Остров двуглавого орла

 

 

    Культура и искусство православной Восточной Римской империи настолько удивляли и раздражали Запад, что западноевропейские философы уже в XVII веке стали для их оценки использовать уничижительные термины "Византия", "византийское зодчество", "византийское иконописание". Но сами "византийцы" никогда себя так не называли - они были ромеями, то есть римлянами. Сейчас, когда уже никто не придает презрительного значения термину "византийский", а духовный мир объявившего себя постхристианским Запада исламизируется буквально у всех на глазах, древняя православная культура христианского Востока обретает новое звучание и геополитическое значение.
     Церковная и политическая символика многих православных государств содержит фигуру двуглавого орла, и это свидетельствует об их принадлежности к миру византийской культуры. Данная статья, приоткрывающая одну из страниц этой великой культуры, является непосредственным дополнением к ранее опубликованной работе "Двуглавый орел в русской символике".

 

       Кипр недаром называется "островом святых" - на его относительно небольшой территории звучала проповедь нескольких апостолов, в числе первых епископов Кипра подвизался Друг Божий Лазарь Четырехдневный, здесь воссияли имена многих подвижников Православия. По преданию, апостольская церковь Кипра была основана в 47 году, а ее первым правящим архиереем стал Варнава - один из Собора 70-ти апостолов Христовых1 . Несмотря на долгие века иноверческого порабощения Кипра, его Церковь сохранила в чистоте православную веру, являя современному миру образец миссионерского подвига (так, трудами киприотов в Кении уже создано более 300 приходов со школами и медицинскими центрами для миллиона православных африканцев)2 .
     Эту Церковь многие века осеняли и продолжают осенять крылья двуглавого орла, и, как нам сегодня представляется, остался всего один шаг до определения времени его появления в качестве церковной эмблемы.
     Быстрому распространению христианства на Кипре способствовали не только его близость к сирийско-палестинскому побережью, но и массовое бегство из Святой Земли христиан, многие из которых были уроженцами острова, после мученической кончины святого Стефана в 33 году. Уроженцем Кипра был и апостол Варнава (в иудействе Иосия, сын левитов), вместе со своим соучеником по иерусалимской богословской школе3 Савлом прибывший на остров в 45 году (Деян. 13, 1-13). В этом апостольском служении принял участие и юный племянник Варнавы Иоанн (в христианстве Марк), сподобившийся впоследствии стать боговдохновенным творцом одного из четырех Евангелий.
1
Варнава (что значит "сын утешения") сопровождал Христа уже тогда, когда Сын Божий выбрал Себе 12 учеников. Судьба Варнавы настолько переплелась с земной жизнью Спасителя, что, как полагают исследователи, Тайная Вечеря и Сошествие Святого Духа происходили в доме сестры Варнавы Марии.
2 Духовник автора о. Алексий Уминский в составе съемочной группы "Православной энциклопедии" посетил Кению осенью 2008 года. Подробнее см. www.trinity-church.ru.
3 Будучи еще учеником идеолога фарисейства Гамалина, молодой Иосия встретил в Иерусалиме Спасителя и уверовал в Него, а Савл некоторое время оставался ревностным гонителем христианства.




Рисунок 1. Раннехристианские древности Пафа: столб бичевания апостола Павла, руины базилики Хрисополитисса и фрагмент ее мозаичного пола.

    Андрей Первозванный в 34 году высаживался на восточной оконечности острова, где вскоре возник монастырь во имя апостола. А в древнем уже в те времена Пафе (совр. Пафосе) сохранился мраморный столб, к которому во время бичевания был привязан апостол Павел. Именно в Пафе он просветил в истинной вере местного римского проконсула Сергия Павла и испросил у него разрешение поменять свое иудейское имя Савл на римское Павел. На Кипре археологами исследовано около 90 древнехристианских трех-, пяти-, и даже семинефных базилик с восхитительными мозаичными полами, свидетельствующих о быстром и глубоком проникновении христианства в жизнь этой легендарной "родины Афродиты".
    Вернувшись через несколько лет на Кипр, Варнава уже в качестве предстоятеля местной Церкви проповедывал Слово Божие, преодолевая яростное сопротивление своих бывших единоверцев. В 57 году он погиб от рук иудеев: его забили камнями, а тело бросили в костер. Ночью Марк тайно похоронил нетронутое огнем тело своего родственника, положив ему на грудь переписанное самим апостолом Евангелие от Матфея. Но и после смерти Варнава продолжал хранить основанную им Церковь.



