Православные монастыри внутри Святого Града

Архимандрит Леонид (Кавелин) Старый Иерусалим и его окрестности. Из записок инока-паломника

Мужские: Патриарший. — Авраамиев. — Гефсиманское подворье. — Архангельский. — Георгиевский. — Никольский. — Дмитриевский. — Предтеченский. — Харлампиев. — Еще Георгиевский
 
Женские: Феодоровский. — Васильевский. — Екатерининский. — Евфимиевский. — Малой Панагии. — Большой Панагии.
Для читателей (не бывавших в Святом Граде) прежде всего надобно заметить, чтобы, услышавши слово: монастырь, они не составляли себе понятия о монастырях палестинских по тому, что видят на своей родине.
 
В Иерусалиме монастырями называются дома, по внешнему виду ничем не отличающиеся от прочих городских зданий, а некоторые и даже большую часть по самому назначению своему следовало бы называть не монастырями, а странноприимницами, ибо они исключительно служат для помещения богомольцев. Начальники таких странноприимных домов, из иноков Патриархии, именуются игуменами, имея в помощь себе одного или двух послушников и служителей из наемных арабов. Странноприимницы эти отдаются в полное распоряжение своих начальников, с уплатою в Патриаршую казну положенной с каждого такого странноприимного дома суммы, смотря по тому, сколько каждый может вместить в себе богомольцев; плата же за помещение во всех странноприимных монастырях одинаковая: с каждого лица по 60 левов (3 руб. серебром) за весь поклоннический период. Сверх того каждый вносит единовременно, вступая в странноприимный монастырь, 20 левов в пользу начальника оной; сумма, составляемая из сих взносов, остается в непосредственном распоряжении игумена, для ремонта зданий и вещей, как-то: мебели, матов, посуды, содержания привратников, очистки нечистот и т. п.
 

 
Вид на Храм Гроба Господня с восточной стороны
 
 
Нельзя не заметить, что смешение названий странноприимницы и монастыря служит нередко, в глазах наших богомольцев и туристов, поводом к нареканиям, которые сами собою устраняются при названии предмета свойственным ему именем.
 
а) Мужских монастырей в Иерусалиме девять и одно подворье: 1) патриарший Свв. Константина и Елены, 2) Авраамиев, 3) Гефсиманское подворье, 4) Михаила Архангела, 5) Георгиевский монастырь, 6) Николаевский, 7) Дмитриевский, 8) Св. Иоанна Предтечи, 9) Харлампиев, 10) еще Георгиевский монастырь.
 
1) Патриарший монастырь свв. Константина и Елены уже описан нами выше.
 
2) Авраамиев, или жертвы Авраама, примыкает своим боковым фасадом к южной стене храма Воскресения, а именно к Голгофе. Главная церковь сего монастыря, находящаяся в верхнем этаже, по преданию, построена на том месте, где отец верующих Авраам намеревался, в знак своей покорности Богу, принести в жертву своего сына Исаака и вместо него принес овна (Быт 22, 7, 8, 13). Место этого прообразовательного жертвоприношения означено посреди церкви мраморным кругом. Близость этой церкви к Голгофе (от которой она отделяется лишь стеною и построена на окраине Голгофской скалы) и, таким образом, соединение в одном месте прообраза ветхозаветного с событием, совершившимся в Новом Завете, места жертвоприношения Агнца бессловесного взамен Исаака с местом, на котором пожерт был Агнец Божий за грехи всего мира, — умилительно действует на чувства благоговейного поклонника святыни. В память того сада «Савек», в котором Авраам узрел овна для всесожжения, на верхней монастырской террасе посажен развесистый куст. Другая монастырская церковь, во имя «Дванадесяти апостолов», сохраняет память о монастыре сего имени, развалины коего находятся позади Авраамиева монастыря. Строение монастыря сего связано тесно, кельи и службы расположены в три этажа, не по порядку. Звание игумена Авраамиева монастыря, как ближайшего к храму, обыкновенно принадлежит иеромонаху, управляющему братией Святого Гроба, а потому в нем находится келья его и святогробского письмоводителя.
 
