ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛА ВЛАДИМИРА ФЁДОРОВИЧА ФОН ДЕР ЛАУНИЦА.


"…Будьте истинными христианами, будьте убежденными в идее беззаветного служения Царю и Родине, будьте тверды в этих убеждениях, как скала!.."

3 января исполняется 105 лет со дня мученической смерти русского монархиста генерал-майора Владимира Фёдоровича фон дер Лауница, Санкт-Петербургского градоначальника, образцового черносотенца и борца с революционной смутой. Владимир Фёдорович родился 23 августа (10 августа по старому стилю) в селе Каргашине Елатомского уезда (ныне Сасовский район) Тамбовской губернии (ныне Рязанской области) в семье генерал-лейтенанта Федора Федоровича (1811-1886) и Софии Николаевны (1829-1905) фон-дер Лауниц. Древний немецкий прибалтийский род фон-дер Лауниц известен в России с XV века. Согласно семейному преданию один из основателей российской ветви был в числе сопровождавших наследницу Византийского Императорского престола принцессу Софию Палеолог, будущую супругу Великого Князя Московского Ивана III, которая прибыла в Россию в 1472.

Представители рода фон-дер Лауницев входили затем в служилое дворянство, отличались верностью и преданностью Русскому Престолу. Его отец Федор Федорович – генерал-лейтенант, участник целого ряда военных кампаний (служил в одном полку с М.Ю.Лермонтовым, а впоследствии старшая дочь Владимира Федоровича Мария вышла замуж за Владимира Лермонтова, представителя этого многочисленного знаменитого рода). Мать Владимира Софья Николаевна, в девичестве Карачинская, происходила из дворян Тамбовской губернии, где находились их родовые имения.

Владимир Фёдорович окончил Пажеский корпус (1877), выпущен корнетом в Лейб - гвардии Гродненский гусарский полк. Принимал участие в Русско - турецкой войне 1877 - 1878 годов. За участие в боевых действиях был награжден: орденами св. Анны 4-й степени, Анны и Станислава 3-й степени, Румынским железными крестом за переправу через Дунай, другими наградами (позднее стал полным кавалером орденов свв. Анны и Станислава). После окончания войны добровольно остался служить в освобожденной от османов Болгарии. Участвовал в установлении гражданского порядка, занимая должность мидийского окружного начальника Адрианопольского санджака (1878—1880). Затем, назначенный в распоряжение начальника войск милиции Восточной Румелии, командовал Сливненской конной сотней.

В 1883 вступил в брак с княжной Марией Александровной Трубецкой (1863—1922). В 1885 вышел в отставку в чине полковника и жил в Харьковской губернии, в имении своей жены (село Алексеевка и село Большая Рогозянка). В 1892—1900 избирался Харьковским уездным предводителем дворянства, мировым судьей, председателем губернского земского собрания.

Заботился о народном просвещении, добившись увеличения количества школ и увеличения ассигнований на 200 тысяч рублей ежегодно. Биограф Лауница священник К.Богоявленский писал: «Эта жизнь в деревне, на лоне природы, близость к матушке-земле и ... крестьянам-землеробам, укрепила в нем горячую веру в Бога. Будучи глубоко верующим христианином, он свято чтил Православную Веру, в течении всей своей жизни боролся за Ея величие, Ея силу, негодовал при виде того безверия, того легкомыслия, с которым относятся теперь к религиозным вопросам».

По почину Владимира Фёдоровича строились храмы, часовни, школы на территории Харьковской и Тамбовской епархий, заботился о сельском духовенстве, принимал активное участие в церковно-приходской жизни.«Мне особенно пленительною казалась его глубокая религиозность, — писал еп. Тамбовский и Шацкий Иннокентий (Беляев). — С благоговением вспоминаю крестные ходы в Харькове и Тамбове, в которых он с особой ревностью участвовал, сам неся святыни чудотворных икон». Святейший Синод неоднократно отмечал усердие фон дер Лауница награждениями и представлениями к Высочайшим наградам.

В январе 1901 Лауниц был снова призван на службу — назначен на должность Архангельского вице-губернатора. С 28 августа 1902 по 30 декабря 1905 занимал должность Тамбовского губернатора. В июле 1903 произведен в действительные статские советники, а в декабре 1903 ему было пожаловано звание шталмейстера Высочайшего Двора.

