Николо-Барградская церковь в Песках

Поскольку он был тесен и неудобен (главки главками, но по размеру он оставался часовней), в 1913 году его решили сделать достойным будущего барградского «побратима». Обе новые церкви должны были достойно представлять православное искусство – их решено было строить в «самом русском стиле» – псковско-новгородском.
История церкви восходит к осени 1870, когда торговцы Старо-Александровского рынка решили построить часовню в память спасения Александра II при покушении на него 25 мая 1867 в Париже. В 1872 проект шатровой часовни в русском стиле был утвержден, однако только 6 декабря 1879 состоялось ее освящение митрополитом Исидором.



Вскоре часовню приписали к Сионскому храму в Мирах Ликийских, в Малой Азии, где некогда хранились мощи свт. Николая Чудотворца, и руины которого в 1873 купил русский посол в Оттоманской империи гр. Н. П. Игнатьев. На восстановление этого исторического храма приехали собирать деньги в часовне два монаха из русского Пантелеимоновского монастыря на Афоне, привезшие с собой частицы мощей вмч. Пантелеимона, Животворящего Древа Господня и список чудотворной иконы Божией Матери „Скоропослушницы“. Ежегодно для названной цели собиралось 2–3 тыс. руб.

Осенью 1885 Александровская часовня сгорела, а когда была восстановлена, то перешла к Императорскому Палестинскому обществу, основанному тремя годами ранее для поддержки Православия в Святой Земле, ее изучения и помощи русским паломникам.

После гибели от руки террориста председателя Палестинского общества вел. кн. Сергея Александровича, часовню по проекту гражд. инж. П. Д. Мегорского расширили, сделали на ней главки и превратили в Николо-Александровский храм, освящение которого произвел 30 ноября 1905 епископ Нарвский Антонин. Иконостас вырезали в мастерской Д. В. Дудакова. В 1907, тоже по проекту Мегорского, на крыше возвели небольшую звонницу. Но простояла эта временная церковь недолго.

 

 


Храм в Мирах из-за политических осложнений восстановить так и не удалось. В 1910 собранные средства решено было употребить на постройку русского подворья в Бари (Италия) – в этом городе сейчас находятся мощи свт. Николая, а тесную столичную церковь заменить зданием в новгородско-псковском стиле.

Идеологом строительства выступал бывший оберпрокурор Синода князь Алексей Ширинский-Шихматов. Он же собрал иконы XVI–XVII веков для обеих церквей. Князь лелеял мечту о первом в истории зарубежном музее русской старины, где предполагалось демонстрировать древние иконы, редкие издания, фотографии всех Никольских церквей России, но из-за начавшейся войны даже собранные иконы и утварь не были отправлены в Италию.
Самая почитаемая икона Николо-Барградской церкви афонская «Скоропослушница»


Итальянский заказ получил московский архитектор Алексей Щусев, петербургский – Степан Кричинский. По другую сторону Невского, в конце Полтавской улицы, к 300-летию дома Романовых Кричинский только что возвел Федоровский собор, специально стилизован ный под XVII век – эпоху воцарения Романовых. Сейчас, обезглавленный и изуродованный, с куском «кремлевской стены», он смотрится как странная декорация к пьесе, давно снятой с репертуара.Соответствующий проект составил С. С. Кричинский, видный зодчий модерна, строительство консультировал известный археолог В. Т. Георгиевский.

Митрополит Владимир заложил храм 8 сентября 1913 на мощах свт. Алексия, Митрополита Московского, в присутствии вел. кн. Елизаветы Феодоровны, председательницы Палестинского общества. 15 декабря 1915 он же освятил его. Храм сразу получил небольшой приход. И в 1913 году собор был принят официальными властями на ура, и возникла идея застроить в стиле XVII века прилегающий район. Как и для Федоровского собора, образцом внутреннего убранства для Барградской церкви послужили ферапонтовские фрески Дионисия. Подвальное помещение храма, где проходили заседания церковного попечительского совета, стилизовали под боярскую палату: низкие теремные своды и стены украшали старинные узоры, в углу высилась могучая изразцовая печь, вокруг длинного стола стояли резные деревянные стулья и кресла (остатки этого самобытного гарнитура, сделанного по рисункам Кричинского, можно было видеть на выставке Русского музея «Религиозный Петербург»). Самым почитаемым образом четырехъярусного иконостаса с ценнейшими иконами была «Скоропослушница» – список чудотворной иконы Божией Матери, привезенный еще в 1870 году афонскими монахами. «Скоропослушницу» часто заказывали на требы к больным, по свидетельствам современников, когда ее везли по городу в специально оборудованном экипаже, люди на улицах становились на колени и молились.

