Панихида по князю А. А. Ширинскому-Шихматову на Александровском подворье в Иерусалиме

К 80-летию со дня кончины третьего Председателя Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО) князя Алексея Александровича Ширинского-Шихматова  22 декабря 2010 года в 10:30 иеромонах Макарий (Бутин) совершил панихиду у Порога Судных Врат на Александровском подворье в Иерусалиме.

Князь А. А. Ширинский-Шихматов (1862 Вильно – 1930 Севр, Франция) – российский  государственный и общественный деятель, гофмейстер Высочайшего Двора, действительный статский советник, обер-прокурор Святейшего Синода, сенатор, член Государственного Совета, участник монархического движения в России и эмиграции.

После трагической кончины первого Председателя ИППО Великого Князя Сергия Александровича в 1905 году Государь Император  Николай II утвердил в этой должности Великую Княгиню Елисавету Федоровну и назначил ей в помощь Вице-председателем князя А. А. Ширинского-Шихматова. 

В 1917 году Елисавета Федоровна сложила с себя полномочия и Председателем ИППО был избран А. А. Ширинский-Шихматов.

В сентябре 1918 года князь со всей семьей по чужим документам покинул Россию и с тех пор проживал в эмиграции.

Скончался 22 декабря 1930 год во Франции.

 

 

Справка

Ширинский-Шихматов Алексей Александрович, князь (1862 – 1930) – государственный, общественно-политический и церковный деятель, публицист. Служил по ведомству Министерства внутренних дел. С 1890 – помощник юрисконсульта при обер-прокуроре Святейшего Синода, с 1894 – прокурор Московской Синодальной конторы и управляющий всеми недвижимыми имуществами, принадлежавшими Синоду в Москве и ее окрестностях. Руководил подготовкой торжеств, связанных с прославлением преподобного Серафима Саровского. С 1903 – Тверской губернатор. В октябре 1903 – гофмейстер. В мае 1905 – товарищ обер-прокурора Синода, в апреле-июле 1906 – обер-прокурор. С 1906 член Государственного совета. Один из активных деятелей Русского собрания. Вице-председатель императорского православного Палестинского общества. В 1915 основал Общество Возрождения Художественной Руси. С осени 1916 председатель Особого комитета для борьбы с злоупотреблениями, порожденными тыловой обстановкой (уклонение от воинской повинности и проч.). В 1915 – феврале 1917 входил в кружок члена Государственного совета А. А. Римского-Корсакова, подготовившего несколько записок на имя Николая II. После Октябрьской революции переехал в Москву, где участвовал в деятельности подпольных монархических организаций. Эмигрировал. На съезде правых монархистов (1921 Рейхенгаль, Германия) был избран одним из трех членов Высшего монархического совета. В 1924 переехал в Париж. В 1928 был председателем президиума монархического съезда в Париже. 

 Ширинский-Шихматов Алексей Александрович (6.11.1862—9[22].12.1930), князь, государственный и общественный деятель, гофмейстер, сенатор, член Государственного Совета.

Родился в Вильне в семье попечителя учебного округа (впоследствии его отец был товарищем министра народного просвещения). В 1884 окончил курс в элитном Императорском Училище правоведения. Назначен сначала чиновником особых поручений при Эстляндском губернаторе кн. Шаховском (прославившемся политикой обрусения края), затем советником губернского правления. В этой должности проявил исключительную энергию и деловитость в возведении православных храмов и школьных зданий в 10-ти новооткрытых приходах губернии. В 1889 князь был командирован по Высочайшему повелению в Вену, где он представлял ведомство православного исповедания при закладке храма Российского посольства. Своей активной деятельностью он обратил на себя внимание обер-прокурора Св. Синода К. П. Победоносцева, который в 1890 привлек его на службу по ведомству православного исповедания и назначил помощником юрисконсульта при обер-прокуроре. В 1894 последовало назначение князя на ответственную должность прокурора Московской Синодальной конторы. Занимавший эту должность чиновник являлся одновременно руководителем Синодального училища, гл. начальником Синодального хора (бывшего преемником патриаршего хора досинодального периода), управляющим Патриаршей библиотекой и Патриаршей ризницей, в его ведении находилось также управление немалым и сложным церковным хозяйством и имуществом в Москве. Первым делом кн. Ширинский-Шихматов занялся реорганизацией стяжавшего всемирную славу Московского Синодального хора. Князь стремился к тому, чтобы хор не только обслуживал Успенский собор во время архиерейского богослужения, но сделался рассадником исконно-русских начал в церковном хоровом пении повсеместно в России. Ввиду этого Синодальное училище было превращено вскоре в церковную музыкально-певческую академию, имевшую своей задачей бережное хранение русского направления в пении и музыке в противовес итальянскому, которое доминировало в Придворной певческой капелле. Как отмечали современники, фактически он создал новую эпоху в церковном пении, которое стало национально-русским. Помимо того, что он внес огромный вклад в постановку певческого искусства, князь привел в порядок Патриаршую библиотеку и Патриаршую ризницу. Будучи глубоким знатоком церковного искусства, князь собирал по всей России старые иконы древнего письма, организовал их реставрацию. За свои труды в 1896 он был пожалован камергером Двора.

