Патриарх Кирилл посещает Европу на фоне разногласий по «русскому вопросу»

Патриарший визит в Корсунскую епархию. Освящение Свято-Троицкого собора в ПарижеПатриарший визит в Корсунскую епархию. Освящение Свято-Троицкого собора в Париже

 

 

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершает визит в европейские страны – Францию и Швейцарию. Свою зарубежную поездку он начал 3 декабря с.г., прибыв в Париж для освящения нового кафедрального Троицкого собора Корсунской епархии РПЦ. Визит в Швейцарию приурочен к 80-летию со дня основания Воскресенского прихода в Цюрихе, который глава РПЦ тоже посетит. Кроме того, патриарх в Париже встретился с президентом Франции Франсуа Олландом, католическим архиепископом Парижа кардиналом Андре Ван-Труа и мэром Парижа Анн Идальго, а также посетил русское кладбище Сен-Женевьев де Буа и православную семинарию Эпине-су-Сенар.

 

 

В Европе некоторые склонны рассматривать визит патриарха не только как пастырскую поездку. Операцией гибридной холодной войны, которую якобы ведет против Европы Кремль, ее, может быть, еще не называют открыто – однако сам факт патриаршего визита уже насторожил тех, кто считает Русскую православную церковь орудием «мягкой силы» Москвы. Значительная часть интервью патриарха газете Le Figaro, опубликованного 3 декабря с.г., была посвящена политической конъюнктуре и взаимоотношениям Церкви с российским государством. Патриарху были заданы вопросы о том, может ли новый собор в Париже считаться частью «стратегии по представительству России» на международной арене и не слишком ли близка Русская православная церковь к государственным структурам. «Церковь представляет только Христа, несет слово истины, возвещенное Им людям. И тут никого не обманешь. Если происходит иначе, то это уже не Церковь, а организация по проведению выставок на религиозную тему. Поверьте мне, в такую организацию никто не пойдет молиться… Да, Церковь ближе к государству и обществу, чем это было в те времена, когда клир и верующие были в концлагерях, насильственно помещались в психиатрические больницы, храмы взрывались или превращались в коровники. Я надеюсь, что не эта ситуация является желаемой для тех, кто упрекает нас в «близости к политической власти». Уровень церковно-государственных отношений в нашей стране во многом подобен среднеевропейскому», – ответил патриарх.

 

 

Однако эти ответы многие в Европе могут и не найти убедительными. Строительство культурно-духовного центра, частью которого является новый Троицкий собор, финансировалось Российской Федерацией. В своем интервью патриарх отдельно отметил: обращенная к русской общине Франции проповедь дает понять, что Церковь видит в своих прихожанах не только православных христиан, но и представителей русской нации. «Дай Бог, чтобы все русские православные люди, которые сегодня, находясь в зарубежье, считают себя церковными, посещают храм, имели этот пример старой эмиграции перед собой и ни в коем случае не позволяли своим детям терять язык и культуру», – сказал патриарх в проповеди парижским верующим. Сохранение связи с родиной через язык и культуру он назвал долгом проживающих за рубежом соотечественников: «Вы можете жить где угодно, но вы не можете разрывать духовных и культурных связей со своим народом. Это очень опасно для целостности человека, для его культурной идентичности». Этих обстоятельств, несомненно, многим будет достаточно, чтобы усмотреть в патриаршем визите посягательство на идеологический консенсус Европейского союза.

 

 

Комментарии патриарха и спектр заданных ему журналистами вопросов во время нынешнего визита в Европу дают понять, что возможности Церкви для проведения собственной консервативной политики очень велики. «Отношения Церкви и государства построены на условиях независимости и соработничества в тех сферах, где это удовлетворяет интересам православных граждан. Уровень свободы, которым мы пользуемся, беспрецедентный не только по сравнению с советским временем, но и с синодальным периодом в Российской империи, когда Церковь была редуцирована до уровня Министерства по духовным делам», – сказал патриарх в интервью Le Figaro. В таком же ключе он высказался и по теме противостояния религиозному экстремизму, заявив, что противники присутствия религии в общественной и политической жизни играют на руку радикалам, и назвав гражданские войны, заложниками которых стали христиане Ближнего Востока, привнесенными извне. В этом патриарх Кирилл в целом повторил те тезисы критики европейского общества и Запада в целом, которые изложил в своей речи на открытии XX Всемирного русского народного собора в Москве 1 ноября с.г. В пример западному обществу Кирилл поставил и «религиозный ренессанс» в России – так что его визит во Францию уже воспринимается как политический и пророссийский шаг, даже если он независим от воли Кремля.