Рисунок 2. Захоронение Варнавы в катакомбах древнего иудейского кладбища и современная часовня над катакомбами.

    Посланцы возраставшей и крепнущей христианской общины Кипра участвовали во всех Вселенских Соборах, начиная с Первого, и на III Ефесском соборе в 431 году была провозглашена автокефалия Кипрской Апостольской Церкви. Но Антиохийский патриархат требовал от императора признания Кипра своей епархией 4, и для разрешения этого спора в Константинополь был вызван старший из кипрских епископов Анфемий (Антемиос). Тогда ему во сне явился апостол Варнава и указал место своего захоронения. Так в 478 году произошло обретение его мощей и драгоценного Евангелия, нетленным покоившегося на груди святого. Над могилой Варнавы была воздвигнута часовня, а вскоре же здесь возник и монастырь во имя апостола 5.
    Анфемий с мощами апостола и чудесным образом сохранившимся Евангелием отправился в Константинополь искать защиты. Император Зенон с благодарностью принял предложенное ему Евангелие и повелел созвать Священный Синод для разрешения спора между Церквями. Синод подтвердил постановление Третьего Вселенского собора, а в знак своего расположения император официально провозгласил существовавшую де-факто автокефалию. Назад Анфемий возвращался уже в сане архиепископа, увозя дарованную Зеноном жалованную грамоту.
4 Присоединение Кипра к престолу антиохийских Патриархов мотивировалось двумя причинами. Во-первых, основателем Антиохийской Церкви, как и Кипрской, был апостол Варнава. Во-вторых, после разделения Римской империи на провинции Кипр был присоединен к ее восточным областям и в гражданском отношении подчинялся стратигу Антиохии.
5 Примечательной архитектурной особенностью этого монастыря стал воздвигнутый византийцами в X веке на месте первоначального трехнефный храм, представляющий собой дважды пересеченную поперечными нефами базилику. Установленные в местах пересечения центрального нефа с поперечными два купола на световых барабанах создают неожиданное освещение этого уникального сооружения. После 1974 года турецкими оккупационными властями монастырь был закрыт, а храм превращен в платный музей, посещение которого православными паломниками не благословляется Кипрской Церковью.







Рисунок 3.
Монастырь апостола Варнавы, X век.








    Отныне архиепископам Кипра присваивалась подбитая горностаем пурпурная мантия, золотой скипетр вместо архипастырского посоха и право ставить свою подпись киноварью – царскими красными чернилами. Тогда же предстоятелю Кипрской Церкви было предоставлено право титуловаться “Блаженнейший”. Вполне допустимо предположить, что после этого знаменательного события двуглавый орел мог появиться в мощении полов кипрских церквей уже не как издревле известный в Малой Азии декоративный мотив, а в качестве геральдического символа Кипрской апостольской церкви. Но первоначально он, безусловно, оказывался всего лишь украшением, возможно, наделенным функцией оберега.



Рисунок 4. Мозаичные полы эллинистического Пафоса, III – V века по Р.Х.: Слева направо:  борьба Тезея с Минотавром, монограмма Христа на полу древнейшей христианской базилики Хрисополитисса.

