Неформалы играют на чувствах верующих


Участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина и Надежда Толоконникова

Акция панк-группы Pussy Riot, прошедшая в храме Христа Спасителя 21 февраля с.г., вызвала гневную реакцию большей части православной общественности и поначалу ввергла в растерянность саму Церковь. Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин предложил ввести уголовную ответственность за оскорбление чувств верующих, в то время как протодиакон Андрей Кураев выступил за снисходительное отношение к эпатажным девушкам. Некие московские казаки пригрозили отдать девушек на суд прихожан, то есть, по сути, линчевать «богохульниц». В Интернете были выложены личные данные и адреса участниц Pussy Riot. Только спустя несколько дней после происшествия были предприняты конкретные меры в отношении возмутительниц спокойствия, причем эти меры поразили своей жесткостью. По заявлению активистов околоцерковных общественных организаций, Генпрокуратура возбудила уголовное дело по статье «Хулиганство». Позже Чаплин призвал выявить и наказать не только участниц, но и организаторов акции. Это заявление прозвучало накануне допроса журналистов «Русской службы новостей», которые освещали выходку панк-девиц. Сами девушки заявили на своем сайте, что возбуждение против них уголовного дела политически мотивированно. «Режим хочет сделать из нас… политзэков», – написали они. Позднее в Госдуму поступил законопроект от депутата нижней палаты парламента Александра Сидякина («Единая Россия») об увеличении штрафа за оскорбление религиозных чувств верующих и за осквернение почитаемых верующими религиозных предметов. Законопроект также предполагает административный арест до 15 суток за циничное осквернение храмов. На данный момент решением Таганского районного суда Москвы до 24 апреля арестованы две вокалистки группы.

Этот отчасти тревожный, отчасти курьезный казус лишний раз показал, насколько в нашей стране не отрегулированы правовые механизмы взаимоотношений религиозных общин и светского государства, Церкви и общества. «НГР» обратились к экспертам в области религии и права с просьбой внести ясность – какими могут быть юридические последствия выходки в храме Христа Спасителя, если оставить в стороне эмоции и опираться только на букву закона.

Анатолий Пчелинцев, сопредседатель Славянского правового центра

Статья 213 Уголовного кодекса Российской Федерации «Хулиганство» здесь не подойдет. В том виде, как сегодня сформулирована диспозиция этой статьи, с большой натяжкой можно говорить о том, что в действиях этих девушек есть состав преступления «хулиганство». Здесь скорее – я предполагаю, потому что не знаю всех тонкостей этого дела, – можно говорить о разжигании межрелигиозной розни и вражды (статья 282 УК), потому что это публичные действия, оскорбляющие чувства верующих. Это делалось около иконостаса, напротив престола. Они открыто демонстрировали своими действиями явное неуважение к предметам культа, которые являются святынями для сотен тысяч верующих. Но опять же в процессе расследования будет ясно, на что их умысел был направлен. Я не исключаю, что на самом деле это могла быть провокация накануне выборов, для того чтобы подорвать доверие, скажем, к либеральным ценностям, к оппозиции. Ведь в данном случае кандидат от «Единой России» позиционирует себя как православный человек, а тут эти девочки… На самом деле у большинства нормальных людей это вызывает отторжение и возмущение.

Я не исключаю, что у этого дела может быть судебная перспектива. Надо разобраться, кто за этим стоит и какой умысел преследовали эти дамы. Важна субъективная составляющая, какой был умысел – прямой или косвенный? Что они хотели показать этой акцией? Просто явное неуважение к обществу или это направлено против конкретной религии? Ведь деяние совершено в культовом здании Русской Православной Церкви. Все-таки у меня такое ощущение, что здесь есть элемент разжигания религиозной розни и вражды.

Александр Верховский, директор информационно-аналитического центра «Сова»

Прокуратура возбудила дело по статье «Хулиганство», и это действительно вызывает вопросы. Статья «Хулиганство» в Уголовном кодексе сформулирована очень хитро и на самом деле очень неудачно. Хулиганство в УК – действия, в грубой форме выражающие неуважение к обществу в одном из двух случаев: если они сопровождались использованием оружия и предметов, которые могут быть оружием, или если они были предприняты по мотиву национальной, религиозной и так далее ненависти. Очевидно, что в данном случае первый вариант отпадает, поскольку никакого оружия не было. Значит, предполагается, что они нарушали общественный порядок в оскорбительной форме, то, что зовется хулиганством по мотивам религиозной ненависти. Я думаю, доказать именно мотив ненависти, скажем, к православным верующим здесь будет невозможно. Грубые высказывания в адрес Патриарха – это еще не выражение ненависти ко всем православным верующим, это выражение неприязни лично к Патриарху.

