Предыстория колокольного звона (часть 1)



Хорошо известно, сколь много значит для русского православия и в целом для русской культуры колокольный звон. Благовест на Руси - неотъемлемая часть» звучащий символ русской православной культуры. Однако традиция колокольного звона возникла не на Руси — она пришла сюда с прародины восточного христианства, с Ближнего Востока.
Становление практики церковного звона происходит за пределами «мира сего» в «пустынном житии» первых христианских обителей Египта, Синая, Палестины, Сирии, Малой Азии.
Первым иноческим «установлением», где упоминался сигнал, регулирующий жизнь монастыря, был общежительный (киновиальный) устав, или правила Пахомия Великого (2S7-346) [1]. Они известны в латинском переводе, сделанном в 404 г, Иеронимом Стридонским по коптскому оригиналу [2]. Позднее, около 425 г., этот устав был переписан Иоанном Кассианом для западных монастырей [3]. В конце XIX в. древне-восточные иноческие правила были собраны и переведены Феофаном Затворником в переложении для русских обителей [4]. Соотнесем сведения этих источников и определим примерный способ, средства и символику призыва пахомиевской обители в начале IV в.
Монастыри преподобного Пахомия, в отличие от уединенных келий первых отцов отшельничества, не были связаны с пустыней. Центральное место занимал «дом собрания», где проходили церковные службы; рядом находилась трапезная с примыкающей пекарней, значительную часть занимали жилые помещения [5]. Монастыри делились на «домы» - здания, где жили монахи, объединенные по роду занятий, на которые они назначались главой монастыря (аввой). Ведущими должностями считались также главы и экономы отдельных монастырей, а также главы «домов» и их заместители «вторствующие» (δεύτερος) или «недельные», которые пробуждали и собирали братию задолго до рассвета.
В «Паралипомене», источнике о жизни святого Пахомия, приводится следующий случай: «И, закрыв дверь, (Пахомий Великий) стал молиться Богу, прося открыть ему, каким будет будущее положение братьев и что произойдет с ними в последующее время. И продолжал он молитву от десятого часа до времени, когда братьям дали сигнал к ночной службе»* Во время молитвы Пахомий увидел откровение о судьбах братии. «И когда он дивился на сказанное ему, тотчас дали сигнал к ночному собранию» [7] . В 5-м правиле встречается подобное указание: «Когда же ночью прозвучит сигнал, то не должен ты стоять у очага, который разжигается обычно для того, чтобы согреть тело и прогнать холод» [8]. В «Паралипомене» приводится рассказ «о прокаженном»: «И хотя он имел такую болезнь, никогда не пропускал собрание братьев и никогда, вплоть до самой смерти, не спал днем. И имел он обыкновение ночью, перед тем как отправиться спать, цитировать по памяти что-нибудь из Писания и затем спал до тех пор, пока не давали сигнал к ночной службе» [9].
В изложении Иоанна Кассиана встречается необычное указание о времени пробуждения. «Хотя каждодневная привычка заставляет пробуждаться в определенный час, тот, кому поручается напоминание о богослужебных собраниях или забота о службах, однако ж, заботливо и часто вникает в течение звезд, и не иначе, как уж точно узнав определенное для собрания время, зовет братии на дело молитвы» [10]. Следовательно, первый сигнал совпадал либо с особыми астрономическими приметами, либо с пением первых петухов [11].
Нами были выявлены три основные группы сигнальных средств. Первым возможным вариантом был сигнал, подаваемый с помощью трубы. Так, правила блаженного Иеронима начинаются следующими словами: «И как только услышит звук трубы, зовущей на собрание, тотчас должен выйти из своей кельи; по дороге цитировать что-нибудь из Писания, пока не подойдет к дверям собрания» [12]. Тут же в ссылке А. Хосроев отмечает, что в греческих редакциях пахомиевского устава «Excerpta Graeca» о трубе не говорится (в тексте, относящимся к данному изданию, стоит слово φωνής - звук), хотя в Правилах сказано о том, что на службу созывали «звуком трубы» (vox tubae, σάλπιγξ - труба) [13]. В 9-м правиле также говорится: «когда раздастся звук трубы, зовущей на собрание, то тот, кто в течение дня опаздывает хотя бы к одной из (первых) молитв, должен быть подвергнут вышеуказанному наказанию и в трапезной должен стоять» [14] . Действительно, в начале IV в. как в христианском богослужении, так и в светских мероприятиях в качестве сигнальных инструментов использовались трубы [15]. Этот обычай, как отмечает М. Макарова, удерживался долго: трубный призыв сохранился в некоторых монастырях (преимущественно синайских) даже в VI в., а в качестве отголоска древней традиции доживает до XIX в. [16]. А. Хосроев считает, что блаженный Иероним при переводе на латынь Устава преп. Пахомия употребил выражение «звук трубы» в качестве метафоры для «ударения» деревянного била, созывающего братию на богослужебное собрание.
