О самоотвержении и крестоношении

 

 

"Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми
крест свой, и следуй за Мною" (Мат. 16:24)

 

Что означает идти за Иисусом?

 

Следовать за Иисусом не значит, как мы часто думаем, будто мы должны оставить все: друзей, родственников, домашних, работу, творчество и ежедневные интересы. Это является лишь внешним, “пространственным” уходом, а не внутренним и мировоззренческим, как учит нас богословие аскетов и отцов-трезвенников. Подобному абсолютному подражанию Христу не следовали даже ученики Господа. Они сопровождали Иисуса лишь несколько лет, после чего снова возвратились к своим родным, работе и ежедневным занятиям. Однако их внутренняя связь с Господом была постоянной, а религиозное мышление их как учеников было всеохватным. Быть учеником Христа – значит “жить со Христом”, а не просто быть его последователем. Следование за Иисусом не является делом двух-трех лет или некой общественной деятельностью, оно есть вопрос жизни и смерти.

 

Быть учеником означает идти по стопам Учителя, подражать Его образу жизни. И как Иисус сталкивался не только со славой, но и с отвержением, Крестом и Страстями, так и ученики должны были подготовиться к пути мученичества. Поэтому Он и призывает их, говоря, “кто хочет”. Человеку следует сначала поднять свой крест, а потом идти за Христом, а не наоборот. Взятие креста не ведет нас по пути великой безысходности. Напротив, это выбор в пользу жизни. Здесь действуют логика преодоления и отказ от всякого требования, направленного против жизни и души, как каждый их понимает. Но что означает погубить свою жизнь и душу?

 

Христианство не должно восприниматься как некое социальное страхование или как заманчивое предложение, посредством которого мы можем достигнуть определенных социальных, профессиональных и материальных благ: если мы хорошие люди, Бог должен даровать нам здоровье, преумножить наше богатство и материальные блага. Кроме того, не следует выдвигать идеи, что наша христианская сущность является залогом высокого положения в обществе и благополучия.

 

Все вышеперечисленное является исключительно мирскими воззрениями, построенными на логике компромисса. Мы привыкли ждать вознаграждения за то, кем мы являемся и что делаем. Но ход рассуждений нынешних евангельских чтений совершенно иной. Речь здесь идет не о вознаграждении, а о потере. Тот, кто хочет последовать за Иисусом Христом должен быть готов и решительно настроен потерять все – не только блага и богатства, но и нечто гораздо большее – саму жизнь. И если Господь в своем вочеловечении был движим высокой идеей самоуничижения, а после дарования Божественной славы погрузился в бесчестье человеческих страстей и пережил Распятие, его ученики не могут принять иное решение и избрать иной путь.

 

Самоотречение

Из всего исторического пути Иисуса Христа нам известно, что Сам Он никогда не думал о власти и силе. Его деяния не получили триумфального признания, одобрения и успеха, но вызвали лишь презрение и отрицание. Даже ученики, в конце концов, покинули его из страха перед иудеями. Все люди, даже самые грешные, имеют право на жизнь. Христос же не имел никаких прав. Ему не принадлежала ни жизнь, ни смерть. Более того, “лисицы имеют норы, и птицы небесные – гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову”         (Мф. 8:20). И Он был не только отвергнут, но и казнен.

Путь следования за Христом нелегок. Это трудная и суровая дорога: “тесны врата и узок путь” (Мф. 7:14). По этой причине в христианской вере нет принуждения, а лишь призыв – “кто хочет”. Но тот, кто захочет, должен быть готов ко всему: утратить жизнь и поднять свой крест. Это выбор скорее смерти, чем жизни.

Самоотречение и взятие креста – это не какие-то теоретические, отвлеченно богословские понятия. Напротив, они имеют лишь практическую сторону. Верующий призван, и при этом он знает о своей выгоде и способен достичь ее, он понимает законные требования жизни, свои права на работу, богатство, социальное признание. И вот он осмеливается во имя Христа отвергнуть это и лишиться всего. Логика Христа отлична от логики этого мира.

 

 

Верующий призван отречься от бессмысленного ежедневного существования, чтобы обрести жизнь истинную. И это касается не только вечной, будущей жизни, но и настоящей земной. Верующий должен освободиться от изнуряющих и разрушительных забот о приобретении благ, преодолеть самого себя и логику этого мира, направленную на угнетение ради богатства, силы и славы. Человек призван обрести подлинную жизнь. В этом контексте Христос употребляет слово “душа”, предлагая человеку погубить свою “душу”, то есть биологическую жизнь, тяготеющую к низкому и поверхностному. Тот, кто желает обрести истинную жизнь, должен быть готов пожертвовать множеством сторон ежедневной земной жизни.

 

Несение креста и потеря “души”.

Если предположить, что, используя слово “душа”, Христос имеет в виду то, что мы и сегодня вкладываем в это понятие, такая мысль вновь приведет нас к размышлениям о высшей жертве. Тогда этот призыв обращен главным образом к ученикам и их духовным учителям. Так поступил и Господь ради людей: погубил Свою “душу”, взяв на Себя грехи мира. Ради нас Он спустился в ад.

 

О том же самом говорил и апостол Павел в своей известной фразе, сказав, что готов пойти в ад, только бы верующие удостоились рая. Это и есть высшая жертва и самопожертвование духовного Учителя ради своего народа. В этом и заключается главное значение несения креста. Этот призыв не обещает нам легкой жизни. Он обращается к “внутреннему человеку”, обязывая нас отречься от себя самих, а также к нашей душе, понимаемой как жизнь, так и духовная сущность. Такой призыв в более глубоком смысле значит – потеряй свою душу.

 

И здесь мы приходим к важнейшему вопросу о том, что собой представляет истинное несение своего креста и какие нужно для этого предпринимать усилия. Несение креста – это в высшей степени испытание. Испытание глубокое, сущностное, предполагающее отречение от себя и утрату своей души. Человек лично подвергается испытаниям и искушениям относительно всего самого глубокого и святого, что есть в его жизни, душе и собственно бытии в историческом и эсхатологическом смысле.

 

Кто-то, прочитав наши сегодняшние наблюдения по евангельскому отрывку о несении креста, вероятно, скажет, что человек, в особенности верующий, так зайдет в трагический экзистенциальный тупик и будет поставлен перед непреодолимым выбором.

 

Может показаться, что Церковь ведет людей к поистине крайним ситуациям, чтобы пробудить сознание и волю верующих, но и оставить их в одиночестве. Такое полное одиночество оказывается за пределами общинного предназначения Церкви.

 

Ответ на этот вопрос дают апостольские чтения Крестопоклонного воскресенья. Здесь мы читаем, что “не имеем такого первосвященника, который не мог бы сострадать немощам нашим” (Евр. 4:15). И если мы, будучи немощными и ничтожными, не можем поднять свой крест, отрекаясь от себя и утрачивая душу, мы не лишаемся при этом любви и сострадания Христа. Ведь Христос не только подвергся испытаниям и искушениям, как никто другой, не только взял Свой Крест, но и был распят на нем ради нашего спасения. Это вселяет надежду. Ибо, в конечном итоге, наш Бог не предъявляет нам бессмысленных требований, но сострадает и “искушенному во всем”. Наш Господь полностью понимает нашу человеческую природу.

 

Автор: профессор богословия Афинского университета Георгиос Патронос.