Осенью 1902 Высочайшим повелением на кн. Ширинского-Шихматова было возложено верховное руководство подготовкой торжеств, связанных с прославлением прп. Серафима Саровского. Эти торжества вызвали небывалый подъем религиозного чувства в Русском Народе. Своими административными и организационными способностями, проявленными в этом деле, кн. Ширинский-Шихматов обратил на себя внимание Государя Императора, и в дек. 1903 он стал Тверским губернатором. Однако в окт. 1904 интригами назначенного министром внутренних дел вместо убитого В. К. Плеве махрового либерала кн. П. Д. Святополк-Мирского он был уволен с должности губернатора. По возвращении в Петербург князь был принят Государем, пожалован гофмейстером Двора и назначен сенатором. Вскоре в апр. 1905 он стал товарищем обер-прокурора Св. Синода при уже больном К. П. Победоносцеве, и на князя легла основная тягота по защите в Комитете Министров церковных и национальных интересов от посягательств председателя этого комитета С. Ю. Витте. В окт., когда Витте был назначен председателем Совета Министров, а Победоносцев вышел в отставку, кн. Ширинский-Шихматов последовал примеру своего непосредственного начальника знаменитого обер-прокурора Св. Синода, и снова вернулся в 1-й Департамент Сената. Витте, кстати, просто ненавидел кн. Ширинского-Шихматова, называл его в своих воспоминаниях «реакционером».

В апр. 1906 после отставки кабинета Витте князь был назначен обер-прокурором Св. Синода в правительстве И. Л. Горемыкина. В июле 1906, когда Горемыкина сменил П. А. Столыпин, поначалу провозгласивший либеральную политику, кн. Ширинский-Шихматов отказался войти в его кабинет и был назначен членом Государственного Совета, где вскоре стал виднейшим деятелем правой группы. В это же время он активно работал в обществе «Окраины России», которое было создано при его участии А. С. Стишинским и в задачи которого входило изучение духовной, культурной и исторической связи России с ее окраинами, особенно с теми, где были сильны сепаратистские тенденции. В это время кн. Ширинский-Шихматов принял близкое участие в культурно-патриотической деятельности Русского Собрания (РС). 28 янв. 1909 совместно с председателем Совета РС кн. М. Л. Шаховским разработал проект объединения деятельности РС и Общества ревнителей исторического просвещения как единомышленных обществ. Именно на основании его личного доклада Государь из собственных сумм пожертвовал 25 марта 1909 100 тыс. руб., на которые был построен Дом Русского Собрания. Когда в 1910 в Главном Совете Союза Русского Собрания (СРН) начались трения, по его инициативе и под его председательством на Троицком подворье в Петербурге собрались представители противоборствующих сторон А. И. Дубровин, В. М. Пуришкевич, о. И. И. Восторгов и Н. А. Павлов (от объединенного дворянства) для выработки соглашения. Однако эта инициатива кн. Ширинского-Шихматова не принесла никаких плодов, соглашение не было достигнуто. В 1907—12 князь был председателем «Бюро для взаимной осведомленности и совместных действий правых деятелей» в период легислатуры III Государственной Думы, в состав которого кроме него входили 3 чел. от Государственной Думы (гр. А. А. Бобринский, А. С. Вязигин и Г. Г. Замысловский) и 3 чел. от Государственного Совета (М. Я. Говоруха-Отрок, кн. А. Н. Лобанов-Ростовский и А. С. Стишинский).