    В Европе наиболее древними родоплеменными оберегами можно считать мозаичные изображения мифологических персонажей, выполненные из кусочков разноцветного мрамора и вместе с орнаментами составлявшие полы античных и эллинистических домов и храмов6. К этим давним, предшествующим византийской культуре временам, восходит традиция украшать священными символами именно поверхности полов, сколь бы непривычной она не казалась современному зрителю. Но только в контексте этой культурной традиции находится объяснение той преемственности, с которой христианская символика в мозаичном мощении полов сменила языческую, долгое время мирно сосуществовавшую с нею.
    Если даже мотив двуглавого орла и оказался в VI - IX веках в мозаичных полах христианских базилик, бурные десятилетия иконоборчества могли стереть все следы его присутствия. Мы не располагаем данными о напольных изображениях этих веков, погибавших не только от фанатизма иконоборцев, но и от частых арабских набегов. Наиболее вероятным может оказаться предположение о том, что осмысленное употребление двуглавого орла в качестве традиционной церковной эмблемы тесно связано с периодом "македонского возрождения" (867 - 1081).
    Время правления этой талантливой династии ознаменовано постепенным возвращением утраченных в прошлом территориальных владений и кристаллизацией того архитектурного стиля, который вошел в мировую историю под названием "византийский". Учитывая огромную протяженность империи, можно в этом стиле выделить особенности греческих, сербских, болгарских и иных национальных школ, но общность оригинальных объемно-пространственных и конструктивных приемов выделяет все культовые постройки IX, X и последующих веков в отдельную ветвь православного искусства.

6 Мы не рассматриваем здесь древности скифов, германцев и кельтов как далекие от культуры эллинизма.



Рисунок 5. Византийский стиль в архитектуре IX - XV веков. Слева направо: храм Божией Матери Хриселеусы в деревне Эмпа близ Пафоса; храм Святой Параскевы в деревне Героскипу близ Пафоса.

    За свою тысячелетнюю историю эти храмы претерпели множество изменений своего облика, они нередко разрушались и заново восстанавливались, навсегда утрачивая при этом первоначальные фресковые росписи, художественное мощение полов и другие элементы древнего декоративного убранства, в том числе и двуглавых орлов. Но орлы существовали, и в достаточно большом количестве, иначе, чем можно объяснить их появление на церковных знаменах Византии и начавшееся распространение этого символа в массе турок-сельджуков7 ? Эти свирепые кочевники появились на восточных границах империи в первой половине XI века и захватили затем обширные малоазиатские территории - и, прежде всего, изобиловавшую монастырями и храмами Каппадокию.
    Но есть бесспорный показатель времени если не появления, то массового распространения геральдического двуглавого орла в мощении пола византийских храмов. Если архаичный малоазийский двуглавый орел изображался некоронованным и держащим в лапах тела животных, то в византийской традиции он приобрел венчающую обе главы корону и иные инсигнии власти в лапах - державу, императорский скипетр или святительский жезл. Будучи атрибутами христианского миропорядка, все эти предметы несут на себе знак Креста Господня, попирание которого во все века считалось недопустимым. И действительно - на обнаруженных нами в Греции и на Кипре напольных геральдических эмблемах двуглавого орла кресты практически везде отсутствуют. Не в этом ли факте разгадка волнующей нас проблемы?
    Как утверждает знаток православной истории Кипра филолог Федор Васильевич Лавриков, уже много лет живущий и работающий на этом острове, запрещение изображать на земле крест содержится в одном из Правил Вселенских соборов. И запрет этот, скорее всего, мог быть вызван только одной причиной - необходимостью сделать узнаваемыми принадлежащие двуглавому орлу священные инсигнии, и в первую очередь святительский жезл (иные случаи применение креста на земле или полу помещения невозможно представить). Надо только, набравшись терпения, пересмотреть все Правила и по времени проведения Собора, отцами которого был принят данный запрет, уточнить даты принятия Церковью этого символа.
    Разумеется, искомое Правило распространяется на все без исключения православные храмы, поэтому для отыскания даты появления двуглавого орла именно на Кипре могут понадобиться дополнительные сведения.
7 Сельджуки - ветвь огузов, наряду с туркменами, османами, гагаузами и азербайджанцами принадлежащая к западным тюркам. Имя получили от главного вождя своей орды Сельджука, поселившегося, по преданию, в 955 году в Дженде на Сыр-Дарье. Подробнее о знамени сельджуков см. "Двуглавый орел в русской символике".



Рисунок 6. Двуглавый орел в старинных кипрских храмах. Слева направо: архиерейские троны в соборе монастыря Панагии Махериотиссы (XIX - XX вв.), интерьер c орлом на полу монастырского храма Честнаго Креста Господня в деревне Омодос (XVIII век).

