Преподобномученица Елисавета Феодоровна


Великая княгиня Елисавета Федоровна в монашеском облачении.1910-е


20 мая 1918 года узниц привезли в Алапаевск. Они были помещены в школе на окраине города. Сначала они могли ходить в церковь, работать в огороде, гулять в поле, но с 21 июня все это было им запрещено, и условия их жизни резко ухудшились.

 
Примерно в это же время Елисавету Федоровну разлучили с ее спутницами. Их стращали муками, которые предстоит вынести Елисавете Федоровне. Однако Варвара Яковлева отвечала, что готова своей кровью подписаться: она желает разделить судьбу своей настоятельницы. Как более старшую по возрасту, в Алапаевск вернули ее. Инокиня Варвара осталась до конца верной своей матушке и вместе с ней добровольно пошла на страдания и смерть.
 

20.10. (1.11.)1864, Дармштадт (современная земля Гессен, Германия – 18.07.1918, близ г. Алапаевска Верхотурского у. Пермской губ., ныне в Свердловской обл.), преподобномученица (память 5 июля, в Соборе Московских святых, в Соборе С.-Петербургских святых, в Соборе Костромских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Российских), великая княгиня.


    14266.jpg14266.jpg   
    
Прмц. вел. кн. Елисавета




Полное имя – Элизабет Александра Луиза Алиса (в семье ее называли Элла), названа в крещении Елизавета в память о св. Елизавете Тюрингской. Дочь великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и великой герцогини Алисы, урожденной принцессы Великобритании и Ирландии. Старшая сестра Императрицы мученицы Александры Феодоровны. Получила хорошее домашнее образование, большое внимание уделялось музыке и рисованию. В семье детей воспитывали в христианской атмосфере, прививали милосердие, учили заботе о больных, формировали культуру общения с людьми разных социальных слоев. После смерти матери от дифтерии (14 декабря 1878) Элла воспитывалась в Англии под наблюдением бабушки, английской королевы Виктории.

В ноябре 1883 г. в Дармштадте состоялась помолвка принцессы Эллы и великого князя Сергея Александровича, 3 июня 1884 г.– венчание в ц. Спаса Нерукотворного в Зимнем дворце в С.-Петербурге. Супруги жили в доме Белосельских-Белозерских (Сергиевский дворец), построенном архит. А. И. Штакеншнейдером в 1846–1848 гг. на Невском проспекте. Здесь бывали члены императорской фамилии, государственные деятели, иностранные посланники, деятели культуры и искусства. Великая княгиня участвовала в домашних спектаклях, в постановке «Евгения Онегина» исполняла роль Татьяны, Онегина играл цесаревич Николай (Николай II Александрович).