Во время Великого поста здесь, так же как и в прочих монастырях, помещаются богомольцы. Нижний этаж не весь принадлежит грекам. К северу от монастырских (входных) дверей в стене находится церковь Св. Иоанна Богослова, коею владеют армяне. Они завладели этим местом, испросив позволение у одного из авраамиевских игуменов поставить в бывшей здесь кладовой свои запасы. Далее в углу через дверцы между стеною Великой церкви и двумя молитвенницами, коптской и абиссинской, — проход на подворье абиссинское, которое помещается в развалинах бывшего монастыря Свв. Апостолов, имея здесь несколько келий или, лучше сказать, темных и сырых чуланов.
 
 
Вид на Горненский женский монастырь в пригороде Иерусалима Эйн-Карем
 
 
Монастырь Авраамиев отделяется узким проходным переулком от Гефсиманского подворья, занимающего большую половину южной стороны той площади, которая находится перед храмом Святого Гроба. Ключ от калитки, ведущей из этого переулка на площадь, находящуюся пред храмом Святого Гроба, — находится в ведении гефсиманского игумена. В этом переулке находятся с одной стороны (южной) развалины готического здания, принадлежавшего во время крестоносцев рыцарям святого Иоанна Иерусалимского, главный вход коего заложен камнями (мы опишем эти развалины в своем месте), а левая сторона переулка до 1858 года была занята кожевенными заводами (Табахана), зловоние которых в течение долгого времени оскорбляло физические и еще более моральные чувства христиан, и больших трудов и хлопот стоило Иерусалимской Патриархии приобрести это место в собственность Патриархии; мы были свидетелями той шумной радости, с которою православные иерусалимские христиане весною 1858 года приняли полученное из Константинополя известие, что место это сделалось собственностью Греческой Патриархии и иерусалимский паша получил приказание, дозволявшее грекам снести находившиеся здесь кожевенные заводы, заражавшие нестерпимым зловонием воздух окрестных святых мест. Сотни православных арабов, вооруженных лопатами и ломами немедленно явились по зову Патриарха и под наблюдением каваса паши и солдат, охранявших их безопасность от мусульманского фанатизма, с радостными восклицаниями и песнями в несколько часов срыли издавна ненавистные им лавки мусульманских кожемятников... А как событие это случайно совпадало с прибытием в Иерусалим Русской Духовной Миссии, то многие из православных жителей, привыкшие искони возлагать большие надежды на покровительство единоверной России, — видели в этом деле первое оправдание своих пылких надежд, рассказывая, что все это выхлопотал русский мутран (архиерей), который может сделать все, чего только ни пожелает душа его. Теперь здесь помещаются лавки, сдаваемые греками своим соплеменникам; позади их «русское городское место», имеющее выход в этот переулок через одну из угловых лавок. Оно на запад граничит с Авраамиевым и абиссинским монастырями; с востока заграждено турецкими лавками, выходящими на улицу Колонн; на север граничит с мыльным заводом Башкатиба и в углу имеет выход на улицу Колонн; на юг с греческими лавками и имеет выход через угловую лавку в улицу Паломников. Внутри видны следы развалин, принадлежащих к портикам древнего храма Воскресения; заметны остатки колонны с капителями; на одной высечен четырехсторонний крест.
 
 
Вид на 64 метровую колокольню "Русская свеча" и Вознесенский храм 1890-е годы

 

3) Гефсиманское подворье — как выше упомянуто — занимает южную сторону площади, бывшей некогда под портиками храма Святого Гроба. Здесь живет игумен гефсиманского подземного храма и несколько его помощников из послушников. На открытой террасе второго яруса разведен небольшой цветник; рядом с игуменской кельей небольшой параклис (церквица), в коем имеет постоянное помещение икона Успения Божией Матери, ежегодно с торжественностью переносимая отсюда накануне праздника Успения Богоматери в Гефсиманию в честь сего великого праздника. Икона эта представляет вырезанную по контуру фигуру Божией Матери, возлежащей во гробе, и с обеих сторон обложена сребро-позлащенным окладом; венец украшен драгоценными камнями; есть довольно привесок. Риза на ней — дар русской Мелании, графини Анны Алексеевны Орловой-Чесменской. В этом параклисе служащие в Гефсимании вычитывают вечерню и утреню, отправляясь после сего прямо в Гефсиманию для служения Литургии. Хорошую копию с упомянутой иконы желающие могут видеть в девичьем Аносином монастыре, находящемся в Звенигородском уезде; она принесена в дар этой обители одною из русских паломниц, принята с верою и благоговейно чествуется обителью и ее посетителями; икона сия богато украшена усердием одного из благотворителей обители. С запада к этому подворью примыкает древняя мусульманская мечеть, обновленная в 1858 и 1859 годах; она построена на том месте, где первый мусульманский завоеватель калиф Омар на разостланном ковре совершил свое моление (намаз), объяснив Патриарху, что он совершил свою молитву вне храма для того, чтобы преемники его не отняли оный у христиан. Ибо мусульмане присваивают себе право обращать в мечети все те места, где молились их калифы.
 