После гибели вел. кн. Сергея Александровича, который был председателем Императорского Православного Палестинского общества, эту должность заняла его вдова вел. кн. Елизавета Федоровна, а вице-председателем стал кн. Ширинский-Шихматов. (После злодейского убийства в 1918 прпмч. Елизаветы Федоровны он был избран, уже за границей, председателем Палестинского общества, оставаясь им до самой своей кончины). Именно кн. Ширинский-Шихматов обратил в свое время внимание на предложение кн. Н. Д. Жевахова построить в г. Бари Православное подворье и странноприимный дом для паломников, по его настоянию кн. Жевахов стал председателем Строительной комиссии Барградского подворья. В этот же период избранием в члены Императорской археологической комиссии были по достоинству оценены и заслуги князя как знатока и собирателя древностей.

В самый разгар войны в 1915 кн. Ширинскому-Шихматову удалось осуществить свой давний замысел, свою мечту, — он основал Общество Возрождения Художественной Руси. К работе Общества ему удалось привлечь незаурядные творческие силы — он лично знал почти всех знатоков и любителей русского искусства, зодчества, словесности, истории, иконографии, археологии, музыки и кустарничества. Эти знакомства завязались у него в ходе строительных и реставрационных работ: он руководил реставрацией Успенского собора в Москве, строительством Николо-Александровского храма Императорского Православного Палестинского общества в Петрограде и подворья в Бари. Немалый вклад он внес в строительство Феодоровского Государева Собора в Царском Селе, возведенного в память 300-летия Дома Романовых. Он участвовал в оборудовании нижнего храма и в создании окружающего собор «Царского Городка», в котором должны были разместиться казармы Собственного Его Величества Конвоя и Сводного Гвардейского пехотного полка (там хранилась лично собранная кн. Ширинским-Шихматовым лучшая в России коллекция старинной русской меди: братины, ковши, ендовы и прочее, всего св. 350 предметов). Общество Возрождения Художественной Руси состояло из 3 разрядов: словесности (подготовивший к печати 2-томный перечень русских слов, могущих заменить соответствующие иностранные), художественный (успевший выпустить и распродать ок. 3 млн открыток с изображением памятников русского зодчества) и хождений по Руси (задуманный на то время, когда окончившаяся война позволит разработать и осуществить обширный план художественно-просветительских поездок для групп народных учителей, учащихся и всех желающих). Замыслу кн. Ширинского-Шихматова сочувствовала св. Царица Александра Федоровна, которая обещала после войны подарить Обществу 3 санитарных поезда ее имени, в то время обслуживавших фронт. Во время войны князь был также назначен вице-председателем Комитета вел. кн. Ольги Николаевны для помощи семьям запасных, призванных под ружье, а с осени 1916 еще и председателем Особого комитета для борьбы с злоупотреблениями, порожденными тыловой обстановкой (уклонение от воинской повинности и прочими). В 1915 — н. 1917 он входил в сложившийся вокруг члена Государственного Совета А. А. Римского-Корсакова кружок правых деятелей (Д. П. Голицын, А. С. Стишинский, А. А. Макаров и др.), который подготовил несколько записок на имя Государя с предложением начать проведение более жесткой политики в отношении противников Самодержавия. 25 февр. 1917 в самый разгар беспорядков в Петрограде он пытался спасти положение, предлагая правительству от имени правой группы Государственного Совета ввести в столице осадное положение. К его советам не прислушались.

После большевистского переворота переехал в Москву, где вел тайную монархическую работу и пытался организовать спасение Царской Семьи. В этом ему активно помогали в Москве о. Иоанн Восторгов, в Петрограде А. Ф. Трепов и Н. Е. Марков. 22 авг. (5 сент.) 1918 большевики объявили «красный террор», первыми жертвами которого стали видные правые государственные и церковные деятели — расстрелянные в Москве еп. Ефрем (Кузнецов), прот. И. И. Восторгов, И. Г. Щегловитов, Н. А. Маклаков, С. П. Белецкий, А. Н. Хвостов. Агенты ЧК искали и кн. Ширинского-Шихматова, и ему пришлось скрываться, пока 1 сент. со всей семьей не удалось по чужим документам выехать из Москвы с эшелоном возвращавшихся на родину литовских беженцев. Гродно (3 мес.), Варшава (1,5 года), Прага (4 мес.), Карлсбад (3 мес.): таковы первые этапы его эмигрантской жизни. В н. 1921 он обосновался в Германии (жил в Берлине и Мюнхене), где оставался до 1924. Пользовался значительным влиянием в монархических кругах эмиграции. На Съезде хозяйственного восстановления России (Рейхенгалль, Бавария), 16—23 мая 1921 (Съезд в Рейхенгалле) был избран, получив 102 записки из 105 возможных, одним из 3-х членов руководящего органа монархической эмиграции Высшего Монархического Совета, наряду с Н. Е. Марковым и А. М. Масленниковым. В 1924 семья кн. Ширинского-Шихматова перебралась в Париж. В 1928 он был председателем президиума Четвертого монархического съезда в Париже. Когда в результате внутрицерковной смуты православный русский храм на rue Daru оказался в ведении митр. Евлогия (Георгиевского), его противники (среди них и кн. Ширинский-Шихматов) вынуждены были создать новый маленький храм в помещении на rue d'Odessa. Иконостас этого храма во имя Знамения Божией Матери был сооружен по замыслу и под руководством князя, который был председателем комиссии по его украшению. Заботясь о благолепии церкви, князь пожертвовал в нее частицу подлинной мантии прп. Серафима Саровского, сохраненной со времени прославления святого и вывезенной при отъезде из Москвы.