Великая княгиня знакомилась с историей России, учила русский язык, брала уроки рисования у академика исторической живописи М. П. Боткина. Совместная жизнь супругов строилась на христианских началах. В духовной жизни на Эллу большое влияние оказывал муж. Как паломники они посетили Вышенский в честь Успения Пресвятой Богородицы женский монастырь (в сентябре 1886) и Святую землю (в сентябре–октябре 1888), после чего великая княгиня решила перейти в Православие. 1 января 1891 г. она написала отцу: «Вы должны были заметить, какое глубокое благоговение я питаю к здешней религии… Я все время думала, и читала, и молилась Богу указать мне правильный путь и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь – принадлежать к одной Церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж». Она отметила, что муж никогда не старался принудить ее к выбору православной веры, предоставляя это ее совести. «Как было бы просто,– продолжала она,– оставаться так, как теперь, но тогда как лицемерно, как фальшиво это бы было, и как я могу лгать всем, притворяясь, что я протестантка во всех внешних обрядах, когда моя душа принадлежит полностью религии здесь?! Я думала, и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более шести лет и зная, что религия найдена. Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Таин вместе с моим мужем… Я не могу откладывать этого» (Миллер. 2002. С. 69-70). Во 2-м письме отцу, который не одобрил ее решения, она писала: «…я лгала все это время, оставаясь для всех в моей старой вере… Это было бы невозможным для меня продолжать жить так, как я раньше жила» (Там же. С. 73). По просьбе великой княгини для ее отца протопресвитер Иоанн Янышев составил «Пункты различия между православным и протестантским вероучением», на полях текста Элла оставила приписки. «Даже по-славянски,– писала она,– я понимаю почти все, никогда не уча его» (Там же. С. 74). В ответе брату Эрнсту она объясняла свое решение тем, что ее привлекает именно основа веры. «Внешние признаки только напоминают нам о внутреннем,– подробно описывала она свое состояние.– …Я перехожу из чистого убеждения; чувствую, что это самая высокая религия и что я делаю это с верой, с глубоким убеждением и уверенностью, что на это есть Божие благословение» (Там же. С. 77). Кроме английской королевы Виктории и сестры Виктории Баттенбергской родственники великой княгини не одобрили ее решения. В письме от 5 января 1891 г. цесаревичу Николаю Элла подтвердила свое решение перейти в Православие: «…хочу сделать это к Пасхе, чтобы иметь возможность причаститься на Страстной неделе. Это великий шаг, т. к. для меня начнется новая жизнь, однако я верю, что Господь благословит такое решение» (Мат-лы к житию. 1996. С. 10–11).

13 апр. 1891 г., в Лазареву субботу, великая княгиня перешла в Православие и приняла имя Елисавета. Согласно традиции, отчество Феодоровна давали немецким принцессам в честь почитаемой Феодоровской иконы Божией Матери. «Это событие, отпразднованное всей Россией совместно с величайшим из праздников христианских,– сообщал архимандрит Антонин (Капустин) в письме великому князю Сергею Александровичу, – имело свой отголосок и в Святой Земле, хранящей в своей признательной памяти живыми и цельными светлые образы августейших паломников 1888 г.». В память о Палестине архимандрит передал в подарок Елисавете Феодоровне «несколько античных вещиц», найденных при раскопках.

В связи с назначением Сергея Александровича московским генерал-губернатором 5 мая 1891 г. супруги прибыли в Москву и вначале расположились в Александринском дворце на территории Нескучного сада, затем переехали в особняк на Тверской. Живя летом в окрестностях Саввина Сторожевского монастыря, Елисавета Феодоровна регулярно посещала службы в церкви с. Ильинского Звенигородского уезда Московской губернии. Она продолжала изучение русского языка и литературы с гофлектриссой Е. А. Шнейдер, помогала деревенским детям, открыла для них школу. Занималась живописью. Сохранились портреты фрейлины Е. Н. Козляниновой (ГЭ) и З. Н. Юсуповой (частное собрание), выполненные Елисаветой Феодоровной на высоком художественном уровне. Много рисунков Елисавета Феодоровна предоставляла для экспозиции на благотворительных выставках. 3 июня 1892 г. Елисавета Феодоровна присутствовала при освящении в Угличе дворца Димитрия Иоанновича, св. царевича Угличского и Московского, и открытии в нем музея отечественных древностей.


    14268.jpg14268.jpg    
    
Великие князья Сергей Александрович и Елисавета Феодоровна




Благотворительная и общественная деятельность. Елисавета Феодоровна активно занималась делами милосердия. Она была председателем Петровского благотворительного общества в С.-Петербурге, Убежища для слабосильных и выздоравливающих детей, Царскосельского благотворительного общества, Первого с.-петербургского дамского комитета Российского общества Красного Креста. В 1896 г. основала в С.-Петербурге Елизаветинскую общину сестер милосердия, которую регулярно посещала, несмотря на переезд в Москву, присутствовала при освящении зданий общины, храма во имя вмч. Пантелеимона, работала с отчетами правления.