    На византийском троне Комнины сменили Македонскую династию в 1081 году, а спустя 18 лет наступила эпоха Крестовых походов. Это проявление "пассионарного бешенства Западной Европы", по словам Л. Н. Гумилева, дало в исторической перспективе весьма неоднозначные результаты. Во-первых, раскол христианских Церквей вылился в открытое вооруженное противостояние западных и восточных христианских народов, а захват и грабеж византийских территорий ускорил гибель православной империи 8. И при всем этом провозглашенная папским престолом цель - отвоевание Святой Земли - так и не была достигнута. Во-вторых, предательство крестоносцами союзного им войска монголов (преимущественно христиан несторианского толка) вывело на геополитическую арену ислам как один из важнейших дестабилизирующих факторов .
    Чаяния далеко не всех крестоносцев носили сугубо религиозный характер и концентрировались вокруг освобождения от неверных Гроба Господня. В то время, когда Готфрид Бульонский после взятия Иерусалима в 1099 году основал в Святой Земле римо-католическое Иерусалимское королевство и стал его первым монархом, Боэмунд Тарранский захватил Антиохию и изгнал оттуда патриарха. Параллельное существование православной и латинской иерархий, к тому же на исконных византийских землях, и явилось фактическим показателем разделения христианских Церквей, а не взаимное анафематствование 1054 года.
    Участвовавшие в I Крестовом походе бароны пожаловали новоиспеченному королю Готфриду (не пожелавшему носить королевский венец там, где Спаситель носил венец терновый и вместо этого принявшему титул Advocatus Sancti Sepulchri - «Защитник Гроба Господня») новый герб, вошедший в употребление на Кипре уже тогда, когда от Иерусалимского королевства остался один лишь титул. Наследники Готфрида утвердили свой суверенитет над новыми государствами крестоносцев — графством Эдесса, княжеством Антиохия и графством Триполи, и повсюду на место изгоняемых православных священников назначались латиняне.
8 Сначала Византия, а вслед за ней Древняя Русь служили естественной преградой проникновению в христианскую Европу диких орд кочевников - печенегов, половцев, турок-сельджуков и турок-османов. Но эгоистичный и недальновидный папский престол видел в них и других православных государствах только ненавистных "схизматиков". Во многом благодаря такой позиции Ватикана на протяжении нескольких столетий Грецию, Сербию, Болгарию, Валахию и Кипр попирала османская пята, зато сегодня "мечеть Парижской Богоматери" из антиутопии превращается в реальность.
9 Крестовые походы придали вялотекущему процессу исламизации Востока необратимость лавины. Перед их началом большую часть населения Сирии, Палестины и Египта составляли христиане, к которым весьма терпимо относилась мусульманская правящая элита. Но после завоевания Иерусалима Готфридом Бульонским, когда все его жители-нехристиане были безжалостно истреблены, положение коренным образом изменилось: ожесточившийся ислам превратился в военную диктатуру мамелюков. Но в XIII веке на Ближний Восток вторглась армия монголов, разгромившая арабский халифат и не видевшая разницы между своим несторианством и всем остальным христианством. Единственной опорой ислама в мире оставались мамелюки Египта, но в решающей битве при Айн-Джалуде в Галилее (1260 г.) крестоносцы оказали помощь не христианам, а исламистам. В случае победы монголов их в целом христианская империя простиралась бы от Китая до Палестины.
    Борьба крестоносцев с турками-сельджуками протекала с переменным успехом, и правивший Иерусалимским королевством с 1163 по 1174 год Амальрик I вынужден был отправиться в Константинополь, где, возможно, дал вассальную клятву императору. Но со смертью Мануила Комнина сближение латинян с Византией закончилось, уступив место открытой агрессии крестоносцев.
    В 1191 году православный Кипр был захвачен английским королем Ричардом Львиное Сердце, предводительствовавшим III Крестовым походом. Спустя несколько месяцев Ричард продал остров тамплиерам, в свою очередь уступившим его претенденту на престол королей Иерусалимских Гвидо (Ги) де Лузиньяну. Основанная им франкская династия правила островом 300 лет, после чего власть перешла к венецианцам. За этот период в кипрской архитектуре произошло удивительное слияние византийских и готических традиций, в результате чего возник синтетический "стиль эпохи Лузиньянов".
    В этом стиле слились воедино две традиции христианского зодчества - византийская и готическая. В общую для всех крупных христианских храмов базиликальную структуру французами были привнесены стрельчатые арки и целый ряд характерных для готики декоративных элементов, а увенчивающаяся световым барабаном центричная крестово-купольная конструкция, принципиально отличавшая православный храм от католического, практически не применялась. Эти чуждые местным обычаям черты иноземного зодчества повсеместно внедрялись в архитектуру Кипра пришлой латинской иерархией, отбиравшей для своих нужд у православных многие храмы и изгонявшей оттуда греческих священников.


