Предыстория колокольного звона (часть 2)




Согласно более поздним памятникам, иерусалимские монастыри сохранили традицию «ударения». В 1907 г. в Палестинском сборнике была опубликована палестинская и сирийская агиология на греческом языке в параллельном русском переводе [71]. Интересующий нас текст посвящен трагическим событиям арабского пленения Палестины. Известно, что в 797 г. в лавре Саввы Освященного произошло массовое избиение арабами братии, являющееся еще одним историческим свидетельством мусульманского фанатизма против христиан [72]. Б «Сказании о мученичестве святых отцев» сам автор сообщает следующее [73]. «Ежедневно и тысячи раз раньше одной телесной смерти, умирая от страха и ожидания мучений, присутствия соглядатаев и вооруженных варваров» заставляло «производить удары в бша для того, чтобы собрать всех отцов, рассеянных по кельям, и мы слышали удары в древа, как бы возвещающее присутствие смерти. Но Бог молитвами святого отца нашего Саввы отвращал их, и они уходили, Однако никто не покинул Лавру, хотя разрешено было удалиться в город» [74].
В греческом тексте присутствует ранее не упоминавшееся слово  которое переводится как «давать знак» или «дать сигнал». Позднее производное слово «семандр» станет обозначением деревянных и металлических бил в полных уставах Студийской и Иерусалимской литургической традиции.
Следуя дальнейшему содержанию текста, очевидец пишет, что вскоре собралось вооруженное войско варваров, и «когда они подходили издали, некоторые из братии» заметив их, возвестили их прибытие криками и билами... услышав звуки несвоевременных ударов и криков, бегом поспешили на обычный холм (горная вершина, откуда монахи вели наблюдение) [75]. Согласно сведениям этого текста, в монастыре, вероятно, было несколько деревянных бил, возможно, подвешенных на бильнице.
В настоящее время монастырь Саввы Освященного придерживается древних правил «ударения», о чем свидетельствуют паломнические записи А. Норова. Как он сообщает, в начале XIX в. в обители Саввы Освященного уже имелся колокол: «один из отшельников появился на высоте башни, и звоном колокола возвестили прибытие странников» [76].
Кроме встречного звона «в 2 часа звонок созывает к трапезе... в пять часов ударяют в било к вечерне» [77]. Ретроспектируя этот текст, можно предположить, что кроме сигнала к ночному богослужению в монастыре св. Саввы существовал призыв на вечерню, трапезу» на встречу почетных гостей.
Несколько слов скажем о традиции «ударения» на Синайском полуострове» также следовавшей правилам египетских монастырей. Первые сведения о существовании синайского устава относятся к началу VI в., император Юстиниан приказал в 521 г. построить монастырские стены и каменную церковь Преображения Господня,
То, что била изначально несли литургическую функцию на Синае, можно определить методом ретроспекции на основе путевых отчетов, начиная с XVI в. Наиболее ценные сведения принадлежат митрополиту Паисию (Родосскому), посетившему полуостров в 1577 г. [78]. В его дневниковых записях встречаются сведения о приверженности монахов древней уставной традиции «ударения» в била [79]. Так, на территории Синайского монастыря находится церковь-часовня апостолов Петра и Павла, «вне церкви к западу находится двор» для отдыха, называемый Дуварой. «А у окна, направо от Дувары» стоит растворенная дверь и слева лестница. Итак» влезай на эту лестницу каменную, которая примыкает к северной стене. Когда влезешь на нее, очутишься на другом дворе» широком и длинном - и душа твоя расцветет. Там видишь клепала деревянныя и железным, висящие на восточной стороне, и множество голубей. Три клепала деревянныя и три железныя: и повешены они с правой стороны. В одно из них звонят каждый день. Когда же настанет более торжественный день свята го или один из господских праздников, то звонят во все три. Сперва бьют в деревянныя, а потом в железныя. Вечером ко всенощной и потом к утрене, благовестят и к обедне - и чувствуют великую радость» [80]. Значит, звон в одно било производился ежедневно к утрене, обедне, вечерне (или всенощному бдению), а в праздники звон совершается в два приема в деревянные и железные била (симандры),
Синаиты до сих пор преданы традиции древнего «ударения». Повсеместное распространение колоколов на Востоке не смогло вытеснить или заменить «древа» и симандры в обители Синая. По свидетельству митрополита Порфирия (Успенского), монастырская колокольня в Синайском монастыре была построена в 1871 г. [81]. Согласно книге пожертвований, хранящейся в архиве обители св. Екатерины (с 10 октября 1756 г. по февраль 1758 г.) 4 из 9 колоколов монастыря были изготовлены на частные пожертвования русских людей. Еще три колокола также отлиты в России на заводах Ростова-на-Дону и Харькова [82]. Эти колокола отмечали особые торжественные события обители, тогда как била исполняли только литургическую функцию. Об этом неоднократно вспоминал архимандрит Порфирий (Успенский) в своих очерках о посещении Синая. «Отдых продолжался до вечерни. По древнему обычаю Востока, благовест (на вечерню) производится в монастыре стучанием в деревянную доску (било)» [83]. Около трех часов ночи «Тупой стук била глашает непрестанных молитвенников к полуночному богохвалению... Итак, изо дня в день полторы тысячи лет раздавался тут в глухой пустынной тишине стук била, созывавшего покоившихся самовольных тружеников на молитву, И вечно одно и тоже уставное чтение и пение не наскучило слуху, не утомляло ума, не охлаждало сердца» [84].