Великокняжеская чета с вниманием относилась к празднованию в Москве дня вмч. Георгия, особо отмечала в этот день георгиевских кавалеров. Елисавета Феодоровна уделяла внимание 51-му Черниговскому драгунскому полку, шефом которого была. Участвовала в благотворительных базарах, в организации московских праздников цветов (1-й состоялся 20 мая 1901 на Беговом круге (ныне Московский ипподром на Беговой ул.)). Средства, вырученные от этих мероприятий, поступали на благотворительные нужды. Елисавета Феодоровна являлась председателем Общества помощи погорельцам, во время наводнения 1908 г. пострадавших сел.

Елисавете Феодоровне принадлежит важная роль в развитии музеев, художественных, музыкальных и театральных союзов. Она работала в подготовительном комитете X археологического съезда, в организации раскопок на территории Московского Кремля, в приобретении и дарении Историческому музею различных экспонатов (древних монет, крестов, икон, старинного оружия), помогла в открытии Екатерининского, Владимирского, Суздальского и других залов музея. Елисавета Феодоровна любила церковное пение и особенно ценила Синодальный хор, заботилась о сохранении и развитии музыкальной и театральной культуры в стране. В течение ряда лет была попечительницей Филармонического общества. Помощь актерам и творческой интеллигенции проявлялась в создании приюта для престарелых театральных деятелей, в подготовке съездов Театрального общества и бенефисов выдающихся актеров, в покупке оборудования для театров, в постановке спектаклей и организации концертов, благотворительных спектаклей для учащихся и т. д. Елисавета Феодоровна помогала Строгановскому и Синодальному училищам, курсам сестер милосердия общины Иверской иконы Божией Матери, художественным и музыкальным школам.

Открытие и освящение (18 янв. 1904) Шелапутинских ремесленных училищ состоялось при поддержке Елисаветы Феодоровны. 17 января 1892 г. был утвержден Устав Елисаветинского общества по оказанию помощи детям неимущих родителей, его председателем был назначен Б. А. Нейдгарт. В детские ясли, сады, приюты общества поступали дети малоимущих родителей, сироты, которые получали здесь профессиональное образование. За 25 лет работы общество открыло десятки детских приютов в приходах церквей Москвы и ее уездов и оказало помощь 9 тыс. детей. Испросив благословение у Московского митрополита Леонтия (Лебединского), Елисавета Феодоровна разделила город на 11 благочиний, которые в свою очередь образовали более 200 Елисаветинских комитетов. Во главе групп Елисавета Феодоровна поставила отцов-благочинных. При каждом столичном приходе создавались детские ясли и приюты. За 20 лет Елисаветинское благотворительное общество открыло 36 учреждений для призрения детей. Для награждения тех, кто в течение ряда лет самоотверженно выполняли свой долг, было принято положение о нагрудном знаке Елисаветинского благотворительного общества, утвержденное 2 мая 1900 г. Право на ношение знака 1, 2 и 3-й степени удостоверялось дипломом за подписью Елисаветы Феодоровны. Высшей формой награды общества было занесение имен его членов на мраморные доски, сооруженные на стене зала заседаний Совета общества.

Общество попечения о неимущих и нуждающихся детях было создано раньше Елисаветинского благотворительного общества, но работа по финансовым причинам на несколько лет приостановилась. Задачей общества было обучение профессии вне зависимости от социального происхождения и возраста. В 1893 г. в результате ходатайства собрания попечителей перед государем Елисавета Феодоровна принимает общество под свое покровительство. В 1895 г. благодаря значительным пожертвованиям Елисаветы Феодоровны началось строительство дома для 1-го приюта общества. Защита прав детей, которые подверглись истязанию в различных ремесленных заведениях, рассмотрение жалоб на жестокое обращение с ними побудили к созданию специального Комитета общества, возглавленного П. Н. Обнинским.