Скончался кн. Ширинский-Шихматов в пригороде Парижа Севре. 11 дек. в Медоне, в церкви Воскресения Христова архиеп. Серафим в сослужении архим. Сергия, о. Б. Молчанова, о. В Тимофеева и о. И. Малинина совершил отпевание почившего князя, который был погребен на Севрском кладбище. В статье «Верный до гроба», которую опубликовала русская газета «Царский вестник» (Югославия), Н. Д. Тальберг так описывал кончину кн. Ширинского-Шихматова: «Князь, страдая сердцем, опасался всегда умереть внезапно где-нибудь на улице. Но Господь сулил ему ту кончину, о даровании которой мы всегда молимся. Окруженный любимой семьей, внимая постоянно чтению Евангелия и молитв, медленно угасал этот прекрасный русский человек, благословив всех, отдав все распоряжения о своих похоронах. Трижды во время болезни удостоенный принятия Св. Таин, получив отпущение грехов, с молитвою на устах “Христос Воскресе из мертвых смертью смерть поправ и сущим во гробех живот даровав”, скончался сей истинный раб Божий. И когда вечером, 9 дек., родные и близкие собрались на первую панихиду, то, при виде бездыханного тела усопшего, одетого в правоведскую рубашку, в русскую поддевку и сапоги, с пальмовыми палестинскими ветвями на руках и крестом Гроба Господня на груди, при виде спокойного, красивого, дорогого лица, думалось им, что Господь милостиво принял в Свою вечную обитель того, кто за свою долгую жизнь не покривил ни перед Ним, ни перед Помазанниками Божиими, ни пред матушкой Россией». Близко знавший кн. Ширинского-Шихматова бывший товарищ обер-прокурора Св. Синода кн. Н. Д. Жевахов, отмечая заслуги князя перед Россией и Русским Народом, писал, что с его смертью «ушел в могилу не только просто хороший человек и крупный государственный деятель, но и человек старого закала, воплощавший в себе традиции и мощь дореволюционной России в самый светлый момент ее государственной жизни. Вместе с Государем Императором Николаем Александровичем, чутьем угадывавшим правду эпохи Царя Алексея Михайловича, князь А. А. являлся как бы прямым продолжателем этой эпохи, воплощая собою ее дух и осуществляя ее задачи. …И нигде во всем мире, эта правда не сияла большим блеском, чем в России в эпоху Царя Алексея Михайловича, когда Россия была еще Святою Русью, когда, чутьем угадывая ложь европейской цивилизации, скрывавшей еврейскую программу уничтожения христианства и мирового господства, не только не приобщалась к такой “цивилизации”, но и отбивалась от нее, защищая свои национальные черты и дорожа ими. Слово “прогресс” выдумано не только безрелигиозными людьми, но и людьми, желавшими в корне уничтожить религию и убить веру, а прозвище “реакционер” получили все те люди, которые следовали заветам Христа и потом вели борьбу со всем, что разрушало устои Церкви и государства и скрывалось под маской “прогресса”. В этом смысле “реакционерами” были все лучшие, все духовно просвещенные люди, все видевшие Святую Русь сквозь толщу России, медленно, но неуклонно порабощаемой международным еврейством, заражающим ее своим духом, отравляющим ее своим ядом, уничтожающим ее величавый национальный облик. В том и значение князя А. А., что он, будучи истинно русским человеком, не только глубоко страдал при виде этой преступной работы, но и боролся с нею, сдирая больные наросты и ядовитые наслоения на теле России и восстановляя попорченное и изломанное, делая то, что по малодушно, корысти или трусости не делали стоявшие на страже церковной и государственной правды».

Источник: Сайт истинного Императорского Православного Палестинского Общества Иерусалим и Ближний Восток