 
Русский храм св. Марии Магдалины в Гефсимании в Иерусалиме, построенный Православным Палестинским Обществом в 1885-1888 гг.
 
 
4) Архангельский или Св. Архангела Михаила находится по соседству с латинским монастырем против дома, занимаемого Русскою Духовною Миссиею (до 1864 года), в улице, ведущей к Судным вратам и к храму Гроба Господня. Монастырь этот основан сербским кралем Стефаном Милутиным около 1303 года для паломников славянского племени; в половине же XVI столетия, когда иноки этой обители испросили себе у греков лавру Св. Саввы Освященного, покинутую сими последними по случаю утеснения от бедуинов, — Архангельский сербский монастырь сделался городским подворьем (около 1504 года) Саввинской лавры и оставался в ее ведении до удаления сербов из этой лавры в 1630-х годах.
 
Любопытен рассказ об этой обители паломника XVI века, московского купца Трифона Коробейникова, с которым царь и великий князь Иоанн Васильевич в 1582 году послал из Москвы в Царьград, в Антиохию, в Александрию и во Святой Град Иерусалим, в Синайскую гору и в Египет милостыню по сыне своем, убиенном им, царевиче Иоанне Иоанновиче. Трифон в записках своих, веденных во время этой поездки, рассказывает о монастыре Архангела Михаила так: «в том монастыре живут старцы Саввина монастыря, и в том монастыре трапеза была каменная, коей верх разоривши, турки долгое время не допускали заделать оного. В лето же по Рождестве Христове 1552 посланы были в Москву два монаха — к государю царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея России и к митрополиту Макарию, кои просили всероссийского государя, дабы он благоволил подать милостыню на сооружение трапезы; государь, пожаловав множество злата, к которому еще несколько присовокупил и митрополит Макарий, отпустил сих двух монахов; а они, прияв с благоговением злато, оставя Москву, прибыли в Царьград, где, давши оного турецкому султану, требовали позволения, дабы он повелел заделать верх означенные трапезы. Султан, принявши от сих монахов злато, приказал им дать грамоту к Санчаку, которую взявши, прибыли они в монастырь. По сем показав Санчаку означенную грамоту и приняв от него позволение, приступили к деланию верха трапезы и собственными своими руками с превеликим трудом окончили оный. Санчак же, может быть досадуя на то, что не получил из дара царева части злата, а для того презрев султанскую грамоту, приказал своим подчиненным вторично разломать верх трапезы, что видя иноки, и не могши сему воспротивиться, оплакивали горестное свое состояние и, с сими слезами представ пред образом Архистратига Михаила, просили сего Бесплотных Сил Начальника о прекращении Санчаковой злобы. Сей небесный воин, вняв их усердному молению, чудесным образом умертвил сего злобствующего Санчака; ибо в ту же ночь, пришед к сему начальнику, покоящемуся с своею женою, неизвестный человек, и поднявши его с ложа, сошел с ним со двора так, что не только люди, в покоях находящиеся, но и самые стражи, у ворот стоящие, не могли видеть ни того, ни другого. Но как скоро по наступлении дня узнали, что их начальник в продолжение ночи неведомо куда сокрылся, то в ту же минуту по разным местам начали искать Санчака, коего наконец и нашли мертвого, лежащего пред вратами монастыря Архистратига Михаила, изъязвленного мечом. Сыскавши же и взирая на Санчака, удивлялись, каким образом возмог он, утаясь от стражи, сойти с своего двора. Наконец положили, что монахи, отмщая ему за разорение верха трапезы, его умертвили. Утвердясь в таковых мыслях, решились омыть смерть Санчакову кровью иноков тогда, ежели у них какое-либо найдено будет смертоносное орудие. Посем, вступивши в монастырь и взошед в самый храм, увидели молящихся иноков, коих обыскавши и не нашед никакого смертного орудия, вострепетали и, исполнившись превеликого страха, в ту же минуту оставили монастырь, не препятствуя уже более монахам в заделании верха трапезы, которая с того времени даже и доднесь молитвами святого Архистратига Михаила стоит в целости». Подтверждением этого предания кроме местного образа, на коем изображается Архистратиг, попирающий лежащего навзничь «Санчака», служит отчасти и то, что из всех иерусалимских церквей лишь на куполе церкви Архангельского монастыря водружен четвероконечный металлический крест, держимый Архангелом. Монастырская церковь уютная и опрятно содержимая, особенно с тех пор как предоставлена во временное пользование Русской Духовной Миссии для ежедневного служения (до 1864 года). Кроме вышеупомянутого местного образа святого Архангела Михаила в ряду местных же икон изображение преподобного Саввы Освященного. В этой церкви на правой стороне есть небольшой параклис без иконостаса, с прислоненным к стене престолом, во имя святого Иоанна Златоустого, устроенный, как можно полагать, дарами русского царя Иоанна IV в память его царской щедрости. На древней иконе большого размера, висящей на южной стене, изображен святой с именословным благословением, и вообще иконы сей церкви имеют печать древности.
 