Елисавета Феодоровна была почетным председателем Дамского тюремного комитета, опекавшего детей, чьи матери отбывали наказание. Были организованы швейные мастерские для освобожденных из-под стражи женщин, где они получали жалованье и могли обеспечить одеждой себя и своих детей. Дамский комитет организовал приют для освобожденных из тюрем женщин. С 1893 г. благотворительная деятельность в тюрьмах отмечалась знаком в виде синего эмалевого креста, который был вставлен в металлический круг с надписью: «Человеколюбием исправлять». В 1898 г. Дамский тюремный комитет создал школу тюремных надзирательниц, стремясь т.о. внедрять культуру общения в практику повседневной жизни арестанток.

В дни русско-японской войны Елисавета Феодоровна развернула работу по оказанию всесторонней помощи армии: открыла склад пожертвований в помощь раненым и нуждающимся, организовала бесплатное размещение больных и раненых, вернувшихся с войны. Комиссия по размещению воинов состояла при Особом комитете Ее Императорского Высочества великой княгини Елисаветы Феодоровны (12 февраля 1904 – 1 сентября 1907), который открыл в своих губернских и уездных учреждениях 807 лазаретов по всей России (за исключением С.-Петербургской губернии и Финляндии) и оказал помощь 25 535 нижним чинам и 1350 офицерам. Графиня А. А. Олсуфьева вспоминала, что «великая княгиня была полностью поглощена этой работой… она думала обо всем, что могло бы помочь здоровью и благоустройству солдат…» (Olsoufieff. 1922. P. 4). В Кремлевском дворце Елисавета Феодоровна организовала работу женщин. «Это было целое министерство… разделенное на 12 отделов, каждый со своими функциями и задачами в оказании помощи фронту» (Ibid. P. 4–5). Основные направления этой работы: снабжение складов Ее Императорского Высочества в Ляояне, Мукдене (Шэньяне), Харбине и складов Красного Креста в Никольске (ныне Уссурийск) и Чите необходимыми вещами и медицинскими пособиями; снаряжение и содержание 9 летучих санитарных отрядов; снабжение необходимым инвентарем и вещами плавучих лазаретов; снаряжение 4 этапных лазаретов на 200 человек; снаряжение и содержание отряда для борьбы с инфекционными заболеваниями и т. д. Отчеты об отправлении пожертвований на фронт публиковались в «Еженедельнике» и различных газетах. Особенно Елисавета Феодоровна заботилась том, чтобы «помочь в духовных нуждах русскому человеку… путем отправки множества походных церквей, оборудованных всем необходимым для богослужения» (Ibid. P. 4). 25 октября 1908 г. в московской Всехсвятской роще было освящено устроенное Елисаветой Феодоровной Сергиево-Елисаветинское убежище для увечных воинов, где они могли обучаться ремеслам.

Во время революции 1905 г. было принято решение о переезде великокняжеской семьи в Кремль. 4 февраля от взрыва, произведенного террористом И. П. Каляевым на Сенатской площади в Кремле, погиб великий князь Сергей Александрович. Этот день стал для Елисаветы Феодоровны последним в ее светской жизни. 7 февраля Елисавета Феодоровна ездила в тюрьму, где содержался Каляев, оставила ему Евангелие и икону, после чего обратилась к Николаю II с прошением о помиловании Каляева, однако прошение было отклонено. На месте убийства мужа Елисавета Феодоровна воздвигла памятник-крест, сделанный по проекту В. М. Васнецова. На памятнике были начертаны слова Спасителя, сказанные Им на кресте: «Отче, отпусти им, не ведают ибо, что творят» (ср.: Лк. 23. 34). По инициативе Елисаветы Феодоровны для сохранения памяти о муже П. В. Жуковским в Чудовом в честь Чуда архангела Михаила в Хонех мужском монастыре в Кремле под наблюдением акад. Р. И. Клейна был создан храм-усыпальница великого князя Сергея Александровича.