Схема крестово-купольной структуры
византийского храма


    Не исключено, что именно тогда повсеместно исчезавшие из византийских храмов двуглавые орлы оказались в родовых гербах некоторых крестоносцев, ибо иного источника заимствования этого символа в Западной Европе не существовало10 .
     Одним из таких храмов оказалась воздвигнутая византийским императором Львом VI Мудрым (886 - 911), но неоднократно перестраивавшаяся во времена правления Лузиньянов, церковь Святого Лазаря в Ларнаке - древнейшем городе Кипра. Легенда гласит, что основателем города был Киттим, внук Ноя. Город назывался Китион и упоминание о нем встречается в Библии, там он зовется Киттимом. Наиболее достоверные упоминания о городе связаны с микенским завоеванием и относятся к XII веку до Р.Х.. Сто лет спустя микенцев сменили финикийцы, которые превратили Китион в крупный торговый и портовый центр Средиземноморья. Благодаря присоединению к нему близлежащих земель Китион стал городом-государством и оставался в этом качестве вплоть до завоевания Кипра Птолемеями.
10 Предположение об изъятии из православных храмов и присвоении крестоносцами символики двуглавого орла выводится из логики исторических событий, но факты разграбления франками византийских святынь общеизвестны. Если "христолюбивое воинство" не гнушалось осквернением престолов, икон и похищением святых мощей, то запечатлеть свою победу над "схизматиками" включением в свой герб их церковной эмблемы вполне соответствовало нормам морали и геральдическим традициям рыцарства.

Рисунок 8.
Гробница Лазаря Четверодневного, Друга Господня, в скальной крипте под алтарем церкви.

    Своей славой Китион обязан, с одной стороны, философу Зенону Стоику, перебравшемуся в IV веке до Р.Х. с Кипра в Афины, а с другой - святому Лазарю Четырехдневному. После своего чудесного воскрешения Иисусом Христом Лазарь (древнеевр. Елеазар - "Бог помогает"), спасаясь от преследования иудеев, бежал на Кипр и обосновался в Китионе. Здесь он прожил еще 30 лет, проповедуя Слово Божие и постепенно превращая свою новую родину в оплот христианской веры. Апостолами Варнавой и Марком он был возведен в сан епископа Китиона.
     Когда Лев VI обнаружил гробницу святого Лазаря 11, то над его могилой повелел возвести церковь. Этот храм носил ярко выраженные черты византийского зодчества, представляя собой три крестово-купольных пространства на единой продольной оси. Позднее церковь лишилась своих куполов и не раз перестраивалась, а в ХVII веке была полностью реконструирована с сохранением первоначальной планировки. Таким образом, в архитектуре здания произошло смешение византийского и готического стилей. В XIX веке церковь украсилась трехэтажной колокольней, явившейся одной из немногих разрешенных турецкими властями построек.

11 Обилие обнаруженных вслед за могилой Лазаря древних гробниц со временем привело к тому, что Китион стал называться Ларнакой от греч. "ларнакс" - саркофаг.



Рисунок 9. Церковь Лазаря Четырехдневного в Ларнаке: восточный фасад,  двуглавый орел на верхнем ярусе колокольни, медальон с декоративной интерпретацией герба королей Иерусалимских над порталом северного входа.