 
Фасад Сергиевского подворья Императорского Православного Палестинского Общества в Иерусалиме с русскими кавасами. Фото конца XIX в.
 
 
Ныне Архангельский монастырь, не завися от лавры Преподобного Саввы, служит для помещения русских богомольцев мужеского пола, духовного чина и бессемейных мужчин; заведует им, как и прочими монастырями, особый игумен из славян.
 
5) Георгиевский, так называемый больничный, в одной улице с Архангельским рядом с арабской школой латинского монастыря. Монастырская церковь небольшая и не заключает в себе ничего особенно замечательного. Здесь до учреждения русских временных приютов помещались обыкновенно семейные богомольцы.
 
6) Никольский, построен кахетинскою царицею Еленою, в иночестве Елисаветою. При нынешнем Патриархе в нем устроена типография на два станка, в коей печатают духовные греческие и арабские книги и тут же переплетают их. Когда я посетил впервые эту типографию с ее образованным и весьма обязательным справщиком и корректором о. Кириллом, учителем греко-арабской народной школы, в то время в ней набирались сочинения Евгения Булгара, известного своими учеными трудами и в нашем отечестве. Монастырская церковь трехпрестольная с приделами во имя преподобного Антония Великого и святой великомученицы Варвары. В главном иконостасе местные образа российского иконного письма, пожертвованные Иерофеем архиепископом Фаворским (ныне Антиохийский Патриарх), бывшим за сбором в Москве в 1851 году. В левом приделе обращает на себя внимание другая древняя икона великомуч. Варвары. По стенам довольно старинных икон, из которых некоторые служат обличением мудрований наших мнимых старообрядцев, как относительно безразличия перстосложения, так и формы крестов, держимых мучениками и мученицами: они большею частью шестиконечные (без подножия); перстосложение у одних изображено не ясно, у других прямо именословное. Мы еще будем иметь случай возвращаться по местам к этому предмету при осмотре иерусалимских церквей.
 
 
Часовня св. Елены в храме Гроба Господня
 
 
7) Монастырь Дмитриевский, древняя метохия лавры Св. Саввы Освященного (в которой останавливался во время своего пребывания в Святом Граде наш паломник XII века игумен Даниил), с большим помещением для богомольцев; здесь преимущественно помещаются болгары, которые, как известно, составляют главную массу православных поклонников в Иерусалиме. Церковь монастырская не имеет в себе ничего особенно замечательного. В том же монастыре особый параклис во имя святого великомученика Георгия. Здесь болгарские священники из поклонников с дозволения Патриарха невозбранно совершают службу на славянском языке. Я познакомился с одним из них из Тернова, который прибыл на поклонение Святому Гробу с матерью и сыном, и из его простодушных рассказов узнал довольно грустные подробности о состоянии православных в древней столице Болгарии.
 