Било («древо»), как второй вариант призыва восточных киновий, представляло собой деревянную, а с VI в. металлическую дугообразную доску (клепало) самой различной формы. Ручное «древо» инок возлагал на левое плечо, а правой рукой производил удары молотком в четко ритмической последовательности. Большое и малое била вешались вблизи храма или даже в самом храме при помощи простейших приспособлений. В ссылках на тексты, где приводится упоминание сигнала, А.Г. Хосроев отмечает, что «ударение» совершалось с помощью так называемой коптской «таки» - деревянного стационарного била с металлическими подвесками и колечками [17]. В связи с этим Феофан Затворник приводит следующий текст из дионисиевской редакции правил блаженного Иеронима: «Как для собрания на Церковное молитвословие, так и для совершения молитв по домам, был даваем знак в било». «Как только услышан знак в било, всякий должен был тотчас выходить из келии и направляться к храму». «Как прежде сего зова никто не должен был выходить из келии, так после него оставаться в ней» [18], или «Когда днем стук в било позовет в церковь, то пришедший позже на одну молитву получает епитимию от Аввы в Церкви и стоит в трапезе» [19].
Наконец, отметим третий вариант призыва, достаточно необычный и спорный, имевший место в поздних киновиях Египта. Кассиан Римлянин в 12-й главе «Постановлений» приводит следующие слова; «сидя в келиях своих и занимаясь рукоделием и размышлением, как скоро услышит звук ударяющего в дверь (sonitum pulsantis), который зовет их на молитву или к какому-либо делу, то каждый тотчас выходит из своей кельи, так что занимавшийся письмом бросает писать на том месте, где застанет призыв, не смея даже докончить начатой буквы, ради послушания» [20].
Подобный вариант «ударения» отмечается П.С. Казанским: «будильник, бодрствуя все время» по «рассмотрении положения» звезд» определял время ночной молитвы и будил иноков ударом в дверь деревянным (будильным) молотком» [21]. Неким противоречием по отношению к этому типу призыва является то, что в период пахомиева общежития иноки жили в отдельных кельях, которые никогда не закрывались. Келью нельзя было покидать после вечерней молитвы до утра, пока не позовут к общему собранию [22] .
В «Правилах» Орсисия написано, «если кто встает ночью» чтобы цитировать Писание, а тот» кто с ним в келье спит, не поднимается для ночного цитирования, то (бодрствующий).,, должен выйти за дверь кельи и стучать по циновке, чтобы спящий встал... И если тот еще не встает» то (бодрствующий) должен звать его по имени, стоя за циновкой, пока он не встанет» [33]. По всей вероятности, келья не имела двери; вместо нее висела циновка, которая закрывала дверной проем. В 17-м параграфе тех же правил: «Если кто-то встанет ночью, чтобы цитировать (Писание), а тот, кто с ним в келье спит и не поднимается для ночного цитирования, то бодрствующий - он трезвеет и заботится о своей душе и о своем отношении к Богу, поэтому сон не может одолеть его - должен выйти за дверь кельи и стучать по циновке, чтобы спящий встал и прежде чем дадут сигнал к собранию начал цитировать (Писание) и чтобы произносил свои псалмы и свой отрывок (из Писания), которые он выучил наизусть. И если тот еще не встает, то (бодрствующий) должен звать его по имени, стоя за циновкой, пока он не встанет. А если он проснулся, но не хочет вставать, чтобы цитировать - причем нет никакой опасности или смертельной болезни, но наоборот, он силен перед Богом, но ленив, - то пусть проклятие лентяю, о котором говорят Писания, станет его уделом» [24].
В поздних правилах V в. отмечается, что удары производились в дверь колотушкой. Подобный сюжет встречается в Житии аввы Шенуты [21]. «Случилось же назавтра, что я пришел по приказанию моего отца и постучал дверной колотушкой» чтобы войти и получить благословение» [26].
Отметим, что в некоторых обителях призыв совершался не единожды. В «Истории египетских монахов» говорится, что «некоторые из монахов приходили на Литургию только к третьему или четвертому знаку или сигналу (σημείων), так далеко они жили друг от друга» [37].