Московское Декабрьское вооруженное восстание 1905 г. (по случаю дня тезоименитства государя Елисавета Феодоровна находилась в эти дни в С.-Петербурге) дало повод Елисавете Феодоровне написать о том, что «революция не может кончиться со дня на день, она может только ухудшиться или сделаться хронической, что, по всей вероятности, и будет. Мой долг, – отмечала она, – заняться теперь помощью несчастным жертвам восстания. Я попросту считаю себя подлой, оставаясь здесь, предпочитаю быть убитой первым случайным выстрелом из какого-нибудь окна, чем сидеть тут, сложа руки… Не надо бояться смерти, надо бояться жить» (Джунковский. 1997. С. 135).

Елисавета Феодоровна выбрала особую форму подвижничества – благотворение. Она вложила свои капиталы в устроение обители милосердия. В 1907 г. она вместе с будущим духовником обители протоиереем Митрофаном (впоследствии преподобноисповедник Сергий (Сребрянский)) приступила к созданию устава новой обители сестер милосердия. В мае того же года Елисавета Феодоровна купила усадьбу с большим садом на Большой Ордынке, где в октябре открыла лазарет для раненых. 20 ноября следующего года Московский митрополит Владимир (Богоявленский) утвердил Устав обители, цель которой «трудом сестер обители милосердия и иными возможными способами помогать в духе чистого христианства больным и бедным и оказывать помощь и утешение страждущим и находящимся в горе и скорби».


    14267.jpg14267.jpg  
    
Елисавета Феодоровна — игумения Марфо-Мариинской обители
    


10 февраля 1909 г. Марфо-Мариинская Московская женская обитель официально начала свою деятельность. 9 сентября того же года Дмитровским епископом Трифоном (Туркестановым) был освящен 1-й храм обители – во имя святых Марфы и Марии, т. н. больничный. 9 апреля 1910 г. в этой церкви епископ Трифон посвятил в звание крестовых 17 сестер обители во главе с Елисаветой Феодоровной, давших обет послушания, нестяжания и целомудрия без монашеского пострига и обещавших творить добрые дела в духе христианской любви, заботы о бедных и больных. 10 апреля 1910 г. Московским митрополитом Владимиром Елисавета Феодоровна была утверждена в должности настоятельницы. Духовно окормляли сестер протоиерей Митрофан Сребрянский и преподобный Алексий (Соловьёв), монах Зосимовой пустыни. Сестрами могли стать православные вдовы и девушки в возрасте от 21 до 40 лет. Их подразделяли на крестовых (более опытных) и учениц. Все сестры после прохождения соответствующего обучения в обители были обязаны посещать бедных и оказывать им помощь. В обители бесплатно обучали на курсах медсестер, выдавали лекарства, проводили электролечение, делали массаж, инъекции, оперировали; работала библиотека; были созданы приют для сирот, воскресная школа, столовая для бедных, в которой готовилось свыше 300 обедов ежедневно.

Кроме непременного участия в богослужениях 2 раза в неделю духовник обители проводил с сестрами беседы катехизического и святоотеческого характера. В храме обители 4 раза в неделю читались акафисты. Сестры при посвящении получали кипарисовый крест на белой ленте (с изображением Нерукотворного Спаса и Покрова Пресвятой Богородицы; на обратной стороне – образы св. жен Марфы и Марии) и четки. Ежедневно каждая должна была творить 100 Иисусовых молитв. В интерьере обители преобладал белый цвет, в убранстве использовался ситец светлых тонов. Сестры носили специально сшитые для них светлые длинные платья и белые апостольники, напоминавшие одеяние св. Елизаветы Тюрингской. В 1911 г. Елисавета Феодоровна подала в Святейший Синод прошение о присвоении старшим сестрам Марфо-Мариинской обители звания диаконисс. Решение вопроса было отложено до Поместного Собора Русской Православной Церкви.