8) Монастырь Св. Иоанна Предтечи Господня — в конце главной и лучшей улицы Христианского квартала. Как на другом конце этой улицы, стоящие по обеим сторонам ее здания Патриархии соединяются между собою перекинутою через улицу аркою, так и здания этого монастыря соединены перекинутою через улицу аркою, с зданиями, находящимися на другой стороне улицы, которая, заметим, почти вся занята домами, принадлежащими Греческой Патриархии; они большею частью отдаются в наем; тут лучшие иностранные магазины и немецкая гостиница, если не единственная, то пока лучшая в городе. С верхней террасы ее открывается вид на храм Святого Гроба и противолежащий большой пустырь, на коем были во время крестоносцев здания иерусалимских рыцарей святого Иоанна (Иоаганнитеров), госпитальников; орден этот возобновлен не без особых целей Пруссиею.
 
 
Караван русских православных поклонников на пути из Яффы в святой град Иерусалим. Конец XIX в.
 
 
Передний фасад этого пустыря, обращенный к улице, занят турецкими лавками, так называемою «Патриаршею банею» и частными домами. Они построены так, что верхняя площадь пустыря равняется с плоскими крышами и куполами этих зданий. Остальная часть пустыря в ширину составляет груду развалин, верхняя площадь которых выровнена и покрыта слоем пыльной земли и кучами сора; к северу пустырь этот почти примыкает к храму Гроба Господня, отделяясь от Авраамиева монастыря и абиссинского подворья узким переулком (в коем были прежде кожевенные заводы Табахана). В северо-восточном углу пустыря развалины церкви и палаты (о которых будет сказано в своем месте); с юго-востока он ограничен базарною улицею; тут же неподалеку (через улицу) древние «железные врата», принадлежавшие древней городской стене и упоминаемые в Деяниях апостольских, а в юго-западном углу монастырь Св. Иоанна Предтечи с древней церковью, от которой уцелела лишь алтарная стена, остальное обновлено в 1836 году. Саладин, овладев Иерусалимом в 1167 году, раздраженный против латинян, тогда же отдал Святые места во владение православных, а здания, принадлежавшие иерусалимским рыцарям святого Иоанна (странноприимникам), сравнял с землею и на месте их госпиталя построил дом умалишенных. Крестоносцы, овладевши снова Иерусалимом, разорили здания, воздвигнутые Саладином, но, как известно, и сами не успели укрепиться в Святом Граде и с тех пор место это находится в запустении доселе, служа приютом единственным ночным стражам Иерусалима — собакам. Противу Табаханы (бывших кожевенных заводов) есть живописные остатки госпиталя рыцарей святого Иоанна Иерусалимского. Главный вход заложен, а внутренность состоит из двух больших дворов, с крытыми в несколько ярусов по сторонам галереями; в первом дворе видны остатки церкви (алтарная часть). Находящееся тут же подземелье латинское предание называет «темницею святого Петра», откуда он был чудесно изведен Ангелом. Греческое же предание указывает ее в другом месте.
 
 
Строительство русских построек в Иерусалиме. Конец XIX в
 
 
Нынешний греческий монастырь Св. Иоанна Предтечи восстановлен в 1836 году: полукружие алтарное и часть стены древние. Под всю церковь есть подземный ход, спуск в него в юго-западном углу; подземелье, открытое при обновлении церкви, состоит из двух отделений: в первом систерна, а в нише с правой (восточной) стороны каменный престол; верхняя доска цельная; напротив окно; при расчистке этой части нашли два черепа, которые лежали тут же на престоле; в другом отделении такая же ниша, но без престола и в конце видно продолжение подземного хода на север по направлению к храму Святого Гроба, оставленное без исследования, как выходящее из пределов монастырских. Из соседних садов также открыты подземные ходы, которые, как надобно полагать, имели связь с этим и с теми таинственными ходами, о которых носятся темные, но не лишенные основания слухи, что они идут под весь храм Святого Гроба и известны лишь одним возобновителям храма после пожара 1808 года — грекам. Эту подземную церковь греки почитают «темницею святого Петра», а положение ее близ «железных врат» как нельзя более подтверждает это предположение. Западные писатели, напротив, говорят, что церковь эта построена на месте дома святого евангелиста Иоанна и Заведея отца его, но мы увидим далее, что дом святого евангелиста Иоанна Богослова православное предание правильнее указывает на Сионе.
 