«Знак» определял не только начало богослужения, но и сам ход молитвословий. После ударения в «древо», братия в полной тишине приходили на молитвенное собрание. Ежедневные службы состояли из чтения Священного Писания и молитв. Монахи сидели на особой подстилке» каждый в определенном месте, и плели веревки из тростника для изготовления циновок. По старшинству братья выходили на амвон и цитировали по памяти что-то из Писания, в то время как остальные молча молились; закончив чтение, он давал знак» по которому все вместе, отложив работу, должны были встать, перекреститься и читать «Отче наш»; по следующему сигналу братья падали на колени, перекрестившись перед этим, и с опущенной головой приносили Богу покаяние»; по новому сигналу они поднимались, крестились, снова произносили «Отче наш» и по сигналу, перекрестившись» садились. За этим следовало новое чтение из Писания» и цикл повторялся. После этой службы глава монастыря проводил с братией духовные беседы, которые имели место в субботу утром после общей молитвы, а в воскресенье - утром и вечером .
Вероятно» подобный сигнал производился движением руки старшего, который вел богослужение. Так, в 6-м правиле говорится: «И когда тот, кто стоит впереди на ступеньке, цитируя что-то по памяти из Писания, ударяет рукой (в знак того), что молитва должна быть окончена, никто не должен вставать позже, но все должны подняться одновременно» [2]*.
Подобная практика существовала и при авве Орсисии в V в. В 8-м параграфе его правил указано, что «когда дадут сигнал к молитве, тотчас встанем, а когда дадут сигнал приклонить колени, давайте тотчас падем (на колени), чтобы поклониться Господу». В 10-м параграфе: «и если дан сигнал садиться, давайте осеним наш лоб знаком креста» [30].
Обязательный призыв совершался на Литургию в воскресный день и в день Пасхи. В 5-м «Послании» Пахомия Великого говорится: «Давайте не забывать заповедей Бога, чтобы нам не было сказано: «Они обратили ко Мне свои спины, а не лицо. И во время бедствия своего будут говорить: «Встань и спаси нас» (Иер. 2,27). И ответит Он: «Я осужу их наслаждения и не дам им прийти к Пасхе, к которой они созываются» [31]. В 14-м параграфе Правил Орсисия написано: «Когда нас призовут к таинству нашего спасения (Евхаристии), давайте готовиться в великом страхе и просить Господа всем нашим сердцем и всеми помыслами удостоить нас этой великой милости и оживить в нас то, что приятно Богу» [52].
Кроме литургического времени, «ударение» сопровождало другие стороны жизни келиотов. Так, по сигналу дважды в день в строго установленное время собирались все насельники монастыря на трапезу. В 26-м правиле иеронимовской редакции приводятся следующие слова: «тот, кто стуком (Qui percutit) дает братьям сигнал к трапезе, должен при этом цитировать (Писание)». О трапезном сигнале говорится в 90-м правиле: «Нельзя идти к трапезе, пока не позовут общим сигналом. Нельзя ходить по монастырю прежде, чем прозвучит общий сигнал» (нейтральное - signum), по коптскому тексту: «Никто не должен идти к полуденной трапезе, пока не постучат». По выходе из трапезы братия должна молча идти каждый в свою келью, не останавливаясь для разговора с другим (34-е правило) [33]. В 103-м правиле: «Никто не должен оставлять свою одежду на солнце до того времени, когда дают сигнал к полуденной еде» [34]. Аналогично 111-е правило: «В мастерские различных ремесел могут входить только главы (домов), чтобы взять необходимое. Но и они не могут идти туда до полудня, т.е. до того времени, когда братия созываются на обед, если к тому нет серьезной необходимости» В другой версии: «И они не могут идти туда прежде, чем дадут сигнал к обеду». Что касается вечерней трапезы, здесь в коптском тексте указан сигнал: «Но когда вечером снова дадут сигнал (к трапезе), давайте пойдем и будем есть, сколько нам необходимо» [35].
