Обнаружен Иерусалимский дневник архимандрита Киприана

6 октября возобновил свою работу Иерусалимский православный семинар. Был представлен второй выпуск сборника научных докладов, сделанных на семинаре в 2009-2010 («Иерусалимский Православный Семинар. Выпуск 2». Иерусалим – Москва. Индрик, 2011. 208 с.).

Первый доклад нового академического года был посвящен готовящемуся изданию дневников о.Киприана (Керна), который он вел в качестве начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме в 1928-1930 гг. (докладчик - диакон Александр Занемонец). Отец Киприан (Керн) (1899-1960) известен в первую очередь как участник «парижской школы» русского богословия, профессор Свято-Сергиевского богословского института и наставник протоиерея Александра Шмемана, протоиерея Иоанна Мейендрофа, протоиерея Бориса Бобринского.

Задолго до своего парижского периода, еще живя в Сербии, 28-летний иеромонах Киприан был назначен митр. Антонием (Храповицким) и русским зарубежным Синодом на должность начальника РДМ в Иерусалиме. Основным плодом двухлетнего пребывания архимандрита Киприана на Святой Земле стала подготовка им книги о его великом предшественнике на этом посту – архим. Антонине (Капустине). Реально управлял миссией живший в Иерусалиме архиеп. Анастасий (Грибановский), в последующем – первоиерарх Русской Зарубежной Церкви.

Иерусалимский дневник архимандрита Киприана (около 300 рукописных страниц мелким почерком) был обнаружен совсем недавно, и теперь мы имеем не только подробное свидетельство о внутренней жизни этого человека времен его молодости, но и важнейшее историческое свидетельство о «русской Палестине», о жизни на Святой Земле времен Британского мандата. Здесь и внутренняя жизнь миссии и русских монастырей, и еврейско-арабский конфликт тех лет, и многочисленные контакты с англичанами, и связи с Россией и русским зарубежьем. И конечно же – эволюция самого о. Киприана, которого мы знаем совсем другим.

Справка

Архимандрит Киприан (в миру Константин Эдуардович Керн) родился в Туле, 11 мая 1899 года. Он происходил из старого дворянского рода.

Современники отмечали особую утонченность облика и манер отца Киприана, его «красоту и изящество», его «прекрасные глаза» и руки с длинными пальцами. «Высокого роста, худой, немного сутулый, до щепетильности аккуратный, с глубоко сидящими серыми глазами, он производил впечатление на всех, кто его встречал. Особенно красивы были его руки», — вспоминал знавший Киприана в Париже известный русский писатель Борис Зайцев.

А вот описание, данное протопресвитером Александром Шмеманом: «Высокий, незабываемо красивый в архимандричьей мантии и клобуке, воплощение чего-то непередаваемо прекрасного и подлинного в Православии: строгости и красоты, сдержанности, полета, одухотворенности всего облика, всех линий, всех движений». Внешний облик точно соответствовал внутреннему миру отца Киприана: «Мистик, одиночка, облик аристократический, некое безошибочное благородство вкусов», по словам того же Бориса Зайцева. Одиночество, инаковость, отделенность от людей и от окружающего мира тонкой завесой молчания и внутренней тишины — вот что было наиболее характерной чертой Киприана (Керна), по отзыву современного его биографа.

«Надо уметь любить одиночество, — говорил отец Киприан. — В нем лучше всего подходишь к Богу, с Которым и надо прожить всю жизнь». И еще: «С годами осознаешь, что в основе всего должно быть духовное направление всего. То есть чтобы все в жизни было направлено к Богу и Церкви. И радостное, и неприятное, и важное, и повседневное — все должно быть построено на церковном, церковным камертоном проверяемо, церковностью проникнуто».

http://www.russianorthodoxchurch.ws/synod/2011/20111022_archimkyprian.html