По сторонам церкви кельи в два яруса с галереями; двор большой. Здесь, так же как в Дмитриевском и Харлампиевом монастырях, помещаются преимущественно поклонники из болгар. Церковь обширная, иконостас нового письма; в ней главная святыня — часть лобной кости святого Иоанна Предтечи Господня, вделанная в круглую золотую оправу. Она была подарена восточным императором грузинским царям, откуда перешла в Валахию; а Патриарх Досифей добыл часть этой святыни для своего патриаршего монастыря, о чем значится в его истории. Каждый вторник в этом монастыре бывает служение, к которому сходятся православные поклонники и из других монастырей.
 
Я был в этом монастыре на служении в праздник Рождества святого Иоанна Предтечи Господня. Литургию совершал преосвященный Неофит Фаворский с игуменом и двумя священниками. Пели на два клироса. Апостол читали по-гречески и арабски. По приглашению игумена Евангелие по-славянски читал иеродиакон нашей миссии о. Христофор, а меня пригласили прочесть вслух Символ веры и Отче наш, которые по общему обычаю Восточной Церкви не поются, а читаются, иногда и кем-либо из почетных мирян. Некоторые ектении также были возглашаемы по-славянски. После Литургии владыка в облачении сел у дверей церковных на дворе и раздавал выходящим антидор. После, разоблачившись, был у игумена, где по обычаю угощались глико и кофеем; богомольцев была полна церковь.
 
 
Вифезда. Овчья купель
 
 
Во время осмотра сего монастыря игумен сделал мне приятный сюрприз: перейдя на другую сторону улицы по перекинутой через нее арке и пройдя еще несколько коридоров и переходов, мы пришли в пустую и сырую комнату, окно которой выходило на большой водоем вроде пруда, заключенный со всех сторон зданиями: с запада дом Латинского Патриарха, с севера коптский хан, с востока дома, принадлежащие Греческой Патриархии, с юга здание монастыря Иоанна Предтечи. Этот водоем называют исторически водоемом Езекии, или проще «Беркет гамам-ель-батрак» (водоем патриаршей бани). Водоем летом почти высыхает, стены зданий обращенных к воде покрыты зеленой плесенью и вьющимися растениями. Несмотря на то, что вид этот не представляет ничего особенного, но в безводном Иерусалиме для северных жителей, привыкших считать воду необходимою принадлежностью всякого человеческого жилья, вода этого полуиссохшего водоема была так отрадна, что я не раз впоследствии приходил сюда любоваться им.
 
9) Монастырь Харлампиев построен вновь в 1840-х годах. Он находится на одной улице с Архангельским монастырем внизу близ Судных врат. В церкви иконостас простой, — иконы посредственной работы. На западной стене обращает внимание икона ведения Спасителя на распятие; Он окружен воинами; позади Его Симону Киринейскому задевают понести крест; толпа народа и жены издалеча зряще; впереди видна Голгофа. Возле монастыря недавно куплено Патриархом древнее здание времен крестоносцев и также переделывается для помещения поклонников: болгар и греков.
 
10) Монастырь Св. Георгия в Еврейском квартале. Он находится позади армянского монастыря Св. Иакова. Прямо против ворот в глубине двора возвышается беседка с навесом, по которому вьются виноградные лозы; пред входом в нее две развесистые маслины. На левой стороне двора церковь небольшая; в алтаре на горнем месте замечательны три большие древние иконы из числа перенесенных в иерусалимский монастырь из иорданских, после их упразднения.
 
 
Чин Умовения ног в Великий Четверг Страстной Седмицы на площади перед храмом Гроба Господня. Фото конца XIX в.
 
 
С верхней террасы монастырской открывается восхитительный вид на Елеонскую гору, Иорданскую долину и Мертвое море; горы скалистой Аравии ограничивают горизонт с этой стороны.
 
По сказанию грузинского архиепископа Тимофея (1758 года), монастырь этот выстроен князьями Дадианами и тут же находились их надгробные памятники, но теперь нет и следов их.
 
б) Женские обители:
 
1) Феодоровский монастырь, назначенный для помещения русских поклонниц; им заведывает в звании игуменьи мать патриаршего грамматика (секретаря) о. Павла, обучавшегося в Афинах. Монастырь велик и удобен. Церковь небольшая. На храмовой иконе изображены Феодор Тирон и Феодор Стратилат совместно. Этот монастырь служил некогда для помещения царственных поклонников из Трапезунта. Сад монастырский на второй террасе; в нем систерна и каменный водоем, возле которого растет столетний певк (род нашей сосны); корни его проходят далеко вниз.
 