В греческом «Житии», где приводятся наставления для братии, создавших конфликтную ситуацию в монастыре, говорится; «Если вас позвали к трапезе, вы должны приходить все вместе, а не делать так, как вы это делали раньше» [36]. Также в Житии Пахомия говорится о неком брате, который совершил суровый аскетический подвиг ради собственного тщеславия. Пахомий наставляет его: «Когда днем дают сигнал братьям к трапезе, не жди до вечера, но иди и ешь с ними пять кусков хлеба и приготовленную для них вареную пищу; и, оставаясь ревностным (в аскезе), не ешь досыта, чтобы ты мог управлять своим телом. И не молись много вне собрания братьев, пока ты не одолеешь демона гордыни, который строит тебе козни» [37]. В коптской редакции тот же текст звучит следующим образом: «Но когда вечером снова дадут сигнал, давайте пойдем и будем есть сколько нам необходимо... Тот с радостью послушался слов, которые сказал ему Пахом... После этого, когда братьям давали сигнал к дневной трапезе, поднимался он и отправлялся есть вместе с братьями» [38]. В правилах для пекарни преп. Орсисия написано: «И пусть никто, ни великий, ни малый, не ест до тех пор, пока стуком не дадут сигнал к еде» [39].
В продолжение трапезы также существовал определенный сигнал. В 33-м правиле сказано: «Если чего-нибудь не хватает за столом, никто не должен осмеливаться говорить (об этом), но должен стуком подать знак тому, кто (за столом) прислуживает» [40]. А, Хосроев приводит латинское словосочетание «signum somtu», буквальное обозначение «знак звуком», хотя в греческом тексте ««Excerpta Graeca»» стоит глагол κρούω - «стучать», аналогичный глаголу, которым выражалось «ударение» в било к трапезе [41]. Возникает вопрос, каким образом подавали подобный знак. Как отмечает А.Г. Хосроев, согласно археологическим находкам, в египетских трапезных более позднего времени стол, за которым сидели монахи, был каменным, поэтому, возможно, стучали неким предметом о край стола или просто хлопали в ладоши [42].
По сигналу иноки отправлялись и на послушания. В 23-м правиле сказано: «Тот, кто ответственен за недельную службу, не должен иметь полномочий без предписания главы монастыря давать кому-либо веревки или что-то другое (для рукоделия). И если тот не прикажет, то не может он давать знак, чтобы (братья) собрались на полуденное собрание (трапеза) или к вечерним шести молитвам (молитвы перед сном по «домам») [43]. В 24-м правиле говорится: «После утренней молитвы ответственный за недельную службу, обязанностью которого является эта работа, должен спросить главу монастыря о работах, которые он считает необходимыми, и о том, когда (братья) должны выйти на работу в поле. И после этого приказа он должен обойти каждый дом и рассказать, что каждому необходимо (делать)» [44]. Монастырские работы начинались после утреннего молитвенного собрания и продолжались до вечерней молитвы с перерывом на трапезу [45]: «Когда дан знак выходить на работу, выходят все» [46]. В 22-м правиле сказано: «Когда раздастся сигнал к тому, чтобы собраться и слушать поучения старших, никто не должен оставаться; печь нельзя разжигать до того, как окончится наставление» [47].
Особый призыв совершался на беседы с аввой. Согласно переводу блаженного Иеронима: «Для собрания на беседы Аввы давался знак, услышав который, все оставляли келии и спешили на место собрания; в келии никто не мог оставаться».
Производился также «встречный», приветственный призыв. Так, Авва Феодор приказал, чтобы ответственный за недельную службу давал братьям сигнал (собраться), чтобы поприветствовать авву Орсисия [48],
Отметим, что «недельному» давались некоторые дисциплинарные указания. В самом начале «Правил и установлений» говорится: «вот служба, которую должны исполнять служители церкви. Они должны собирать братьев ко времени молитвы и делать все, что по обряду должно быть исполнено, чтобы не давать никакого повода к нарушению; и не должны они никому позволять нарушать (монастырскую) дисциплину, храня в себе «образ воина» [49]. «Ктоударяет в било перед обедом или перед молитвою должен размышлять о чем-нибудь назидательном» [50].
Традиция ударения в било в том виде, в котором она была в древности, не сохранилась. Постепенно колокола и различные национальные звуковые инструменты начали заменять била, хотя остается неизвестным, когда произошла эта замена. Благодаря отчетам русских путешественников XIX в., побывавших на Востоке, мы можем говорить об исчезновении бил из обихода египетских монастырей, но уставные элементы «ударения» существуют до сих пор,
В записи епископа Порфирия (Успенского) о посещении монастыря Антония Великого 30 марта 1845 г. [51] говорится: «Все монахи в темно-синих рясах... с предлинными ветвями маслиничными и финиковыми, пошли вперед попарно и, спустившись со стены по уступам лестницы, продолжали шествие до церкви, воспевая какой-то священный стих. За ними и мы в облаках фимиама, воскуряемого молодыми иподиаконами, шли между тесными зданиями монастырскими. Когда крестный ход наш приблизился к церквам, начали благовестить в колокол. От чистых звуков его зазвучала в нас чистая радость. Нас привели сперва в древнейший храм св. Антония, а потом в смежный с ним собор, прямо в алтарь... После сего меня посадили на убранное шелковыми пеленами кресло пред алтарем на левой стороне и дали в руки возженый трикирий. Монахи же столпились предо мною, кадили меня поочередно, целовали мне руки и пели> ударяя медные блюдца одно о другое, звоня в колокольчик и стуча в стальной треугольник» [32].
