Обман


Мелитина Ладинская.

За время работы в «Паломнике» я несколько раз попадала в неприятные положения, столкнувшись с жуликами, пытавшимися нажиться за счёт Православной Церкви. Эти рассказы я пишу, чтобы люди были более внимательны и не повторяли моих ошибок.

Лжесхимница

Это случилось в начале 1990-х. В переходе на станцию метро «Невский проспект» стояла старушка, одетая в схиму, и собирала деньги на строительство храма Христа Спасителя в Москве. Я не задумываясь отдала ей всё, что у меня было, - 500 рублей. В то время это были большие деньги - поездка в Оптину пустынь на три дня стоила 450 рублей. Лишь много времени спустя я узнала, что схимники никогда не покидают монастырь, чтобы собирать пожертвования.

Лжемонах

Однажды у нас собралась группа в Оптину пустынь. Уезжали мы на автобусе, и с нами в дальние поездки всегда ездил священник, имя его я не буду называть. Если он прочитает эту заметку, он вспомнит, а другим необязательно его знать. Жил он недалеко от меня. Автобус должен был заехать за мной и загрузиться всем необходимым для дальней дороги. А с группой мы должны были встретиться возле Александро-Невской Лавры. Я позвонила священнику и предложила отвезти его домой. И вдруг он мне говорит: «У меня переменились планы, я с вами не еду». Я расплакалась: времени, чтобы найти ему замену, не было. В это время в наш город привезли замечательную святыню - главу сщмч.Трифона, и всем хотелось приложиться к этой великой святыне. В Лавре стояли большие очереди. Я заранее договорилась с игуменом Никитой, что он проведёт нашу группу без очереди, так как у нас всё было рассчитано по минутам. К счастью, мы собрались рано и очереди почти не было. Группа ожидала нас у входа в Лавру. Среди паломников стоял человек, одетый по-монашески. Одна паломница представила его как монаха Амвросия. Он попросил меня довезти его до Оптиной пустыни. Я обрадовалась и подумала: хорошо, что хоть монах с нами поедет, и посадила его на место, оставленное для батюшки. Паломники пошли приложиться к святыне. Несколько паломников остались в автобусе, монах начал с нами разговор. И я, к своему ужасу, поняла, что это не монах. Я побежала к о.Никите за советом. Он мне велел привести этого монаха к себе. Я вернулась в автобус и говорю монаху, что ему надо взять благословение на поездку. Он очень неохотно пошёл за мной. Отец Никита оглядел его и спрашивает: «Где твои документы?» - «В автобусе». Мы пошли к автобусу. Монах достал какую-то книжечку с печатью какого-то прихода. О.Никита сразу сказал, что это фальшивка. Затем он спросил, в каком монастыре его постригали и кто вёл его к постригу. К таким вопросам «монах» не был готов, и о.Никита с позором высадил его из автобуса. На прощание лжемонах сказал: «Ну, вспомните вы ещё монаха Амвросия!»

Это была самая страшная поездка за все годы паломничества. В Серпухове у нас случилась поломка автобуса, и мы вынуждены были задержаться на сутки, пришлось нанимать другой автобус. Мы остались без мест для ночлега в Оптиной пустыни из-за опоздания. Наш автобус добрался до нас в день отъезда, и мы вынуждены были отправиться в обратный путь ночью. Я всегда была против ночных переездов на автобусе, но обстоятельства вынудили. На обратном пути наш автобус перевернулся, не доехав 30 километров до Твери, где нас ожидали в уютной гостинице. Пострадали семь человек, их пришлось отправить в ближайшую больницу. Слава Богу, травмы оказались не очень тяжёлые, и через несколько дней все были дома. Не могу не вспомнить замечательных людей, которые пришли нам на помощь. Это молодой гаишник Дмитрий из Твери, который помог нам во всём и прислал нам автобус. Это следователь милиции Оксана, которая сделала всё, чтобы облегчить судьбу нашего водителя. Это железнодорожный кассир Марина в Твери - благодаря её помощи нас всех вовремя отправили домой. И никто из них не взял с нас ни копейки. Спасибо им.