    Стрельчатые арки средних проемов на вернем ярусе колокольни окаймляют рельефы двуглавых орлов, а портал северного входа в храм венчает медальон с декоративной интерпретацией герба королей Иерусалимских. И хотя эти изображения явно не относятся к временам закладки собора и эпохе Лузиньянов, их совместное присутствие весьма знаменательно. Духовный символ однозначно указывает на принадлежность храма Кипрской Православной Церкви, а геральдическое отличие земных владык напоминает об их роли ревнителей христианства и донаторов. А поскольку декор новейшего времени, скорее всего, повторяет утраченные элементы архитектурного убранства перестроенного франками византийского храма, мы можем говорить о подобном разделении церковной и династической символики и в прошлом.
    Церковь Честнаго Креста Господня в деревне Верхняя Лефкара представляет классический образец храмовой постройки лузиньянской эпохи. Разглядывая ее, русский паломник с удивлением обнаруживает что-то неуловимо знакомое, привычное, проложившее у нас путь от Московского Кремля до северной глубинки XVII - XVIII веков. Это и активное членение плоских фасадов пилонами и позакомарными арками 12, и пышное обрамление дверных проемов на аскетически суровой поверхности побеленных стен, и распахнутые всем ветрам аркады просторных галерей13. Но в здешнем климате некоторые черты средиземноморской готики, принесенные на Русь итальянцами, а на Кипр французами, кажутся не столь экзотичными, как в Суздале или Соликамске.
    Над порталом главного входа в церковь Честнаго Креста Господня по сторонам витиеватого картуша с датой "1867" помещены парные рельефы коронованных двуглавых орлов с атрибутами архипастырского служения в лапах. Разумеется, одно лишь наличие этих любопытных рельефов не в состоянии дать ответ на вопрос об их более древних предшественниках, зато некоторые детали этих изображений лишний раз подчеркивают церковную принадлежность символики двуглавого орла. Между противообращенными главами фантастических птиц помещены не короны монарха 14, а архиерейские митры. И это неспроста - до 1877 года, когда Оттоманская Порта уступила Кипр англичанам, главой православного населения острова был местный архиепископ, которого турецкие власти считали "этнархом" - главой нации.

12 Закомара - русское название фигурного завершения наружной стены храма, повторяющего конфигурацию примыкающего к стене свода. В отличие от византийского, в русском зодчестве криволинейность закомары изначально подчеркивалась сильно выступающей за плоскость стены профилированной аркой, композиционно и конструктивно связанной с наружными пилонами (по-русски - лопатками).
13 На Руси подобные, охватывающие храм с одной или нескольких сторон, открытые или крытые неотапливаемые пространства называются гульбищами.
14 Характер рисунка парных орлов указывает на знакомство мастера с современной ему западноевропейской символикой, в традиции которой было буквальное воспроизведение существовавшей на данный момент монаршей короны. Сколь ни фантастичными могли оказаться представления ремесленников об этой королевской регалии, ее типологическая характеристика угадывалась всегда. Вот почему увенчанная крестом круглая высокая шапка (т.е. митра) далеко не случайно отличается от принятого на Западе зубчатого обруча - короны.



Рисунок 10. Храм Честнаго Креста Господня в деревне Верхняя Лефкара. Южный и западный фасады; двуглавые орлы над порталом западных ворот.

    
В середине XV столетия женой короля Кипра Иоанна II стала византийская принцесса Елена Палеолог, при которой ослабло латинское давление на православную церковь. К тому же после падения Константинополя в 1453 году на Кипр хлынул поток беженцев, среди которых оказалось немало зодчих и иконописцев. Так в римо-католическом королевстве сложились благоприятные условия для строительства новых православных храмов, в том числе и церкви Святого Георгия на половине пути из Ларнаки в Агия Напу. Несмотря на то, что свой нынешний облик церковь после перестройки обрела в 1770 году, в ней частично сохранились первоначальные фрески.
    На одной из них, спрятавшейся за иконостасом от всех превратностей нелегкой исторической судьбы, изображен герб безымянного греческого ктитора, на средства которого был возведен этот храм. В рассеченном червленью и золотом поле франко-итальянского геральдического щита той эпохи помещен черный двуглавый орел с камнями (?) в лапах. Эта находка кипрских реставраторов знаменательна во многих отношениях, поскольку она представляет собой пример завершившегося этапа превращения распространенного при Палеологах анонимного знака принадлежности к высшей византийской аристократии в конкретный родовой герб западноевропейского образца.
    Затканные двуглавыми орлами парчовые одеяния вельмож и золотошвейные орлы на царской багрянице были характерной особенностью придворного быта при последней династии византийских самодержцев 15. Но индивидуальным родовым знаком, тем не менее, оставался традиционный медальон с фамильной монограммой. Такие медальоны украшают капители аркады хор собора Святой Софии в Константинополе (VI век), аналогичными им родовыми отличиями владели и Палеологи. Преображение в родовой герб этого привилегированного декоративного мотива, к тому же созвучного православной церковной эмблеме, могло произойти только под влиянием западноевропейской геральдики.
15 Этот обычай был известен с XIV века и на Руси, см. "Двуглавый орел в русской символике".