 

 

Есть предположения, что в числе прочего и против подобных явлений направлена недавняя резолюция Европарламента о противодействии «кремлевской пропаганде». В документе оговаривается, что кампании по дезинформации и дискриминации могут исходить не только от государств, но и от негосударственных акторов, которые «подрывают само понятие объективной информации и журналистской этики, подавая всю ее как предвзятую, служащую инструментом политических сил и атакующую демократические ценности и интересы». Политический режим Российской Федерации, заявлено в резолюции, «желает представить себя как единственного защитника христианских ценностей» и пытается подорвать демократические ценности, разделить Европу и укрепить свое положение внутри страны. Кремль, по мнению Европарламента, финансирует различные силы внутри Европейского союза с целью разрушить политический консенсус. Основной стратегией России при этом названо продвижение альтернативного нарратива, оправдывающего внутреннюю политику и государственные интересы при помощи манипулирования историческими фактами. Делу разделения Европы, по мнению Европарламента, служат и сама концепция «русского мира», и одноименный фонд. Целями этого фонда заявлены популяризация русского языка и поддержка программ его изучения в России и за рубежом. Членом попечительского совета фонда является председатель Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион (Алфеев), а в нынешнем году на открытии ассамблеи фонда с докладом выступил и сам предстоятель Русской православной церкви.

 

 

«Идея строительства Российского духовно-культурного православного центра, – сообщают «НГР» в департаменте информации и печати Министерства иностранных дел России, – возникла в ходе визита в октябре 2007 года в Париж патриарха Московского и всея Руси Алексия II и была поддержана президентом Франции Николя Саркози. С самого начала этот проект был призван подчеркнуть духовную и культурную близость России и Франции, а также высокий уровень наших двусторонних связей, уходящих своими корнями в глубь истории. Эта задача сохраняется и сейчас. Отдельно стоит сказать о храме Святой Троицы, входящем в состав центра. После завершения работ по его внутреннему убранству он станет центром притяжения для большого количества православных, проживающих во Франции. Во многом сам центр и храм являются данью уважения Парижу и Франции, которые приняли десятки тысяч русских людей, вынужденных искать приют на французской земле в тяжелые времена внутренних потрясений в России в начале XX века».

 

МИД, предоставивший «НГР» специальный комментарий, не склонен смешивать антироссийские медийные кампании и реальное сотрудничество России и Франции в гуманитарной сфере. Тем не менее дипломаты не исключают возможности попыток вбить клин между двумя странами, использовав положения антипропагандистской резолюции Европарламента как повод для политической интерпретации как заграничной поездки патриарха Кирилла, так и работы посольства в контакте с Русской православной церковью в целом. «Не видим прямой связи между деятельностью центра и принятой Европарламентом одиозной резолюцией, идущей, кстати, вразрез со свободой слова и совести. Проекты, реализуемые на нашей площадке, имеют отношение к реальному российско-французскому сотрудничеству, а не к эфемерным медийным войнам. Однако, принимая во внимание нынешний градус русофобии на Западе, нельзя исключать, что отдельные «горячие головы» могут попытаться и в данном случае извратить суть вещей. Уверены, что деятельность центра внесет весомый позитивный вклад в развитие российско-французского сотрудничества», – говорится в комментарии МИДа.

 

 

«Что же касается участия Русской православной церкви в этом проекте, то хотели бы напомнить, что она, являясь старейшим общественным и религиозным институтом нашей страны, делает многое для поддержания межконфессионального мира и согласия в обществе, а также для развития международных культурно-гуманитарных связей. Если кому-то в этом видится пропаганда, то таким же образом можно под это определение подвести, к примеру, выставки картин итальянских мастеров эпохи Возрождения, которые с большим успехом сейчас проходят у нас, либо любую другую деятельность, направленную на сохранение и укрепление в обществе идеалов красоты, добра, созидания и мира, то есть всего того, что наполняет нашу жизнь смыслом и гармонией», – сообщили «НГР» во внешнеполитическом ведомстве.

 

 

Эксперты также предпочитают не отождествлять деятельность Церкви и российского государства. Заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин в разговоре с «НГР» отметил ориентацию патриарха на консервативную целевую аудиторию и то, что политически момент для визита предстоятеля РПЦ и его выступления во французской прессе подобран крайне удачно. Поездку патриарха он связывает и с предстоящими во Франции президентскими выборами. «Если говорить о либеральной аудитории, то она с самого начала воспринимает Кирилла как фигуру, теснейшим образом связанную с российской властью, – сказал Макаркин. – В следующем году во Франции президентские выборы, и на этих выборах мы видим очень серьезный кризис в рядах левых, которые критикуют Церковь и негативно относятся к политике России. Во второй тур практически гарантированно проходит мадам Ле Пен, у нее очень активный электорат, она на подъеме. Второй кандидат от правоцентристов, Франсуа Фийон, совершенно неожиданно победил на праймериз при поддержке двух католических движений, выступающих с критикой однополых браков и за традиционную нравственность. Они нашли своего кандидата в лице Фийона, который демонстрирует симпатии к России и говорит, что он сторонник традиционной семьи и традиционных ценностей. Фактически поездка Кирилла во Францию проходит на фоне правой волны. Есть два правых кандидата, которые могут вполне благожелательно отнестись к проповеди РПЦ. Сейчас, возможно, самое благоприятное время для такой поездки. В такой консерватизм Кирилл вполне вписывается».