Традиция подобного приветствия сохраняется и в наши дни. Так, по сообщению архимандрита Августина (Никитина)» в 1990 г состоялось посещение группой русских паломников монастыря Барамус, основанного в IV в. «Привели трех певцов, и они начали петь; прочие же копты мерно ударяли в два медных блюдца, в колокольчик и стальной треугольник» [53].
На богослужение, как правило, звонят в колокол. Согласно современным сведениям, в монастыре преподобного Пшоя (Аба-Бишо), который находится в пределах видимости от обители Барамус, на келейную молитву колокол будит в три часа утра [54]. Кроме келейной молитвы, звон совершается на Литургию» полунощницу и краткую вечернюю службу". Интересна история постройки монастырской колокольни. Отцы просили Авву построить внушительную колокольню, «как в других монастырях». Старец, по благословению свыше, начертил примерный план колокольни, где колокола размещались только на нижнем ярусе, а верхний ярус занимала водонапорная башня; самый верх колокольни будет венчаться крестом, светящимся в ночи, как маяк, который поможет заблудившимся в пустыне ночью или во время песчаных бурь найти путь в гостеприимную обитель [56].
Киновиальный устав египетских обителей стал образцом для всех восточных обителей, в частности для палестинских монастырей [57]. Подлинные сведения о первых подвижниках Палестины и их установлениях встречаются в Житиях Кирилла Скифопольского [58], памятнике VI в., греческие редакции которого переведены И. Помяловским в серии «Палестинского Патерика». По сведениям этого памятника, церковный призыв впервые упоминается в лавре Евфимия Великого (377-47З) [59]. Перед смертью преподобный Евфимий предсказал, что лавра его скоро обратится в киновию по образу пахомиевого монастыря» и дал преемнику своему Илье наставления о месте и плане для этой киновии» равно как и правила для нее. Через 5 лет после смерти преподобного патриарх Мартирий поручил диакону Фиду перестройку лавры в киновию. «Когда была окончена постройка и украшена киновия, (появилось) желание освятить (ее) вдень положения туда мощей преп. Евфимия». Отметим, что в то время была сильная засуха, поэтому воды для освящения в монастыре не нашлось. «Очутившись в безвыходном положении, игумен Илия и диакон Фид известили авву Лонгина Нижнего Феоктистова монастыря и авву Павла, игумена обители Мартирия, чтобы они прислали вьючных животных... привезти воду из Фарана. И они приготовились выехать ночью, после била». Но явление самого Евфимия, предупредившего братию возложить все заботы на помощь Божию, изменило данные планы и по его молитвам лаврские водоемы были наполнены. Вскоре «совершилось торжественное освящение монастыря и бдение» [60].
Наиболее четко о совершении «ударения» в било говорится в Житии Саввы Освященного. «По прошествии некоторого времени в одну ночь св. Савва, вставши до прихода будильника» услышал голос Псалмопения, происходящий как бы от множества голосов». Пение слышалось из келии старца Анфима, несшего 30-летний подвиг затворничества. Узнав об этом, «преподобный будит канонарха и приказывает ему будить прочих. Потом с фимиамом и свечами пришел в келью Анфима, но там никого не нашел, кроме скончавшегося старца» [61]. Точный русский перевод того же текста на греческом языке, приведенного П.С. Казанским, звучит следующим образом: «в одну ночь святой встал прежде «часа ударения» (εν μία νυκτι ανάστάς οάγιος προ της τυ κρύσματος ώρας) [62]. Следовательно, канонарх совершал «ударение» перед утренней службой в одно и то же время. Остается неизвестным» каким образом будильник определял данный час и сам способ «ударения».
Призыв знаменовал не только начало предрассветной службы» но и начало Литургии. «Во время голода эконом Великой Лавры пришел к Савве и сказал: «в наступающее воскресение я не могу, отче, звать к Литургии», поскольку закончились все запасы вина и хлеба. Преп. Савва укорил эконома за неверие и действительно вскоре в обитель были доставлены необходимые продукты «для чего ты говорил не нужно собирать отцев, потому что для них нет пищи. Никогда не сомневайся, но укрепляйся верой» [63] , По всей видимости, в исходном греческом варианте стоит глагол «σημαίνω» - давать знак, собирать. Эконом, совершающий в данном случае «ударение», был вторым лицом после игумена.