В Тамбове Лауниц стал одним из инициаторов и организаторов прославления прп. Серафима Саровского.«Промысел Божий, — писал о Лаунице еп. Иннокентий, — избрал эту выдающуюся религиозность орудием Своих дел. Почившему суждено было послужить великому Саровскому Торжеству. На нас двоих легла тогда вся тяжесть и ответственность за успех этого светлого события в жизни России. Мне досталась церковная сторона торжества, ему — гражданский порядок, охрана, распорядительность. И сколько вложил он в это торжество Церкви своего труда, хлопот, забот, опасений и тревоги, — то видел и ценил Царь-Богомолец, да с высоты небес призирал Святой прославляемый Саровский Праведник». Значимость этого события в жизни России начала XX века достаточно хорошо освещена в литературе. Многие подготовительные мероприятия Лауниц, видя нехватку средств, проводил за свой счет.

В годы революционных брожений начала XX века Лауниц не поддался либерально-нигилистическим настроениям, царившим в обществе, продолжая оставаться на позициях Православной Русской государственности и видя свой долг в защите устоев Русской Церкви и Русского государства. Эта позиция, с одной стороны вызывала насмешки так называемых «прогрессивных» кругов общества, с другой — была близка взглядам Государя Императора Николая II, что послужило их духовному сближению. Лауниц решительными и продуманными действиями сумел остановить распространение смуты на территории своей губернии. Его увещевания одураченных революционными агитаторами крестьян в сочетании с твердыми мерами по наведению порядка стабилизировали обстановку, позволили избежать кровопролития и гибели людей. Известны даже случаи, когда виновные возвращали награбленное и приносили церковное покаяние. Тамбовская губерния менее других пострадала от революционных событий начала века и впоследствии дольше всех впоследствии сопротивлялась большевикам (Антоновское восстание).

31 декабря 1905 Лауниц был назначен градоначальником столицы Российской Империи в чине генерал-майора Свиты, он принял это назначение по личной просьбе Государя. Узы духовной дружбы и взаимной любви связывали Лауница с великим светильником Земли Русской св. прав. Иоанном Кронштадтским. Лауниц часто бывал в монастыре на Карповке, помогал в завершении строительства и благоустроении обители. Особенной заботой и покровительством Лауница пользовался знаменитый Союз Русского Народа (СРН). Он поддерживал личные тесные отношения с черносотенцами: у него в градоначальстве служили И. Н. Жеденов, Д. И. Шишмарев и другие активисты СРН, в его кабинете часто бывали А. И. Дубровин, А. А. Майков, Н. М. Юскевич-Красковский и др. монархисты. После убийства Лауница монархисты утверждали, что это злодеяние организовали окопавшиеся в градоначальстве евреи и поляки. В московской газете «Вече» была опубликована статья Л. Е. Катанского «Накануне баррикад», в которой об этом открыто писалось. Новый градоначальник генерал Драчевский начал провёл зачистку градоначальства от черносотенцев и уволил из градоначальства всех членов СРН: Жеденова, Васильева, Шишмарева.

Честность и неподкупность Лауница, чистота его православной веры вызывали ненависть со стороны антирусских, антиправославных сил. В революционном списке приговоренных к смерти он стоял на третьем месте (после Императора Николая II и Петра Аркадьевича). Разумеется, и Владимир Фёдорович не сидел сложа руки, видя бесчинства революционных террористов. Он оказывал деятельную поддержку дружинникам Союза Русского Народа под руководством Н. М. Юскевича-Красковского, занимавшимися физической ликвидацией не только революционеров - террористов, но и их покровителей в эшелонах власти. Владимир Фёдорович выдал награду в размере 2000 рублей народным мстителям, уничтожившим радикального депутата Думы еврея Герценштейна.

Владимира Фёдоровича боевики - эсеры пытались убить не менее 15 раз.  Близкие друзья советовали проситься куда-нибудь подальше от Петербурга. На это Лауниц всегда отвечал: «Останусь, пока нужен Государю».

На 21 декабря 1906 в Петербурге было назначено освящение новой клиники Института Экспериментальной медицины, что на Лопухинской улице (Петроградская сторона). Участники торжества собрались за богослужением в храме клиники. Очевидец свидетельствует, что Лауниц находился у колонны, недалеко от алтаря. «Стоя близко к нему, я видел, как во время обедни он на коленях молился Богу — смерть, очевидно, витала над ним». Когда по окончании Божественной Литургии и молебна Лауниц, в числе прочих, подойдя к кресту, двинулся к выходу, раздались выстрелы. Лауниц поднял руку для совершения крестного знамения и упал, обагрив своей кровью порог храма Божия, где только что совершалась Безкровная Жертва и с улыбкой предал свой дух Господу.