Лжеархимандрит

Однажды мне позвонили по телефону и сообщили, что в Институте травматологии находится архимандрит из Почаева и он просит меня навестить его. Я была очень удивлена. Я побывала в Почаеве всего один раз и ни с кем не познакомилась. Откуда он знал про меня и кто дал ему мой телефон? Я отправилась в больницу. Архимандрит Илиодор, так он мне представился, находился в отдельной палате. За ним ухаживали дежурные из православного сестричества. Оказалось, телефон мой дал ему некий загадочный Димитрий, с которым я познакомилась в Святогорском Успенском монастыре, где он замечательно проводил экскурсии по монастырю и по заповеднику и писал икону. Откуда он там появился и куда потом исчез, наместник монастыря архимандрит Кенсорин не знал. Архимандрит Илиодор попросил меня о помощи, и я активно включилась в организацию помощи ему. Я направила к нему одну довольно состоятельную паломницу, и она стала посещать его с гостинцами. В воскресенье два молодых священника наперебой спешили его причастить. По его просьбе я подарила ему чётки, так как он сказал, что свои потерял. После нескольких бесед с ним у меня стали закрадываться сомнения. Ясно было, что монастырскую жизнь он знал и в монастыре бывал. Я решила позвонить в Почаевскую Лавру и узнать про него. Было это в понедельник, а во вторник я должна была прийти к нему в больницу.

По телефону меня соединили с наместником монастыря архимандритом Владимиром. Я представилась и высказала ему своё удивление, что архимандрит Илиодор из Почаевской Лавры находится в петербургской больнице один и никого из Лавры нет рядом с ним. Отец Владимир (тогда он ещё не был епископом) был очень удивлён. У них в Лавре никогда не было архимандрита с таким именем. Я посмела удивиться, всё ещё полагая, что архимандрит ошибается. Он посмеялся надо мной и сказал, что знает всех насельников не только по имени, но и в лицо. Разговор получился очень доброжелательный, и о.Владимир пригласил меня посетить Лавру и обязательно побывать у него. К сожалению, мне больше не пришлось побывать в Лавре.
Я сообщила об этом разговоре паломнице, которая посещала этого лжеархимандрита и приносила ему гостинцы. Она сказала, что этот человек просил обращаться к нему Ваше Высокопреосвященство. Так обращаются только к архиереям. На следующий день я должна была навестить его в больнице, но решила этого не делать. Тогда он сам позвонил мне: «Матушка Мелитина, это говорит отец Илиодор». - «Какой ты отец Илиодор, ты просто Игорь, я звонила в Почаевскую Лавру». Ответа не последовало. Больше я никогда с ним не встречалась. Бог ему судья, он был действительно болен.