2) Неподалеку от Феодоровского монастыря и в соседстве с латинским находится небольшой монастырь Васильевский, тоже, по свидетельству вышеупомянутого архиепископа Тимофея, грузинской постройки; в нем ныне проживают несколько стариц. Церковь маленькая, но весьма чисто содержимая. Жасминовые деревца, растущие на террасе, благоуханием своих цветов наполняли эту лепообразную церковь, когда мы ее посетили; рядом с нею фондарик. Монастырь поддерживается попечением эконома патриаршего и состоит под его наблюдением.
 
Монастыри: 3) Екатерининский, 4) Св. Евфимии и 5) Малой Панагии (Сретенский). Эти три монастыря расположены почти рядом недалеко от монастыря Архангельского и дома русской миссии (бывшего до 1864 года). Монастырь Св. Екатерины грузинской постройки; церковь небольшая. Храмовая икона святой великомученицы Екатерины русского письма, украшена привесками; две лампады работы похожей на встречающихся в наших старинных крестах-тельниках (сквозных). Между прочими иконами есть две иконы русские: святителей Димитрия и Митрофана. В этом монастыре, так же как и в Георгиевском, более помещаются семейные русские поклонники.
 
 
Вид на место Вознесения на Елеонской горе

 

Монастырь Евфимиев древней постройки служил некогда подворьем лавры Св. Евфимия (развалины коей обращены в мечеть турецких дервишей и называются Неби-Муса). Нас встретила старица игуменья 68 лет; она в этом монастыре 58 лет и более 40 лет игуменьей. Она родом из Фессалии (близ Лариссы). Пришла в монастырь 10 лет с матерью и сестрой; мать скончалась монахиней в этом монастыре, а сестра еще жива. Под ее окормлением подвизаются 12 стариц; все живут трудами рук своих, получая малое вспоможение от Патриархии. Церковь маленькая и тесная, с низкими сводами, от коих веет древностью. Она обновлена, как значится в надписи по иконостасу, в 1838 году. По сторонам иконостаса обращают внимание иконы преподобного Евфимия Великого и Феоктиста (поясные) и большая икона Иорданской Божией Матери древнего письма. Напротив ее икона «Достойно есть» арабского письма. Притом на стенах есть большие иконы в рост преподобного Евфимия письма 1710 года и преподоб. Саввы Освященного письма 1752 года и древняя икона святого Иоанна Предтечи Господня, похожая на Саввинскую (в церкви святого Иоанна Дамаскина). Св. Иоанн изображен с крыльями. Монастырь Малой Панагии, Сретенский или Сайданая так называется от иконы Матери Божией; эта икона по преданию будто бы пришла в Святой Град из дамасской женской обители Сайданая и, отнесенная туда обратно, снова чудесным образом явилась в этой обители, где и остается доселе. В последствии времени икона эта была украдена из церкви, но так же чудесно исчезла от похитителя и явилась паки в церкви на своем обычном месте; похититель же впал в расслабление и, покаявшись, получил молитвами Богоматери исцеление и в знак признательности украсил чудодейственную икону серебряною ризою. Теперь она стоит в особой нише за проволочною решеткой в приделе Всех Святых; Икона небольшая, имеет форму складной: на средней доске изображена Матерь Божия, держащая на коленях предвечного Младенца. На правой дверце вверху: пророк Исаия и Ангел, внизу Василий Великий и Антоний Великий; на левой вверху: царь и пророк Давид и Благовещение Пресвятой Богородицы; внизу: святые Иоанн Златоуст и Иоанникий Великий. Главный престол во имя Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы. Местные иконы хорошего русского письма. На правой стороне церкви в особом отделении в симметрии с левым приделом стоит русская икона, так называемой Елецкой Божией Матери; об этой иконе рассказывают следующее: она открыта в Ельце, по видению, бывшему одной больной девице в старом приделе одной из городских (елецких) церквей. Писана на холсте, хорошего письма. Матерь Божия изображена во весь рост стоящею; на руках держит Младенца. На иконе риза шита по бархату жемчугом и убрана камнями, между коими есть и настоящие бриллианты. Занесена сюда одной русской монахиней из дворян Улитой, которая достигла глубокой старости — около 120 лет. Игуменья-гречанка, девяностолетняя старица, уважаемая за свое благочестие; под ее окормлением проживает 20-ть сестер и обитель по-видимому благоустроена.
 