 

 

Патриарший визит в Корсунскую епархию. Посещение кладбища Сен-Женевьев-де-БуаПатриарший визит в Корсунскую епархию. Посещение кладбища Сен-Женевьев-де-Буа

 

 

Политолог не считает, что резолюция Европарламента как-то скажется на деятельности Церкви. «Епархии РПЦ существовали на Западе во время холодной войны. Система функционировала, причем идеологические споры были более резкими и жесткими, а представителям РПЦ приходилось, выезжая за границу, оправдывать политику атеистического государства и быть хорошими гражданами страны, которая проповедовала официальный атеизм. Но во Франции тогда тоже были православные приходы. Поэтому я думаю, что слишком многое не изменится, а ситуация будет зависеть от конкретной страны», – сказал он.

 

 

Однако доцент факультета политологии МГУ Иван Чихарев не считает, что именно визит патриарха станет ярким событием в диалоге России и Франции: по его мнению, отношения между двумя странами достаточно конструктивны, чтобы пастырская поездка осталась пастырской поездкой хотя бы на межгосударственном уровне, а церковная миссия не может стать причиной очередного охлаждения отношений России и Европы. «Нельзя сказать, что это обязательно должно рассматриваться как пропаганда: все-таки межкультурные и межрелигиозные отношения рассматриваются как отдельные истории. Особенно учитывая, что у нас светское государство и визит, который, конечно, может рассматриваться как несущий какую-то патриотическую миссию, не может рассматриваться как официальные действия государства. Поэтому здесь не стоит сгущать краски: это нормальное событие культурной повестки двусторонних отношений, оно не имеет пропагандистского толка. Использовать визит первоиерарха в качестве повода для обострения межгосударственных отношений точно нет никаких правовых оснований. Но это формальная сторона вопроса, а что касается содержательной, то уровень и характер культурных отношений между Россией и Францией не позволит это сделать. Это не совсем пропаганда, это – культурное и религиозное сотрудничество», – сказал эксперт «НГР».

 

 

Визит патриарха Кирилла во Францию в контексте его заявлений и положений резолюции неизбежно привлекает внимание именно как политическое событие. Ведь открывать культурный центр, в котором был освящен собор, должны были еще в октябре президенты России и Франции, и после сорвавшейся встречи глав государств предстоятель Церкви невольно становится «заместителем президента». «Дай Бог, чтобы традиция добрых, союзнических отношений развивалась и помогала перед лицом нынешних политических вызовов выстраивать реалистическую и обоюдополезную позицию. Я уже обнаружил значительный интерес у разных представителей французской общественности к тому, что можно и как следует развивать на площадках этого центра для того, чтобы наши народы, несмотря на не очень благоприятный политический контекст, могли лучше понимать друг друга и развивать взаимные симпатии», – сказал патриарх Кирилл, посещая русскую семинарию в Эпине-су-Сенар. Да и темы, которые патриарх обсудил с французским президентом, выходят далеко за рамки жизни православной общины Франции: поднимались и вопросы мирного урегулирования на Ближнем Востоке и в Украине. Предстоятель Церкви, подчеркивая ее роль в мирном процессе, назвал церковное миротворчество не просто главным, а единственным способом достичь мира в Украине и заявил, что РПЦ всегда стояла на миротворческой позиции – в отличие от других украинских конфессий. Франсуа Олланд подтвердил, что Франция поддерживает все миротворческие инициативы для Ближнего Востока, однако в украинском вопросе ограничился заявлением о важности выполнения Минских соглашений.

 

 

«Дипломатия религий» разворачивается сегодня не только в Париже – в Ватикане министр иностранных дел РФ Сергей Лавров провел переговоры с госсекретарем Ватикана кардиналом Пьетро Паролином и секретарем Ватикана по отношениям с государствами архиепископом Полом Ричардом Галлахером. На повестке дня было не только сотрудничество в культурно-гуманитарной сфере: по сообщению Интерфакса, обсуждались и вопросы урегулирования кризисных ситуаций в мире, и взаимодействие в рамках многосторонних форматов.

 

 

Очевидно, что на фоне политической напряженности и усилий Евросоюза по противодействию российской пропаганде в собственном информационном поле визит патриарха Московского в Париж и его встреча с президентом страны не могут не рассматриваться как попытка проведения Россией своей политики. Открытое давление на религиозные организации для Европы невозможно как в силу фундаментальных принципов секуляризма, так и в силу того, что даже действия в рамках вновь принятой Европарламентом резолюции дадут российским властям повод заявить о его двойных стандартах. Однако не стоит рассматривать Церковь исключительно как субъект межнациональных отношений, инструмент пропаганды или же неофициальный дипломатический канал. Ее собственные самостоятельность, независимость и политические возможности сейчас проходят проверку на прочность.