«Он говорил, что лично ему смерть не страшна — все мы в руце Божией, — но ему страшно, что каждая смерть, смерть от злодейской руки убийц не подействовала бы, как ослабление веры и силы у не совсем твердых и уравновешенных. Да, в нем Россия лишилась человека с железным сознанием честно исполняемого долга, и человека с мягким, добрым отзывчивым сердцем. Они знали, кого убивали, знали и почему, а мы эту невознаградимую потерю чувствуем сейчас, и будем еще ощутительнее и с каждым днем яснее и яснее чувствовать впредь... Память о нем у всех, кто имел с ним счастье встречаться, не иссякнет», — писал преданный ему Д. И. Шишмарев. 24 декабря 1906 митр. Антонием (Вадковским) в сослужении петербургского духовенства был совершен чин отпевания. Согласно завещанию Лауница он был похоронен на родине в селе Каргашине за алтарем сельского храма.


Памятник на месте уничтоженной большевиками могилы Владимира Фёдоровича фон дер Лауница

Однако богоборцы не успокоились, они продолжали борьбу с ним и после его убийства. В 1921 году, невзирая на просьбы крестьян, обращенные к Ленину, не совершать кощунства, комиссары разрушили могилу. Хрустальный гроб разбили, находившийся внутри его гроб, в котором непосредственно покоилось тело Владимира Федоровича, отдали в сельсовет для стирки грязного белья, генеральские сапоги (15 лет пролежавшие в могиле!) натянул на себя комиссар-кощунник… Очевидцы-крестьяне свидетельствовали, что тело "нашего барина", как они с любовью называли Владимира Федоровича, а старики называют до сих пор, впитав уважительное отношение к нему по наследству, было нетленным: он спал с легким укором на лице. Где сейчас обретаются его честные останки, сокрыто тайной.

Руины усадьбы фон дер Лауница в Каргашино. Современный вид.

вою жизнь и жизнь своей семьи Лауниц стремился построить в соответствии с идеалами Святой Руси, воспитав в духе Православной веры и любви к Отечеству своих шестерых детей.

Владимир (р. 1884), выпускник Императорского Училища правоведения в августе 1918 арестован ЧК в Москве по обвинению в монархической деятельности и отправлен в Ивановский концентрационный лагерь (бывший Иоанновский монастырь в Москве), где след его теряется.

Мария (1886—1959), фрейлина, в 1918 обвенчалась с полковником В. М.Лермонтовым (1874-1954), внучатым племянником поэта. После революции была репрессирована и отправлена на строительство Беломорканала. Чудом выжила в советских концлагерях. Похоронена в Пятигорске на городском кладбище.

Александр (1890—1914), выпускник Пажеского корпуса, офицер Лейб-гвардии Семеновского полка погиб под Люблином в годы Великой войны.

Емилия (1893-1966), фрейлина, во время Великой Отечественной войны с дочерьми интернирована в Германию, скончалась в Париже, похоронена на кладбище Сен-Женевьев де Буа.

София (1897-1976) в 1920 выехала с частями Русской армии из Крыма в Константинополь, с 1930-х жила в Париже, похоронена на кладбище Сен-Женевьев де Буа.

Феодор (1899—1979), выпускник Пажеского корпуса 2 февраля 1917 (последний выпуск), в 1920 выехал из Крыма в Константинополь в составе Русской армии, в сер. 50-х переехал в Бельгию, был старостой храма-памятника Царю-Мученику Николаю II в Брюсселе. Женат на М. П.Апраксиной (1913—1968) — дочери гр. П. Н. Апраксина. Скончался и похоронен в Брюсселе.

Супруга Владимира Фёдоровича Мария Александровна Трубецкая после установления Советской власти погибла в Харьковском централе в 1923-24 годах (точная дата пока неизвестна, это было страшнейшее место в те годы, живыми из пыточных камер не выходили)

Владимир Федорович вобрал в себя многое, присущее истинному христианину. Прекрасный семьянин, живший по высоким нравственным законам, одаренный благородной душой и добрым, отзывчивым сердцем для всех, кто нуждался в его помощи, снискавший безпримерную любовь к себе самых обездоленных и заблудших; наделенный несгибаемой волей и сильным характером в исполнении присяги на верность Престолу и России, обладавший неутомимой энергией и глубоким, государственным умом, убежденный монархист-патриот, беззаветно любящий свою Родину; бесстрашный христолюбивый воин, который до крови усвоил духовную науку побеждать, – таким был Свиты Его Императорского Величества, Санкт-Петербургский Градоначальник, генерал-майор Владимир Федорович фон-дер Лауниц.

Источники

http://tiropolk.livejournal.com/131836.html#cutid1
http://rusk.ru/st.php?idar=103862
http://www.hrono.info/biograf/bio_l/launic_vf.html