Об «ударении» на ночное богослужение говорится в сведениях более позднего палестинского памятника «Луг духовный» Иоанна Мосха (VI в.) [64]. В 104-й главе - «Луга» — встречается упоминание о сигнале в било на ночное богослужение. «Авва Феодосии, бывший епископом в Капитолиаде» рассказывал нам об авве Ноне: «Однажды ночью, перед тем как ударить в било, лежа в своей кровати, я услышал, как кто-то восклицал: «Господи, помилуй!». Голос был тихий и умильный. Выглянув из окна своей келлии в церковь, я увидел коленопреклоненного старца» [65]. В 105-й главе приводится повествование об авве Христофоре, который также был иноком обители Феодосия. «После отречения от мира я имел горячую иноческую ревность: днем я пел каноны, по ночам уходил в пещеру, туда, где покоятся святый Феодосии и прочие святые отцы, и там молился. Входя в пещеру, я на каждой ступени клал по сту земных поклонов, а всех ступеней 1S, Пройдя все ступени, я оставался там до тех пор, пока не ударили в било» [66].
О совершении призыва в «древо» особым братом канонархом в лавре Герасима Иорданского сообщается в 11-й главе «Луга». Когда в VI в. настоятелем данного монастыря был преп. Агиодул, «один из тамошней братии умер... Канонархударил в било, чтобы собралась братия для выноса умершего» [67]. Здесь встречается призыв на погребение монаха, который, возможно, существовал и в египетских киновиях, поскольку мы отмечали, что была служба в день погребения инока.
Еще одно свидетельство ударения «особым братом» в ранних палестинских монастырях встречается в Житии Кириака Отшельника (449- 55б) [63]. «Он (св. Кириак) уверял меня, говоря, что в течение толикого промежутка времени - 30 лет, когда он был уставщиком и ризничным, солнце не видело его евшим и гневающимся. Говорил он мне, что он не переставал бить в било в Лавре к ночному псалмопению до тех пор, пока не окончит стихословить Непорочны». Известно, что Кириак был рукоположен в диаконы в Суккийской Лавре Евфимия Великого и там же нес послушание ризиичного и уставщика. Отметим, что ударение Кириака совершалось с чтением 17 кафизмы [69]; точно так же «цитировал Писание» «недельный» в киновии Пахомия Великого, совершая призыв на молитвенное собрание.
О канонархе говорится и в 50-й главе «Луга». Некий авва Анастасий рассказывает: «Однажды ночью я встал, чтобы ударить в било (он был канонархом), и слышу, что старец (затворник авва Георгий) сильно плачет» [70]. Причиной плача старца было нечестие и беззаконие городов приморской Финикии, которые были вскоре разрушены сильнейшим землетрясением.


Примечания

1 Собирательным понятием «Правила» обозначают корпус предписаний для пахомиевых монахов, который состоит их четырех частей: «Правила» - самый пространный текст полного собрания; «Правила и установления» — свод правил, обращенный к главе дома (монастыря); «Правила и суды» — свод правил, предусматривающий наказания за различные поступки; «Правила и законы» - предписания главам домов и их заместителям и правила о проведении службы. В настоящее время, корпус Пахомиевых правил полностью опубликован на русском языке петербургским востоковедом А.Г. Хосроевым. Как сообщает А.Г Хосроев, этот корпус дошел до нас только в латинском переводе, сделанном в 404 г. Иеронимом Стридонским по коптскому оригиналу. Кроме того, исследователь указывет местонахождение новооткрытых коптских рукописей, западных исследователей пахомиевских правил. В большинстве случаев он ссылается на изданные Лефортом в 1956 г. коптские источники (кодексы V-VIII вв.) «Правил», поскольку греческий свод правил не сохранился. Тем не менее А. Хозроев перечисляет некие греческие варианты правил из «Excerpta Graeca», которые являются поздней переработкой и сокращением оригинала, сделанных в каком-то общежительном монастыре, не имеющем к пахомиевым никакого отношения. (Хосроев А. Л. Пахомий Великий: Из ранней истории общежительного монашества в Египте. - СПб., 2004, - С. 26 (РАН. Ин-т Востоковедения, Санкт-Петербургский филиал)).