В 1908–1912 гг. был построен Покровский храм обители в новгородско-псковском стиле XVI в. по проекту архит. А. В. Щусева и расписан худож. М. В. Нестеровым. П. Д. Корин расписывал подземный храм-усыпальницу. 8 апреля 1912 г. состоялось освящение храма митрополитом Владимиром, епископом Трифоном и Серпуховским епископом Анастасием (Грибановским). Деятельность Марфо-Мариинской обители была обращена на поддержку бедных, больных и страждущих. Сестры служили в бесплатных учреждениях обители: больнице, амбулатории, аптеке, приюте для сирот, воскресной школе, библиотеке, столовой для бедных, доме для чахоточных женщин на Донской ул. В обители больные получали и духовную помощь: соборование, беседы, молитвы, ежедневные службы о болящих в ц. святых Марфы и Марии. С осени 1913 г. сестры оказывали медицинскую помощь обитателям ночлежных домов Хитрова рынка, бездомные дети препровождались в приюты.

Елисавета Феодоровна спала на деревянной кровати без матраца, с жесткой подушкой 2–3 часа в сутки и в полночь молилась в церкви, посещала больных в лазарете. Все время, свободное от благотворительных трудов, Елисавета Феодоровна посвящала паломническим поездкам. Она неоднократно посещала Троице-Сергиеву, Киево-Печерскую и Почаевскую лавры, Оптину пустынь, Саввин Сторожевский монастырь, Тихонову пустынь, Соловецкий, Саровский, Новоиерусалимский монастыри, Сергиев скит, Зосимову пустынь, обители, расположенные возле С.-Петербурга и др. Елисавета Феодоровна участвовала в праздниках прославления Божиих угодников, таких как прп. Серафим, игумен Саровский, сщмч. Ермоген, и в торжествах, связанных с вторичным обретением мощей кнг. блгв. Анны Кашинской. В письме Николаю II Елисавета Феодоровна назвала дни, проведенные в 1909 г. в Кашине, «идеальным повторением Сарова» (ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1254). Елисавета Феодоровна постигала смысл «духовного учительства» через паломничество и в процессе чтения житийной и святоотеческой литературы, а также в беседах со схиархимандритом Гавриилом (Зыряновым), священниками Алексием и Германом Зосимовскими, схиигуминьей исповедницей Фамарью (Марджановой), оптинскими старцами иеромонахами преподобными Нектарием (Тихоновым) и Анатолием (Потаповым).

Паломничество Елисаветы Феодоровны в монастыри Урала было прервано первой мировой войной. В Москве Елисавета Феодоровна организовала Комитет по оказанию благотворительной помощи семьям лиц, призванных на войну. В Марфо-Мариинской обители был открыт госпиталь. В дни войны Елисавета Феодоровна возглавляла десятки учреждений в качестве попечителя либо председателя. 29 июля 1914 г. на заседании комитета, состоявшемся в доме Елисаветы Феодоровны в Марфо-Мариинской обители, было принято решение об открытии постоянного координирующего органа (канцелярии комитета) и о начале приема денежных и вещевых пожертвований, а также об учреждении «Еженедельника», в котором будут освещаться все эти вопросы. Одна из главных задач комитета состояла в обеспечении работой жен солдат, призванных на войну. Под мастерские были отданы дома генерал-губернатора, Российского благородного собрания и Старогостиный двор. Семьям воинов также оказывалась сельскохозяйственная помощь, дети лиц, призванных на войну, обеспечивались всем необходимым. 27 сентября 1914 г. комитет великой княгини принял решение об открытии ряда детских учреждений для сирот. По призыву Елисаветы Феодоровны артисты и художники России проводили благотворительную работу в пользу воинов и их семей. Своеобразной помощью фронту было издание открыток-репродукций с картин великих русских художников (например, репродукция с картины Нестерова «Милосердие») и рисунков Елисаветы Феодоровны, календарей и т. д. Елисавета Феодоровна отправила воинам русской армии несколько составов с рождественскими подарками. В 1914 г. в продажу поступила книга «Под благодатным небом», принадлежавшая перу Елисаветы Феодоровны; прибыль, полученная от продажи книги, была отдана в пользу детей воинов. К этому изданию Елисавета Феодоровна привлекла выдающихся художников: Нестерова, В. Д. Поленова, Н. К. Рериха, Корина и др.

