Православные новости

Новая северная плоская крыша над Александровским подворьем



Первый камень в основание возводящегося Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества (изначальные названия «Русский дом», «Русские Раскопки») был заложен 13 сентября 1887 года.

Подробнее ...

Музей Рублева поделится территорией с РПЦ

Спасо-Андроников монастырьСпасо-Андроников монастырь

 

 

В Центральном музее древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева прошло открытое обсуждение концепции развития музея. На нем присутствовали заместитель министра культуры Владимир Аристархов, представлявшие общественный совет при Министерстве культуры Павел Пожигайло и Николай Бурляев, генеральный директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, наместник Сретенского монастыря епископ Тихон (Шевкунов), древлехранитель Московской городской епархии протоиерей Леонид Калинин, а также ряд специалистов по древнерусскому искусству и музейных работников.

 

Концепция, представленная нынешним директором музея Михаила Миндлина, представляет собой документ объемом 33 страницы (для сравнения — рассмотренная и принятая недавно концепция развития Третьяковской галереи, как напомнила Зельфира Трегулова, насчитывала около 360 страниц). В концепции обозначен целый ряд мер, которые должны поставить Музей Рублева, страдающий от недостаточной посещаемости и аварийного состояния его зданий, в один ряд с более современными в смысле своих возможностей и своей привлекательности для посетителя музейными организациями. По словам директора, это более соответствовало бы статусу Музея Рублева как центрального учреждения, хранящего и изучающего художественные памятники национального значения.

 

 

Центральный пункт концепции состоит в том, что музей претендует на здания так называемой усадьбы Хрящевых, расположенные неподалеку от Спасо-Андроникова монастыря, здания которого музей занимает со времени своего основания 70 лет назад, в 1947 году. Расширение территории, по словам директора музея, позволит решить несколько фундаментальных проблем, связанных с тем, что музею категорически не хватает площадей, как экспозиционных, так и административных.

 

Впрочем, и сам состав приглашенных спикеров, и прозвучавшие комментарии представителей РПЦ свидетельствовали, что будущее переустройство музея будет происходить в тесном контакте с церковными структурами. Одно из освободившихся помещений монастыря займет древлехранилище (церковный музей). Кроме того, по словам отца Леонида Калинина, рассматривается вопрос о том, что на территории поселится церковная община — либо приход, либо братия возрожденного Андроникова монастыря, либо подворье Троице-Сергиевой лавры. Епископ Тихон сообщил, что РПЦ даст свое заключение по поводу концепции после того, как проект будет рассмотрен лично патриархом и патриаршим советом по культуре.

 

Искусствовед Михаил Миндлин возглавляет Музей Рублева с мая 2016 года. В 2002-2016 годах, он руководил Государственным центром современного искусства (ГЦСИ). В середине февраля 2017 года ряд СМИ сообщили со ссылкой на юрисконсульта Московской патриархии игумению Ксению (Чернегу) о притязаниях РПЦ на здания и территорию Андроникова монастыря, однако господин Миндлин в тот момент опроверг эту информацию.

 

Напомним, 10 января стало известно о намерении властей Санкт-Петербурга передать РПЦ Исаакиевский собор, сохранив при этом его музейную функцию. Это решение вызвало недовольство у части горожан, и с тех пор в Санкт-Петербурге не прекращаются акции как сторонников, так и противников такого решения. Также предпринимаются попытки решить вопрос в судебном порядке.

 

Концепцию представлял директор музея Михаил Миндлин, а обсуждали ее представители РПЦ — епископ Тихон (Шевкунов), председатель патриаршего совета по культуре, и протоиерей Леонид Калинин, древлехранитель Московской городской епархии, то есть лицо, ответственное за художественные ценности московских храмов,— члены музейного сообщества во главе с гендиректором ГТГ Зельфирой Трегуловой, специалисты по древнерусскому искусству. Несколько слов вставили представители общественного совета при Минкульте, а модерировал событие заместитель Владимира Мединского Владимир Аристархов (сам министр появился только к концу обсуждения).

 

Михаил Миндлин руководит музеем недавно, с мая прошлого года. Раньше он четырнадцать лет возглавлял Государственный центр современного искусства. Доверие к его персоне в среде искусствоведов-древнерусников пока неочевидно, и новая концепция, видимо, должна была стать сигналом всему музейному сообществу: музей будем сохранять и выводить из того печального состояния, в котором он пока находится.

 

Сильно мешкать с этим сигналом и правда было невозможно, так что концепция выдает следы довольно спешной подготовки. Строго говоря, это и не концепция вовсе, а, скорее, краткая декларация о намерениях — прекрасных, но в основном не очень конкретизированных. Музей собирается расширяться, реорганизовываться, модернизироваться, заводить структурные и экспозиционные новации, которые не просто желательны, а категорически необходимы в музейном учреждении начала XXI века.

 

Для расширения — и это один важный факт — Музей Рублева собирается освоить разные постройки усадьбы Хрящевых, которые стоят в разной степени заброшенности рядом с монастырем. Это городская собственность, так что процедура передачи явно затянется. Второй факт, который был очевиден даже по составу приглашенных: судьба музея будет решаться с участием РПЦ.

 

Бурные события вокруг Исаакиевского собора, надо думать, сделала свое дело, и общий тон разговора был нарочито корректен. Музейные работники вежливо выказывали надежду на цивилизованный диалог. Церковные сановники отвечали в том же духе: о. Леонид Калинин, например, честно говорил о том, что церкви нужно руководство профессионалов в сохранении и реставрации принадлежащих ей памятников. А когда тот же протоиерей произнес оплошную фразу: "Вот в советское время, когда церковь была отделена от государства..." — епископ Тихон быстро перебил священника с места, резко заметив: "Она и сейчас отделена!"

 

Сложность, однако, в том, что мера и характер сотрудничества определены на редкость туманно. Обе стороны понимают их по-своему, и по выступлениям это было очень заметно.

 

Музей говорит: нам надо поработать с привлекательностью для посетителей, потому что пока наши показатели скромны — 100-200 человек в день. Церковь отвечает: нет проблем, когда тут будет действующий храм, то посетителей будут тысячи, вот увидите. Музей говорит: надо бы наладить нормальную музейную инфраструктуру, и в частности построить вот такой вот кафетерий, смотрите, это будет стеклянный павильон, практически незаметный, почти мираж. Церковь отвечает: инфраструктура — оно, конечно, да, но лучше бы такие вещи устраивать как-нибудь вне монастыря.

 

А потом еще встает с решительными восклицаниями Николай Бурляев, член общественного совета при Минкульте: "Это место равнозначно Кремлю! Не нужны никакие миражи в этой жемчужине Святой Руси!" (И, право слово, непонятно, отчего существование кафетерия в музейной зоне так взбудоражило высокое собрание, что этот вопрос обсуждали живее всего; возможно, скажу ужасную вещь, но и новые туалеты строить все ж таки придется, причем ровно ничего кощунственного или противоречащего монастырским традициям в этом нет.)

 

При всей корректности налицо два не согласующихся друг с другом взгляда на будущее монастыря. Музей предполагает, что он оставит территорию монастыря за собой как прежде всего музейное, экспозиционное пространство. В то время как церковь в лице хотя бы того же о. Леонида Калинина рассчитывает, что освоение музеем новых площадей — только начало сколь угодно уважительного, но тотального переселения Музея Рублева из монастыря. Теперь весь вопрос в сравнительном административном весе представителей музейных кругов и церковного руководства: и те и другие должны войти в состав рабочей группы, которой поручена выработка окончательного решения.