Рисунок 11.

Двуглавый орел в родовой геральдике Византии: родовой знак Палеологов, XV век; герб греческого ктитора церкви Святого Георгия Победоносца в деревне Ксилофагу,
вторая половина XV века.

    
Собранный нами предварительный материал не позволяет однозначно датировать появление на Кипре двуглавого орла в качестве эмблемы местной автокефальной Церкви. Но обилие его изображений в архитектуре и внутреннем убранстве возведенных в последние десятилетия обителей и отдельных храмов таково, что смысл и назначение этого символа очевидны. Будучи включенным в мощение внутренних дворов монастырей Неофита Затворника и Панагии Махериотиссы16, двуглавый орел указывает на принадлежность этих святынь Кипрской Православной Церкви, а если предположить более широкое толкование прославленного символа, то и Вселенскому православию в целом. А старинная мозаика в полу церкви Честнаго Креста Господня в Омодосе свидетельствует, что орел как символ Церкви земной оберегает ее пред лицом Церкви Горней, Небесной17.
16 К сожалению, в Ставровуни, Махера и некоторых других монастырях фотосъемка запрещена.
17 В большинстве виденных нами в Греции древних и современных храмов напольное изображение двуглавого орла находится точно под ликом Спаса Вседержителя, написанном на своде центрального купола



Рисунок 12. Двуглавый орел в церковной современности Кипра: мозаика во внутреннем дворе монастыря Неофита Затворника; кованая ограда церкви Святого Рафаила в Пахиаммосе.

    Во внутреннем убранстве как некоторых старинных, так и современных кипрских храмов роль двуглавого орла достаточно высока. Здесь он может занимать почетнейшее место в навершии царских врат иконостаса, служить ярким и единственным символом в декоративно-бессодержательном ограждении клироса, украшать троны архиереев, оклады икон и церковную утварь, служить геральдическим знаком-оберегом в кованой церковной ограде. И, конечно, продолжать свою древнейшую функцию напольного изображения в несколько ином качестве - будучи вытканным на ковриках, устилающих подножия архиерейских тронов.



Рисунок 13. Двуглавый орел во внутреннем убранстве кипрских храмов: увенчание царских врат иконостаса в монастыре Богородицы Троодитиссы; архиерейский трон в церкви Покрова Богородицы в Пафосе; ограда клироса в церкви Святого Рафаила; церковная утварь в монастыре Архангела Михаила близ деревни Аналиондас.

    За несколько паломнических поездок на Кипр невозможно охватить всю массу древних и средневековых византийских построек, значительная часть которых к тому же находится на оккупированной турками северной части острова. Наверняка они хранят множество важных для нас данных. Но, скорее всего, разгадка генезиса византийского двуглавого орла все же сокрыта в древних архивах Константинопольского патриархата, Элладской и Кипрской автокефальных Церквей, где интересующие нас изыскания русскими учеными еще не проводились. В то же время обилие изображений двуглавого орла в греческих церквях свидетельствует о живости этой традиции церковной геральдики, ибо подобное почитание якобы существовавшего символа давно почившей империи лишено какого-либо смысла18.


18 Вопреки доказанному еще в начале XX века Н. П. Лихачевым отсутствию у Византийской империи государственной печати и государственного герба в виде двуглавого орла, в российской научной литературе и СМИ продолжаются попытки бездоказательного утверждения обратного. При этом религиозное значение данной эмблемы не рассматривается вовсе.