Лженастоятель несуществующего монастыря

Эта встреча состоялась во время многодневной поездки в Дивеево и Санаксар. Группа состояла из прихожан одного храма, во главе группы был пожилой священник, которого прихожане почитали как старца. Всё проходило хорошо, и мы уже собирались в обратный путь. После Санаксарского монастыря мы остановились в лесу, недалеко от святого источника. И тут случилась беда: у нашего автобуса сломалась важная деталь. Положение было тяжёлое, до ближайшего городка Темникова - около десяти километров. Вдруг к нам подъехала белая «Нива», из неё вышел довольно молодой иеромонах, предложил нам помощь. Он сказал, что он иеромонах Владимир и недавно назначен настоятелем вновь открывшегося мужского монастыря в Сарове. Наши водители и водитель «Нивы» поехали в Темников. Наш батюшка и наш новый знакомый отправились с группой в лес, а я осталась караулить автобус, который стоял на домкрате без одного колеса. Через полтора часа группа вернулась, а ещё через полчаса подъехали водители с необходимой деталью. За эти полчаса я многое узнала об иеромонахе Владимире: он воевал во Вьетнаме и Афганистане, жена его, военный хирург, погибла во Вьетнаме, оставив ему пятерых детей. Он рассказал, что когда дети выросли, он ушёл в монастырь, стал духовным чадом известного старца Наума в Троице-Сергиевой Лавре. Затем его назначили настоятелем монастыря в Сарове - закрытом городе, известном как Арзамас 16. У него в монастыре всего одиннадцать насельников, все они прибыли из Тихоново-Задонской пустыни. Мы все слушали и верили, а батюшка благословил нас собирать деньги на требы в новый монастырь. Иеромонах Владимир оставил нам номер телефона, кстати, московский. Через некоторое время, когда мы собрали изрядное количество денег, я позвонила по этому телефону. Мне ответил незнакомый мужской голос и грубо сказал, чтобы я никогда не звонила по этому телефону. Слышны были какие-то пьяные крики. Я решила, что о.Владимир потерял телефон. Однако через несколько дней он позвонил и сказал, что сам приедет за деньгами. Через два дня он был у меня. Я приготовилась к встрече, пригласила Ирину, активную помощницу батюшки, чтобы она сопровождала о.Владимира и показала ему святыни Петербурга, в котором он, по его словам, раньше никогда не бывал. Я передала о.Владимиру деньги и имена для молитвы, угостила его, но от поездки по городу он отказался. Я сфотографировала его на память и пошла проводить в прихожую. И вдруг он на меня посмотрел. Это был страшный взгляд, и я поняла, что он не священник. Ира поехала проводить его на вокзал. Я позднее спросила её, брал ли он льготный билет, ведь он рассказывал, что был ранен на войне и имеет инвалидность. В то время билеты для инвалидов на железной дороге стоили в два раза дешевле. Она сказала, что он покупал билет по обычной цене и возмущался, что билет стоит так дорого. Вскоре у меня была поездка в Оптину пустынь, и я спросила, слышали ли здесь об открытии монастыря в Сарове. Здесь мне сразу сказали, что это обман. Приехав домой, я позвонила в Нижегородскую епархию, и там мне подтвердили, что никакой монастырь в Сарове не открывался. Очень огорчённая, я позвонила батюшке: ведь люди надеялись, что о них помолятся в монастыре. Батюшка утешил меня, сказав, что Бог видит мои добрые намерения и что я не виновата. Меня это не успокоило. К счастью, у меня сохранился дубликат имён, и в течение двух лет я подавала этот список на молитву во все монастыри, куда мы ездили. А ездили мы в то время очень много. Сейчас, оглядываясь назад, я удивляюсь, как могли я и наш мудрый батюшка поверить во все эти сказки? Ведь когда была война во Вьетнаме, я была молоденькой девушкой, даже ветераны афганской войны уже состарились, а ему на вид можно было дать не больше 50 лет, и то с трудом.

Лжемонахиня


В отличие от предыдущих случаев, с этим человеком я познакомилась до того, как она переоделась монахиней. Однажды ко мне обратилась женщина по имени Алла и сказала, что она хочет работать в «Паломнике». Она обещала набирать группы и сопровождать их в поездках. Я взяла благословение у о.Василия Ермакова (заочно, он её не видел). Уже в первый месяц я убедилась, что доверять ей нельзя, особенно в денежных делах, и мы расстались. Тогда она решила организовать свою паломническую службу и купила себе туристическую лицензию. Однако отношения с Церковью у неё не складывались. Старец Валентин в Камно не допустил её в храм, о.Иоанн Миронов запретил ей заниматься паломничеством. Но это её не остановило. После её ухода из «Паломника» мы стали получать жалобы на качество поездок. Оказалось, она выдавала себя за нас. Но, к счастью, это скоро кончилось, и мы почти не пересекались. Однажды в день памяти Ксении Блаженной моя паломница мне сообщила, что Алла приняла монашество, и мы действительно увидели её в монашеском одеянии. Паломники спросили её, где она приняла постриг. Она ответила, что в Псково-Печерском монастыре и что её монашеское имя Ксения. Я не поверила и позвонила в монастырь, мне подтвердили, что это ложь. Прошло несколько лет. «Монахиня Ксения» по-прежнему организует паломнические поездки, а люди верят, что ездят с настоящей монахиней.

Мелитина ЛАДИНСКАЯ, СПб

http://pravpiter.ru/