Комитет Елисаветы Феодоровны проводил сбор средств для содержания бездомных детей в приютах и окончания строительства помещений для детских трудовых артелей. Средства комитета, привлеченные с момента его создания и до 1 января 1916 г., позволили оказать помощь семьям 75 тысяч призванных воинов, в приютах проживали 45 тысяч детей воинов (в т. ч. в яслях – 30 тысяч); остро нуждающимся было выдано 7,8 млн обедов; в бесплатных и дешевых квартирах размещались и получали пособие 25 тысяч лиц, чьи родственники были призваны в действующую армию; для нужд армии было изготовлено более 25 млн предметов обмундирования; бесплатно или по льготной цене выдано топлива примерно 89 тысяч семей воинов; денежные пособия получили около 341,5 тысяч семей; общее число зарегистрированных нуждающихся семей воинов, которым оказывалась та или иная помощь учреждениями Елисаветы Феодоровны, превышает 895 тысяч. Подавляющее большинство просьб нуждающихся было удовлетворено. В 1914 г. Елисавета Феодоровна начала работу по организации Братского кладбища при ц. Всех святых на Соколе, на котором был построен храм Преображения Господня по проекту архит. Щусева.

В июне 1915 г. комитет великая княгини принял решение выделить 500 тыс. р. на расширение Сергиево-Елисаветинского убежища для увечных воинов, где раненые солдаты и дети погибших солдат обучались сапожному, портновскому, переплетному делу. Елисавета Феодоровна занималась подготовкой и отправкой на фронт походных церквей.

В 1915–1917 гг. в обществе получили распространение безосновательные обвинения Императрицы Александры Феодоровны и великой княгини Елисаветы Феодоровны в шпионаже в пользу Германии. А когда Елисавета Феодоровна в письмах имп. Николаю II отметила, что Г. Е. Распутин пребывает «в духовной прелести», отношения между Елисаветой Феодоровной и Императрицей резко ухудшились.

13 апреля 1916 г. митрополит Макарий совершил Божественную литургию в храме Марфо-Мариинской обители и благодарственный молебен по случаю исполнившегося 25-летия со дня вступления Елисаветы Феодоровны в лоно Православной Церкви. В этот день протоиерей сщмч. Иоанн Восторгов, обращаясь к верующим, собравшимся в обители, отметил, что жизнь великой княгини свидетельствует об истинности ее веры. «В такой христианизации, – говорил о. Иоанн, – когда «жизнь истинствует», и заключается прогресс духовный… Православия нельзя теперь от нее взять даже ценою мученической смерти…» (Моск. ЦВед. 1916. № 17. С. 226–230).

После Февральской революции частная благотворительность была прекращена. 10 марта 1917 г. был издан приказ комиссара Временного правительства Москвы о назначении В. Н. Григорьева комиссаром всех учреждений, бывших в ведении Елисаветы Феодоровны. 24 марта Елисавета Феодоровна сложила с себя обязанности председателя Комитета по оказанию благотворительной помощи семьям лиц, призванных на войну.

26 августа 1917 г. в Марфо-Мариинской обители был освящен храм во имя арх. Михаила. 21 ноября Елисавета Феодоровна присутствовала в Успенском соборе Московского Кремля на интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея России свт. Тихона (Беллавина) (см.: Урусова Н. В. Материнский Плач Святой Руси. М., 2006. С. 112). 24 января следующего года Елисавета Феодоровна заказала Корину написать образ прор. Илии (в собрании И. С. Остроухова). Возможно, это был последний заказ Елисаветы Феодоровны.