В торжественные часы перед праздником на вечерню звон производился в два часа дня - «беспорядочный звон несогласных колоколов возвестил начало вечерни. Ему предшествовало, впрочем, уставное колотание в било и во вся тяжкая». Вероятно, имеются в виду железные клепала [85]. О звоне в железные клепала (симандр) на утреню и Литургию еп. Порфирий сообщает: «Пятница. 7 августа 1870 года. Напрасно стучало било и звенел симандр, и притом в два приема» [86].
Об ударении в «древо» свидетельствует и наш современник В. Беляков: «Время - полдень. Со двора доносится громкий, чуть глуховатый, прерывистый звук. Это семандрон (талантон), предшественник колокола - сухая деревянная доска, подвешенная на двух цепочках. По ней бьют деревянной колотушей, призывая обитателей монастыря к полуденной молитве. В колокола же звонят только по праздникам или торжественным случаям. Однажды во время моего пребывания в монастыре туда приехал министр иностранных дел Греции. В колокола звонили до тех пор, пока он не покинул обитель». Тот же автор отмечает, что монастырская трапеза «начинается и кончается по сигналу колокольчика архиепископа» [87].
Приведем особенности призыва в сирийских обителях. В киновии преподобного Публия, после построения храма, братия собиралась для общей молитвы - два раза утром и вечером, в «начале и в конце дня приносить Богу утреннее и вечернее славословие» [88]. Интересно, что на службу в полночь будил сам настоятель [89]. Скорее всего, иноки пробуждались по стуку настоятеля, который стучал в дверь каждой кельи: «Публий приходил ночью нечаянно к двери каждого, и если находил кого бодрствующим и славословящим Бога, то опять уходил молча; если же кого заставал спящим, то рукою ударял в дверь» [90].
В некоторых обителях совершалось и «ударение» в било. Исследователь сирийского монашества иеромонах Анатолий (Грисюк), приводит сведения из греческой редакции сирийской агиологии конца IV в,: «когдаударяли к службе Божией, Юлиан (основатель Нисивийской обители своей близ Едессы) старался придти прежде всей братии, всю службу стоял, не смея возвести очей, как перед самым судилищем Господа Нашего Иисуса Христа» [91].
Ефрем Сирин, писатель-аскет IV в., ученик Юлиана Нисивийского, говорит о символической стороне призыва как о «знаке» единства и молитвенной бодрости братии. «По знаку трубы воинство уготовляется на брань; но во время подвига не все участвуют в сражении. Многие - монахи только по наружности, но немногие — подвижники» [92], «Иный гуляет, а как скоро слышит призывающего на молитву, берется за дело; но ты, возлюбленный, не будь нерадив к службе Божией, чтобы просветилось око ума твоего» [93]. «Пребывая в общежитии, не уклоняйся от апостольского и законного правила. Нарушения, кажущиеся малыми, не маловажный производят вред. Поэтому хорошо, и весьма хорошо, не высокомудрствовать и не подвергаться осуждению, действуя по внушению самолюбия. Вместе с единодушными братиями надобно собираться на Божию службу, на бдение, на работу, на ручные поделки, что служит величайшим признаком смиренномудрия; а подобно сему приходить и за трапезу, кроме случаев телесного недуга» [94]. «Итак не будем нерадивыми, не будем предаваться лености во время священнослужений. Ибо не неправеден Бог, чтобы забыл дело и труд любви рабов Своих, которые предали себя воле Его, отреклись от мира ради Имени Его, ударяют в дверь Его в третий и шестой и девятый час, и вечером и утром, весь день и всю ночь» [95], В этом тексте прослеживается структура церковного призыва по уставу пахомиевских киновий, совершавшегося на богослужение, трапезу, работу, а также часы.
В Каппадокии (Малой Азии) регламентация монашества связана с именем Василия Великого (середина IV в.). В поисках правил для своих общин св. Василий посетил Сирию, Палестину и Египет и основал в Понте на берегу Ира свой монастырь. Сюда он пригласил Григория Богослова (f 390) и из писем к нему родились знаменитые «Правила монашеские», включающие 55 «Пространных правил в вопросах и ответах», и 313 «Правил кратких», а также «Подвижнические уставы» и «Подвижнические слова». Так, исполняющим пробуждение братии посвящены 43-й и 44-й вопросы «Краткого изложения правил». В 43-м вопросе: «Как должно относиться к тому, кто будит на молитву?». В ответе говорится о сугубом уважении к будильщику как «к благодетелю, который делает великое и все пожелания превосходящие добро»; далее говорится, что тот, кто разгневался на будилыцика, «достоин «на первый раз отлучения и лишения пищи, если же и дальше останется бесчувственным, то да отсечется... ибо написано: И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» [96].