2 Перевод Иеронима, сохранивший полное собрание правил, был сделан через 60 лет после смерти Пахомия. «Правила (Regula) св, Пахомия», переведенные им на латинский язык находятся в серийном издании «Патрологии» Миня (J. P. Minge, Patrologiae cursus completus seu Bibliotheca universalis omnium, s. lat. t. 23T col. 62). Кроме того, некоторые выдержки пахомиевых правил находятся в письмах Иеронима, адресованных разным лицам. (Диесперов А. Блаженный Иероним и его век. Приложение: Бл. Иероним, Избранные письма.—М., 2002; Палладий, архим. Святый Пахомий Великий и первое иноческое общежитие. По новооткрытым коптским документам. Казань, 1899. - С. 29).
3 Иоанн Кассиан Римлянин, по происхождению принадлежал к Западу, но большую часть жизни провел на Востоке и сроднился с его церковным бытом. Кастор, епископ Алтненский, в Южной Галлии, обратился к Кассиану с просьбой сообщить ему в простом изложении правила монашеской жизни Египта и Палестины, чтобы ввести их в устроенном галльском монастыре, не имевшем определенного устава Кассиан с готовностью отозвался, написав в 426 г. 12 книг «О постановлениях киновитян» «de insdtuds coenobiorum» (J.P. Minge, Patrologiae cursus completus seu Bibliotheca universalis omnium, s. Jat. t. 49); Мансветов И.Д. Церковный Устав (Типик): Его образование и судьба в Греческой и в Русской Церкви. - ?., 1885. — С. 17; Хосроев А.Л. Пахомий Великий: Из ранней истории общежительного монашества в Египте. - С. 330.
4 Феофан (Затворник), свт. Древние иноческие Уставы. - М., 1994.
5 Там же. - С. 88.
6 Там же.-С. 348.
7 Там же.
8 Речь идет о службе перед восходом солнца, когда свет только начинает брезжить, примерно четвертая стража ночи — 3 часа утра. Очаг, о котором говорится в данном правиле, нагревал помещение, где ранним утром проходило общее молитвенное собрание (Хосроев A.JI. Пахомий Великий... - С. 395).
9 Там же. - С. 360.
10 Скабалланович М. К Толковый Типикон. Объяснительное изложение Типикона с историческим введением. - Киев, 1910. Т. I.; М.,1995
11 Желтов М.С. Богослужение египетского монашества IV-V веков // История египетских монахов. - М., 2001. - С. 108.
12 Хосроев A.Л. Пахомий Великий... - С. 395.
13 Там же.
14 Там же. - С. 396.
15 О трубах, в частности упоминается в коптском памятнике конца V в, - «Легенде о Евдоксии», - где рассказывается о нахождении св. Гроба Господня якобы Евдоксией, сестрой Константина Великого. «Было у царя две трубы из листового (букв, «битого», т.е. сплющенного в лист) золота. Если бывало сообщение или слово из дома царя ночью, которое он хочет сообщить только своим сановникам, то делалось это так: трубят в первую трубу, и собираются сгратилаты и эпархи, вторая же труба - (по ее зову) собираются комиты и трибуны, и начальники царского дворца. Когда затрубили в первую трубу, пришли тотчас стратилаты и эпархи. После того как совершили богослужение епископы, и пресвитеры, и диаконы Сиона и Иерусалима, и царь, и дева, и супруга царя, повелел авва Феофил, чтобы взяли (все) припасенное в церковь Сиона, и десятки тысяч народа пошли туда, и (там) отслужили службу. Как только произнесли: «Аминь», взяли сосуды, и вознеслись ангелы, стерегущие Гроб, с жертвой и со звуками трубными, и с криками ликования великого на твердь небесную. Ибо авва Феофил и царь воочию увидели ангелов. Народ же слышал трубы, н ликования, и звуки множества колесниц» (Изречения египетских отцов: памятники литературы на коптском языке i введение и перевод А.И. Еланской. - СПб, 1993. 352. - С. 301).
16 Макарова С.Е. Трубы, била и колокола как сакральные музыкальные инструменты (К символическому истолкованию «трубного гласа» и «звона») // Музыка колоколов: сборник исследований и материалов / сост. А.Б. Никаноров. - СПб, 1999. - С. 13 (С. П-31); Казанский П.С. О призыве к богослужению в восточной Церкви ? Труды первого археологического съезда в Москве 1869 г. - ?., 1871. - С. 301-318.
17 Хосроев А.Л. Пахомий Великий... - С. 97,409; Есипова М. Било // Православная энциклопедия: Т. 5. - М., 2002. - С. 21.