 
Вид на русский участок в Яффо со строящимся на заднем плане храмом св. апостола Петра
 
 
6) Монастырь Большая Панагия находится неподалеку от Патриархии и храма Святого Гроба, против коптского хана (подворья).
 
Этот монастырь есть также один из древнейших в Иерусалиме и составляя издавна собственность православных, служа приютом девиц и жен, посвятивших себя на служение Господу на месте Его страдания и славного воскресения.
 
По сказанию нашего паломника Даниила, самое место, занимаемое этою обителью, ознаменовано воспоминанием священных событий, о чем он говорит так: «и есть же распятие Господне (Голгофа) и Гроб и вся святая места на удольнем месте; есть бо возгорье от запада над Гробом Господним и над Распятием. Место идеже плакася святая Богородица, то место есть на пригории том. На то место притече скоро святая Богородица, тщашебося текуще в след Христа. И прииде на место то святая Богородица и узре с горы тоя Сына своего распинаема на кресте, ужасеся вельми, и согнувся седе, печалию и рыданием одержима бяше. И ту сбыться пророчество Симеона, яко рече о святей Богородице прежде: се лежит на падение и на возстание многим во Израили; тебе же самой душу пройдет оружие, то-есть, егда узрит Сына своего распинаема. Ту стояху мнози на месте том друзи и знаемии издалече зряще: Мария Магдалина, Мария Иаковля и Соломия, те стояху вси, иже от Галилеи пришедше, со Иоанном, с Матерью Иисусовой и зряще издалеча, якоже пророк Давид глаголет о том: друзи же мои и ближнии мои прямо мне приближишася и ближнии мои отдалече мене сташа. А то место подалее от Распятия Христова, якоже полтараста сажен далее на запад от Распятия, а имя месту тому Спудия, еже протолкуется тщание Богородично. И есть на месте том монастырь во имя святыя Богородицы, а в нем церковь добра, создава клетцки, верх есть сперт».
 
Коротко знакомый с топографией Святого Града не затруднится сказать, что это описание заключает в себе прямое указание на место, занимаемое ныне монастырем Большой Панагии (всесвятой, чем и упраздняется предание латин, которые приурочивают описанное событие к часовне, пристроенной к Голгофе, тогда как эта часовня, по древнему описанию, служит лишь указанием того возвышенного места или трона, где святая царица Елена производила суд над иудеями при изыскании святыни животворящего древа Господня.
 
 
Великий князь Сергий Александрович с супругой Елизаветой Федоровной на освящении русской церкви в Гефсимании
 
 
Но возвратимся к монастырю Большой Панагии; нынешнее его название происходит от древней Богородичной иконы сего имени, обретенной в пепле храма Святого Воскресения (после пожара 1808 года), нимало не поврежденной с лицевой стороны; икона большого размера; на ней риза сребро-позлащенная. Икона помещена в церковном притворе на стене противу входа в церковь. Кроме сего есть часть мощей святой Иулиты и кости бывшего турчанина Омара, умученного своими за исповедание Христовой веры при виде чуда. Они хранятся в ковчежцах и выставляются для чествования посетителям храма. По преданию, в этом самом монастыре подвизалась в лике дев, знаменитая своими добродетелями и милостынею Мелания Римляныня. Из церкви есть подземный ход в пещеру, где она проводила свою подвижническую жизнь; пещера небольшая, продолговатая; каменное ложе — место седалища и отдохновения после труда и молитвы. В церкви указывают место ее гроба, но мощи увезены крестоносцами в Венецию.
 
В церкви показывают древнее харатейное Евангелие, которым инокини весьма дорожат, относя его ко временам преподобной Мелании; надписи, сделанные на полях, указывают на позднейшие времена — XV и XVI столетия. На нем сребро-позлащенный оклад и надпись вязью, также никем еще не разобранная. Игуменью хвалят за кроткий нрав и благорассудное управление. В монастыре до 30 сестер, между коими одна русская монахиня Евгения из купеческого сословия Тамбовской губернии, по фамилии Аносова. Она живет здесь около десяти лет. Патриаршая ризница обязана ей щедрыми пожертвованиями.
 
 

Использование фотографий с  фотоархив Иерусалимского отделения ИППО