В 1932 году церковь закрыли и, несмотря на энергичные протесты общественности, снесли – «для выпрямления транспортных потоков». «Скоропослушницу» передали в Борисоглебский храм на Калашниковской набережной, 32, также построенный на средства местныхкупцов, а когда и он был закрыт – в Троицкий собор Александро Невской лавры, где она находится и поныне.


Итальянский храм «близнец» долго оставался незаконченным. После революции поток пилигримов из России иссяк, а местной общины в Бариникогда не существовало. В 1920–1930-е годы наподворье претендовали Императорское Палестинское общество в изгнании и объявившее себя его наследником Русское (читай – советское) палестинское общество, образованное в 1926 году в Ленинграде. После заключения в 1934 году итало советского торгового договора королевский суд неожиданно для белоэмигрантов удовлетворил все претензии Советов. РПО передало подворье своему кредитору итальянцу, а тот продал его муниципалитету Бари.

Сейчас в странноприимном доме располагается богадельня, а храм, освященный лишь в 1955 году, недавно передан Русской православной церкви. На петербургских Песках транспортные потоки, впрочем, так и не «спрямились»: кряхтят троллейбусы, выворачивая на шести углах с проспекта Бакунина на Полтавскую, и с осторожным грохотом входят в разбитый поворот трамваи.

Если приезжий направится в рассматриваемый квартал от площади Восстания, то он, вероятно, будет удивлен странной для этой части города планировкой улиц. Сначала Невский, до того безупречная прямая «першпектива», заворачивает под непонятным углом, влево от него уходит Суворовский проспект, отступающий на следующем перекрестке «на шаг в сторону». Неожиданным кажется и острый угол проспекта Бакунина. Но самое занятное смешение углов, улиц и домов – на перекрестке, образованном Полтавской, 2-й Советской, Мытнинской, Конной улицами и проспектом Бакунина. Там можно насчитать шесть, восемь, а то и двенадцать углов. Фотограф, к которому обратились с просьбой снять эту сложную геометрическую фигуру, походил с одного угла на другой и пришел к выводу, что задача выполнима только с вертолета.

Может показаться банальным, но все эти дороги вели к храму, ныне отсутствующему. Там, где сейчас стоит рекламный щит, с 1913-го по 1932 год возвышалась белокаменная одноглавая церковь со звонницей – столичная реплика прошлого века на древние псковские храмы. В Италии, в городе Бари (Барграде), до сих пор существует ее двойник, построенный в те же годы, хотя и по проекту другого архитектора. И барградский, и петроградский храмы были возведены по инициативе Императорского Православного Палестинского об щества и посвящены Николаю Чудотворцу. У петербургского Николы в Песках, однако, было несколько предшественников.

В 1870 году старо-александровские купцы решили на добровольные пожертвования поставить на рынке часовню в память спасения Александра II при покушении на него в Париже 25 мая 1867 года. Часовню посвятили сразу двум святым – Александру Невскому и Николаю Чудотворцу – и приписали к Сионскому храму в Мирах Ликийских (ныне турецкий город Демре), где до 1087 года хранились мощи святого Николая. Как известно, величайшая святыня была похищена крестоносцами и вывезена из Византии в Бари. В XIX веке и в Бари, и в Миры Ликийские устремились русские паломники. Писатель А. Н. Муравьев, побывав в 1850 году в Малой Азии и обнаружив полное запустение святых мест, по возвращении организовал кампанию «для восстановления падшей обители». Уже в 1853 году российский посол в Константинополе Н. П. Игнатьев купил участок земли с монастырскими постройками и пустой гробницей, а собирать средства на восстановление храма при ехали в Петербург два монаха из русского Пантелеймоновского монастыря на Афоне. Хотя их миссия была достаточно успешна (каждый год сборы в Мирликийской часовне на Старо-Александровском рынке приносили по две-три тысячи рублей), из-за политических осложнений с турками храм в Мирах так и не был восстановлен.

Распоряжавшееся деньгами Палестинское общество из мирликийского дипломатично переименовало капитал в барградский и решило употребить на строительство русского подворья в Италии. Императорское Православное Палестинское общество было основано в 1882 году великим князем Сергеем Александровичем, после того как он сам испытал все трудности путешествия пилигрима в Италию и на Ближний Восток. Общество взялось помогать русским паломникам и всячески пропагандировать православие за рубежом. После убийства великого князя в 1905 году столичную часовню, ктитором (покровителем) которой он был, расширили, поставили на ней главки и превратили в Николо-Александровский храм. 

 

Санкт-Петербург. Энциклопедия