Подводя итоги, сделаем следующие выводы.
1. «Ударение», или «сигнал», «стук», «знак» были важнейшими терминами, обозначающими древний монастырский призыв, и встречались в коптских и греческих редакциях Пахомиева устава, в правилах иных восточных обителей и подвижнических творениях отцов Церкви.
2. Литургически «ударение» было своеобразной речью монахов, высшим достижением которых было внутреннее безмолвие. Практически вся внешняя монастырская жизнь была пронизана знаковым указанием времени. Это был особый диалог, когда обычная речь или замечания друг другу были недопустимы: молитвенное собрание, послушания, трапеза, беседы и приветствия почитаемых отцов. Отмечали «священные часы» строго с благословения главы монастыря «вторствующие» в египетской традиции, позже «канонархи» в Иерусалиме и Малой Азии, которые занимали высокую иерархическую ступень по отношении к игумену.
3. Согласно правилам египетских обителей призыв к утреннему богослужению производился посредством деревянного била или колотушки, внешний вид которых нам неизвестен. На протяжении службы «знак» производился старшим монахом для обозначения важнейших молитвенных часов; на трапезе - при подаче еды; на послушании - если нужен был необходимый предмет. «Призыв» на утреннее правило совершался четырежды; после четвертого раза неоправданно опоздавшие получали наказание. Интересным обычаем было «цитирование» Священного Писания «недельным» во время ударения, которое позже отражается в палестинской традиции и полных редакциях Иерусалимского устава.
4. Символически «ударение», как ангельская «духовная труба», упоминалась с IV в. в творениях Ефрема Сирина и в VI в. в «Лествице» Иоанна, игумена Синайской Горы [98], В дальнейшем символическая сторона церковного «ударения» будет прослеживаться в Византийской и Афонской традициях, а также творениях поздних отцов Церкви, посвященных осмыслению литургической природы Церкви и богослужения.


Примечания


71 Православный Палестинский Сборник. Т. 19 (вып. 3).-СПб., 1907: Сборник палестинской и сирийской агиологии / А.И. Пападуполо-Керамевс, перев. с греч. В.В. Латышева.
72 Там же. - С. 11.
73 Автором «Сказания о мученичестве святых отцев, избиенных варварами-сарацинами в Великой Лавре преподобного отца нашего Саввы» был Стефан Савваит, известный песнописец. Греческий текст издан болландиствами в 1715 году в codice membraneo M.S. Petri. Sequem cancel tarn Francises. В настоящее время хранится в Biblioteca Coisliniana, olim sequeriana. Paris 1715. Xa 303. Существует также латинский текст - Acta sanctorum. Martii tomus III. Antverp. 1568.
74 ППС. T. 19 (вып. 3). СПб., 1907: Сборник палестинской и сирийской агиологии. - С, 10
75 Там же. - С. 12.
76 Норов А. Путешествие по Святой Земле в 1835 г.... - С. 26.
77 Там же.-С. 35
78 Митрополит Паисий Родосский, уроженец острова Закинфа, был иеромонахом в Закинфском монастыре св. Екатерины, зависевшем от Синайской Горы. Он не только часто посещал Синай, но и, будучи членом синайского братства, приобрел право иметь особое жилище в Синайском монастыре. Жизнь Родосского иерарха была трагична. Отличаясь богословскими знаниями и будучи сильной и правдивой личностью, Паисий был низложен и стал изгнанником в конце своей жизни. Известно его «Описание Синайской Горы».
79 Паисия Агиополнта митрополита Родосского Описание Святой Горы Синайской и ея окрестностей в стихах, написанное между 1577 и 1592 гг. // ППС. Т. XII, Вып. 2. - СПб., 1891
80Там же. - С. 128.
81 Сокровища Синая / сост. В.В, Беляков. – М., 2004. - С. 99.
82 Там же. - С. 53.
83 Порфирий (Успенский), епископ. Заметки Синайского богомольца // ТДКА. 1872. Т. 2. - С. 27.
84 Там же. - С. 363
85 Там же. - С. 370
86 Там же. -С. 387.
87 Сокровища Синая... - С. 1S6-187.
88 Анатолий (Грисюк), иеромонах. Исторический очерк сирийского монашества до половины VI века. - Казань, 1911.-С. 78.
89 Скабалланович. Толковый Типикон...
90 Феодорит Кирский. История боголюбцев или повествование о святых подвижниках. - СПб, 1853. -С. 78.
91 Анатолий (Грисюк), иеромонах. Исторический очерк сирийского монашества... - С. 48,
92 Ефрем Сирин, преп. Творения. Т. 1. - М., 1993. - С. 85.
93 Там же. - С. 140.
94 Там же.-С. 253.
95 Там же. - С. 347.
96 Василий Великий. Творения. Т. 5. - С. 198.
97 Хосроев АЛ. Пахомий Великий... - С. 400,414.
98 Лествица, возводящая на Небо преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы.-М., 1996.-С. 269.

Иванова М.А. Предыстория колокольного звона: возникновение церковного звона-призыва в восточнохристианских обителях // Религиоведение. 2007. № 1. С. 22-35.