Елисавета Феодоровна и Палестинское общество. Важным духовным опытом стало для велbrjq княгини участие в жизни Палестинского православного общества (ППО, с 1889 Императорское), председателем кjnjрого был ее муж. Палестинское общество, созданное 21 мая 1882 г., работало под патронатом России. В число его почетных членов входили представители царской семьи во главе с Александром III и Императрицей Марией Феодоровной. Определяющим моментом в жизни Елисаветы Феодоровны стало паломничество с супругом и его братом, великим князем Павлом Александровичем, в Святую землю в сентябре – октябре 1888 г. для участия в освящении ц. Марии Магдалины в Иерусалиме, построенной в память об Императрице Марии Александровне. Торжественная закладка храма состоялась в январе 1885 г. в Гефсимании. Место для строительства и идею храма-мемориала подсказал начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (РДМ) архимандрит Антонин (Капустин) во время паломничества великих князей Сергея и Павла Александровичей с их двоюродным братом, великим князем Константином Константиновичем, в Святую землю 21–31 мая 1881 г. По просьбе великого князя Сергея Александровича архимандрит взял на себя общее руководство строительством. Храм был освящен 1 октября 1888 г., в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Элла вышила ковер для жертвенника. Распространено мнение, что она высказывала желание быть погребенной в Гефсимании, но эта версия не находит подтверждения в источниках и документах, содержащих лишь сведения о том, что ее свекровь, Императрица Мария Александровна, мечтала о паломничестве в Святую землю, но по болезни не смогла его совершить и просила похоронить ее там. Элла если и произнесла в Гефсимании подобные слова, то, очевидно, имела в виду желание Императрицы Марии Александровны. В любом случае есть высокий смысл в том, что мощи Елисаветы Феодоровны почивают в том самом храме, который строился в память другой подвижницы из той же царственной семьи.

Маршрут паломничества 1888 г. включал многие достопримечательности и святые места Восточного Средиземноморья. Помимо Константинополя Элла побывала в Смирне, Ефесе, Бейруте, Баальбеке, Дамаске, Хайфе, Назарете, Кане Галилейской, на горе Фавор. Осмотрела первые школы и больницы, построенные Палестинским обществом. Очевидцы вспоминали, как она была растрогана крестным ходом в храме Гроба Господня, осмотром святынь храма в сопровождении арабского православного историка и богослова архимандрита Герасима (Яреда). В Яффе утром 6 октября 1888 г., перед тем как покинуть Святую землю, великие князья участвовали по просьбе архимандрита Антонина в закладке ц. во имя апостолов Петра и Павла и прав. Тавифы. В духовной жизни великой княгини иерусалимское паломничество сыграло особую роль. Отношения, сложившиеся между великокняжеской четой и Православным Палестинским обществом, повлияли и на «выбор веры» – вопрос, который встал перед ней с приездом в Россию. По законам Российской империи Элла имела право не принимать Православия. Участие в жизни общества облегчило для нее постепенное укоренение в Православии.

После смерти мужа Елисавета Феодоровна по своему желанию была утверждена председателем Палестинского общества. Главным хранителем традиций общества был генерал М. П. Степанов, один из его членов-учредителей, секретарь в 1882–1889 гг. и бессменный помощник председателя с 1889 до 1917 г. как при Сергее Александровиче, так и при Елисавете Феодоровне. Вся переписка Елисаветы Феодоровны по делам общества с С.-Петербургом, где находились Совет и канцелярия общества, и с Иерусалимом осуществлялась через Степанова, его знания и опыт в этих вопросах были незаменимы. Уважительные и доверительные отношения связывали Елисавету Феодоровну с вице-председателями общества Н. М. Аничковым (до 1908), Н. Н. Селифонтовым (1908–1910) и князем А. А. Ширинским-Шихматовым (1910–1917), секретарями общества А. П. Беляевым (1903–1906) и А. А. Дмитриевским (1906–1918). Елисавета Феодоровна, прислушиваясь к советам, решала принципиальные вопросы сама