18 Древнеиноческие уставы. -1892. - С, 113.
19 Там же. - С. 148.
20 Писания преп. отца нашего Иоанна Кассиана Римлянина / пер. с лат. еп. Петра. - ?., 1892. 1993. - С. 32.
21 Там же. - С. 21 -22; Казанский ПС. О призыве к богослужению в восточной Церкви Н Труды первого археологического съезда в Москве 1869 г. - М., 1871. — С. 301.
22 Хосроев А. Л. Пахомий Великий... - С. 106.
23 Там же. - С. 111.
24 Там же. - С. 447.
25 Авва Шенуте был выдающейся личностью и играл первостепенную роль в общественной жизни Верхнего Египта в конце IV - первой половине Vb. Обладая неукротимой энергией и колоссальной силой волн, Шенуте управлял Белым и Красным монастырем в Верхнем Египте и является классиком коптской литературы (Изречения египетских отцов... — С. 164).
26 Там же. - С. 126; Православная энциклопедия: Т. 5. - М. 2002. - С. 211.
27 Хосроев А.Л. Пахомий Великий... - С. 72.
28 Там же. -С. 93-94.
29 Там же. - С. 395.
30 Там же. - С. 445.
31 Там же. - С. 432.
32 Там же. - С. 446.
33 Скабалланович М.Н. Толковый Типикон. — С. 236.
34 Хосроев А. Л. Пахомий Великий... - С. 411.
35 Там же. С. 233.
36 Там же. С. 165.
37 Там же. С. 233.
38 Там же.
39 Там же. - С. 451.
40 Там же. - С. 400.
41 Там же.
42 Там же. - С. 104.
43 Там же. - С. 399.
44 Там же.
45 Там же. - С. 88.
46 Там же. - С. 122.
47 Там же. - С. 398.
48 Там же.-С. 284.
49 Там же. - С. 420.
50 Как отмечает И.Д. Мансветов, это правило имело продолжение в славянских редакциях Типикона, «по которому во время благовеста ко всенощной парамонарь должен читать про себя 17 кафизму или известное число раз 50 псалом» (Мансветов И.Д. Церковный устав..· - С. 14).
51 Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрит Порфирий (Успенский) был первым российским гостем, переступившем порог Антониевой обители // Августин (Никитин, архим. Русские паломники у святынь Египта... - С. 493).
52 Там же. - С. 498.
53 Георги В., Августин (Никитин), архим. К Святой Земле под парусом «Надежды». -Петрозаводск, 1992.-С. 238.
54 Августин (Никитин), архим. Русские паломники у святынь Египта... — С. 594.
55 Демина Е. (Мать Иулнания). Возрождение монашества в Египте // Вестник РХД. № 133. 1981.-С. 43.
56 Там же. - С. 46.
57 Сидоров А.И. Древнехристианский аскетизм и зарождение монашества. - М., 1998. - С. 149.
58 Кириллом Скифопольским были написаны жития около 555 г. из уст учеников, лично знакомых с преп. Саввой Освященным, родоначальником палестинского общежительного монашества: «умоляю верить всему, что мною уже сказано». Данный памятник отражал подлинные события IV-V вв.
59 Давыдова С.А. Свет Фиваиды. - СПб., 2003. - С. 20.
60 Евфимий Великий (377-473) // Палестинский патерик. - Вып. 2. - СПб., 1892. - С. 75.
61 Палестинский Патерик. Вып 1: Житие преподобного Саввы Освященного. - СПб., 1885. - С. 64.
62 Казанский П.С. О призыве к богослужению в восточной Церкви // Труды первого археологического съезда в Москве 1869 г, - М-, 1871, - С. 312.
63 Там же, - С, 95.
64 Иоанн Мосх. Луг духовный / перев. с греч. - Сергиев Посад, 1915 (Перевод «Луга духовного» был издан Иоанном Мосхом с греческого подлинника: J. P. Minge, Patrologiae cursus completus seu Bibliotheca universalis omnium SS. Patrum, Doctorum Scriptorumque ecclesiasticorum. T. LXXXVIl. -C. 2845-3116).
65 Там же. — С. 125.
66 Там же. - С. 126.
67 Там же. - С. 18.
68 Житие преподобного Кириака Отшельника// Палестинский Патерик; Вып. 6. - СПб, 1885.
69 Там же. - С. 7.
70 Иоанн Мосх. Луг духовный... - С. 67.

Иванова М.А. Предыстория колокольного звона: возникновение церковного звона-призыва в восточнохристианских обителях // Религиоведение. 2007. № 1. С. 22-35.