Если бы закон нормально применялся, у этого дела не было бы судебной перспективы, и я думаю, что все обойдется. Собственно говоря, был аналогичный случай, даже еще более напрашивающийся на судебное дело, – это акция группы «Война». Там использовалось ровно то же самое обвинение, и то дело, как известно, было закрыто. Церковь может содействовать наказанию девушек только формально. В принципе их действия вполне соответствуют статье Административного кодекса об оскорблении чувств верующих в непосредственной близости или внутри культовых зданий. А квалификация как уголовное преступление здесь очень проблематична. Собственно, протоиерей Всеволод Чаплин всегда говорил, что надо бы оскорбление чувств верующих перенести в Уголовный кодекс. Если бы это произошло, тогда, конечно, их можно было бы осудить. А поскольку этот состав преступления не относится к Уголовному кодексу, его могут только притягивать за уши. Это деяние соответствует конкретному правонарушению, по нему и надо судить.

Михаил Шахов, профессор Сретенской духовной семинарии, профессор кафедры конституционного и муниципального права РГТЭУ

Специальная норма, которая может быть применена в данном случае, содержится в Кодексе об административных правонарушениях, это статья 5.26, связанная с оскорблением чувств верующих, предусматривающая штраф до 1000 рублей. Почему возбудили уголовное дело по статье 213 Уголовного кодекса «Хулиганство» – это вопрос, на который сложно однозначно ответить. С одной стороны, статья «Хулиганство» очень растяжимая и в принципе любое неприятное и оскорбляющее людей публичное действо может быть подведено под статью «Хулиганство». Но, с другой стороны, согласно принципу, что при наличии специальной статьи применяется именно специальная, а не общая статья, более корректно говорить, что за эту акцию должна быть ответственность по статье 5.26 Кодекса об административных правонарушениях.

Насколько я помню заявление протоиерея Всеволода Чаплина, он как раз говорил о том, что следует изменить законодательство, потому что действующие правовые нормы не предусматривают возможности привлечь организаторов этой акции по уголовной статье, а только за административное правонарушение. То есть он говорит о необходимости введения уголовного наказания за оскорбление религиозных чувств, за которое сейчас можно привлечь только к административной ответственности. Славянский правовой центр опубликовал на днях заявление, из которого следует, что в стране есть масса случаев, когда посягают на чувства верующих, причем самых разных традиций, когда бьют стекла в храмах, совершают хулиганские действия и акции вандализма. И проблема существует, когда наказание, которое может быть применено за посягательства на храмы и религиозные святыни, оказывается недостаточно жестким.

Такие статьи Уголовного кодекса, как «Хулиганство», как и известная статья 282 о разжигании межрелигиозной розни и нормы, направленные на пресечение экстремистской деятельности, очень растяжимы, поэтому во многом исход этого дела зависит от того, какую позицию займет суд и, если будет экспертиза, эксперты. Если был бы строго формальный подход, я бы прогнозировал, что эта акция будет расцениваться судом как административное правонарушение. Не потому, что я не считаю, что это тяжелая провинность. С нравственной точки зрения я считаю, что никакое глумление над храмами и святынями недопустимо и должно пресекаться. Однако наказание должно назначаться строго в соответствии с законом. Сейчас я не вижу оснований применить другую статью, кроме статьи 5.26 Кодекса об административных правонарушениях. Но я не исключаю возможности того, что в целях успокоения взволнованной общественности может быть применена максимально жесткая уголовная статья. Для сравнения – есть ряд процессов, связанных с экстремистской деятельностью и литературой, где достаточно невинные высказывания или тексты иногда служат основанием для обвинения в экстремизме. И наоборот, достаточно угрожающая общественному порядку деятельность иногда признается не имеющей экстремистского характера. Делать однозначный прогноз в этой ситуации сложно. Поэтому не исключено вынесение приговора по статье 213 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Лидия Орлова


 http://religion.ng.ru/events/2012-03-07/1_pussy.html