По мнению экспертов доходы РПЦ составляют миллиарды долларов

 

Русская православная церковь (РПЦ) является сегодня в России мощным хозяйственным субъектом, в распоряжении которого могут находиться средства, исчисляемые миллиардами долларов. Между тем оценить реальные параметры церковного финансового хозяйства достаточно трудно: единого бюджета у РПЦ нет, а архиереи на этот предмет распространяться не склонны, пишет во вторник "Русская служба BBC".

По словам российского исследователя Русской церкви Николая Митрохина, на мнение которого ссылается BBC, сегодня оценить церковный бюджет очень сложно. Если в конце 1990-х - начале 2000-х годов, когда в РПЦ шла информационная борьба между двумя группировками, в прессу просачивались документы, на основании которых можно было судить о финансовых делах Церкви, то в наши дни ситуация иная.

В РПЦ более 30 тысяч приходов. Каждый оформлен как самостоятельное юридическое лицо и имеет свои рамки финансовой ответственности. Каждая из 160 епархий тоже имеет свой бюджет, а Московская патриархия - свой. Приходы живут за счет пожертвований и церковных треб - от поминальных записочек до крещения и отпевания. Эти поступления, по словам представителей патриархии, составляют до 80% доходов Церкви.

Размеры пожертвований чаще всего не афишируются по этическим соображениям. И это дает Церкви право говорить о том, что Москвоская патриархия не обязана отчитываться перед широкой общественностью в финансовых делах.

Об этом в интервью российскому православному журналу заявила пять лет назад глава финансовой службы Московской патриархии Наталья Дерюжкина. Она, правда, сделала оговорку, сказав, что "сегодня при наличии интернета и определенных навыков найти их все равно можно".

Однако, как считает Николай Митрохин, навыков здесь не хватает даже опытным исследователям. "Патриархия совершенно закрыла всю статистику, откуда они берут деньги, остается большой тайной", - отмечает он. По его предположениям, среди источников пожертвований могут быть такие "псевдогосударственные организации", как "Газпром". Не исключает он и частичное прямое государственное финансирование.

Секретарь экспертного совета "Экономика и этика" при Московской патриархии Павел Шашкин объясняет закрытость финансовых данных РПЦ тем, что Церковь - не государственное учреждение и не коммерческое предприятие и у нее "нет никаких обязательств, ни моральных, ни формальных, обнародовать свой бюджет".

Между тем закрытость церковных финансов стало темой обсуждения у участников Архиерейского собора РПЦ, прошедшего в феврале 2011 года. "Вызывает озабоченность отсутствие норм формирования общецерковного бюджета. В связи с этим следует признать необходимым и своевременным создание системы епархиальных отчислений в бюджет Московской патриархии, которая, с одной стороны, была бы пропорциональна финансовым возможностям епархий, с другой - исходила бы из оценки ежегодных потребностей Синодальных учреждений и иных общецерковных нужд", - сказано в определении Собора. В связи с этим решено было создать специальную Бюджетную комиссию, хотя и ее деятельность, скорее всего, останется делом сугубо внутрицерковным.

10 лет назад Митрохин оценил доходы РПЦ в целом примерно в 500 миллионов долларов. Теперь же, по его мнению, эти цифры в долларах или евро выросли чуть ли не на порядок. Он, в частности, объясняет такой скачок общим ростом экономики России, Украины и других территорий, входящих в юрисдикцию Московского патриархата.

Когда сами архиереи решаются заговорить о доходах Церкви, то речь идет, не считая пожертвований, по крайней мере, о доходах от деятельности двух патриархийных предприятий: фабрики церковной утвари "Софрино" и гостиницы "Даниловская" при Свято-Даниловом монастыре в Москве.

Кроме того, Московская патриархия участвует в банковской деятельности. Причем представители Церкви не считают банковское дело зазорным. Упомянутый выше эксперт Павел Шашкин пояснил, что христианство действительно запрещает ростовщичество, но "Церковь четко отделяет ростовщичество, то есть хищнический банковский процент, от банковского процента, который необходим для поддержания нормального функционирования банковской системы".

Cовет директоров небольшого банка "Софрино" (его активы составляют 4,15 млрд рублей) возглавляет директор одноименного церковного предприятия Евгений Пархаев. Среди акционеров банка "Пересвет" с активами более 50 млрд рублей - Отдел внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП), а также Калужская епархия РПЦ. Как отмечает BBC, тесно связан с Церковью был и Международный банк храма Христа Спасителя - в 2008 году его переименовали в Bankhaus Erbe, ныне банк никак не афиширует сотрудничество с Церковью, но его руководство осталось прежним.

Для участия в других коммерческих проектах Церковь несколько лет назад создала Центр инвестиционных программ (ЦИП). В 2007 году ЦИП, по сообщениям российской прессы, провел в Берлине, Брюсселе и Лондоне презентации своих проектов, которые включали инвестиции в строительство жилых и офисных зданий в Москве и других городах, а также создание агропромышленных предприятий при монастырях.

За последний год много говорилось о том, что Церковь может стать крупнейшим или одним из крупнейших собственников недвижимости в стране. Как известно, в 2010 году в России был принят закон, по которому все религиозные организации могут требовать - и получать назад - свое "имущество религиозного назначения", отнятое советской властью. По словам главы российского кабинета Владимира Путина, передаче Церкви подлежат 12 тысяч памятников истории и архитектуры.

Многие из таких объектов, по мнению экспертов, обладают значительным туристическим потенциалом. Это кремли некоторых древних городов, монастыри на Соловецких островах, на Валааме, в Верхотурье на Урале. Паломнический туризм может стать серьезным источником церковных доходов.

Источник http://religio.ru/