите на свою работу». Они тотчас исцелились, рассказали об этом чуде домашним и пошли работать. С того времени ежегодно, в день этого чудотворения, они устраивают всему селению большой праздник.

Некая жена из нашего города Скифополя, по имени Генара, решила сделать две церковные завесы: одну - для Кастеллийского, другую - для Пещерного монастырей. Когда она все приготовила для работы, женщины, согласившиеся было ткать, отказались от своего обещания. Генара опечалилась, но тут явился ей во сне блаженный Савва и сказал: «Поутру призови ткачих, они придут и исполнят свое дело. Не печалься, твое приношение будет угодно». В ту же ночь святой явился и ткачихам и укорил их за то, что работа отложена. С наступлением утра все они, собравшись вместе, рассказали друг другу о видениях и закончили дело с благодарением.

Однажды эконом Великой Лавры нанял сарацинских верблюдов для перевозки от Мертвого моря зерна, купленного в Макерунте. Когда верблюды с грузом пришли в Лавру, один из них, потеряв равновесие на дороге, которая ведет вверх к гостинице, упал вместе с грузом с утеса в ров, высотой почти в десять раз больше человеческого роста. Хозяин верблюда, хотя и был сарацин, закричал: «Авва Савва, твоими молитвами помоги моему верблюду». И пока верблюд падал вниз, сарацин продолжал кричать: «Авва Савва, помоги!» Вдруг он увидел некоего старца, сидящего на падающем верблюде. Но, когда сбежал вниз и приблизился к верблюду, старца не было, верблюда же своего он нашел невредимым и, подняв его вместе с грузом, привел к гостинице другой, ровной дорогой. Пораженный этим чудом, сарацин потом ежегодно приходил в Лавру поклониться гробу старца и приносил эконому третью часть своих доходов в благодарность авве Савве.

В те времена был устроен большой водоем под башней святого отца нашего Саввы, в пещере, где находится потайной ход, ведущий вверх от нерукотворной церкви к упомянутой башне. А в высокой скале, расположенной над пещерой, монахи устроили другое вместилище, из которого вода, очищаясь, должна была стекать в нижний водоем. Все это устройство сделал некий мастер Мамант, родом из Вифлеема. Когда он со своим учеником, отроком Авксентием, был занят работой, внезапно налетела буря, вода начала собираться в водоем, и тот от скопления воды разрушился. Мамант, человек сильный, успел избежать опасности. Отрок же мощным потоком воды и камней был снесен с утеса вниз, в то место между двух церквей, где ныне покоятся честные мощи святого отца нашего Саввы. Высота этого утеса почти равняется десяти оргиям. Когда дождь перестал, отрока нашли под упавшими камнями перед созданной Богом церковью совершенно невредимым. Я сам был очевидцем этого чуда. В те дни я пришел из Новой Лавры в Великую, с тем, чтобы получить в ней место и построить себе келлию.
из Жития преп.Саввы, написанного Кириллом Скифопольским около 555 г. от Р.Х.


Сергей Баландин